Геннадий Бобов – безнаказанный заказчик убийства журналиста Василия Сергиенко

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В апреле 2014 года в Черкасской области был похищен, подвергнут жестоким пыткам и убит местный активист Евромайдана и журналист Василий Сергиенко. Как расследуют смерть районного лидера Майдана из Черкащины.

Полиция задержала пятерых подозреваемых в исполнении и организации этого преступления. Однако в суде дело приостановилось: слушания безрезультатно идут больше трех лет, отмечает издание Ґрати.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Рисунок: Анна Щербина, Грати

За это время четырем из пяти обвиняемым удалось выйти из СИЗО. 

«Грати» узнали, как полиция нашла вероятных похитителей с помощью чека из супермаркета, почему в деле сменилось аж 12 коллегий судей, и при чем тут бывший народный депутат Геннадий Бобов.

Апрельским вечером пятеро мужчин возвращались из Черкасс домой – в городок Корсунь-Шевченковский. Одним из них был 57-летний Василий Сергиенколидер районной «Самообороны Майдана». В областном центре вместе с соратниками он оформлял разрешение на огнестрельное оружие. Времена были неспокойные, активисты боролись с местными чиновниками, назначенными старой властью, и решили обзавестись пистолетами.

Сергиенко подвезли до его частного дома в Корсуни, где он жил вместе с 87-летней матерью. Поужинал, за окном начало темнеть, и он вышел во двор, чтобы запереть ворота. Когда Сергиенко приблизился к забору, внезапно ему навстречу из темноты выплыли три крупных силуэта. Сергиенко не успел закрыть калитку, и получил кулаком по лицу. Он устоял на ногах и попытался забежать в дом, но не успел. Сзади ему нанесли еще один удар по голове, который сбил его с ног. На крик Василия на улицу поспешила его мать и увидела, как над ее сыном склонились трое фигур.

«Они давили, видно, его. А потом взяли его под руки и потянули. Тянули его, бедненького, он и тапочки потерял. Через улицу перетянули, и положили его возле машины», – вспоминает мать Сергеенко.

Дотащив до автомобиля обездвиженного Сергиенко, нападавшие заволокли его на заднее сиденье «Лады Приоры» и скрылись. Узнав о случившемся в течении часа к дому активиста приехали несколько десятков членов «Самообороны» и вместе с полицией отправились на поиски похищенного товарища.

В тему: Дело убийства Сергиенко: судебная «дыра»

По горячим следам

За несколько дней до похищения Сергиенко успел пожаловаться активистам «Самообороны», что у его дома он часто замечает подозрительную «Приору» светлого цвета. Когда активиста выкрали, полиция сразу проверила по камерам, не выезжали ли похожие машины из города. Подходящая по приметам «Лада» была замечена на выезде из Корсуни на дороге, ведущей в Киев. Узнав об этом, участники «Самообороны» бросили основные силы на поиски в этом направлении.

«Нам повезло, что в тот день прошел мелкий дождь. И если на боковых полевых дорогах не было свежих следов от машин, мы туда и не сворачивали. Хоть темно было, но все с фонарями, все здешние и хорошо знают местность. Все повороты направо-налево мы проезжали, в кусты заглядывали», – рассказывает бывший участник «Самообороны» Олег Собченко.

Прошло несколько часов, но поиски не давали никаких результатов. Продолжая путь, активисты обратили внимание на площадку у поворота на село Выграев, где когда-то стояла газовая заправка. Соратники Сергиенко внимательно ее осмотрели, и увидели там свежее пятно крови. Они решили, что недавно здесь могли остановиться похитители, и дальше нужно прочесывать близлежащий лес.

Было уже темно. Активисты решили разъехаться по домам, и снова встретились на этом же месте на рассвете. Около ста человек растянулись живой цепью по лесу и начали прочесывать метр за метром.

«Около 11 часов, я вместе со своим побратимом Игорем Степаненко обратил внимание на свежие кровавые следы волочения, которые начинались от песчаной дороги и заканчивались в кустах кучей строительного мусора», – пишет в своих воспоминаниях майдановец Владимир Зуенко.

Разворошив мусор, он нащупал свежезасыпанную яму. К вечеру ее раскопали эксперты-криминалисты и обнаружили там мертвого Сергиенко. Его ноги были связаны скотчем, а руки закованы в наручники. На теле майдановца были обнаружены 19 ножевых ранений, перелом черепа, челюсти и ребра, гематомы и ссадины. Согласно, сделанной позже экспертизе, смерть Сергиенко наступила из-за аспирации (вдыхания крови) после травмы головы.

Когда криминалисты извлекли тело, они принялись изучать место преступления. И на участке леса, где похитители остановили машину и поволокли Сергиенко, среди мусора эксперты нашли предмет, который впоследствии вывел следствие на подозреваемых. Это был обрывок товарного чека из строительного супермаркета «Леруа Марлен» в Киеве. Среди покупок в нем значились канат, две пары перчаток и лопата. В чеке также были указаны место, время продажи и номер кассы.

«Похищение имеет политические цели»

Через несколько часов после похищения, еще до того, как нашли тело, партия «Свобода» выпустила заявление, в котором обвинила в заказе преступления народного депутата Геннадия Бобова. На тот момент его считали самым влиятельным человеком в Корсунском районе и главным оппонентом майдановцев во главе с Сергиенко.

В тему: Як нас вбивають. Історії нерозкритих нападів на активістів, про які важливо знати сьогодні

Бобов – владелец компаний «Калиновый рай» и «Панда». В их состав входит крупнейшая в стране сеть сахарозаводов и другие агропредприятия. В рейтинге самых богатых украинцев журнала «Фокус» за 2019 год Бобов занимает 96 строчку с состоянием 59 млн долларов.

В 2009 году за достижения в агропромышленном комплексе бизнесмен получил от президента Виктора Ющенко звание «Герой Украины». А спустя три года стал депутатом Верховной Рады от «Партии регионов» по корсунскому округу. В тот период Бобов приобрел репутацию «хозяина района», которому фактически подконтрольны местные власти.

После победы Майдана его позиции пошатнулись. 25 февраля 2014 года на центральной площади Корсунь-Шевченковского местная «Самооборона» устроила «народное вече», на котором потребовала от районных руководителей писать заявления об увольнении. Глава райсовета, администрации и прокурор подчинились и пошли отставку.

Вслед за ними ушла с поста главный редактор районной газеты «Надросье», в редакцию которой участники «Самообороны» пришли вместе с Сергиенко сразу после вече.

«Они считали наше издание довольно ангажированным и поддерживающим депутата, к которому было очень много претензий. Они хотели изменений в политике нашей газеты», – вспоминает визит активистов нынешний главный редактор издания Светлана Перец.

Интерес к «Надросью» у Сергиенко был связан еще и с тем, что по образованию он журналист и в 80-е годы работал в газете. По словам Светланы Перец, после визита в редакцию с «Самообороной» он стал неформальным главным редактором издания. Сергиенко правил статьи и составлял план материалов. В первом же выпуске, который редактировал активист, он снял с публикации обращение Бобова и разместил на освободившейся газетной площади свою статью о Майдане.

По словам соратников Сергиенко, поначалу Бобов хотел решить конфликт и пытался с ними договориться. По словам бывшего активиста «Самообороны» Олега Собченко, в 20-х числах февраля Бобов лично приехал на блокпост к активистам, но Сергиенко его оттуда фактически выставил.

«Заходит Бобов, и перебивая всех говорит: «А знаете, такая новость, Юлю (Юлию Тимошенко – Г) выпустили». А Сергиенко говорит: «Нам это хорошо известно». А он осекся, не знает, что сказать дальше. Тогда Сергиенко говорит: «Если у вас к нам больше ничего нет, то освободите пожалуйста помещение, у нас совещание, мы сильно заняты», – рассказывает о той встрече активист.

После похищения майдановца Бобов сразу же опроверг свою причастность к преступлению, и даже пообещал 50 тысяч гривен за информацию о местонахождении Сергиенко.

«Убежден, что похищение В.Сергиенко имеет политические цели. Считаю недопустимым использовать подобные методы в политической борьбе», – говорилось в его заявлении.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Ключевые улики

За расследование убийства Сергиенко взялось черкасское областное управление МВД. Дело досталось молодому следователю Ивану Лычаку, который только начинал работу в убойном отделе. Когда на месте преступления был найден чек из строительного супермаркета, он сразу выписал поручение на проверку камер в этом магазине.

«На наш запрос сделали копию видеозаписи. И действительно в то же время, что было пробито в чеке, на кассе стояло два человека с лопатой, ведром, веревкой и перчатками», – говорит следователь.

По его словам, чек оказался не единственной важной уликой. Другая находка была обнаружена в поселке Яблунивка, расположенном на реке Рось недалеко от места убийства. Ночью 5 апреля местные жители ныряли там за раками и нашли под водой два пакета с вещами. Они слышали об убийстве и сообщили о подозрительных предметах в полицию.

«В этих пакетах были камуфляжные штаны и накидки, джинсы, спортивные штаны. Покрывало было найдено, на котором, возможно, земля переносилась или тот же труп. Мы изъяли эту одежду. На следующее утро был проведен дополнительный осмотр, потому что ночью водолазам было неудобно. И был найден мобильный телефон», – вспоминает Лычак.

Когда следователи запросили данные по этому телефону у операторов связи, оказалось, что он включался в этом месте за трое суток до похищения Сергиенко и в момент убийства. И что самое важное, по этому мобильнику звонили всего на два номера.

Еще одна улика, которая, по словам Лычака, вывела милицию на след подозреваемых, была найдена в Киеве. 6 апреля, через два дня после убийства, местный рыбак шел там по парку Дружбы народов и увидел, как двое парней что-то жгут в яме. Один из них звонил по телефону.

«Рыбак сказал, что посмотрел на них, а те злобно зыркнули: что, типа, смотришь. Он быстро развернулся и пошел дальше. Говорит, полчаса порыбачил, вообще клева не было. Собрал удочки, начал возвращаться назад, парней уже не было. А та яма, где горел огонь, была уже засыпана. Он взял и вызвал сотрудников милиции», – продолжает рассказ следователь.

Оперативники разрыли яму и нашли в ней сгоревший каркас от заднего сидения машины и остатки перчаток, которые выглядели также как те, что покупали возможные похитители Сергиенко в супермаркете «Леруа Марлен». Также там обнаружили два сгоревших телефона. Экспертизы показали, что именно с них шли звонки на мобильник, найденный в поселке Яблунивке.

«Но самым главным были показания рыбака. Он указал точное время встречи с парнями. Когда был взят мониторинг в парке Дружбе народов, мы выбрали тот номер, который в половине одиннадцатого по локации в том месте разговаривал по телефону», – рассказывает Лычак.

Этот номер, по словам следователя, принадлежал профессиональному бойцу ММА Андрею Иносову. Полиция установила за ним негласное наблюдение, и постепенно вышла еще на шестерых лиц, которые, по версии следствия, причастны к похищению и убийству Сергиенко.

Новое преступление

Спустя два месяца после убийства следствие пришло к выводу, что его совершали две группы лиц. Первая – похищала Сергиенко, вторая – убила активиста и закопала труп в лесу. По версии следствия, командой похитителей руководил Иносов, которому не посчастливилось встретиться в киевском парке с рыбаком. В нее, как утверждает следователь Лычак, входили трое молодых спортсменов, которые собирались в киевском спортклубе «Тай»: Виктор Горбенко, Валентин Завражин, Роман Недыбалюк.

«Это ребята 20-23 лет, спортивного телосложения, все занимающиеся боевыми искусствами, – дает характеристику подозреваемым следователь Лычак. – Иносов участвовал как титушка при охране определенных незаконных объектов строительства. Был в «Антимайдане». Это была их задача – молодые люди, которые могут где-то заработать путем силового воздействия на те или иные группы».

Вторая группа, по данным полиции, состояла из двух мужчин постарше: Валерия Федорова и Владимира Воронкова, ранее судимого за убийство. По словам следователя, это они попали на камеры, когда покупали веревку и перчатки в строительном супермаркете. Следствие считает, что организатором обеих групп был владелец спортклуба «Тай» Вадим Мельник.

Поначалу, говорит Лычак, у него не было достаточно оснований для оглашения им подозрений. И полиция решила установить за группой негласное наблюдение, которое длилось больше года. Телефоны фигурантов дела прослушивали и следили за их передвижениями, домами и спортклубом «Тай», где они регулярно встречались.

По информации следователя, во время расследования было установлено, что у предполагаемых исполнителей и организатора убийства существует связь с депутатом Геннадием Бобовым, с которым конфликтовал майдановец Сергиенко. Полицейский утверждает, что за несколько дней до его убийства автомобили подозреваемых заезжали на базу отдыха «Модус», которая принадлежит нардепу и находится неподалеку от места, где нашли тело погибшего.

По словам Лычака, Бобов и владелец спортклуба «Тай» Мельник близко общаются с давних пор, их встречи неоднократно фиксировали оперативники. В конце июня 2015 года, говорит следователь, они встретились в одном из ресторанов в Корсунь-Шевченковском районе. Вскоре после этого, как утверждает Лычак, группа Мельника запланировала новое преступление. Они якобы собирались сжечь комбайны, грузовики, тракторы и другие машины, принадлежащие конкурентам Бобова – владельцам «Тальновского комбината хлебопродуктов». По версии следствия, в поджоге должны были участвовать Горбенко и Воронков, подозреваемые в убийстве и похищении Сергиенко, вместе с еще двумя подельниками.

11 июля 2015 года они приехали на территорию Тальновского комбината, где были схвачены полицией. Задержанные прибыли туда на двух «Приорах». Следствие считает, что одна из них – это та самая «Лада», на которой был похищен Сергиенко. Экспертиза выявила в ее салоне ДНК-след погибшего активиста.

После задержания Горбенко и Воронков дали признательные показания на себя и остальных членов группы. В ходе следственного эксперимента Горбенко рассказал, что вместе с тремя соучастниками два дня следил за домом Сергиенко, а на третий они его похитили. По его словам, они положили активиста на заднее сидение «Лады» и на трассе передали активиста второй группе, в которой состояли Воронков и Федоров. В их машину похитители перетащили тело на месте бывшей автозаправки – там, где чуть позже «Самооборона» нашла кровавое пятно.

Воронков на следственном эксперименте рассказал, что, когда он вместе с подельником привез Сергиенко в лес, тот был еще жив. По словам подозреваемого, активист пытался сопротивляться, и тогда Федоров его задушил, нанес ему ножевые ранения и закопал в яме.

В тему: Убийство как издевка

Судебный пинг-понг

После задержания Воронкову и Горбенко объявили подозрения и отправили их под арест. Через несколько дней полиция поймала в Киеве еще одного подозреваемого в похищении Сергиенко – Валентина Завражина. Его также поместили в СИЗО.

Остальных фигурантов дела следствию сразу задержать не удалось. Андрей Иносов, которого следствие считает координатором группы похитителей, еще за полгода до поимки первых подозреваемых уехал в США. Он находится там до сих пор. У Украины нет договора об экстрадиции со Штатами, поэтому прокуратура не может добиться отправки Иносова на родину.

Валерий Федоров, который, по версии следствия, задушил и закопал Сергиенко, бесследно исчез. В полиции считают, что он либо умер, либо скрылся и тщательно замел следы.

Вероятный похититель Недыбалюк и подозреваемый в организации убийства Мельник остались в Украине, но полиция поначалу не могла их найти и объявила в розыск. Силовикам удалось задержать их только весной 2017 года.

Депутат Геннадий Бобов находился в стране и был у всех на виду, но ему подозрения оглашать не стали. По словам следователя Ивана Лычака, полиция склонялась к версии о том, что именно он заказал убийство Мельнику, но не располагала достаточными доказательствами.

«На него были только косвенные указания: база «Модус» (на которую заезжали машины подозреваемых за день до убийства – Ґ ), связи. Мельник его кумом приходится. Федоров, Воронков и Мельник с ним встречались. Но это были косвенные доказательства. Задержать народного депутата на таких косвенных уликах никто бы не разрешил. Ни Генеральная прокуратура, ни Верховная Рада, которая не дала бы разрешения на снятие неприкосновенности», – говорит следователь.

В январе 2016 года в Черкассах начали судить тех, кого на тот момент удалось поймать: Завражина, Горбенко и Воронкова. Последние двое отказались от признательных показаний, которые они дали на следствии. И Горбенко, и Воронков заявили, что оговорили себя и остальных под пытками.

Их дело слушалось в Сосновском районном суде Черкасс. Там допросили всех потерпевших и свидетелей, изучили письменные и вещественные доказательства и начали исследовать аудио и видео-материалы. Однако в мае 2017 года Высший совет правосудия уволил главу судейской коллегии Владимира Орленко из-за того, что он принимал решения об аресте участников Евромайдана. Для дела об убийстве Сергиенко это означало, что результаты предыдущих слушаний аннулируются, и дело начнет слушать с нуля новая коллегия.

Незадолго до увольнения судьи полиция поймала еще двух подозреваемых: Недыбалюка и Мельника. Следователи объединили их дела с остальными задержанными. И когда суд с новым составом судей стартовал с нуля, на скамье подсудимых оказалось уже пять человек: вероятный организатор, один подозреваемый в убийстве и трое – в похищении Сергиенко.

Их дело слушали 5 месяцев и потом судейская коллегия удовлетворила свой отвод, заявленный защитой. Результаты слушаний снова обнулились. Для создания новой коллегии в Сосновском суде уже не хватило судей. Дело передали в Черкасский районный суд, но и там тоже не набралось троих судей для создания коллегии.

После этого дело начали перекидывать из одного районного суда Черкасской области в другой. Тальновский, Приднепровский, Звенигородский, опять Сосновский. Ни один из них не смог начать слушания по разным причинам. Судей либо не хватало, либо они брали отводы, либо у них заканчивались полномочия. Всего за последние 3 с половиной года дело слушалось в 6 судах 12 разными коллегиями.

С февраля этого года по настоящее время дело находится в Городищенском районном суде. Там коллегия тоже его рассматривать не торопится. Заседания проходят редко, за полгода процесс не продвинулся дальше оглашения обвинительного акта. Сейчас суд находится на той же стадии, что и три с половиной года назад, когда он только начался. Отличие состоит лишь в том, что если тогда все пять обвиняемых содержались под арестом, то теперь четверо из них находятся за пределами СИЗО.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Освобождение вопреки «Нацкорпусу»

Все три с половиной года суды по делу Сергиенко проходят под усиленным контролем полиции. Для охраны порядка обычно силовиков свозят с нескольких районов области. Эти меры связаны с тем, что на суды съезжаются активисты «Национального корпуса» и других праворадикальных организаций. По их словам, они посещают слушания, чтобы «следить за ходом судебных заседаний, пока не будут наказан каждый исполнитель и заказчик убийства».

Вместе с бывшими соратниками Сергиенко члены «Нацкорпуса» время от времени пикетируют суды с требованием осудить обвиняемых и депутата Геннадия Бобова, которого они считают заказчиком убийства. Несколько раз, когда обвиняемых отпускали из СИЗО, активисты блокировали залы заседаний, устраивали перепалки с полицией, адвокатами обвиняемых и даже судьями.

Однако не смотря на протесты активистов, постепенно почти всем обвиняемым все же удалось покинуть следственный изолятор. Первым вышел Валентин Завражин, обвиняемый в похищении Сергиенко. В январе 2018 года его отпустили под залог 700 тысяч гривен. Еще трех подсудимых отпустил Городищенский районный суд, в котором дело рассматривается сейчас. 26 июня его коллегия перевела под домашний арест Горбенко и Недыбалюка – еще двух обвиняемых в похищении. Принимая такое решение, судьи сослались на недоказанность утверждения, что за пределами СИЗО обвиняемые скроются или помешают расследованию.

22 августа под домашний арест также отпустили ключевого фигуранта дела – Вадима Мельника. Чем обосновано такое решение – неизвестно. На заседании судьи зачитали только его резолютивную часть.

Из пяти обвиняемых за решеткой остался только один – Воронков, который обвиняется в убийстве Сергиенко. Но он также регулярно просит суд освободить его и настаивает на своей невиновности, как и все остальные подсудимые. Их защитники заявляют, что дело Сергиенко является «заказным», а все доказательства в нем сфабрикованы.

Адвокат Валерий Добрыница, который защищает Вадима Мельника, говорит, что обвинения строятся на признательных показаниях, которые были даны под пытками, и материалах прослушки.

«Там десятки часов записи, которые ничего не доказывают. Какая оценка этих доказательств, какая их весомость? Она нулевая, понимаете. Хотя они говорят: мы за ними следили, мы их прослушивали, есть там разговоры. Но эти разговоры ни о чем», – настаивает адвокат.

Он заявляет, что видео из «Леруа Марлен», ДНК-следы Сергиенко, найденные в машине обвиняемых, и другие доказательства являются ненадлежащими и не подтверждают вины подсудимых. Адвокат обещает вместе с коллегами обосновать это во время изучения материалов дела в суде. Прокуроры с критикой защитников не согласны и утверждают, что в деле есть исчерпывающие доказательства вины всех подсудимых.

Когда суд начнет их изучать – неизвестно.. Процесс стоит на месте. Судьи, ссылаясь на сильную занятость, назначают заседания не чаще, чем раз в два месяца. И на них не успевают рассмотреть ничего, кроме меры пресечения.

На последнем заседании, которое состоялось 15 октября, два прокурора и вдова Сергиенко подали ходатайства об отводе судей. Они обосновали свое требование тем, что нынешняя коллегия беспрецедентно затягивает процесс. Судьи под формальным предлогом отказались рассматривать все три ходатайства. Тогда прокуроры и потерпевшая подали их через канцелярию. Коллегия должна рассмотреть их на следующем заседании, которое они назначили на 2 декабря – за 10 дней до окончания срока меры пресечения подсудимых. По мнению адвокатки Евгении Закревской, которая представляет на суде вдову Сергиенко, из-за этой ситуации в декабре все обвиняемые могут оказаться на свободе. Это случится, если на очередном заседании судьи возьмут отвод, а новая коллегия не успеет собраться в течении 10 дней и продлить подсудимым меру пресечения.

В тему: Серийная бездеятельность, или Особенности следствия по делу Гандзюк

Рисунок: Анна Щербина, Грати

Герои Украины нашего времени

21 ноября 2014 года президент Украины Петр Порошенко посмертно вручил Василию Сергиенко звание героя Украины. Оно было присвоено корсунскому активисту тем же приказом, что и «Небесной сотне» – погибшим участниками Евромайдана.

За месяц до этого другой обладатель титула героя Украины – Геннадий Бобов – повторно избрался в Верховную Раду Украины по корсунскому округу и вошел во фракцию партии «Возрождение». Не протяжении последних пяти лет соратники Сергиенко называют его заказчиком убийства и требуют привлечь бизнесмена к ответственности. В 2017 году группа депутатов от разных фракций разместила в Верховной Раде плакат с надписью «Господин генпрокурор, убийца героя небесной сотни Василия Сергиенко тут» и стрелкой, направленной на кресло Бобова.

Сам корсунский депутат отвергает обвинения. В 2017 году он заявил, что информацию о его причастности к этому преступлению распространяют конкуренты, которые хотят захватить его бизнес. «Гратам» не удалось связаться с депутатом.

Официальные подозрения Бобову объявлены не были. В обвинительном акте, который был зачитан в Городищенском суде, говорится, что заказ на убийство поступил от «неустановленного лица». Материалы по нему выделены в отдельное производство, которое с 2017 года вело управление спецрасследований Генпрокуратуры Украины. До недавнего времени его руководителем был Сергей Горбатюк. Он пояснил «Ґратам», что причастность Бобова, о которой говорят бывшие соратники Сергиенко – это пока одна из версий следствия. По его словам, он не может сказать, насколько она обоснована, пока идет расследование и подозрения никому не оглашены.

«Сложности в раскрытии этого преступления состоят в том числе в связи с фактическим нерассмотрением по существу дела в суде. Те лица, в отношении которых, по моему мнению, собраны доказательства, судя по их поведению не перестают быть уверенными в том, что они могут избежать ответственности. Соответственно, эта уверенность влияет на то, что они не дают показаний и не сотрудничают со следствием», – рассуждает Горбатюк.

Летом его подопечные собирались перевезти в Киев одного обвиняемых из черкасского изолятора в Киев для проведения следственных действий. По словам Горбатюка, у следствия были надежды на то, что он пойдет на сотрудничество, которое поможет выйти на заказчика. О каком именно обвиняемом идет речь, и как именно он мог помочь следствию, бывший глава управления спецрасследований не сообщил.

По словам Горбатюка, перемещение обвиняемого из Черкасс в Киев было запланировано в рамках «обеспечения безопасности участников уголовного процесса». Так в украинском законодательстве называют меры защиты, которые применяют к людям, сотрудничающим со следствием, из-за рисков во время расследования.

Прокурор подал запрос на перемещение обвиняемого в Городищенский суд. По процессуальным нормам, поскольку речь идет о «мерах безопасности участников процесса», судьи должны были рассмотреть это ходатайство так, чтобы не узнали остальные подсудимые. Однако председательствующая судья зачитала его на открытом заседании при всех присутствующих. По словам Горбатюка, таким образом возможное сотрудничество с одним из фигурантов дела сорвалось. Бывший глава управления спецрасследований предполагает, что разглашение этих данных могло быть преднамеренным, хотя это запрещено и уголовно наказуемо. По этому поводу открыто производство, которое сейчас расследует Государственное бюро расследований.

По мнению адвокатки Евгении Закревской, которая представляет на суде вдову Сергиенко, у прокуратуры возникли такие проблемы с этим делом в суде из-за возможного влияния со стороны Бобова.

«Есть два фактора. Первый – это жуткий дефицит судей – побочный эффект судебной реформы. И второй: контроль над регионом со стороны Бобова. Его роль я бы описала как роль феодала, местного князька», – считает Закревская.

По ее мнению, собранные следствием доказательства указывают на то, что именно Бобов – заказчик убийства. Адвокатка считает, что он не получил статус подозреваемого только благодаря депутатскому мандату.

В тему: Кто заказал журналиста Сергиенко

«Чтобы привлечь нардепа к уголовной ответственности нужно снять с него депутатскую неприкосновенность. Чтобы провести в отношении него НСРД (негласные следственные розыскные действия – Г), чтобы взять его телефонные трафики, разрешение на обыск и прочее – нужно снять с него депутатскую неприкосновенность. То есть все эти действия – только с разрешения Верховной Рады. Для этого нужно представление генерального прокурора в ВР и голосование ВР. Шансов, что это произойдет было очень мало», – говорит адвокатка.

С недавних пор помеха для следствия, о которой она говорила, была устранена сама собой. В июле впервые за 7 лет Бобов потерпел поражение на выборах в своем округе. Срок его депутатских полномочий истек 29 августа. Теперь неприкосновенность не мешает прокуратуре расследовать возможную причастность бизнесмена к убийству.

Однако у следствия по делу о заказчике возникли новые проблемы. В связи с реформой прокуратуры 20 ноября ведомство лишается расследовательских функций. Сейчас идет ликвидация управления спецрасследований Генпрокуратуры, которое вело дело Сергиенко последние два года. 24 октября был уволен его начальник Сергей Горбатюк. Вскоре производство вместе с другими делами Майдана из Генпрокуратуры передадут в другой орган: Госбюро расследований или полицию. Скорее всего, им будут заниматься новые следователи.

И это может стать еще одним препятствием для поиска заказчика, возможно, самого жестокого убийства времен Майдана. За которое пока что никто так и не понес ответственности.

Обновление (15 ноября, 16.02). В день, когда вышел текст, Кропивницкий апелляционный суд отменил домашний арест Вадиму Мельнику, обвиняемому в организации убийства, и снова отправил его в СИЗО.

Исправлено 16 ноября в 14.06. Изначально в статье говорилось, что после похищения Бобов пообещал 50 тысяч долларов за информацию о местонахождении Сергиенко. На самом деле 50 тысяч гривен.

Алексей Арунян, Ґрати


В тему:

 

 

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com