Колонизация Крыма: у оккупантов есть план. А есть ли план деоккупации у Украины?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

К освобождению Крыма нужно готовиться уже сегодня.

«Я считаю невозможным возвращение Крыма в ближайшие три-пять лет. Объясню, почему. Лично моя точка зрения заключается в том, что Крым вернется в состав Украины тогда, когда в России от экономического кризиса начнутся в очередной раз центробежные силы. В настоящий момент это может казаться бредом и фантастикой, но можно посмотреть ленты новостей середины 1990-х годов, каким образом развивались события и в Калининграде, и в Татарстане... потом взорвалась Чечня. Мы все это видели собственными глазами», — заявил заместитель министра по делам оккупированных территорий Георгий Тука в эфире телеканала «112 Украина». По его мнению, события в РФ по тому же алгоритму могут повториться, и необходимо готовиться к их использованию: «Если мировое сообщество не уменьшит давление на Россию, мы все это будем наблюдать в ближайшие 5—10 лет».

Что ж, оценка перспектив возобновления статус-кво Крыма абсолютно трезвая; однако в то же время с такими перспективами — даже в наилучшем для Украины варианте! — связан целый ряд серьезных проблем, на которые нельзя закрывать глаза и к решению которых следует уже сегодня готовиться.

Одна из главных проблем здесь — это доминирование среди активной части населения Крыма (включая Севастополь) пророссийских настроений и неизбежное усиление таких настроений в результате миграционной (точнее, колонизаторской) политики власти РФ. И даже если согласиться с публицистом Павлом Казариным относительно того, что 20% крымчан — это потенциально «ядерный» проукраинский электорат, то не менее «ядерных» пророссийских сил на полуострове больше.

Вспомним, как заселялся Крым после депортации оттуда коренных народов и какие последствия это имело. Первая волна переселения охватила период с 1944 до 1950 года. Это было преимущественно организованное («добровольно-принудительное») переселение из ближайших к границам Украины областей РФ для заполнения этнодемографического вакуума после депортации крымскотатарского народа и представителей некоторых других этносов (греков, немцев, болгар, армян).

Немало людей из этой волны переселения и их наследников еще до сих пор проживают в жилищах, принадлежавших депортированным. Вторая волна охватила период с 1950-го до 1964-го, речь идет тоже о преимущественно организованном переселении из российской «глубинки» для восстановления разрушенных войной городов, создания промышленности и реконструкции аграрного сектора.

Третья волна — это период с 1964 до 1975 годов, уже преимущественно стихийная миграция; в «поисках лучшей судьбы» люди из всех регионов РФ ехали в Крым, этому способствовала тогдашняя искусственная индустриализация (неразрывно связанная с усиленной милитаризацией) полуострова, который звался в СССР «непотопляемым авианосцем». Последняя же, четвертая волна миграции, выплеснулась на полуостров с 1975-го и до конца 1980-х; это была стихийная миграция в связи с ухудшением жизненных условий в Центральной России.

Представители этой последней волны в большей степени, чем предыдущие, стали самыми выразительными носителями антиукраинских настроений, они имеют наиболее прочные и наиболее разветвленные личные связи с Россией, чувствуя себя ее посланцами на юге, они, как правило, охотно рекрутировались во всевозможные антиукраинские организации и принимали участие в операции «КрымНаш».

Все четыре миграционных волны поддерживались своеобразными «осадниками» — то есть отставными военными российского происхождения, которые получали далеко не наихудшие условия при расселении; значительная их часть (особенно из числа бывших политработников) была априори настроена по-антиукраински.

В целом, население Крыма российского этнического происхождения после 1991 года имело достаточно высокий уровень российско-советского самосознания, но тесно связанного с экономическими факторами, прежде всего личным благосостоянием (поскольку значительное количество либо этих россиян, либо их дедов и отцов в разное время прибыло в Крым, в расчете на жизненные блага). В случае принципиального улучшения экономической ситуации в Украине в прошлые годы Кремль вряд ли сумел бы осуществить мобилизацию населения, кроме представителей определенных ожесточенно антиукраинских групп, в поддержку своих «зеленых человечков».

И хотя этнические россияне Крыма были меньше всего среди населения регионов Украины готовы к восприятию украинского языка, культуры, истории, однако социально-экономический фактор мог побуждать большинство этой категории населения в конце концов смириться с пребыванием в составе Украинского государства. Как известно, случилось иначе — и немалую роль здесь сыграли щедрые обещания едва не райской жизни в случае присоединения к России в 2014 году и немалые средства, брошенные в первые месяцы в социальную сферу полуострова для закрепления российской оккупации.

Не меньшую роль сыграл и другой фактор. Среди значительной части крымского населения русского этнического происхождения после 1 декабря 1991 года господствовали настроения выжидания и склонности к лояльности относительно Украины и даже интеграции в украинское общество. Однако отсутствие политической воли официального Киева, его слабая, невыразительная, нерешительная политика в Крыму сформировала иные настроения: мол, Украина — это несерьезно и ненадолго. А среди бывших военных и служащих, которые в основном имеют привычку уважать любую, но суровую и решительную власть, украинская власть прошлых времен вызывала лишь безграничное пренебрежение и презрение.

Вместе с тем в Крыму до 2014 года проживало приблизительно полмиллиона этнических украинцев. При этом, по результатам проведенной оккупантами «переписи», их количество снизилось до 300 тысяч. Это лишний раз подтверждает террористический характер российской оккупации, потому что люди боятся правдиво указывать свое этническое происхождение; точно так же выросла численность россиян, что свидетельствует о том же. При этом в результате вялой политики центральной власти русификация крымских украинцев длилась и при независимости Украины, что имело свои последствия в 2014 году.

Российские оккупанты и их прислужники понимают, что сохранение предыдущего состава населения Крыма — даже при описанных выше обстоятельствах — является для них нежелательным, поскольку «политическое болото», которое составляет подавляющую часть крымчан, может в случае выгоды для себя перейти на украинскую сторону. Поэтому уже теперь прилагаются значительные усилия относительно изменения этнодемографического баланса.

В частности, речь идет о создании условий повседневного бытия, неприемлемых для всех жителей Крыма, сориентированных на Украину. Говорится о постоянном давлении, запугивании, грубом «правосудии», атмосфере бесправия и негарантированности личной безопасности, об уничтожении любой украинской культурной, языковой, исторической, информационной и других присутствий в Крыму. Это уже дало свои результаты: по официальным данным из Крыма на материковую Украину на протяжении двух лет переехало свыше 20 тысяч лиц, а по неофициальным данным (что явно ближе к истине) — до 100 тысяч.

Усиливается давление на крымских татар и, невзирая на призывы Меджлиса к ним любой ценой оставаться в Крыму, количество крымчан, которые выезжают за Перекоп, постоянно увеличивается. Причем это наиболее молодые и активные представители крымскотатарского народа. В то же время усиливается политика заселения Крыма гражданами РФ, в первую очередь представителями чиновническо-бюрократического корпуса, которые призваны заменить «ненадежные» местные кадры. Завозят также представителей российских парамилитарных формирований «казаков» и разных «патриотов» из состава радикальных организаций.

Однако пока что главенствуют кадровые российские военные, и в этом нет ничего странного, учитывая тот факт, что в Крыму сформирована многотысячная армейская группировка, которая постоянно растет, и усиливается Черноморский флот. Как заявило министерство обороны РФ еще в апреле 2014 года, оно планирует строительство 20 тысяч квартир в Крыму для военных (это где-то 60—70 тысяч лиц).

С 2015 года в Крыму началось массовое жилищное строительство для Вооруженных сил и других силовых структур РФ. Так, в августе 2015 года в Севастополе сдали микрорайон на две тысячи квартир, в ближайшее время планируют построить еще 10 тысяч квартир, а также четыре тысячи комнат в общежитиях. И это только в одном Севастополе, а на полуострове хватает и других «военизированных» городов.

Кроме того, оккупанты активно развивают ипотеку для военных. Благодаря ипотеке тысячи офицеров, сверхсрочников и контрактников могут приобрести себе жилье в Крыму. И не только те, которые сейчас служат на полуострове, но и те, кто несет службу на российском Севере, на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке.

Собственно говоря, в Севастополе еще до событий 2014 года такая политика мирной на то время колонизации, при безразличии официального Киева, осуществлялась все годы пребывания там российского флота. Сначала строились кварталы жилых домов для российских военных, а затем школы для их детей, а затем филиалы вузов РФ, а вместе с ними расширялась сеть пропагандистских медиа…

Следовательно, Россия активно меняет этнодемографический состав населения Крыма. За два с половиной года на полуостров прибыло не менее 200 тысяч граждан РФ. А в Севастополе население за их счет увеличивается до двух-трех тысяч лиц в месяц. Изменение этнического состава населения контролируемой территории — это классика колонизаторской политики.

А потому в Крыму время не работает на Украину. Сегодня в случае возникновения глубокого внутриполитического кризиса в РФ (а в России сногсшибательные политические события имеют способность происходить внезапно, например, неполные сто лет тому назад — демократическая революция) 20% «ядерного» проукраинского населения при содействии Киева (не обязательно официального) полностью могут преодолеть «ядерные» пророссийские силы.

Вопрос в том, как максимально уменьшить число тех, кто активно поддержал «КрымНаш», а вместе с тем получить хотя бы нейтралитет (желательно доброжелательный) других групп. Но что делать в случае, если за названные Тукой 10 лет «ядерная масса» крымчан, преданных Российской империи при любой политической погоде, превысит 50% населения? И нашей власти, и гражданскому обществу, и Меджлису следует иметь план действий на такой случай — но лучше не допустить осуществления в Крыму колонизаторских планов Кремля и радикальных этнодемографических и этнополитических трансформаций на полуострове. Как это сделать? Это уже тема обсуждения в узком кругу экспертов.

Сергей Грабовский, Игорь Лосев;  опубликовано в газете День


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при ис