Как пропадают в Крыму украинцы

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Усние Аметова, дочь убитого крымского татарина Решата Аметова

Общественная организация КрымSOS представила в Киеве обобщающий доклад «Насильственные исчезновения в Крыму за период аннексии Российской Федерацией. 2014-2016». В докладе идет речь о случаях похищений, в которых участвовали государственные органы России или подконтрольные им вооруженные группировки —"Крымская самооборона" и «ополченцы».

Авторы доклада зафиксировали и обобщили данные о 43 фактах похищений с конца зимы 2014 года, когда на полуострове уже находились российские войска, а также были созданы вооруженные группировки пророссийского ополчения, и до декабря 2016 года. В 36 случаях активисты настаивают на факте участия в похищении российских силовиков и властей. Из 43 пропавших 17 человек были освобождены после плена и, чаще всего, пыток, шестеро обнаружены погибшими, два человека впоследствии были осуждены российским судом и отбывают наказание, 18 человек — пропали без вести.

В тему: Как Россия захватила Крым

Обобщения похищений в Крыму за время аннексии

Российский экс-прокурор Крыма Наталья Поклонская в июле 2016 года заявила, что официально пропавшими числятся 188 жителей полуострова. Среди них она насчитала около 20 крымских татар. В отчете КрымSOS представлены лишь те случаи, которые подпадают под действие Конвенции ООН о насильственных исчезновениях, то есть включают в себя три фактора: собственно похищение, выполнение его сотрудниками госорганов или подконтрольных групп и сокрытие факта похищения. Похищения, которые совершались в Крыму частными лицами и не связаны с аннексией и деятельностью российских спецслужб и властей, в отчет не вошли.

В самом начале отчета делается ряд допущений, которые сложно подтвердить или проверить. Активисты КрымSOS настаивают, что следствие по поиску похищенных людей российскими силовиками либо не ведется вовсе, либо ведется не эффективно. Критериев эффективности при этом, кроме общих утверждений, что следствие должно быть «добросовестным и без задержек, тщательным, эффективным» и так далее, не дается. И второе допущение, которое позволяют авторы отчета КрымSOS, что во всех фактах похищений ответственность так или иначе лежит на сотрудниках госорганов России или подконтрольных им групп. Это утверждение приводится даже в отношении тех случаев, где нет прямых доказательств участия российских властей.

В отчете указаны несколько случаев похищений, которые в итоге закончились судебным преследованием, то есть, фактически, это были незаконные задержания. Однако о них никто родным и близким задержанных не сообщал. Авторы отчета установили срок в семь дней, после которых задержания силовиками можно считать похищением. Поэтому в отчете нет фактов задержаний фигурантов дела Олега Сенцова и Александра Кольченко, родные которых узнали о задержании раньше, чем прошла неделя.

В тему: Как ФСБ фальсифицирует дела против украинцев

Три года похищений людей в Крыму в отчете КрымSOS делятся на два периода: с марта по май 2014 года и с лета 2014-го до конца 2016 года. Первый период связан с операцией по аннексии полуострова, когда российские спецслужбы и «ополченцы» зачищали полуостров от журналистов и активистов, прежде всего, приехавших с материковой части Украины, которые потенциально могли помешать провести операцию захвата. Большая часть из них была отпущена после плена и пыток, пятеро — не найдены, один — погиб. Всего в первые месяцы аннексии в Крыму, по данным КрымSOS, были похищены 23 человека.

Всего за три года в организации насчитали, по меньшей мере, 300 случаев нарушений прав человека по отношению к крымским татарам. Среди похищенных с лета 2014 года крымских татар — одиннадцать. Пятеро из них найдены мертвыми.

Авторы отчета утверждают, что практика похищений в Крыму — один из элементов запугивания, поддержания страха среди населения, особенно среди нелояльных крымских татар. Поэтому среди похищенных не только активисты, но и обычные жители, не замеченные в публичном проявлении своей антироссийской позиции.

Похищения во время операции по аннексии

С начала силовой операции по захвату полуострова и до лета 2014 года в Крыму произошло больше двух десятков громких похищений. Среди тех, кто оказался в плену российских силовых структур и самообороны, были участники Евромайдана, приехавшие в Крым, журналисты и украинские военные. Кроме российских спецслужб, в похищениях в Крыму в это время, по данным отчета КрымSOS, принимали участие вооруженная группировка «Самооборона Крыма», созданная за несколько дней до митинга 26 февраля 2014 года у здания Верховного Совета Крыма.

Члены «самообороны» задерживали или похищали, если учесть незаконный статус группировки, десятки людей. Большинство из них были переданы потом милиции, как это случилось со священником Николаем Квичем, Павлом Бабаригой и другими, некоторых передавали после пыток. Несколько похищенных, которых впоследствии освободили, заявляли, что пытали их в здании областного военкомата, а также в здании партии «Русское единство», которое собрало свою вооруженную группировку «дружинников». Весной 2014 года «самооборону» официально возглавлял Михаил Шеремет. Глава крымскотатарского Меджлиса Рефат Чубаров утверждает, что Шеремет, как минимум, знал об убийстве Решата Аметова, — первой жертвы аннексии, который был похищен самообороновцами, а впоследствии найден мертвым.

«Все случаи похищений, совершенные в этот период, имеют характер спланированной операции. Большую часть похищенных при этом удалось освободить путем переговоров должностных лиц Украины и РФ», — отмечают авторы доклада.

Первой жертвой аннексии стал крымский татарин из Симферополя Решат Аметов, который 3 марта (2014 года — КР) вышел на одиночный пикет на площади Ленина. К нему подошли три человека (двое из них были в военной форме) и задержали его при свидетелях. Посадили в автомобиль и увезли в неизвестном направлении.

Усние Аметова, дочь убитого крымского татарина Решата Аметова

Усние Аметова, дочь убитого крымского татарина Решата Аметова

В тему: Кто и почему убивает крымских татар в Крыму?

Родные Аметова обратились в милицию, однако помощи не получили. 15 марта его нашли мертвым в Белогорском районе. Все тело было в синяках и ножевых ранениях, глаза выколоты, руки скованы наручниками, на голове пакет, рот заклеен скотчем. Следствие по убийству Аметова безуспешно длилось до 2015 года, когда было приостановлено.

Супруга погибшего Зарина Аметова утверждает, что следствие фактически не стало искать убийц, несмотря на то, что похитители были опознаны, как участники «Самообороны Крыма». Они были опрошены и отпущены, следствие неофициально утверждает, что убийца уехал воевать в Донбасс. Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту убийства, однако фактически расследование вести не может. У Решата Аметова осталось трое детей.

Похороны Решата Аметова в Симферополе. 18 марта 2014 года

Похороны Решата Аметова в Симферополе. 18 марта 2014 года

В самом начале операции по аннексии в Крым с материковой части Украины стали приезжать активисты, главным образом участники победившего Евромайдана, для поддержки местных активистов и сопротивления. Многие из них были похищены, некоторых после пыток освободили. Ивана Бондарца и Валерия Ващука самообороновцы похитили на железнодорожном вокзале в Симферополе. Активисты были в камуфляжной форме, везли бронежилеты, а приехав в Крым, сразу на перроне развернули украинский флаг. Сотрудники милиции проверили у них документы и отпустили. Но после этого связь с ними была потеряна, где они находятся, до сих пор неизвестно.

В тему: Крымский премьер по кличке «Гоблин». Вторжение России в Украину прикрыли бандит и аферист

Василия Черныша, бывшего сотрудника севастопольского управления СБУ и активиста Евромайдана, задержали сотрудники милиции у него же дома. После этого никакой информации о Черныше нет.

Василий Черныш

Василий Черныш

В мае 2014 года активисты Тимур Шаймарданов и Сейран Зинединов создали организацию «Украинский дом», которая должна была объединить всех проукраинских активистов. 26 мая Шаймарданов пропал, его поисками занялся Зинединов, но уже через несколько дней и он был похищен. Камеры наблюдения на заправке у его дома зафиксировали, как возле него остановился автомобиль, в который его затолкали и увезли неизвестные. Телефон Зинединова включался после этого в пансионате «Дельфин», что подтвердил оператор связи, но охрана никого туда не пустила. После этого следы обоих похищенных потерялись.

Тимур Шаймарданов

Тимур Шаймарданов

В тему: Заложники Путина. Политические узники из Украины в тюрьмах России

Перед проукраинским митингом 11 марта был похищен симферопольский активист Михаил Вдовиченко, который нес украинский флаг по улицам города. Его избили, затащили в офис «Русского единства», где находились вооруженные люди. После этого Вдовиченко оказался в подвале военкомата, где активиста пытали.

Михаил Вдовиченко

Михаил Вдовиченко

В марте 2014 года в Крым приехали активисты движения «Автомайдан» Алексей Гриценко, Сергей Супрун и Наталья Лукьянченко. Вместе с Олегом Сенцовым они помогали украинским военным, заблокированным в воинских частях, координировали журналистов и активистов на полуострове. Ночью 13 марта их машину обстреляли, активистов задержали казаки и самообороновцы, доставили в военкомат, где избили. Гриценко увезли в Севастополь, а оставшихся в Симферополе активистов охраняли сотрудники ГРУ РФ во главе с Игорем Безлером, впоследствии полевым командиром в Донбассе. Супруна и Лукьянченко держали все время с завязанными глазами, 16 марта провели имитацию их расстрела. Вместе с ними в здании военкомата держали одесского активиста Максима Кривиденко, которого пытали больше всех: постоянно избивали, несколько сотен раз выстрелили в него из травматического оружия.

Алексей Гриценко

Алексей Гриценко

В тему: Аннексия Крыма. Анатомия. Часть 1

Всех активистов освободили 20 марта. В операции по возвращению участвовали, судя по данным отчета КрымSOS, тогдашний руководитель СБУ Валентин Наливайченко, руководитель администрации украинского президента Сергей Пашинский и другие высокопоставленные лица. Активистов привезли на блокпост Чонгар, где передали украинским силовикам.

Освобожденные

Освобожденные

Вместе с активистами освободили операторов творческого объединения «Вавилон 13» Ярослава Пилунского и Юрия Грузинова, которые приехали в Крым для съемок документального фильма о событиях на полуострове. 16 марта их похитили прямо с избирательного участка, где проходило «голосование», несколько дней продержали в здании военкомата, постоянно допрашивая. Точно так же были похищены журналистка «Украинского еженедельника» Елена Максименко и фотокорреспондент Олесь Кромпляс.

Кроме активистов и журналистов в это же время были похищены двое украинских военных — Александр Филиппов и Вячеслав Демьяненко, которого принуждали перейти на службу в российскую армию. Оба были освобождены через несколько недель.

Политика устрашения

Второй этап, который выделили авторы отчета КрымSOS — с июня 2014 года по декабрь 2016 года — характеризуется как «начало системной политики репрессий против крымскотатарского населения». Сюда же относятся первые похищения совсем другого рода. Раньше насильственные исчезновения сопровождали операцию по аннексии и их целью становились те, кто, по мнению российских силовиков, мог представлять угрозу проведению захвата полуострова. В дальнейшем же, утверждают активисты КрымSOS, похищения использовались как элемент политики запугивания нелояльного населения. В таком случае объяснимо, почему среди похищенных не только активисты.

Теперь похищения проходили тайно, часто человека неожиданно засовывали в автомобиль и увозили. Ни один из похищенных за это время не был освобожден. Несколько человек за это время были найдены погибшими, но прямых доказательств их похищения нет. Тем не менее, авторы отчета включили их в число похищенных.

Кроме крымских татар, за это время в отчете говорится еще о четырех похищенных. В сентябре 2014 года на симферопольском вокзале был задержан сотрудниками ФСБ и самообороновцами и позже арестован Валентин Выговский, приехавший из Киева для организации бизнеса. Больше полумесяца о нем ничего не было известно, пока не поступило официального извещения об аресте Выговского по обвинению в незаконном сборе коммерческой информации. Его осудили на 11 лет лишения свободы в колонии строгого режима за шпионаж в авиакосмической сфере.

Александр Костенко, бывший сотрудник симферопольской милиции, был похищен дважды, как утверждают авторы отчета КрымSOS. Он активно участвовал в событиях на Майдане, а в начале ноября пропал. Ссылаясь на анонимный источник, авторы отчета утверждают, что Костенко был похищен в Киеве, привезен в Брянскую область, где сумел бежать, переправился в Крым через Керченский пролив и скрывался у родителей в Симферополе. В начале февраля его задержали, сутки пытали, а на следующий день было официально заявлено о его задержании по обвинению в нападении на сотрудника «Беркута» во время акций на Майдане.

Второе задержание Костенко трудно назвать похищением, учитывая, что о том, где он находится, стало известно уже на следующий день от сотрудников российских правоохранительных органов. Во время пыток Костенко повредили руку, которую он рискует потерять из-за неоказания ему в колонии медицинской помощи. Активиста осудили на 3 года 11 месяцев лишения свободы.

Мать Александра Костенко

Мать Александра Костенко

В тему: Крымские татары никогда не будут жить в составе России, мы будем бороться, — Джемилев

Его отец Федор Костенко в марте 2015 года выехал в Киев для участия в пресс-конференции о пытках, которым подвергся его сын в СИЗО, однако на обратном пути он пропал. Авторы отчета предполагают, что Костенко мог быть похищен при переходе административной границы. В декабре с его номера на телефон адвоката Дмитрия Сотникова пришло малообъяснимое сообщение: «Я же предупреждал, что надо было сделать так, как я сказал». После этого о Федоре Костенко ничего не известно.

В сентябре 2014 года пропали одновременно сын и племянник известного в Крыму правозащитника Абдурешита Джеппарова — Ислям и Джевдет. На глазах у очевидцев возле Джеппаровых остановился микроавтобус, из которого выбежали неизвестные в черной униформе, схватили, затащили молодых людей в автомобиль, и уехали в сторону Феодосии в сопровождении нескольких легковых машин. Правозащитник, который для поиска организовал Крымскую контактную группу по правам человека, обратился в правоохранительные органы и к властям Крыма, встречался с Сергеем Аксеновым, однако поиски были безрезультатны.

Абдурешит Джеппаров

Абдурешит Джеппаров

В тему: Аннексия Крыма — анатомия. Часть 2

Работа Контактной группы, которая пыталась добиться от властей Крыма поиска похищенных, была фактически приостановлена, когда против одного из правозащитников — Эмира-Усейна Куку было выдвинуто обвинение в участии в «Хизб ут-Тахрир», организации, запрещенной в России. Джеппарову позвонили по поручению депутата Государственной думы России Руслана Бальбека, и настаивали, чтобы он заявил, что Куку не входит в Контактную группу. Джеппаров отказался и Аксенов больше встречаться с правозащитниками не стал.

Самое громкое из последних похищений произошло в Бахчисарае, где неизвестные похитили Эрвина Ибрагимова, члена регионального Меджлиса, члена Исполкома Всемирного конгресса крымских татар.

Мать Эрвина Ибрагимова

Мать Эрвина Ибрагимова

До этого, по утверждению отца Ибрагимова, за сыном следили и, возможно, пытались похитить. Вечером 24 мая 2016 года его автомобиль заблокировали сотрудники ДПС, после чего достали из машины, засунули в микроавтобус и увезли. Камера наблюдения на магазине напротив зафиксировала всю сцену похищения. Следствие в Крыму фактически не ведется, хотя по всему полуострову были расклеены объявления о розыске Ибрагимова. Через некоторое время на отца вышли неизвестные, которые предложили вернуть сына за деньги, силовики координировали операцию, но сделка не состоялась. Отец Ибрагимова высказывал предположения, что это могла быть фальсификация российских спецслужб, чтобы отвести подозрения от самих себя. Родные Ибрагимова утверждают, что похищение Эрвина — спланированная операция.

Кроме очевидных случаев, когда похищались активисты среди крымских татар, в этот период пропадали и люди, которые не были ни публичными, ни активными. Симферопольский бизнесмен Арсен Алиев, торговавший цветами, был похищен в апреле 2016 года. На автостанции его затолкали в машину двое неизвестных и увезли по Евпаторийскому шоссе. Таксисты утверждали, что в машине находились люди в камуфляже. Мотивы похищения трудно предположить, информации об Алиеве с того времени никакой нет.

В декабре 2015 года одновременно пропали Руслан Ганиев и Арлен Терехов, которых связывало лишь то, что они были мусульманами, прихожанами одной мечети. Российское следствие высказало предположение, что Ганиев и Терехов уехали в Сирию, однако авторы доклада КрымSOS включили их в число похищенных. Свидетельств, что мужчины собирались покинуть Крым, нет.

Кроме случаев, когда похищение было явным (есть свидетели, видео с камер наблюдения), целый ряд случаев пропаж людей в Крыму в отчете КрымSOS называется как «случаи насильственных исчезновений, в которых не зафиксированы факты, подтверждающие причастность государственные органов». Ни подтвердить, ни опровергнуть это невозможно.

3 октября 2014 года Эскендер Апселямов вышел из дома в Симферополе на работу в пекарню, которая находилась в 15 минутах ходьбы, и пропал. Никто не видел, чтобы его кто-то похитил, никто не видел его по дороге на работу. Информации о нем нет до сих пор.

Кроме того в отчет вошли случаи явно криминального, не политического характера. В октябре 2014 года во время футбольного матча пропал студент Билял Билялов, который через день был найден мертвым. Рядом с ним лежал раненый друг Артем Дайрабеков. Впоследствии молодой человек, оставшийся в живых, утверждал, что они отравились. В отчете КрымSOS приводится версия главы фонда «Крым» в Польше Резы Асанова о том, что причиной смерти стали колото-резаные раны. В августе 2015 года были найдены мертвыми пропавшие за неделю до этого Мемет Селимов и Осман Ибрагимов. На трупах ножевые ранения, но объяснить, что произошло, следствие не смогло. Подобные случаи приводятся в отчете, как не вошедшие в классификацию похищений и вряд ли имеют отношения к действиям российских силовиков на полуострове.

Наконец в отчете КрымSOS упоминается также задержание правозащитника Эмира-Усейна Куку, которое российские спецслужбы пытались провести 20 апреля 2015 года.

Эмир-Усейн Куку

Эмир-Усейн Куку

Учитывая, что оперативники были в штатском, не представлялись и, фактически избивали Куку в процессе задержания, авторы доклада назвали их действия неудачной попыткой похищения. На дороге у поселка Самота неизвестные напали на Эмира-Усейна Куку, скрутили ему руки и стали бить. Местные жители потребовали показать документы и освободить правозащитника. В ответ оказавшимися сотрудниками ФСБ оперативники посадили Куку в микроавтобус и увезли в Ялту, откуда вернулись к дому правозащитника для обыска.

Фактически аналогичная попытка задержания, которую можно квалифицировать как похищение, произошла несколько дней назад. В отчет из-за хронологических ограничений этот случай не вошел. 15 марта 2017 года сотрудники ФСБ задержали в Феодосии Эмиля Мухтеремова. Его посадили в служебную машину и увезли в отдел, откуда Мухтеремов сумел сообщить о том, что его задержали. После этого его вывезли в поле у поселка Зыбино Советского района, заставили выкопать яму, угрожая, что закопают его в ней. Когда яма была готова, сотрудники ФСБ уехали, оставив Мухтеремова в поле одного. Адвокат Эдем Семедляев предположил, что таким образом оперативники пытались заставить Мухтеремова дать показания против фигурантов дела «Хизб ут-Тахрир».

Отчет КрымSOS фактически стал первым обобщением случаев похищений в Крыму с момента аннексии полуострова. Строго говоря, это не документ с четкими параметрами и методологией, скорее публицистическое наиболее полное собрание информации о похищениях людей на полуострове, количество которых исчисляется десятками. На основании анализа этих случаев авторы отчета предложили и список лиц, которые, по мнению активистов, несут личную ответственность за похищения людей на полуострове. Среди них глава Крыма Сергей Аксенов, сопредседатель партии «Русское единство» Сергей Цеков, Михаил Шеремет, возглавлявший «Самооборону Крыма», атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда, офицеры ФСБ Ольга Кулыгина и Андрей Тишенин. Последний, по мнению адвоката Дмитрия Сотникова, может быть причастен к похищениям Александра и Федора Костенко.

Авторы доклада КрымSOS утверждают, что минимум с лета 2014 года практика похищений стала одной из форм государственной политики в отношении к нелояльной части населения. Ее целью являются страх и чувство уязвимости. Во всех случаях, где есть свидетели или момент похищения зафиксировали камеры наружного наблюдения, — в качестве похитителей выступают люди, очевидно причастные к силовым структурам. В отличие от начального периода аннексии, ни один из похищенных после середины 2014 года найден не был.

Антон Наумлюк, опубликовано на сайте Радио Свобода


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искаж