«Беркут» специально выхватывал представителей СМИ. Журналистов избивали по сценарию АП

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  «Беркут» специально выхватывал представителей СМИ«.

«Я кричал: „Пресса“ — выяснилось, этим только навредил себе...» «Милиции для меня не существует. Это просто переодетые бандиты» — журналисты рассказывают, как пострадали в столкновениях между протестующими и «Беркутом» на Банковой 1 декабря.

1 декабря во время штурма протестующими здания Администрации Президента пострадали почти полсотни журналистов — как украинских, так и зарубежных медиа. При этом большинство медийщиков получили травмы и повреждения именно от действий спецотряда милиции «Беркут».

Штурм Администрации Президента начался около 14 часов. Протестующие захватили бульдозер и им растягивали ограждения, за которыми находились милиционеры. В ответ правоохранители применяли слезоточивый газ и шумовые гранаты. При этом, как сообщают представители СМИ, в первых рядах находились срочники внутренних войск, которые и отражали нападение радикально настроенных участников акции.

Через час протестующие начали бросать в милицию камни из мостовой, файеры и «коктейли Молотова». Позже с площади Независимости подошла колонна мирных митингующих, которые стали цепью между сторонами и призвали воздержаться от провокаций. Большинство из них впоследствии оставили улицу Банковую.

Штурм продолжался около трех часов. Наконец, положить конец этому решили силами спецотряда «Беркут», который со слезоточивым газом и дубинками начал массовое наступление и задержания протестующих. Люди бежали, перелезали через заборы, прятались во дворах, где их задерживали и избивали. Из показаний очевидцев и видеоматериалов в Сети, «Беркут» действовал крайне агрессивно, бросался даже на тех протестующих, которые не оказывали сопротивления, а также на журналистов.

Журналистам досталось дубинками по голове, в них бросали камни, им разбивали телефоны и камеры. Большинство пострадавших представителей СМИ убеждены, что спецотряд милиции так целенаправленно действовал по ним. При этом камеры, бейджи и крики «Пресса» действовали на спецназовцев, как красная тряпка, вызывая еще большую агрессию. «Те, кто падали и кричали: «Я журналист!», в ответ получали дополнительный удар: «А ты еще и журналист!», — описывает события фотограф Европейского пресс-фотоагентства EPA Сергей Долженко (кстати, автор множества репортажей, описывающих будни столичного полка «Беркут» — А.).

Хотя были и такие журналисты, которые после избиения «Беркутом» получили помощь от самих милиционеров. Фотограф Анатолий Степанов рассказывает, что ему перебинтовали голову и обработали раны. «Там было много пострадавших людей, которым оказывали помощь, — рассказывает он. — В первый ряд поставили молодых людей, над которыми издевались 2-3 часа подряд. И они после этого так озверели, их тоже можно понять. Здесь виноваты те, кто спровоцировал эту ситуацию, и те, кто поставил впереди молодых ребят».

В тему: Почему провокатор Дмитрий Корчинский не за решеткой?

Пострадали от бойцов «Беркута» даже женщины. Журналистка «Критической точки» телеканала «Украина» Леся Коваль рассказала, как ее вместе с мамой, когда они у Союза писателей оказывали помощь пострадавшим в столкновениях, избили «беркутовцы», при этом выкрикивая циничные оскорбления и ненормативную лексику. Хотя нашелся один боец, который защитил их от других и пытался вывести из эпицентра событий.

Некоторые журналисты пострадал не от «Беркута», а от протестующих. Например, в журналиста Associated Press Сергея Чузавкова попал камень демонстрантов, а фотограф LB.ua Максим Левин получил травму от гранаты.

Жестокие действия «Беркута» уже осудили представитель ОБСЕ по свободе медиа Дуня Миятович, написавшая письмо украинскому министру иностранных дел Леониду Кожаре, а также Независимый медиа-профсоюз Украины. НМПУ заявила о немотивированном применении силы спецотрядов милиции против представителей СМИ и требует от министра внутренних дел выдать специальный приказ с предостережением относительно агрессии по отношению к журналистам.

Между тем пресс-секретарь президента Виктора Януковича Дарья Чепак выступила с заявлением, в котором требует от Генеральной прокуратуры Украины немедленно расследовать все преступления против представителей СМИ, которые имели место во время освещения ими событий на Евромайдане в Киеве.

Некоторые пострадавшие обсуждают возможность принятия коллективного обращения в прокуратуру и письма с требованием отставки министра внутренних дел Виталия Захарченко. В помощь им медиаюристы составили шаблон заявления в прокуратуру об уголовном правонарушении, которым могут воспользоваться журналисты, оспаривая действия «Беркута». Также юристы отмечают: главное для журналистов, которых избили, — обратиться в больницу.

Между тем Институт медиа права предлагает правовую помощь журналистам и другим представителям СМИ , которые пострадали от неправомерных действий правоохранительных органов во время мирных протестов. Юристы и волонтеры ИМП предоставять консультации, составят юридические документы, обеспечат защиту в суде и т.п.. Желающие могут обращаться по адресу: hotline@medialaw.kiev.ua, тел.: (044) 383 20 44, 094 927 90 44.

Получить комментарий в пресс-службе милиции в течение дня не удавалось. Наконец, вечером МВД официально сообщило, что в милицию поступило 21 сообщение о нанесении телесных повреждений представителям СМИ во время освещения ими событий, которые происходили в столице 1 декабря.

Все обращения внесены в Единый реестр. Сейчас материалы по подследственности направлены в прокуратуру Печерского района, которая и предоставит правовую оценку. Поскольку в СМИ звучат совсем другие цифры, в частности, речь идет о не менее 40 пострадавших, МВД призвало всех представителей СМИ, которые получили повреждения, обратиться в правоохранительные органы для того, чтобы можно было начать расследование и привлечь виновных к ответственности.

Далее «Телекритика» приводит подробные рассказы журналистов и фотографов, которые пострадали на акциях протеста 1 декабря.

Денис Данько, журналист программы «Деньги», телеканал «1 +1»:

— Я получил травмы головы, рук, ног, поскольку закрывался руками. Швы наложили на голову. Травмы я получил со стороны «Беркута». Я стоял на расстоянии от столкновений, во дворе, я еще и кричал, что журналист, однако они забегали во дворы, и где-то мужиков 7-8 на мне оторвались. Я лежал на земле, и каждый из «беркутовцев», кто пробегал, хотел мне отомстить за камни, бульдозеры и все эти вещи. Хотя у меня висел бейджик и я кричал, что журналист.

Вероятно, я буду обращаться в прокуратуру. Но я бы хотел, чтобы мы все вместе обратились с требованием, чтобы отозвать Захарченко в отставку, потому что «Беркут» очень четко понимал, что бьет журналистов, он не путал нас с провокаторами. Вы же видели, как били Euronews или поляков...

Денис Данько

Денис Данько

Дмитрий Волков, журналист программы «Деньги», телеканал «1+1»:

— Мне разбили телефон и бросили в меня камень. Это видно на видео. Из того, что не видно на видео, — меня ударили дубинкой, хотели по голове, я отворачивался, так ударили просто по плечу.

Я снимал на телефон, на мне висел бейдж «1+1». Ко мне подошел «Беркут» в противогазе и изо всех сил ударил по телефону. Телефон вылетел и разбился, я начинаю ему говорить: «Что ты наделал?». В это время с правой стороны еще один «Беркут» в противогазе берет камень и бросает мне в спину. Далее я подбираю телефон, подхожу к нему и объясняю ему, что здесь были все мои контакты и это больше, чем телефон. В ответ он ударил дубинкой.

Я сразу в Facebook написал, что милиции для меня не существует. Это просто переодетые бандиты. К кому мне жаловаться, если меня бьет офицер милиции? Пока я делаю сюжет. В сюжете мы все скажем, и это будет наше заявление о преступлении с экрана ТВ.

На своей странице в Facebook за 1 декабря господин Волков написал: «Радости нынешней елки. Сегодня я целый день снимал сюжет об установлении елки. Залезал на саму елку, общался с установщиками. И все снимал на телефон. Потом как-то по стечению обстоятельств оказался в самом эпицентре событий — на Банковой. Стоял как раз между милицией и штурмовиками.

Мимо летели и камни, и шумовые гранаты, и коктейли Молотова. Все снял. Хотел уже идти. Как раз началась зачистка — „Беркут“ погнал штурмовиков. Я и пошел, на ходу продолжал снимать. На мне не было лент, висел бейдж с логотипом „1+1“. В руках кроме телефона ничего не было.

Вдруг „Беркут“, который возвращался с „зачистки“, метко влупил мне по телефону дубинкой. На реплику „Что ты наделал?“, он ударил меня той же дубинкой по ключице. К кому мне идти жаловаться на него? В милицию? Считаю, милиции в стране больше нет. Люди, носящие милицейскую форму, на самом деле являются бандитами, которым наплевать на людей. Мой телефон стоил 4000 гривен, я на него собирал деньги! Он для меня инструмент, с помощью которого я зарабатываю. Кто ответит за это?»

На видео нападение на Дмитрия Волкова на 2 мин 25 сек:

Александр Перевозник, фотокорреспондент «ЛигаБизнесИнформ»:

Об обстоятельствах избиения своего корреспондента Александра Перевозника написала «ЛигаБизнесИнформ»: «У него разбита голова и фотокамера. Кроме того, он надышался слезоточивым газом. По его словам, били 7-8 сотрудников „Беркута“, а потом один из них поднял его и подвел к волонтерам-медикам, которые оказали первую медицинскую помощь».

Как рассказал в комментарии «Телекритике» руководитель проекта «ЛигаБизнесИнформ» Олег Иванцов, Александру Перевознику наложили 11 швов, утром (2-го декабря — А.) он находился в больнице, сейчас ему предписан постельный режим.

Также г-н Иванцов сообщил, что ему удалось получить фотодоказательства нападения на Александра Перевозника. Один из коллег успел снять избиение. «Мы будем обращаться с этими доказательствами за расследованием. Также с юристами изучаем возможность коллективного обращения в прокуратуру. Больше из наших журналистов никто не пострадал, одна корреспондентка немного надышалась газа, но успела уйти, а Александр не успел».

Александр Перевозник

Александр Перевозник

Анатолий Степанов, фотокорреспондент:

— Когда «Беркут» собирался пойти в атаку, тех людей, которые провоцировали их, как ветром сдуло. После этого все начали бежать. Мы увидели человека без сознания на земле, начали его оттягивать, но прибежал «Беркут» и начал бить. Мы пытались закрыться от ударов, чтобы нас не убили. «Беркут» бил сильно. Также у меня повреждены вспышка и объектив камеры.

Но потом подошли милиционеры и предоставили мне помощь: перебинтовали голову и обработали раны. Там было много пострадавших людей, которым оказывали помощь .

Я пока не решил, подавать заявление или нет, ведь милицию также спровоцировали. В первый ряд поставили молодых людей, над которыми издевались 2-3 часа подряд. И они после этого озверели, их тоже можно понять. Здесь виноваты те, кто спровоцировал эту ситуацию, и те, кто поставил впереди молодых ребят.

Леся Коваль, журналист «Критической точки», телеканал «Украина»:

— Бил «Беркут», несмотря на то, что я кричала «Пресса», материли...

Вчера у меня был выходной, мы с мамой стояли у Союза писателей, когда началась зачистка. Мы помогали людям, давали им воду и тому подобное. Толпа ломанулась, и мы решили не бежать вперед, чтобы нас не затоптали, а в Союз не могли вернуться, потому что там были узкие двери и давка.

Где-то семеро нас осталось на улице: я с мамой, медик и несколько ребят. Набежали «беркуты», начали бить, повалили на землю, мама упала, я на нее. Меня избили по позвоночнику, маму по почкам. Далее один из «беркутовцев» пшикнул газовым баллончиком в лицо. Меня спасло то, что у меня была плотная куртка. Хотя я кричала: «Пресса! Что вы делаете?».

В ответ ответили: «Сука, чего ты сюда пришла?». Моя мама сказала: «Я мать, что вы делаете» На это они ответили: «Я из-за вас здесь. А меня мама дома ждет». Подскочили еще трое, начали на нас замахиваться. Один «Беркут» нас защитил, прижал к стене, развел руки и крикнул: «Не трогайте их, очень прошу». Он пытался вывести нас из толпы, дальше началась вторая волна, и мы спрятались. Мы пытались оказать помощь тем, кому разбили голову. Потом мы убежали.

В скорую не обращались, потому что помощь потребовалась другим людям. Вчера ездила в больницу, диагностировали ушиб нижнего отдела позвоночника, химические ожоги обоих глаз, синяки. На фоне того, что произошло, я не думаю, что сильно пострадала.

Юрий Бутусов, главный редактор «Цензор.нет»:

— На Банковой пострадали не только журналисты, но и обычные граждане, которые требовали прекратить драку. Мы неоднократно выставляли кордон, но нас было мало, чтобы мы могли перекрыть всю улицу на безопасном расстоянии. А милиция не принимала никаких мер, чтобы прекратить это противостояние и успокоить граждан.

На видео видно, как мне в глаза распыляют газ. Конечно, мне было очень неприятно. Но главную травму я получил от большого камня, который попал мне в лицо. Когда стемнело, началось обострение ситуации, милиция начала перебрасывать в толпу файеры и камни, которые сначала летели в них, распылять слезоточивый газ. Я залез на трактор и хотел сверху снять события.

Увидел группу с закрытыми лицами которые и провоцировали драку с правоохранителями. И тогда мне кто-то из милиционеров попал куском брусчатки в лицо. Я был завернут в флаг Украины, поэтому меня было очень хорошо видно. Я кричал, но меня не было слышно.

Я думаю, что они это делали потому, что было указание бить всех без разбора, не обращая ни на что внимание. Они очень раздражаются, когда их снимают, потому что боятся, что их идентифицируют. Они били всех, кто снимал их или на камеру, или на телефон.

Кстати, видео, которое мы взяли с YouTube, его выставила сама милиция, но потом это видео исчезло, а появилось другое видео, на котором уже не видно людей, которые пытались остановить эти бесчинства, а оставили только то, на котором видно, как бы бьют милицию.

Конечно, если бы на Банковой должна была бы группа, человек 100, с народными депутатами, мегафонами, то, возможно, этого бы не было. Кроме того, среди милиционеров тоже не было руководителей, даже ни одного капитана. Поэтому они, на мой взгляд, тоже действовали непрофессионально.

Я сейчас нахожусь в больнице скорой помощи с диагнозом «открытая черепно-мозговая травма». Планирую обращаться с заявлением в прокуратуру.

Юрий Бутусов

Юрий Бутусов

Роман Куприянов, оператор Euronews:

— Митингующих прогнали вперед до улицы Институтской. После того как основная волна прошла, я вышел вперед снять, как «Беркут» добивает лежащих. Заметив это, один из «беркутовцев» подошел и приказал мне лечь. Я присел, не выключая камеры, дождался, пока он уйдет, и продолжил съемку.

Сотрудник «Беркута» — возможно, тот же — подошел ко мне и начал наносить удары. Думаю, он знал, что я являюсь журналистом: кроме того, что у меня была видеокамера, я имел на груди бейдж Press Card. Его это не остановило: он ударил меня сначала по камере, а дальше, когда меня повалили (несколько «беркутовцев». — ТК), удары посыпались со всех сторон. Камеру я не выключал, пока ее не разбили.

Затем скорая отправила меня в Больницу скорой помощи на «Юности». После прохождения рентгена выяснилось, что, кроме гематом, у меня сотрясение мозга, ушиб грудной клетки и рассечен палец на левой руке. На нем оторван ноготь. Кроме того, палец зашивали.

Сейчас все обстоятельства выясняют юристы телекомпании. Думаю подавать заявление о нападении.

Не хотелось бы ничего спровоцировать, но впечатление (что били целенаправленно, зная, что журналист. — ТК) такое было. По крайней мере, по моему субъективному мнению. Я видел в больнице скорой других избитых журналистов — Сашу (фотокора «ЛигаБизнесИнформ» Александра Перевозника. — ТК), Анатолия (Анатолия Степанова. — ТК), которым зашивали головы, и могу сказать, что мне еще ​​повезло. Когда меня начали бить, человек справа начал выкрикивать: «Не бейте прессу», и тогда сотрудники «Беркута» набросились на него.

Позже, когда я вышел из помещения, куда меня оттащили после травм, я видел, что тот человек лежит на полу с разбитой головой.

Видео нападения на Романа Куприянова:

Дмитрий Ларин, фотокорреспондент «Украинской правды»:

— Я стоял на заборе и снимал на фотокамеру штурм «Беркутом» толпы. Один из бойцов увидел меня и бросился стягивать меня вниз. На мне был оранжевый жилет, бейдж «Пресса» на груди, а также я кричал, что я журналист. На это никто не обращал внимания, помогло мне только то, что я вырвался из рук «беркутовца» и убежал.

Однозначно, такое впечатление (что били целенаправленно, зная, что журналист. — ТК) у меня было и до сих пор остается: ​​они знали, что я журналист и целенаправленно хотели помешать моей профессиональной деятельности. Я, к счастью, не пострадал. Но многие мои коллеги до сих пор в больнице.

По моему мнению, журналисты как можно меньше препятствовали действиям «Беркута». Фотокоры и операторы стояли в стороне, даже не на пути у бойцов спецподразделения. Но «Беркут» специально выхватывал представителей СМИ. У меня на глазах на журналиста или фотографа охотились по несколько «беркутовцев», причем били их довольно цинично.

Евгений Малолетка, фотокорреспондент информагентства УНИАН:

— Я снимал первую волну атаки «Беркута». Его сотрудники увидели, что я веду съемку, и решили «провести профилактику». Около десяти мужчин били меня дубинками. Я кричал: «Пресса» — выяснилось, этим только себе навредил. Досталось мне и за то, что я был в противогазе: «Ах, ты — пресса в противогазе? Получай». В результате сломана кость на ладони, ссадины, ушибы...

Так и было, на моих коллег бросались из-за того, что они вели съемки. Поэтому мне и разбили камеру намеренно. Хотя, в общем, никто не разбирался — били всех, кто находился вблизи Администрации Президента.

Я хочу подать заявление в прокуратуру.

Сергей Долженко, фотограф Европейского пресс — фотоагентства EPA:

— Ко мне подошел «Беркут» и тупо начал бить аппаратуру, попал по пальцам. После этого подошел еще один и стукнул меня по руке, по голове. В сравнении с другими коллегами, у меня почти нет последствий от действий «Беркута», кроме нескольких синяков.

Я так понимаю, что они получили приказ или у них такое развлечение — они целенаправленно бьют журналистов. Те, кто падали и кричали: «Я журналист», в ответ получали дополнительный удар: «А, ты еще и журналист».

Обращаться в прокуратуру я не буду. Это будут вырванные годы.

Вообще «Беркут» спрятался за спинами молодых ребятсрочников , которые 3 часа держали на себе удары кирпича, дубинок и т.д. Как по мне, это не по-мужски. Когда на них поехал бульдозер, то перед ним стали мирные митингующие с площади. Но, по правде, я очень пожалел, что они его остановили. Не надо было этого делать, учитывая те действия, которые далее совершила милиция. У ýрок, с которыми они имеют дело, есть такое выражение — «ссучиться», вот они и ссучились — у людей от осознания собственной безнаказанности просто поехала крыша. Кроме того, они все на одно лицо, на них нельзя подать в суд.

Сергей Чузавков, журналист Associated Press:

— В меня попал камень от демонстрантов. Сотрясения мозга нет, меня спас шлем, имею рассечение, наложили швы. Со стороны правоохранительных органов в отношении меня никаких действий не было. Я не попал под раздачу, я успел залезть на забор.

Максим Левин, фотограф LB.ua:

— Со мной все ок. Прямо у ноги взорвалась шумовая граната или взрывпакет. Разорвало джинсы, повредило боты. Нога с гематомами, сильный ушиб, но вроде без переломов. Если бы не горные боты Lowa, ногу бы разбило. Это я рассказываю для того чтоб предупредить вас коллеги. Будьте очень осторожны: на голову шлем (мне помог), на ноги крепкие боты, прочные перчатки. Берегите себя.

Нападение на польского журналиста:

Евгений Фельдман, «Новая газета», Россия:

— «Беркут» показал удивительную жестокость. Здесь московские нравы, здесь генпрокурор осудили пятничный разгон Майдана, а из фракции Партии регионов в Раде с пятницы ушло около 10 человек (он ошибся — двое или трое — А.). И на этом фоне избиение лежащих и тем более задержанных и тем более — журналистов, удивительно. Мне повезло, меня догоняли трижды и все три ОМОНовца то ли среагировали на желтую жилетку, то ли на крик «журналист, не трогай», то ли на поднятые руки с камерой — меня не тронули. Камеру отобрать пытались, особенно после съемки избиение лежащих отставших, но очень вяло. Обошлось.

Эмин Калантаров, бывший фотограф Известий, а сейчас оператор Lifenews — мой хороший друг и очень надежный человек. Я знаю, что он никогда не делал подлостей в работе. Его сегодня избили — чуть не сломали руку, минуту избивали дубинками втроем и украли камеру. Леонид Волков написал потом — мол, хорошо, что разбили камеру Lifenews. Не хорошо.

Нас, работающих здесь с неделю россиян, здесь много — РИА и ТАСС, Известия, Эхо, Дождь. Я всю неделю чувствую взаимовыручку и с россиянами, и с иностранными коллегами. Здесь очень аккуратное отношение всех иностранных корреспондентов друг к другу, это очень круто. Сегодня досталось почти всем нам — Эмина и Зураба избили, Андрея Стенина ударил кирпич. Слава Богу, что все в порядке, дай Бог, чтоб было так и впредь.

Мне тоже немножко досталось — граната рядом взорвалась, слезоточивый газ здесь вместо освежителя воздуха, у Ленина камнем бросили в спину. Я в почти полном порядке, слава Богу, мне досталось совсем чуть-чуть.

Вот у Ленина было полнейшее мясо, быстротечное, но куда жестче, чем на Банковой. Отряд «Беркута» затолкали в угол, облили газом, забросали файерами и сбросили с парапета — а потом отставших довольно долго пинали ногами, пока они не выбрались в полуразбитый свой ​​автобус. Пинавших, правда, после какого-то предела утихомиривали, но было очень жестко.

Фото — Facebook

P.S. По информации «Аргумента», сценарий провокаций 30 ноября на Майдане Независимости и 1 декабря под стенами администрации президента Украины писались в одном кабинете и одними и теми же людьми. Знает об этом уже и журналистское сообщество. Эту информацию мы обязательно опубликуем — как и ФИО всех погромщиков из «Беркута», которых удастся установить.

Наталья Данькова, Елена Коркодым, Светлана Остапа, опубликовано в издании  Телекритика

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com