Государством управляют дипломированные недоучки и потенциальные коррупционеры

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Государством управляют дипломированные недоучки

Подчиненные Виктора Януковича платят за оценки, дипломы и диссертации твердую «таксу». О нравах в Академии государственного управления при Президенте Украины рассказал известный профессор.

Он — автор и соавтор более 200 научных и учебно-методических работ. Свободно владеет украинским, русским, польским и немецким языками. 13 лет научной жизни профессор Олег Ярославович Лазор отдал Институту государственного управления Национальной академии государственного управления при Президенте Украины. Пять из них работал заведующим кафедры управления персоналом и государственной службы.

Не меньший послужной список и у жены профессора, также доктора наук, профессора Оксаны Дмитриевны Лазор, которая преподавала в этом же ВУЗе дисциплины по местному самоуправлению.

Ныне обоих профессоров незаконно уволили с работы. Судебные вакханалии вокруг ученых — настоящее издевательство над уважаемыми людьми.

Расправа над профессором Лазором и его женой — так называют в научных кругах ситуацию, в которой оказался доктор наук государственного управления, профессор, и его жена, также доктор наук и профессор.

Но почему уволили с работы двух известных профессоров? Что происходит в учреждении, у которого в названии громкие слова «при Президенте Украины» и который готовит специалистов для всех ветвей власти?

Правда о президентском ВУЗе — в необычном интервью, которое дал профессором Лазор изданию «Экспресс» .

— Вы сказали, что хотите сделать сенсационное заявление о махинациях в институте, который подчиняется Президенту Украины. Что имеете в виду?

— Наш институт готовит госслужащих для высших эшелонов власти. Здесь всегда учились разные, как теперь говорят, крутые люди — мэры, судьи, прокуроры.

Так вот, хочу, чтобы все знали: многие из них на занятия не приходили, а только за оценками. И за оценками сами не шли, а кого-то присылали. Ранее это были одиночные случаи, а при директоре Загорском это перешло все рамки — документы на двадцать-тридцать человек тебе приносят. Приносят пачками тебе те талоны, и ты — ставь. Должен ставить. Человека мало того что вообще не видишь ни на лекциях, ни на практических, а то вообще не видишь.

— То есть от вас требовали ставить оценки людям, которые никогда не появлялись на занятиях?

— То-то. Приносят пачку талонов — штук 30. Это — 30 слушателей института, которых никто никогда не видит. Мало того, что эти так называемые студенты на лекции не ходят, но и на практических занятиях их не бывает вообще, и ты должен ставить им оценки.

Конечно, директор это делал не сам, не царское дело это, а через декана — это категория людей, которые ему послушны. Как, например, Каляев. Этот и денег за сессию натягает, и талоны всем порозносит, и «кассу» шефу принесет.

— А платили за такие «услуги» деньги директору, другим преподавателям? Или вы не знаете этого?

— Почему не знатю? Знаю. И хорошо знаю. Я знаю, кто платил, кому платили, когда и даже сколько платили. Если бы один-два случая, то еще куда бы ни шло. Но платят массово.

— А сколько платили?

— От 300 до 500 долларов сессия стоит.

— А вы имеете доказательства, что такие суммы фигурируют?

— Вот я вам положил на стол несколько пачек талонов, которые должен был подписать «от шефа». Доказательства? А этого в институте никто не скрывает — такса давно фигурирует открыто. Это уже у нас — норма. Хотите проверить — вступайте в институт и услышите все суммы.

— А почему фигурирует две суммы: 300 и 500? Это что — кто сколько даст?

— Здесь все четко: 300 — для «блатных», а не очень «блатные» платят 500 долларов.

— А кто входит в категорию «блатных»?

— Руководители областных администраций, руководители аппарата, из Администрации Президента у нас учатся, из министерств, из городского совета руководители, судьи, прокуроры, милицейские начальники — все «блатныеi». Эти — дешевле. А все остальные — простые специалисты, руководители отделов, мелкие следователи, главы сельских советов, чиновники из районных администраций — те по 500 долларов.

— Должно быть наоборот. У «блатных» же больше денег?

— Нет. С «блатных» берут меньше. Не всегда и говорят, что надо платить, но они сами знают, сколько и в какое время давать.

Знают, что так здесь принято. Там есть такой, как я уже говорил, Каляев, то он теми вопросами разными и ведает: собирает и несет.

— А Каляев — это кто?

— По документам — декан. А на самом деле у него одна работа — собирать деньги и носить.

— А вы отказались ставить оценки?

— Ясно, что не ставил. И это им, конечно, не нравилось. Пробовали на меня давить «это от шефа — ставь, шеф сказал поставить». Жена моя, профессор также отказывалась это делать.

— Это вас унижало?

— Конечно, да. Еще как унижало. Я уже не того уровня, как те дети, что накупили диссертаций и, куда деться, заглядывают директору в рот. Я и так знаю, что те, чьи талоны приносят, ничего не знают и не понимают, но приди хоть раз, хоть за оценкой. Ведь к профессору хотя бы можно зайти, чтобы тот не унижался так, хотя бы видел, что тот был, — но и этого нет.

— Для многих ли слушателей обучение в президентском вузы состояло в том, чтобы вовремя платить деньги?

— Для многих. Потому и противно. Я к тому времени, как это все «ношение» началось, был единственным специалистом — доктором наук, профессором по государственному управлению. Больше никого не было. Ни одного. Хотя у нас институт — государственного управления.

— Вы протестовали только против оценок за деньги, или были и другие проблемы в президентском ВУЗе?

— Были и другие. Ведь я был еще и председателем диссертационного совета по защите диссертаций. И тоже начали подсовывать мне на подпись представление заявки на объявление о защите дисертации. Говорю: «Хорошо, подпишу. Где диссертация?» — А мне: диссертации еще нет.

Сначала я не понимал, что все так далеко зашло. Вот объявление есть, а диссертации — нет Говорю — такое подписывать не буду. На меня начинают давить: «Это шеф сказал подписать». Я говорю: «Шеф сказал, хорошо, но пусть шеф еще даст диссертацию, чтобы я видел, тогда и подпишу. А так — нет».

— Как это понимать: ставить подпись за защиту без самой диссертации?

— А вот так. На голое место — чистый лист. А диссертация — может, будет, а может, и не будет вообще. И никого не удивит, что на защите кандидат без диссертации, — что шеф говорил подписать, то и подписывают.

— Можете конкретно назвать фамилии тех, чьи защиты без диссертаций вам приказывали подписать?

— Могу. Например, полковник милиции Логин.

— Вы ему подписали документы без диссертации?

— Конечно, не подписал. А другие сделали это.

Или вот была у нас слушательница Попович, руководила управлением юстиции области. Она в то время, когда сдавала сессию, была за границей, а за нее здесь такие, как Каляев, бегали за оценками. Потом как начали ее искать, когда все вылезло наружу, что делается в институте, подчиненном Президенту... Но скандал замяли.

— Так что, и мертвому могли выдать диплом?

— Конечно. Был у нас случай, что человек был уже мертв, а по документам он в то время, как уже пошел к Богу сдавать экзамен, еще сдавал его в президентском институте. Поэтому я и просил всегда — прийдите, пусть увижу, что живы.

Я понимаю, что они — невежды, но это же наши слушатели, это не дети малые, которых будешь заставлять учиться. Посмотришь, что оно бездарное, стиснешь сердце и пустишь его в люди, надеешься, что жизнь научит, потому что профессор здесь уже не поможет. Но когда отказался подписывать документы «мертвым душам», вот тогда и началось — атака на меня и на жену. Я в конечном итоге понял, что мы со своими старомодными взглядами Загорскому невыгодны, и коллеги уже открыто говорили: «Загорский приказал найти любой способ, чтобы вас уволить».

— Олег Ярославович, что руководило вами, когда Вы делали не так, как все? Могли бы спокойно подписывать эти талоны, «не видеть», что кандидат является, а диссертации нет? Глядишь, и Вам что-то перепало бы...

— Знаете, я так и не научился. Еще той, старой закалки.

В тему: Как стать «проФФесором» в Украине

— Разве вам деньги не нужны?

— Я же вам говорю — возраст уже не тот. Дети взрослые. Слава Богу, имеют работу, имеют, где жить, и зарплата у меня не так уж и мала, чтобы идти на нарушение закона и унижения. Конечно, я не ангел, но такие грубые вещи — ставить оценку, ни разу не видя человека, делать липовые диссертации... Я вообще не понимаю этого, и против своей совести не пойду. Как это так — даю деньги, а ты мне диссертацию. Превратили институт в базар: купи-продай. Вот и кандидаты наук и профессора выходят такие — дальше деньги «клепают» уже с других.

— Как я понимаю, купить в президентском ВУЗе можно все. А для того, чтобы мне стать, например, доктором наук, сколько надо заплатить?

— Сначала вам нужно стать кандидатом и заплатить за эту услугу. Если ты сам написал диссертацию, то все равно сдерут от трех до пяти тысяч долларов. А если не сам — то минимум 10 — 15 тысяч. Это — кандидатская. А докторскую — умножайте смело на два. До профессора еще много платить — за научные работы, публикации.

— Как я понимаю, президентский ВУЗ сегодня — это не кузница кадров, где взращивают государственных руководителей, а такое себе гнездо для частного зарабатывания денег, где услуги предоставляют прокурорам, работникам милиции, мэрам, чиновникам?

— Абсолютно. Вы правильно все понимаете.

— А какую причину нашли для вашего освобождения?

— Абсурдную. Придумали истечение срока трудового договора. На самом деле такого документа нет и в природе. Не было ни срока, ни трудового договора, ни контракта. У меня был бессрочный трудовой договор, поэтому он не может закончиться тогда, когда это захочется каком-то члену Партии регионов, например, Загорскому.

— Открытый конфликт с директором Загорским у вас был?

— Закрытый. Не приличествовало открыто, чины не те. Он все не своими, чужими руками делал. Вот Машура из Администрации Президента, наша выпускница — все в глаза мне говорят, что она — их «крыша».

— А вы ее тоже учили?

— Как я мог ее учить, если я ее не видел? Видел только раз, когда поступала. Тогда она была руководителем аппарата облгосадминистрации, потому еще пришла на вступление. Она ни разу не пришла ко мне на занятия, поэтому я в ее ведомостях оценок не поставил.

— Вы не поставили оценки за экзамен... А как тогда Машура диплом получила?

— Наверное, кто-то другой за меня поставил — для этого меня и нужно было выбросить из института. Но я в ее ведомостях не расписывался, и это легко проверить. Каляев ко мне с пачками ее талонов ходил, как со святой водой.

Кстати, даже из Киева к нам приезжают на сессию уважающие себя и людей. И она могла бы приехать.

— А ваши высокопоставленные студенты, которые ходят на лекции, — это уже не дети, они ведь тоже видят, что есть вот эти, по 300, которые не приходят в институт вообще?

— Ну конечно. Все все знают. Тем более, теперь. Есть старосты, журналы, списки. Все, как у студентов. А наша категория студентов — те, которым не 20 и даже не 30 лет. И они очень уязвимо все воспринимают. Они так же работают, учатся, ночами не спят, зубрят, а им ставят тройку, а тем, которые по 300, — пятерки. Все люди взрослые, почтенные, и им также это неприятно.

В тему: Королевская — кандидат экономических наук и обладатель нескольких дипломов

— А кто теперь на вашей должности?

— Нашли и на мою должность, и на должность моей жены.

— А кого?

— Бывший министр — Куйбида Василий. Правда, он не мою должность занял, а должность моей жены. Вот он как раз и был в числе тех, кто проталкивал липовые диссертации. Совал мне на подпись диссертацию своего брата Николая, которую я отверг. Во-первых, сказал: работа не годится. Во-вторых, и сама работа — это копия работы Росенко Марии, которая защитилась под руководством моей жены.

— Копия — это плагиат, т.е. кража?

— Взяли ту же работу, — даже названия не поменяли, — над которой работала Росенко, Куйбиде Николаю. Понятно, что жена, которая была научным руководителем у Росенко, и я очень хорошо знали эту работу. Они даже темы не поменяли. Одно слово только. И ту же работу тискали на защиту. Я как раз тогда ее отверг, и уже очень скоро был приказ ВАКа снять меня с должности председателя диссертационного совета.

— На место вашей жены сел Куйбида. А на ваше? Кафедру же кто-то возглавил?

— На мое место взяли некоего Сушинского. Его Чемерис, наш бывший директор, при котором не было еще того нашествия, как ныне, еще в 2003-м выбросил.

— Сушинский ... Откуда мне известна это фамилия? Это не тот ли Сушинский, что фигурирует в «деле Доктора Пи»?

— Да, тот самый. Он был заместителем директора по учебной части, когда принимал этого швеца-профессора на преподавательскую работу в институт, лично ставил свою подпись.

— А что, прокуроры не знают, что декан и директор «капусту стригут»?

— Да как не знают, когда сами дают? Время, место передачи денег — все им известно. Знают и тех, кто 300 платит, и тех, кто 500. И о диссертациях липовых им известно, и о том, как воду, тепло дирекция инстита продает направо-налево, как в общежитии со студентов «кассу» берут не в кассу институтскую, а в карман «шефам».

— Вы пробовали бороться за свое трудовое место?

— Было постановление суда — восстановить меня на работе. Я пришел, написал заявление, ждал целый день приказа. Они бегали, бегали. Ждал до четырех часов — приказа все не было, у меня повысилось давление и начало болеть сердце, я не стал ждать, пошел сразу в больницу. И в то время, когда был на лечении, узнал, что есть приказ не о восстановлении меня в должности, а о допуске к работе, и сразу же еще один приказ — о новом увольнении меня с работы.

Прокуроры возбудили уголовное дело. И... закрыли ее в тот же день. А я два года хожу по судам. И жена ходит. С ней поступили, как и со мной.

— У Вас столько влиятельных учеников во всех ветвях власти. Не могли ли они попросить остановить расправу над своим учителем?

— Подходил. Просил. Смотрел им в глаза. Спрашивал: что же вы делаете? Вы же видите, что здесь грубое нарушение закона? Все разводят руками и опускают глаза: «Мы знаем, что вас освободили незаконно. Но простите, Олег Ярославович, ничего не можем сделать — нас давят. Вы же сами понимаете, кто директор, там задействована Партия регионов».

— И вы считаете, что это убедительное объяснение, господин профессор?

— Разве я их этому учил? Разве это нормально — превратить такой серьезный ВУЗ страны в базар — купи-продай?..

Светлана Мартынец, опубликовано в издании  Еxpres.ua

Перевод «Аргумент»


В тему:




Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
У понеділок в Україні вдень дощ і мокрий сніг, вдень до +5 градусів
19:59
В Україні вшановують пам’ять жертв депортації чеченців та інгушів
18:03
Спалах коронавірусу в Ірані: Туреччина і Афганістан закрили кордон
17:49
МОЗ заборонив передавати продукти у “Нові Санжари”
16:02
Легендарний Венеціанський карнавал скасували через спалах коронавірусу в Італії
15:11
За хабар затримано директора підприємства "Шосткинський казенний завод "Зірка"" "Укроборонпрому"
14:51
"Аваков робить з вас лоха": під Офісом президента вкотре вимагають звільнити афериста Авакова
13:02
Брехня, на яку повівся і Президент: троє учасників протестів у Нових Санжарах заявили, що вони не "тітушки" (ВІДЕО)
12:17
Скалецька не контактує з евакуйованими і живе на іншому поверсі: "Це була творча ідея"
11:44
Коронавірус: влада Італії закрила на карантин кілька районів

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com