Кинофестивали Украины: одесские «понты» ОМКФ и киевская «Молодость» праздника кино

|
Версия для печатиВерсия для печати

 Часть первая: почему Одесский кинофестиваль выглядит как дородная дама, резко разбогатевшая за счет усопшего родственника? Долго ли протянет ОМКФ, зачатый под политическими флагами власть имущих? Скорее всего – до тех пор, пока флаги не сменятся, и чете Тигипко не придется экономить на лишнем костюме Brioni, чтобы на Новый год съездить все-таки в Альпы, а не в Карпаты.

Зачем в Украине кинофестиваль, если нет кинопроизводства? Зачем Украине несколько кинофестивалей, если кинопроизводства все еще нет? Зачем Украине кинофестивали, если кинопроизводства так и не появится в ближайшие годы? Эти вопросы часто возникают в разговорах об украинских киносмотрах. Попытаемся на них ответить.

Будучи сторонними наблюдателями, не вовлеченными в перипетии, разразившиеся «под коврами» двух самых крупных культурных событий страны, учуяв запах интриги, мы попробовали разобраться, что стоит за двумя международными кинофестивалями Украины. Прошерстив записи в блогах и фейсбуках, прочитав целую кучу интервью и репортажей с мест событий, и, конечно, поговорив с посетителями самих фестивалей.

Нужно признать: наличие в Украине уже двух крупных киносмотров - даже при отсутствии украинского современного кино как такового - оказывает большое влияние на отечественную культурную сферу. Кроме выполнения своих прямых функций – смотр свежих новинок мирового кинематографа (в основном - авторского; Стивена Спилберга нам и так покажут) и создание благоприятной для общения атмосферы,Одесский международный кинофестиваль и КМКФ «Молодость», по сути, свидетельствуют о фактическом раздвоении, наблюдаемом в культурной жизни страны.

С одной стороны, в сфере культуры есть Одесский кинофестиваль (далее – ОМКФ): с красными дорожками, дорогими костюмами у высокопоставленных джентльменов и глубокими декольте у их спутниц, тоннами не очень качественной рекламы, десятками пресс-конференций и, конечно же, большим бюджетом. Будучи не особо отягощенным интеллектом в плане программного наполнения, ОМКФ очень четко выполняет другую функцию: собрать в летней, пышной, кулинарно изысканной Одессе побольше зрителей, то есть, туристов, попутно ознакамливая их с хитами так называемого «арт-мэйнстрима», собранными по многочисленным зарубежным кинофестивалям.

Кроме обилия «гламура» и показушной респектабельности, у ОМКФ есть и другая функция, выполнение которой напрямую зависит от политических реалий нашей с вами Родины. С одной стороны, очень неполиткорректно считать, что такая предприимчивая натура, как Виктория Тигипко, не смогла бы создать этот Голем без протекции свыше, гарантом чего является фамилия ее мужа, первого вице-премьер-министра в нынешнем правительстве. С другой стороны – нужно быть слепым отшельником c гор, где нет телефона и доступа к интернету, чтобы не проводить параллели между стремительным взлетом ОМКФ по ивент-иерархии и замужеством Виктории Тигипко за тем же Сергеем Тигипко, уже упомянутым нами первым вице-премьером, вхожим к Президенту.

Сургей и Виктория Тигипко

Получила бы инициатива создать в Одессе кинофестиваль столько положительных откликов у чиновников, если бы не политическая протекция? Смогла бы какая-нибудь Агафья Прытконогая - бизнес-леди того же ранга и тех же по объему капиталов, создать событие такого уровня, если бы у нее не было столь политически влиятельного мужа?

Интересней другое – долго ли проживет ОМКФ, зачатый под политическими флагами власть имущих? Скорее всего – до тех пор, пока флаги не сменятся, ветер не подует в другую сторону, и чете Тигипко не придется экономить на лишнем костюме Brioni, чтобы на Новый год съездить все-таки в Альпы, а не в Карпаты. Сегодня влиятельность супруга Виктории Тигипко уже под большим вопросом: став простым «винтиком» в «Партии регионов», он быстро утратит весь публичный лоск, а вместе с ним и символические дивиденды в виде обложек журналов и биллбордов, красующихся по всей стране в предвыборные времена. Ответ очевиден.

Но Виктория Тигипко - неглупая женщина. И чтобы не выглядеть пустоголовой блондинкой, для которой организация подобных мероприятий – прихоть, вызванная бездельем между маникюром и спа-салонами, Виктория вооружилась самым приличным оружием из всех, которые были в арсенале. Она наняла для организации ОМКФ дистрибьюторскую компанию «Артхаус Траффик», занимающуюся тем, что худо-бедно возит в наш кинопрокат так называемое авторское кино, или, как его еще называют, артхаус.

Виктория Тигипко и Рутгер Хауер
Виктория Тигипко и актер Рутгер Хауер

Таким образом, Виктория подсадила маленькую компанию, которая никогда особой прибыльностью не отличалась, на денежную «иглу» – у сотрудников «Артхаус Траффика» появилась возможность больше ездить по кинофестивалям, смотреть свежие фильмы и радоваться жизни и золотым бейджикам с надписью «Professional».

Между тем, в «Артхаус Траффике» тоже не дураки сидят. Занимая и без того удобную позицию прокатчиков, старающихся не переутомлять своего зрителя тяжелым авторским кино-наследием, компания весьма удачно вписалась в бизнес-проект под названием «Одесский кинофестиваль».

Заручившись поддержкой программного директора фестиваля, знакомого каждому украинскому киноману, кинокритика и жизнерадостного друга кино Алика Шпилюка, состоявшийся оргкомитет радостно провозгласил рождение нового праздника кино – в летней солнечной Одессе, с нарядными дамами и «концептуальным чувством юмора» – главной темой фестивальных программ, сформулированной вполне в духе линии нынешней партии-правительства – туманно и загадочно.

Что в итоге получилось? Получился не молодой фестиваль-наглец, хорохорящийся перед своими бедными сородичами яркими одежками и знакомствами со звездами мировой величины, а дородная дама, резко разбогатевшая за счет усопшего родственника.

Бюджет последнего (вернее, второго) ОМКФ составлял 3 миллиона евро – и это сумма, судя по обнародованным бюджетам других крупных фестивалей страны, неподвластная для осваивания даже тем, кто занимается организацией культурных мероприятий гораздо дольше, чем Виктория Тигипко.

Жаль только, что кроме тех вещей, которые, образно говоря, можно купить за деньги – пышные церемонии открытия и закрытия, яркие звездные гости кинофестиваля и фильмы, которые уже стали хитами в мире кино и обречены на участь «свадебного генерала» на Одесском кинофестивале (например, «Пина» Вима Вендерса – первый артхаус-фильм в 3D, «Меланхолия» Ларса фон Триера – режиссер оскандалился в Каннах), – организаторам кинофестиваля в Одессе больше похвастаться-то и нечем.

Даже те из них, кто изначально принадлежал в когорте киноманов по долгу своей профессии (Викторию Тигипко, при всем уважении, судя по ее интервью и выступлениям перед публикой, вряд ли можно отнести к синефильскому роду), ничего более оригинального, чем принадлежность ОМКФ к поклонникам «арт-мейнстрима», придумать больше не могут.

В конце концов, утомленная солнцем братия работников Одесского кинофестиваля и вовсе допускает проколы в стиле «оговорок по Фрейду» – например, выкладывает на официальной странице фестиваля в Facebook альбом с фотографиями тех, кто не соблюдал дресс-код «black-tie» на церемониях закрытия и открытия, будто расставляя приоритеты – по одежке встречают, а че у кого в голове творится – уже не так и важно.

И еще из нехорошего: жалобы бывших работников ОМКФ на то, что им не доплатили значительную часть зарплаты или гонорара за проделанную работу. Слухи о том, что на первом фестивале в Одессе решение по поводу раздачи наград принимало не жюри, а было спущено «сверху» самой Викторией Тигипко (в итоге, по словам журналистов, был награжден самый слабый фильм конкурсной программы) подтверждают вывод о том, что пристальное внимание организаторов приковано более к внешнему лоску, чем к внутреннему содержанию фестиваля.

Все это формирует ОМКФ как архетип сугубо украинского культурного события. События, направленного на освоение бюджета и набирание политических баллов, события, в котором предпочтение оказывается анонсам и красивым заявлениям, чем реальным делам. События, в общем-то, отлично характеризующего нынешнее состояние культуры в Украине.

(Окончание следует)

Вениамин Орлов, специально для «Аргумента»


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com