Два лица военной связи. Как в армии американскую технику подгоняют под советскую модель

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Знакомьтесь: «тапик». Он же полевой телефон ТА-57. Военно-историческое средство связи. На нем выросло не одно поколение военных связистов. Классический «тапик» продается на olx.ua за две-три сотни гривен. Его реинкарнация И-57-У производства запорожского «Электроприбор» закупается ВСУ по цене дешевого андроид-смартфона.

Вверху «тапик», снизу «Харрисон». К первому все привыкли, второй дает новые возможности

Привычный и дубовый «тапик»

Сотрудничает с «тапикокомутатором» П-193м. Последние использует энергию метаболизма бойца, который сидит перед ним, собственноручно переключает линии и осуществляет вызовы, вращая рычаг.

Знакомьтесь: «полевка». Она же полевой кабель П-274. Главные черты характера: первая — очень прочная на разрыв, вторая — ее дочерта много.

Несмотря на почтенный возраст, «полевка» способна пропустить 2 Мбит/с между двумя DSL-модемами, а две «полевки» — даже 7 Мбит/с. Подключается к модему с помощью «собачки», которой мы все пользуемся, вставляя кабель с интернетом в свой ​​комп.

«Полевка» многофункциональная — может работать веревкой для белья или пойманного сепара, или кабелем электропитания.

«Тапик» и «полевка» работают в армии. Они организуют оперативную связь между различными «точками». Дубовая простота, кажущаяся надежность, массовое наличие и избавление от геморроя мышления над системой связи, — за эти качества их ценят.

Во многих военных связистах еще с училища сформировано так называемое «тапиковое мышление» — линиями. Простой пример: почему нет связи с блокпостом «Гадюкино»? Сели батарейки? Света нет? Канал лег? Ну быстро провести туда «тапик»! И побежали бойцы разматывать катушки.

Доходит до того, что на организацию «тапик»-связи в масштабах РОП [ротного опорного пункта] или ППД [пункта постоянной дислокации] батальона разворачивается один-два десятка километров «полевки». Когда ее сматывают назад, километра три-четыре, как правило, куда-то деваются.

Полевой телефон ТА-57 или просто «тапик»

Эмпирические сформулированный «закон тапика» таков: если организацию связи можно решить с помощью «тапика», она будет решена с помощью «тапика», без вариантов.

Другая формулировка этого закона: «тапик» выиграл уже несколько войн, а эта ваша цифровая техника — еще ни одной (речь идет о постсоветских локальных войнах). Итак, «тапик» — наше все.

Цифровой «Харрисон»

Знакомьтесь: «Харрисон». Он же — полевая коротковолновая радиостанция Harris Falcon III RF-7800H-MP. Сколько ни исправляй произнесение этого слова, все равно в армии его называют «Харрисон», видимо, в честь актера Форда.

«Харрисон» тоже многое умеет, причем не только голосом. Все замечания в отношение «Харрисона» справедливы и в отношении его «старших» по возрасту, но «младших» по функционалу братьев Harris Falcon II RF-5800H-MP и Harris Falcon IIRF-9600H-MP.

Но он дает новые возможности. Например, можно развернуть защищенную (алгортм шифрования АЕS-256 — гарантированная стойкость) и устойчивую к радиоэлектронной борьбе (за счет псевдослучайной перестройки рабочей частоты) радиосеть.

Причем не только для голосовой связи, а именно сеть передачи данных. В том числе одноранговую, в которой нет уязвимого центрального узла. И которая объединит станции на расстоянии десятки и сотни километров.

Скорость будет небольшая — до 120 кбит/с, но этого хватит для почтового сервера, который умеет маршрутизировать почту между станциями, а также для Harris Tactical Chat, в котором можно обмениваться текстовыми сообщениями в реальном времени.

Для этого станцию ​​надо присоединить к ноуту, переходник есть. А за ноут посадить обученного бойца. Желательно также, чтобы ноут был защищен, потому что обычный иногда глючит из-за электромагнитного излучения станции.

«Харрисон» — гость дорогой, а потому не частый. Станция стоит около миллиона гривен по современному курсу. Закупают их немного, хотя станции серии Falcon II в некоторых подразделениях присутствуют до ротного уровня.

В украинской армии «Харрисон» переквалифицируется: из «полевой лошадки», которую боец-связист должен таскать с собой в рюкзаке — в командно-штабную станцию

​​Кстати, сепары предлагают несколько десятков тысяч долларов за тушку «Харрисона»: после этого ее, очевидно, ожидает препарирование в подвалах какого-либо Сарапульского радиозавода.

Поэтому в украинской армии «Харрисон» немного переквалифицируется: из «полевой лошадки», которую боец-связист должен таскать с собой в рюкзаке — в командно-штабную станцию.

А командно-штабной станции необходим радиовынос — своеобразный пульт дистанционного управления станцией. Он необходим для того, чтобы командиры могли общаться в нескольких сотнях метров от станции, так как радиоразведка противника легко может передать артиллерии координаты такого мощного радиоизлучателя.

Компания Harris, конечно, производит и радиовыносы, но поскольку станции закупались как полевые, то подобные аксессуары не заказывали.

Симбиоз

Здесь они и встретились — вершина американской военной телекоммуникационной мысли Harris и реликт советской полевого связи «тапик».

«Харрисон» подключен к «тапику»

Местные «кулибины» распаяли аудиовыход «Харрисона» и подключили его к «тапику», а главное управление связи разослало всем подразделениям схему рекомендации. Это изделие было «на ура» воспринято многими командирами, привыкшими к связи по принципу «нажми на кнопку — получишь результат».

Этот симбиоз иллюстрирует несколько тенденций развития национальной военной связи.

Нужен организатор

Первая. Новая техника «заталкивается» в традиционные схемы организации связи. Военные вообще люди консервативные, и всегда выберут проверенную методику вместо креатива. Креатив в армии применяют преимущественно всевозможные мобилизованные добровольцы.

Конечно, ничего плохого в том, что военные пытаются гарантированно решить боевые задачи, нет. Однако при таком подходе очень сильно урезается функционал новой техники.

Традиционные радиосети и радионаправления, которые организуются с помощью «Харрисон» — это способы организации именно голосовой связи. Они

а) требуют постоянного дежурства возле станции специально обученного живого человека и

б) слабо поддаются автоматизации.

Тогда как «Харрисон», например, могут использоваться в режиме передачи данных — как с помощью Tactical Chat, так и по электронной почте.

Обмен текстовыми сообщениями во многих случаях эффективнее именно для передачи информации, а не абстрактного факта установления связи: сообщения сохраняются даже если их вовремя не приняли, а также могут содержать более точную информацию, чем переговоры.

К тому же, передача данных меньше забивает эфир, а в сравнении с передачей голоса может работать при значительно худших показателях уровня сигнала.

Другими словами, закупая радиостанции Harris, неплохо было бы закупить и услуги по адаптации американской системы связи к нашим реалиям. Чтобы не заставлять связистов на местах изобретать велосипед.

Вторая тенденция. Как мы уже говорили, военные требуют гарантированных способов решения задач. Но гарантии эти армия обычно видит не в грамотном применении современной цифровой техники, а в наличии бойца, который за нее отвечает.

Например, почему «старая школа» считает надежным радионаправление — способ организации связи, в котором на одном канале работают две радиостанции? Из-за наличия бойца на обоих его концах. Которого всегда можно спросить «где связь, блин?!». Командиров это очень успокаивает.

Конечно, инженер может «спросить» об этом и «Харрисона», и маршрутизатор Сisco, которых тоже много несет воинскую службу, и станцию ​​спутниковой связи, и они дадут ему ответ. Правда, на английском языке и в виде логов, которые еще ​​надо прочесть.

В современных цифровых системах связи не все зависит от состояния куска железа на блок-посту. Зато многое зависит от грамотных специалистов.

«Тапиковое мышление», которое характерно для традиционных военных связистов — это как раз и есть оперирование гарантированно надежным решением, которое несколько демотивирует изучать и разрабатывать что-либо новое. Тем более, что на изучение и разработку нужны ресурсы, которых нет в боевых подразделениях, где связь нужна «на вчера».

Поэтому «тапик», подключенный к «Харрисону», делает его в глазах командиров надежным и привычным.

Третья тенденция. Одна из причин использования «тапиков» — кажущаяся защищенность проводной связи от радиоразведки противника. Хотя защищенной такую связь не назовешь. И надежной тоже.

Например, в одной из горячих точек почти неделю группа связистов, рискуя жизнью, тянула линии «полевки» между постами, расставляла «тапики», чтобы избежать перехвата донесений радиоразведкой противника.

И только неделя плотных минометных обстрелов понадобилась для того, чтобы почти все эти линии вышли из строя. Несколько километров «полевки» остались в «мертвой зоне», а бойцы все равно вернулись к удобным рациям. Удобных как для бойцов, так и для радиоразведки с той стороны.

Однако армии действительно нужны дешевые и надежные средства современной цифровой проводной связи. Своеобразный аналог «тапика», но цифровой. Например, вроде TA-1087REGM, телефона со встроенным DSL-модемом, где этот модем позволяет через телефонную линию подсоединяться к интернету.

Нужны компактные цифровые АТС, которые могут разворачиваться в поле и работать в режиме конференц-связи. Чтобы, например, доклады часовых «по тапику» слышал не только дежурный, а все — друг друга, так как это придает большего понимания окружающей ситуации. Некоторые подобные решения разрабатываются и поставляются в войска, но пока мало.

Сейчас именно наличие на складах большого количества «тапиков» и «полевки» определяет стандарты военной связи: «Харрисон» подстраивается под «тапик», а не наоборот.

И четвертое, на сегодня последнее. Принятие техники на вооружение означает, что к ней разработаны подробные инструкции и учебные курсы, по которым рядовой боец может ее эксплуатировать.

Обучение с «Харрисон» якобы организовано — работают курсы переподготовки в Военном институте телекоммуникаций и информатизации, а также мобильные группы, которые обучают подразделения в полевых условиях.

Проблема в том, что в основном эти курсы попадают либо молодые офицеры, или сержанты-радисты, которые в своих частях будут эксплуатировать и перепрошивать станции.

На своих должностях они не имеют полномочий планировать целостные системы связи с помощью новейшей техники. Их задача — выполнять указания командиров, которые мыслят традиционными схемами с гарантированным результатом. И вписывают в эти схемы новые технические средства.

«Ламповых» связистов сложно научить новому. Но это нужно делать. Находить слова и методики, чтобы их опыт органично наложился на современные технические знания. Причем учить нужно не только командиров-связистов, а и начальников штабов, и командиров подразделений — чтобы они разговаривали со связистами на одном «цифровом» языке.

А из числа «молодых» технарей нужно искать тех, кто способен стать эффективным организатором современных систем связи. Именно организатором, который способен навязать свое видение боевым командирам.

Надо также эффективно собирать и обрабатывать опыт и проблемы эксплуатации. И делать это не из-под палки, как у нас любят, а не формально.

Еще нужно уже сейчас думать, какой будет система военной связи завтра. И все это, не отвлекаясь от собственно боевых задач.

Виталий Кукса, связист ВСУ; опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com