Как выявить тролля

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Голландский журналист Роберт ван де Ноордаа рассказал «Детектор медиа», как исследовал архив из 9 млн твитов российских троллей и каким образом ему удается распутывать сети фейковых аккаунтов.

В августе прошлого года Роберт ван де Ноордаа и Коэн ван де Вен опубликовали в издании De Groene Amsterdammer материал о том, как российские тролли в социальных сетях играют на эмоциях европейских и американских пользователей. Текст журналистов строится вокруг архива с твитами российских троллей, которые социальная сеть выложила в открытый доступ для исследования.

В тему: «Твиттер» показал, против кого и как воюет «фабрика» прокремлевских троллей

«Тролли активно участвуют в вопросах, касающихся Нидерландов, таких как катастрофа MH17, в отношении которой было создано около трех тысяч твитов [которые есть в архиве]. Они также вмешиваются в дебаты о расизме и миграции. Кроме того, они разжигают политический радикализм», — пишут авторы.

Американский историк Тимоти Снайдер сказал журналистам: интернет позволил россиянам на расстоянии использовать старую тактику по воздействию на эмоции. А журналист Людмила Савчук, которой удалось устроиться в Агентство интернет-исследований в Санкт-Петербурге («фабрика троллей»), рассказала детали такого влияния: «Мы узнали, что когда вы хотите оскорбить Ангелу Меркель, то должны сделать это с умом. Например, вам лучше вести себя как женщина, которая любит готовить, а потом написать в Твиттер что-то вроде: „Сегодня утром я испекла пирог, но не получилось. Он похож на лицо Ангелы Меркель!“ Вы всегда должны упаковывать свое послание в личный контент. Политическое должно смешиваться с личным».

Задача троллей — быть крайне радикальными, что прекрасно работает в социальных сетях, где эмоции распространяются значительно лучше фактов. К примеру, как исследовали ученые из Университета Джорджа Вашингтона, они выступали резко за или против вакцинации от кори в США, Италии, Германии.

Голландские журналисты отмечают: тролли пишут на десятках языков мира. Впрочем, аккаунты, которые производят контент на английском, русском или немецком, создают преимущественно свои тексты. Те же учетные записи, работающие с менее распространенными языками, например — голландским, имеют около половины ретвитов.

В издании «Детектор медиа» подробнее пообщались с журналистом Робертом ван де Ноордаа о том, как они исследовали архив с твитами и достаточно ли ІТ-компании делают для противодействия дезинформации на их платформах.

— Роберт, на то, чтобы прочитать около 9 млн твитов российских троллей, у вас ушли бы месяцы. Однако вы этого не делали, а применили программу. Что именно это был за инструмент?

— Освоить миллионы сообщений практически нереально. Вы забудете, что было в первом твите после того, как прочтете тысячу. Здесь нужна специальная программа, чтобы отфильтровать конкретную информацию по определенной теме. Поскольку тролли использовали специфические хэштеги, фильтровать было проще.

Я попросил своего товарища, который умеет кодировать на Pyton, помочь мне с решением этой проблемы. Он сделал это буквально за несколько часов. Благодаря такому инструменту я смог, к примеру, отфильтровать все сообщения, содержащие аббревиатуру МН17.

Мы копнули чуть глубже и использовали словарь голландского языка. С помощью Pyton мы спросили, какие слова из этого словаря программа смогла найти в базе твитов. Так отобрали все, что было написано на голландском. Это довольно просто.

— Когда вы начали работать с темой манипуляций в интернете? Или это было после сбитого самолета?

— Нет, я жил в свое время в Москве, где на собственном опыте столкнулся с этой пропагандистской машиной. Тогда я еще был инженером, но впоследствии изучил журналистику в Университете Эрасмус, что позволило углубиться в эту тему и разобраться, как все работает.

— Кроме российских ботов и троллей вам удалось раскрыть ботоферму певца Dotan, которую он использовал для популяризации себя, накручивания лайков, травли других артистов и т.д..Что случилось с его карьерой, когда вы раскрыли эти манипуляции?

— Он сразу удалил всю свою армию троллей, отменил ближайшие концерты и перестал делать музыку. Теперь, насколько мне известно, он живет со своим отцом в Израиле. Я не пытался разрушить его жизнь, но так получилось.

— На это исследование у вас ушло восемь месяцев. Спокойно ли редакция предоставила вам такое время на разработку темы?

— Я не занимался этим постоянно, хотя тема была приоритетной. Работа над этим материалом выпала на период с многими праздниками и избирательной гонкой, поэтому все затянулось. Но резонанс, который вызвала эта публикация, того стоил. Она стала самой читаемой на тот период в издании и до сих пор некоторые пишут об этом кейсе.

— Теперь вам удается самому находить фальшивые учетные записи. Какие инструменты используете для анализа фейсбук-аккаунтов?

— Иногда Facebook Graph, чтобы увидеть, кто стоит за этими троллями, а иногда — Stalkscan. Для некоторых проектов требуются недели, чтобы с помощью Stalkscan проанализировать учетные записи.

— Как вы находите ядро сети троллей?

— Обычно подозрительными являются аккаунты, которые только и делают, что комментируют посты определенных политиков или просто отдают большое преимущество какому-то одному контенту. Когда вы нашли один фальшивый аккаунт, дальше смотрите на группы, которые они используют. Присоединяйтесь к ним и проверьте участников этой группы. Посмотрите на их друзей в Фейсбуке, которые также могут быть троллями. Для более глубокого исследования применяйте вышеназванные инструменты.

Сейчас у меня есть своя база с сотнями активных аккаунтов российских троллей. Я готов ею поделиться с коллегами из Украины, которые могли бы исследовать подробнее их активность. Накануне выборов это для вас особенно актуально.

— Сейчас Твиттер и Фейсбук борьбе с дезинформацией уделяют значительно больше внимания. Как вы оцениваете такую работу ІТ-компаний?

— Они удаляют несколько тысяч или сотен аккаунтов, но в социальных сетях и в дальнейшем остается крайне много фейковых аккаунтов. Они оказывают значительное влияние, поэтому очевидно, что компании работают на этом поле недостаточно. Впрочем, если они удалят, к примеру, 500 тыс. троллей, их акции потеряют цену.

Это частные компании и правительствам довольно трудно на них давить, требуя полного удаления троллей. Пожалуй, единственное, что можно сейчас сделать, — это проводить исследования на эту тему, чтобы они на них реагировали удалением записей.

— Однако ведется много дискуссий о том, где граница таких удалений, и не превратится ли это со временем в цензуру.

— В этом и есть ключевой момент: нельзя просто начать цензурировать социальные сети. Это не то, что мы должны делать в демократическом мире. Но ситуация, при которой эти тролли влияют на самые демократические институты, является вопиющей.

Если бы мы жили в идеальном мире, то могли бы доверять нашим мейнстримным медиа, которые, которые, кстати, также меняются. По моему мнению, социальные сети должны также быть источником информации, которому можно более или менее доверять. Впрочем, на протяжении последних двух лет со всеми этими информационными манипуляциями мы не можем этого сказать.

В тему: Як вигдядає бот

— Каким, по вашему мнению, является уровень медиаграмотности населения в Нидерландах? Легко ли вашими соотечественниками манипулировать с помощью тех же троллей или ботов?

— У нас хороший образовательный уровень. Однако есть определенный процент граждан, которые верят пропаганде и популистам. Падение МН17 — не исключение. До сих пор есть те, кто считает, что это Украина сбила самолет. Это дикость. Большинство людей, которые были в этом самолете, — голландцы. Поэтому Нидерланды являются едва ли не главной страной, которая исследовала катастрофу. Группа, которая этим занималась, состояла из специалистов из Австралии, Азии и тому подобное. Это международная группа из нескольких сотен специалистов. Меня удивляет, как люди готовы доверять глупым анонимным троллям в сети и игнорируют глубокие исследования сотен специалистов. Невероятно, как люди верят в конспирологию и то, что Россию якобы обвиняют только из-за какого-то заговора против этой страны. Невероятно глупые идеи. Я не думаю, что люди, которые в это верят любят читать качественные издания. Такие люди считают, что если это написано в Фейсбуке, то может быть правдой.

— Как изменить это?

— Наш министр иностранных дел считает, что борьба с информационными манипуляциями — это в первую очередь задача журналистов. Однако я с этим категорически не согласен. Правительство, наконец, может также производить исследования, чтобы ограничить влияние социальных сетей и заставить их удалить эти фейковые аккаунты. Впрочем, пока в Нидерландах речь не идет о каких-то законах против информационных манипуляций, вроде того, что был принят во Франции.

 

Владимир Малинка, опубликовано в издании Детектор медиа

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com