Игорь Гарин: Русский коллаборационизм во время Второй мировой. Часть 2

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Русский коллаборационизм

...Казнь А.Власова лишь открыла длинный перечень крупных военачальников, расстреливаемых Сталиным вплоть до убийства самого тирана в марте 1953 года. Приведу сокращенный список уничтоженных «изменников родины, шпионов, подрывников-диверсантов»:

(Продолжение. Начало читайте здесь).

— маршал авиации Сергей Худяков (18 апреля 1950 года);

— генерал-майор Павел Артеменко (10 июня 1950 года);

— Герой Советского Союза маршал Советского Союза Григорий Кулик (24 августа 1950 года);

— Герой Советского Союза генерал-полковник Василий Гордов (24 августа 1950 года);

— генерал-майор Филипп Рыбальченко (25 августа, 1950 года);

— генерал-майор Николай Кириллов (25 августа, 1950 года);

— генерал-майор Павел Понеделин (25 августа, 1950 года);

— генерал-майор авиации Михаил Белешев (26 августа, 1950 года);

— генерал-майор Михаил Белянчик (26 августа, 1950 года);

— комбриг Николай Лазутин (26 августа, 1950 года);

— генерал-майор Иван Крупенников (28 августа, 1950 года);

— генерал-майор Максим Сиваев (28 августа, 1950 года);

— генерал-майор Владимир Кирпичников (28 августа, 1950 года);

— еще один высокопоставленный военный, бригврач (соответствовало званию «комбриг») Иван Наумов, чуть-чуть не дотянул до «положенной» ему чекистской пули — умер 23 августа 1950 года от пыток в Бутырке.

— замкомандующий Черноморским флотом по политчасти контр-адмирал Петр Бондаренко (28 октября 1950 года);

— В тот же день умер забитый чекистами генерал-лейтенант танковых войск Владимир Тамручи.

Всего же, по данным Вячеслава Звягинцева, работавшего с материалами Военной коллегии Верховного суда СССР, только с 18 по 30 августа 1950 года к расстрелу было приговорено 20 генералов и один маршал.

За сотрудничество с немцами в плену под расстрел пошли еще не менее шести военоначальников: комбриги Иван Бессонов и Михаил Богданов и четыре генерал-майора Павел Артеменко Александр Будыхо, Андрей Наумов, Павел Богданов и Евгений Егоров.

Были расстреляны и попавшие в плен генералы, отказавшиеся от сотрудничества с немцами, а именно генералы Артеменко, Кириллов, Понеделин, Белешев, Крупенников, Сиваев, Кирпичников и комбриг Лазутин. Некоторые из них даже успешно прошли послевоенную чекистскую спецпроверку и были восстановлен в кадрах Вооруженных Сил СССР (например, Павел Артеменко), но не пощадили и их. Генерал-майор авиации Михаил Белешев для Сталина был виноват, видимо, одним уже тем, что был командующим ВВС 2-й ударной армии — той самой, которой до пленения командовал Власов. Все остальные оказались повинны за военные просчеты самого «великого вождя».

Кстати, клеймо власовцев легло не только на коллаборационистов плененной Второй ударной армии, но и на немногих военных, которым чудом удалось выбраться из волховского котла, в котором был пленен сам Власов.

Генеральские расстрелы 1950 года стали завершающей фазой начатого Сталиным сразу же после Победы погрома маршальско-генеральской группировки — в рамках целой серии развернутых тогда дел. Сталину необходимо было осадить военачальников, возомнивших себя победителями (а таковым мог быть, разумеется, только тов. Сталин!) и позволивших себе слишком много болтать. Сталин всегда боялся военных и бил по их корпоративной сплоченности. В 1950-м он полагал, что в войне с США второго издания Власова и власовщины ему не осилить.  

Комитет освобождения народов России (КОНР). 14 ноября 1944 года в Праге прошел учредительный съезд Комитета освобождения народов России (КОНР), провозгласивший объединение всех находившихся на территории Германии антисоветских сил, включая эмигрантские организации, национальные комитеты, власовскую армию и иные восточные формирования, для борьбы «за новую свободную Россию против большевиков и эксплуататоров».

Тогда же начали действовать Вооруженные Силы Комитета Освобождения народов России (ВС КОНР), представленные, главным образом, власовской армией. Они состояли из трех русских дивизий, запасной бригады, противотанковой бригады, ВВС, офицерской школы, вспомогательных частей и малых формирований. К марту 1945 года общая численность ВС КОНР превысила 150 тысяч человек. На вооружении первой дивизии находилось 12 тяжелых и 42 легких полевых гаубицы, 6 тяжелых и 29 легких пехотных орудий, 536 станковых и ручных пулеметов, 20 огнеметов, 10 САУ «Хетцер», 9 танков Т-34.

На период оформления Комитет состоял из 50 членов и 12 кандидатов (включая представителей 15 народов России) и практически выполнял функции общего собрания. В КОНР входили Русский национальный совет (председатель генерал В.Ф.Малышкин); Украинская национальная рада; Национальный совет народов Кавказа; Национальный совет народов Туркестана, Главное управление казачьих войск, Калмыкский национальный комитет и Белорусская национальная рада.

Локотская республика (Локотское самоуправление, Локотский округ) — административно-территориальное национальное образование в рабочем поселке Локоть на советской территории, оккупированной нацистской Германией во время Великой Отечественной войны. Существовало с ноября 1941 года по август 1943 года. В состав «республики» входило несколько районов довоенных Орловской и Курской областей. По своим размерам Локотская республика превышала территорию Бельгии, а ее население составляло 581 тыс. человек. Вся полнота власти принадлежала здесь не немецким комендатурам, а органам местного самоуправления.

На территории округа была предпринята попытка создать и легализовать нацистскую партию и образовать независимое русское правительство. В конце ноября 1941 года глава Локоткого самоуправления К.П.Воскобойник обнародовал Манифест Народной социалистической партии «Викинг», в котором предусматривалось уничтожение коммунистического и колхозного строя, наделение крестьян пахотной землей и приусадебными участками, развитие частной инициативы и «беспощадное уничтожение всех евреев, бывших комиссарами». Еврейское население Локотской «республики» было полностью уничтожено.

После того, как в января 1942 Константин Воскобойник был убит партизанами, его место занял Бронислав Каминский, разработавший устав, программу и структуру партийных органов «республики». С ноября 1943 года после нескольких переименований партия стала называться «Национал-социалистическая трудовая партия России» (НСТПР). Краткое название Национал-социалистической партии — «Викинг» (Витязь). В партию в обязательном порядке вступили все руководящие работники самоуправления.

Глава «республики» Воскобойник неоднократно выступал перед немецкой администрацией с инициативой распространения подобного самоуправления на все оккупированные территории. «Республика» имела статус национального образования и собственные вооруженные силы — Русскую освободительную народную армию(РОНА). На ее территории округа действовал свой Уголовно-процессуальный кодекс. Описаны случаи массового дезертирства партизан и переход их на сторону вооруженных формирований Локотского самоуправления.

За время существования самоуправления были восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия, занимавшиеся переработкой сельскохозяйственной продукции, восстановлены церкви, работали 9 больниц и 37 медицинских пунктов амбулаторного типа, действовало 345 общеобразовательных школ и 3 детских дома, открыт городской художественно-драматический театр имени К.П.Воскобойника в городе Локоть. Здесь же выпускалась местная газета «Голос народа». С. И. Дробязко, характеризуя местное самоуправление на оккупированных территориях РСФСР, писал: «При минимальном контроле со стороны немецкой администрации Локотское самоуправление добилось крупных успехов в социально-экономической жизни округа».

Русская освободительная народная армия (РОНА). Так именовались коллаборационистские воинские формирования, созданные Б.В.Каминским на территории Локотской Республики. В РОНА входили 5 пехотных полков или 14 батальонов с 20 тысячами солдат.

Армия была экипирована орудиями, гранатометами и пулеметами. Создатель и руководитель РОНА, бывший доброволец РККА и член ВКП(б), имел чин бригадефюрера СС. Формирования РОНА действовали вначале против партизан Брянской области, а затем принимали участие в операции «Цитадель» на Курской дуге, после чего были вынуждены покинуть Локотскую республику вместе с примерно 50 тысячами военных и гражданских лиц. В 1944 г. РОНА была переименована в 29-ю гренадерскую дивизию СС, которая совместно с Бригадой Дирлевангера принимала участие в операциях по подавлению партизанского движения в Белоруссии, за которые Каминский был награжден Железным крестом, а затем первого класса нагрудным знаком «За борьбу с партизанами», Восточной Медалью 1-го и 2-го классов. В марте 1944 г. подразделение было переименовано в народную Бригаду Каминского, а в июле пополнила ряды СС под наименованием штурмовой бригады СС-РОНА. Именно тогда комбриг получил звание бригаденфюрера.

1 августа 1944, когда Армия Крайова подняла восстание в Варшаве, Бригада Каминского приняла активное участие в его подавлении. Солдаты втянулись в массовые грабежи и пьянство, грабили склады и магазины, насиловали женщин, расстреливали местных жителей. По данным польских исследователей, жертвами русских стало 235 тыс. поляков, из которых 200 тыс. мирных жителей. Расстрелы во дворах варшавских улиц продолжались несколько недель. Членами бригады РОНА были также изнасилованы две немецкие девушки из организации «КДФ».

Действия Бригады Каминского вызвали возмущение вермахта и ветеранов Первой мировой войны. В ответ на обвинения Каминский заявил, что его подчиненные имеют право на мародерство, так как потеряли все свое имущество в России.

Будучи патологическим садистом, Бронислав Каминский настолько отличился в жестокостях и мародерстве, что немцы были вынуждены расстрелять его сами, после чего остатки его бригады влились в РОА и другие подразделения вермахта.

Казачий Стан. В октябре 1942 г. в оккупированном германскими войсками Новочеркасске прошел казачьий сход, на котором был избран штаб Войска Донского — организации казачьих формирований в составе вермахта. По словам историка Олега Будницкого, «в казачьих областях нацисты получили очень существенную поддержку». Исследователь этой проблемы профессор Виктор Попов писал: «Сейчас уже доподлинно известно, что определенная, и довольно немалая, часть населения Дона, основу которого составляло казачество, относилась весьма сочувственно и даже с симпатией к немецким войскам».

Создание казачьих частей возглавил бывший полковник царской армии С.В.Павлов, работавший инженером на одном из заводов Новочеркасска. Казачьи полки и батальоны формировали также в Крыму, Херсоне, Кировограде и других городах. Инициатива Павлова была поддержана «белым» генералом П.Н.Красновым. Только через казачьи части на стороне Германии в период с октября 1941 по апрель 1945 гг. прошло около 80.000 человек. Уже к январю 1943 года было сформировано 30 казачьих отрядов общей численностью около 20.000 человек. При отступлении немцев казаки прикрывали отход и участвовали в уничтожении около тысячи сел и поселений. В мае 1945 года при сдаче в английский плен численность казачьих подразделений вермахта насчитывала 24 тысячи военных и гражданских лиц.

Формирования «Казачьего Стана», созданного в Кировограде в ноябре 1943 года под руководством «походного атамана» С.В.Павлова, пополнялись казаками почти со всего Юга России. Среди командиров казачьих воинских частей наиболее колоритной фигурой был участник советско-финской войны, майор Красной Армии, награжденный орденом Красной Звезды, он же — полковник вермахта, награжденный железными крестами I и II класса Иван Кононов.

Перейдя на сторону вермахта в августе 1941 г., Кононов объявил о желании сформировать добровольческий казачий полк и принять с ним участие в боях. Воинская часть Кононова отличалась высокой боеспособностью. В начале 1942 года в составе 88-й пехотной дивизии вермахта она участвовала в боевых действиях против партизан и десантников окруженного корпуса генерал-майора П.А.Белова под Вязьмой, Полоцком, Великими Луками, в Смоленской области. В декабре 1944 полк Кононова отличился в бою под Питомачем с частями 57-й армии 3-го Украинского фронта, которым было нанесено тяжелое поражение.

1 апреля 1945 года Кононов был произведен в генерал-майоры «власовского» Комитета освобождения народов России и назначен походным атаманом всех казачьих войск и командиром 15-го корпуса, но в исполнение обязанностей вступить не успел. После гибели С.В.Павлова в июне 1944 года походным атаманом Стана был назначен Т.Н.Доманов.

Казаки принимали активное участие в подавлении Варшавского восстания в августе 1944 года, когда за проявленное усердие нацистское командование наградило многих офицеров орденом Железного Креста. В июле 1944 года казаков перевели в северную Италию (Карния) для борьбы против итальянских антифашистов. Здесь выходила газета «Казачья земля», многие итальянские городки были переименованы в станицы, а местные жители подверглись частичной депортации. 18 мая 1945 года Стан капитулировал перед британскими войсками, а позднее его командиры и бойцы были выданы советскому командованию.

Восточные батальоны и роты. С ростом партизанского движения в немецком тылу вермахт

предпрининял шаги по увеличению числа охранных частей из местного населения и военнопленных. Уже в июне 1942 года при штабах дивизий появились антипартизанские роты из числа русских добровольцев. После соответствующей военной подготовки под руководством немецких офицеров русские подразделения превращались в полноценные боевые части, способные выполнять самые разнообразные задачи — от охраны объектов до проведения карательных экспедиций в партизанских районах.

При штабах немецких частей и соединений создавались также ягдкоманды (истребительные или охотничьи команды) — небольшие, хорошо оснащенные автоматическим оружием группы, которые использовали для поиска и уничтожения партизанских отрядов. В эти отрады отбирались наиболее надежные и хорошо подготовленные бойцы.

К концу 1942 года большая часть действовавших на Восточном фронте немецких дивизий имела одну, а иногда и две восточные роты, а корпус — роту или батальон. Кроме того, в распоряжении командования армейских тыловых районов имелось по нескольку восточных батальонов и ягдкоманд, а в составе охранных дивизий — восточные кавалерийские дивизионы и эскадроны. По данным германского командования, к лету 1943 года было создано 78 восточных батальонов, 1 полк и 122 отдельные роты (охранные, истребительные, хозяйственные и т. д.) общей численностью 80 тыс. человек.

Дивизия «Руссланд» (1-я Русская национальная армия, позже — Зеленая армия особого назначения) — военное формирование действовавшее в составе вермахта в годы Великой Отечественной войны под руководством генерала Б.А.Смысловского (зондефюрера абвера, действовавшего под псевдонимом Артур Хольмстон). Дивизия была сформирована из подразделений и групп Зондерштаба «Р». Численность дивизии составляла до 10 тысяч бывших белогвардейцев.

В феврале 1945 года 1-я Русская национальная дивизия была переименована в «Зеленую армию особого назначения». 4 апреля 1945 она увеличилась на 6000 человек за счет включения в состав Русского корпуса, кроме того, в их распоряжение вошло около 2500 членов Объединения Русских Воинских Союзов. К ней также присоединился наследник российского престола Владимир Кириллович. В конце войны остатки дивизии оказались на территории Лихтенштейна, откуда большинство русских эмигрировало в Аргентину.

Русский корпус (Русский охранный корпус, Русский корпус в Сербии, укомплектованный, в основном белоэмигрантами) был организован генерал-майором М.Ф.Скородумовым в 1941 году после оккупации нацистами Югославии. Корпус использовался для охраны югославской территории от коммунистических партизан Тито. В 1944 г. немцы использовали корпус для прикрытия их отхода из Греции. В это время корпус участвовал в боях не только с титовскими партизанами, но и с регулярными частями Красной армии. Зимой 1944–1945 гг. был включен в состав РОА.

Боевой союз русских националистов (БСРН) организован по инициативе СД в апреле 1942 г. в лагере военнопленных в г. Сувалки. Возглавил БСРН бывший начальник штаба 229-й стрелковой дивизии подполковник В.В.Гиль. Из членов БСРН был сформирован также 1-й Русский национальный отряд СС, известный также как «Дружина». В задачи этих частей входили охранная служба на оккупированной территории и борьба с партизанами. В состав 1-й роты БСРН входили исключительно бывшие командиры РККА. Она являлась резервной и занималась подготовкой кадров для новых отрядов.

Русские добровольцы в люфтваффе. Осенью 1943 года по инициативе подполковника Холтерса была сформирована летная часть из русских добровольцев, готовых сражаться в воздухе на стороне Германии. В октябре того же года в Сувалках был создан специальный лагерь для отбора военнопленных летчиков, штурманов, механиков и радистов. Признанные годными обучались на двухмесячных подготовительных курсах, после чего получали воинское звание, приносили присягу и переводились в состав группы Холтерса, дислоцированной в Морицфельде (Восточная Пруссия).

Поначалу летный и технический состав приведил в порядок трофейные машины, но позже русским летчикам разрешили участвовать в боевых действиях. Группа занималась воздушной разведкой, забрасыванием в советский тыл пропагандистского материала и парашютистов-разведчиков. Одна из таких эскадрилий действовала против партизан в Белоруссии. В дальнейшем личный состав группы Холтерса вошел в Военно-воздушные силы КОНР.

С марта 1944 года объединенными усилиями «Гитлерюгенда», СС и люфтваффе в состав вспомогательной службы ПВО Германии на оккупированных территориях вербовали молодежь в возрасте от 15 до 20 лет. Численность русских добровольцев, именовавшихся «помощниками Люфтваффе» (Luftwaffenhelfer), а с 4 декабря 1944 г. — «воспитанниками СС» (SS-Zцgling), определялась в 1383 человека. К концу войны в составе люфтваффе служило 22,5 тыс. русских добровольцев и 120 тысяч военнопленных, составлявших значительный процент обслуживающего персонала в зенитных батареях и строительных частях.

Здесь следует подчеркнуть, что личный состав указанных частей формировался не только из пленных. Разговаривая между собой, ветераны нередко вспоминают частые случаи групповых предательств, когда солдаты, пошептавшись, целыми взводами, а то и ротами, уползали из окопов с тем, чтобы в темноте ночи сдаться врагу. Бог им судья: чем такое «командование», чем отношение к солдатам как к «пушечному мясу», не спасительнее ли плен… Но, попав в плен, предатели становились наиболее привлекательным контингентом для формирования русских частей.

Вальтер Шелленберг в своих воспоминаниях писал: «В лагерях для военнопленных отбирались тысячи русских, которых после обучения забрасывали на парашютах вглубь русской территории. Их основной задачей, наряду с передачей текущей информации, было политическое разложение населения и диверсии. Другие группы предназначались для борьбы с партизанами, для чего их забрасывали в качестве наших агентов к русским партизанам. Чтобы поскорее добиться успеха, мы начали набирать добровольцев из числа русских военнопленных прямо в прифронтовой полосе».

Немного о «новой русской полиции» и институте тайных осведомителей, вербуемых фашистами из советских коллаборационистов. По разным оценкам численность этих структур составляла около трети всех предателей, не считая категории «добровольных помощников» («хиви», сокращен. от нем. Hilfswillige ), то есть подсобного персонала, используемого на передовой. «Хиви» вербовали, главным образом из военнопленных, желавших просто выжить, но частично набирались на добровольной основе.

«Добровольных помощников» использовали в тыловых службах и в боевых подразделения (в качестве подносчиков патронов, связных и саперов). Уже к концу 1942 года «хиви» составляли значительную часть действовавших на Восточном фронте немецких дивизий.

Со временем некоторых «хиви», первоначально зачисленных на вспомогательные работы, переводили в состав боевых частей, охранных команд и антипартизанских отрядов.  По мере роста потерь во время боевых действий штатная численность «хиви» до 15 % от общей численности подразделений. В ходе войны одетые в форму вермахта русские солдаты оказывались на всех театрах военных — от Норвегии до Северной Африки. К февралю 1945 года численность «хиви» составляла 600 тыс. человек в сухопутных войсках, 50 тыс. в люфтваффе и 15 тыс. — в кригсмарине.

Принято считать, что полицаев и осведомителей немцы вербовали из «идейных» противников советского режима, то есть «мстителей», но это существенное упрощение реальной картины. В полицаи охотно шли русские антисемиты, уголовники и всякое отребье, то есть любители пограбить, еще — бывшие стукачи НКВД, военнопленные, желавшие вырваться из концлагерей и мобилизованные в полицию насильно под страхом попасть в концлагерь или быть отправленными на работы в Германию.

Имелась небольшая прослойка из интеллигенции. Иными словами, это была весьма разношерстная публика. Для многих «полицаев» служба в оккупационных органах власти являлась средством выживания и личного обогащения. Кроме спецпайков, полицаи освобождались от налогов и получали дополнительные вознаграждения за особые «заслуги», как-то — выявление и расстрел евреев, партизан и подпольщиков. За это полагались особые награды «для восточных народов». Впрочем, плата полицаям за «службу» была весьма умеренной — от 40 до 130 рейхсмарок.

Полиция, созданная из коллаборационистов, делилась на гражданскую и военную, соответственно в зоне ответственности гражданских властей и военного командования. Последние имели разные названия — «боевые отряды местных жителей» (Einwohnerkampfabteilungen, ЕКА), «служба порядка»(Ordnungsdienst,Odi), «вспомогательные охранные команды» (Hilfswachemannschaften, Hiwa), батальоны «Schuma» («Schutzmannschaft-Bataillone»). В их обязанности входило прочесывание лесных массивов с целью поиска окруженцев и партизан, а также охрана важных объектов.

Многочисленные охранные и антипартизанские формирования, создаваемые усилиями местных командных инстанций вермахта, как правило, не имели ни четкой организационной структуры, ни строгой системы подчинения и контроля со стороны немецкой администрации. Их функции заключались в охране железнодорожных станций, мостов, автомагистралей, лагерей военнопленных и других объектов, где они были призваны заменить немецкие войска, необходимые на фронте. По состоянию на февраль 1943 года численность этих формирований определялась в 60-70 тыс. человек.

По свидетельствам очевидцев, часто славянские полицаи даже превосходили немцев по жестокости. Наиболее одиозной считалась служба русских в «тайной полевой полиции» («Гехайм фельдполицай» (ГФП). Эти отряды были моторизованы и имели много пулеметов для проведения расстрелов. Сотрудники службы ГФП арестовывали лиц по спискам контрразведки, ловили красноармейцев, диверсантов и "саботажников".

Кроме того, «тайная полиция» гонялась за беглецами, не желавшими угона на работы в Рейх. Каратели также сжигали деревни вместе с жителями, помогавшими партизанам. К этому можно добавить, что в одной из оккупированных областей России из каждых 10 сожженных деревень три сожгли партизаны, а семь — немцы с помощью местных коллаборационистов. Список жертв этой группы отечественных палачей насчитывает по оценкам не менее 7 тыс. человек.

Я не буду дальше развивать эту тему, поскольку она детально рассмотрена в книге Алексея Кузнецова «Славянские полицаи», куда и могут обратиться заинтересованные читатели.

Об этом не принято говорить, но я утверждаю, что параллельно со Второй мировой войной шла и Вторая гражданская война, в которой русские фашисты сражались с русскими коммунистами — хрен редьки не слаще... Количество жертв этой жуткой войны никогда не будет установлено, но ее последствия тянутся в наши дни. Что я имею в виду? Я имею в виду то, что имперские, ксенофобские, антисемитские настроения русских, восходящие к эпохе Ивана Грозного, породили не только комплекс «старшего брата», но — глубоко скрытые силы дезинтеграции страны, приведшие во время войны к массовому предательству, в 1991 году к распаду СССР, в наши дни — к войне на Кавказе и волне захлестывающего Россию терроризма, а в будущем — чреватые опасностью развала страны.

Я не буду приводить здесь весь список наших эмигрантов, сотрудничавших с немцами или с дуче, но увы, в этом списке Великая Княгиня Романова, писатель Шмелев, пришедший на молебен по поводу освобождения Крыма немцами, Ф.Степун, С.Дягилев, П. Струве, Б.Савинков, князь Н.Жевахов, генерал П. Бермонд-Авалов, А.Казем-Бек, А.Амфитеатров, многие другие белоэмигранты... Дмитрий Мережковский, выступая по радио, сравнил Муссолини с Данте, а Гитлера — с Жанной Дарк. И только ли эмигранты?

Лидия Осипова, автор «Дневника колаборантки», 22 июня записала в дневнике: «Слава Богу, вот началась война, и скоро советская власть кончится». А когда немцы вошли в город Пушкин, написала заглавными буквами: «СВЕРШИЛОСЬ! ПРИШЛИ НЕМЦЫ! СВОБОДА, КРАСНЫХ НЕТ». А редки ли случаи, когда оккупантов встречали плакатами: «КРАСНЫХ НЕТ, СВОБОДА!»? Кстати, еще до начала войны, в конце 30-х, в Омске, например, среди противников колхозов ходили разговоры о скором начале войны, и что в Сибирь придут японцы. «Их ждали как освободителей», — пишет блогер.

В мире всё связано со всем: русский коллаборационизм времен Второй мировой обусловлен политикой большевизма и глубоко укорененными русской ксенофобией и антисемитизмом. Нынешнее опасное состояние России — я глубоко убежден в этом — связано со всей трагической историей создания империи, построенной на морях человеческой крови и неисчислимых страданиях народов, ее населяющих. Ситуация усугубляется и другими факторами — длительным "противоестественным отбором", тем, что потомков палачей всегда больше, чем потомков жертв, еще — извечным идеологическим зомбированием и оболваниванием населения.

Надо признать, что нацизм оказался эффективнее большевизма и в пропагандистском плане: солдаты вермахта искренне верили, что политика Гитлера отвечает интересам германского народа и чаяниям подавляющего большинства немцев. Поэтому солдаты и офицеры, по крайней мере, в начале войны были готовы воевать и умирать за фюрера и за нацистский режим. Русских солдат тоже учили умирать «за родину, за Сталина», но, судя по масштабам коллаборационизма и ужасающих потерь в начале войны, вера в родину и Сталина мало чем отличалась от религиозных убеждений православних, громивших после большевистского путча собственные церкви… Свидетельствует Юрген Хольтман:

«Для Сталина и большевиков граждане СССР были бессловесными рабами; скотом, чей удел — рабский принудительный труд за жалкие подачки во имя гегемонистских устремлений руководящей элиты и самого мегаломаньячного мегаломаньяка всех времен и народов — «красного императора» Иосифа Сталина. За такой режим и такого лидера воевать и умирать желающих было немного. Вот и сдавались в плен десятками и сотнями тысяч; и бежали с поля боя дивизиями, и дезертировали массово. И переходили на сторону вермахта (это при такой-то расовой идеологии немцев)».

Б.Н.Ковалев в монографии «Коллаборационизм в России в 1941-1945 гг.: типы и формы», 2009 г. наряду с военным коллаборационизмом детально исследовал иные его формы: экономический, административный, идеологический, интеллектуальный коллаборационизм, духовный,национальный, детский, половой разновидности коллаборационизма.

Скажем, экономический коллаборационизм заключался в перемещении части населения России из города в деревню, а также в вывозе рабочей силы в Германию. «Мы заставим работать на нас всех, до последнего человека», – заявил Гитлер в ноябре 1941 года, а Геринг добавил: «Русские рабочие доказали свою работоспособность при построении мощной русской индустрии. Теперь их следует использовать для Германии».

Естественно, все промышленные структуры (заводы, фабрики, ремонтные мастерские, технические службы железных дорог, машинно-тракторные станции, исследовательские институты) на оккупированных переходили в руки немецких властей. В городах создавались биржи труда, в функции которых входил набор рабочей силы по заявкам немецких властей и частных предпринимателей, а также производство отбора рабочей силы для отправки в Германию. Там же происходила вербовка русских девушек в немецкие дома терпимости.

Административный коллаборационизм состоял в вербовке лояльных фашистам граждан на посты бургомистров, старост, членов окружных управлений, городских управ, судей, других представителей «новой русской администрации».

На духовный коллаборационизм гитлеровцы возлагали особую надежду. Если Советская власть считала Церковь и священнослужителей своими врагами, нацисты рассматривали их как своих потенциальных союзников. Они рассчитывали на всестороннюю помощь со стороны духовенства при осуществлении своей оккупационной политики на территории СССР.

О месте религии в своих оккупационных планах в своем открытом отчете «Об отношении к русскому гражданскому населению» от 26 ноября 1941 года командующий тыловой армией северных областей сообщал: «Церковь начинает приобретать в народной жизни растущее значение. С успехом и усердием трудится население над восстановлением церквей. Церковная утварь, припрятанная от ГПУ, вновь начинает находить свое место. Старое поколение через церковную жизнь входит в сношение со старыми привычками и обычаями, с реальностью, которая, само собой разумеется, присуща русским в религиозных вещах».

(Продолжение следует).

 Игорь Гарин, опубликовано в издании Проза.ру


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть