Лечение инфаркта государство уже оплатило: новая система распределения бесплатных стентов

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Этим летом в Минздраве заявили: отныне за стентирование при остром коронарном инфаркте в 100% случаев будет платить государство, а необходимое для этого оборудование закупят на сэкономленные бюджетные средства. Как сейчас работает новая схема распределения стентов и действительно ли удается покрыть всю потребность в оборудовании и материалах, которые фактически спасают жизни пациентов в первые часы после инфаркта.

Стенты уже стали причиной громкого медицинского скандала этого года между министерством Ульяны Супрун и руководителем Института сердца Борисом Тодуровым, когда взгляды министра и хирурга разошлись на систему финансирования тех или иных заведений.

Ежегодно в Украине происходит около 40 000 инфарктов. Почти половина из них требует безотлагательного стентирование в течение первых часов, иначе человек может умереть.

Этим летом в Минздраве заявили: отныне за стентирование при остром коронарном инфаркте в 100% случаев будет платить государство, а необходимое для этого оборудование закупят на сэкономленные бюджетные средства.

С момента закупки стентов прошло чуть больше двух месяцев. INSIDER решил узнать, как сейчас работает новая схема распределения стентов и действительно ли удается покрыть всю потребность в оборудовании и материалах, которые фактически спасают жизни пациентов в первые часы после инфаркта.

«Часть стентов держали в ящиках, чтобы дать, кому нужно»

17 июля на сайте Минздрава появилась новость о том, что в этом году правительство покроет почти всю потребность в стентах при срочных операциях. Практически впервые сэкономленные благодаря специалистам по закупкам Crown Agents бюджетные средства позволят удовлетворить годовую потребность в стентах, пишут в публикации. На закупку более 10 тыс стентов и сопутствующего оборудования было выделено 155,8 млн гривен.

В Минздраве заявили: теперь за операцию при остром инфаркте наконец гарантированно будет платить не пациент, а государство.

Раньше необходимые пациентам стенты распределяли на население в областях. Но значительную часть операций все равно часто делали за собственные средства пациента. Также большая часть стентов шла на плановые операции, тогда как при остром инфаркте, когда счет времени идет на часы, необходимого стента в больнице часто вообще не оказывалось.

«Стенты шли в профильные департаменты в областях, а не в больницы. Часть стентов держали в ящиках, чтобы дать, кому нужно. Никаких критериев распределения не было. Процесс происходил бесконтрольно, — комментирует заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский, — Вообще для пациента схема действовала примерно так: человеку нужна плановая операция. Он не спеша едет в Киев, получает, условно говоря, в Институте Сердца справку о необходимости стентирования.

Тогда снова едет с этой бумажкой к себе в область. Там стент или дают, или не дают. И если дают, то человек повторно едет в Киев на операцию. И пока человек вот так катается, в это время у другого пациента происходит инфаркт, когда помощь нужна вот прямо сейчас. Человека скорая привозит в больницу, а там стенты отсутствуют! Отсутствуют, потому что они лежат где-то в областном департаменте, и чтобы его получить, надо обивать пороги».

Александр Линчевский слева

«Будут смотреть, какая больница ближайшая»

Сейчас стенты начали распределять напрямую в государственные больницы, где оказывают неотложную помощь при остром коронарном инфаркте.

«Острый коронарный синдром мы лечим много лет. Раньше почти все экстренные случаи у нас покрывались за счет того малого бюджета, который нам давала Академия Наук, — говорит главный врач Национального института сердечно-сосудистой хирургии им. Амосова Сергей Сиромаха,- Стенты различных размеров нам передавали и из области. Если они по каким-то параметрам пациенту не подходили, то к оплате за стент привлекали или благотворительные фонды, или деньги самого пациента. Но когда человека с инфарктом привозит скорая, там уже не до финансовых вопросов! Помощь предоставляем всем без исключения. Бесплатные стенты — это прекрасно. Но как будет с дорогостоящим оборудованием, которое для этого тоже нужно?».

«Мы оперируем в основном детей, но стенты нам также нужны, потому что у нас есть еще «взрослое» отделение. Наш центр сейчас занимает третье место по потребности в стентах. На первом месте — институт Амосова, на втором — Институт сердца. Если говорить о нас, то сейчас стенты покрывают абсолютно всю нашу потребность, — говорит Владимир Жовнир, главный врач «Научно-практического медицинского центра детской кардиологии и хирургии МЗ Украины» (известный в Украине как центр кардиохирурга Ильи Емца — ред.).

«По новой программе распределения, будут смотреть, какая больница ближе. Человека из полтавской области должны успеть привезти в Полтаву в ближайшие часы. А раньше, чтобы прооперировать человека, надо было выбивать на это деньги где-то из центра. Сейчас закупленное оборудование будет использоваться именно там, куда привозят пациента», — комментирует Жовнир.

По его словам, новое распределение — это шанс пациенту получить помощь быстрее, чем это было раньше. Потому что раньше человек мог стенты просто не получить.

Если человека «схватил» инфаркт на правом берегу Киева, то скорая повезет пациента или в Амосова, или в центр Емца. Если на левом берегу — то в Институт сердца. Ранеьше в организации этого процесса царило больше хаоса: на транспортировку времени тратили больше, и в больнице стента могло не оказаться, добавляет Линчевский.

Анонимно медики из областных больниц признаются: при остром инфаркте пациентам чаще всего предлагали поставить временный стент, после чего надо принимать дорогие лекарства (примерно 1,5-2 тыс гр) и примерно через год все равно приходилось менять стент на постоянный, платный. К тому же, далеко не всегда эти материалы были хорошего качества.

В тему: Луценко и Грицак рассказали о системе поборов замминистра МОЗ: «мы были шокированы»

Так и не создали сеть реперфузионных центров

Чтобы спасать людей при остром коронарном инфаркте, в больнице должен быть ангиограф — оборудование, которое позволяет выполнять такие операции. Врачи признаются: оборудование если и есть, то устаревшее и часто ломается. Ангиографы есть в городах-миллионниках. А для районного центра это — редкость.

Врачи говорят: кроме самого предоставления стентов, нужно создавать больше заведений, где их смогут ставить. Только тогда можно снизить смертность от инфарктов.

Долгое время государство обещало создать сеть реперфузионных центров — мест, где таких пациентов могли бы спасать очень быстро, говорит Дмитрий Луфер, операционный директор частной клиники Into-Sana.

«Это позволило б значительно уменьшить смертность, сократить сроки пребывания пациента в стационаре, улучшить качество жизни. Государство обещало, но ничего не делало. Конечно, очень сложно оценить это из Киева, где таких проблем давно не существует. Но города-миллионники часто работают с одним ангиографом. Когда он ломается, люди с острым коронарным синдромом остаются без медицинской помощи», — говорит он.

По словам Луфера, это привело к тому, что частные центры начали развитие таких направлений у себя.

Зимой 2017 года правительство выделило 150 млн грн. на закупку оборудования, необходимого для таких срочных операций в регионах, в том числе — в районных больницах. Ангиографы за эти средства должны закупить местные бюджеты. Как быстро это сделают — зависит уже от местной власти, говорят в Минздраве. Закупать оборудование будут поэтапно.

Во Львовской области есть четыре ангиографа. На всю область этого достаточно, но одному из этих четырех ангиографов — уже 11 лет, хотя рассчитан он на 8 лет использования. В идеале их нужно обновлять каждые 3-4 года. Местные врачи говорят: два года назад один ангиограф вышел из строя на четыре месяца, в прошлом году — на два месяца. И в это время спасать пациентов в этой больнице просто не могли.

Столь необходимые ангиографы

«В 2016 году диагностировали 2304 острых инфарктов миокарда у жителей области. В стентировании нуждались все эти люди. Но операцию провели только 370 из этих больных. Главным образом потому, что люди часто терпят боль в сердце до последнего, не обращаются к врачу, — говорит Татьяна Тарасова, заместитель главного врача Львовского областного кардиологического центра — Кроме этого, пациенты думают, что за стенты надо платить огромные суммы. Это сдерживает их от обращения к врачу. Но если все будут знать, что теперь это будет бесплатно, то и обращаться к врачам будут чаще», — объясняет она.

«Наша идеальная картинка — это когда пациента с инфарктом привозит скорая в больницу, а там стент есть всегда. Операцию должны провести своевременно и бесплатно. Все должны четко понимать: все, за инфаркт государство уже заплатило. Эта идея должна прочно закрепиться в нашей медицинской культуре», — добавляет он.

За плановую операцию пациент платит сам

Между тем по новой программе стенты уже начали распределять в профильные медицинские учреждения в зависимости от ее мощностей.

«Кто ставит больше стентов, тот их больше и получает. Ставите сто стентов — получаете сто. Ставите 500 — получаете 500», — говорит Александр Линчевский.

И при этом плановые (не срочные) операции пациент будет оплачивать сам, добавляет он. Также за это могут платить местные бюджеты, где после начала процесса децентрализации денег стало гораздо больше, говорит замминистра.

Некоторые города за счет собственного бюджета действительно покупают стенты для определенного количества людей, говорит Дмитрий Луфер. И при этом услуги врача, как правило, все равно оплачиваются пациентами, говорит он.

«В Одесской области когда-то действовала областная программа, когда покрывали 100% расходов на эти цели за счет областного бюджета. Правда только в государственной больнице. Но при этом сумма, которая выделялась, превышала стоимость аналогичных услуг в частных центрах», — объясняет специалист.

По его словам, цены на стенты зависят от производителя и типа самого стента. Так, индийский может стоить 10 тыс грн, а американский со специальным лечебным покрытием — до 100 тыс грн.

Если стент ставят пациенту платно, то очень часто в государственных больницах врачи прячут стоимость своей работы в стоимость стента, получая ее уже от компании-поставщика, говорит он.

«Тогда для пациента все выглядит так, что он заплатил только за стент, а врач свою работу выполнил бесплатно», — добавляет Луфер.

«Китайских стентов там точно не будет»

В этом году удалось закупить 7762 коронарных стента ведущих производителей США и 2592 стента из Европы. Один такой стент стоит от $70 до $150.

«Китайских стентов там точно не будет», — уверяет Линчевский.

В новой системе распределения стентов важно и то, что оборудование и материалы были закуплены именно международными организациями, говорит Дмитрий Шебембей, общественный активист, председатель правления общественной организации «Всеукраинская сеть ЛЖВ».

«Такой закупкой удалось сэкономить почти половину средств. Это прежде всего удар по главным врачам профильных больниц, поскольку именно они обогащались за счет тендеров. Теперь от закупок стентов они отстранены, поэтому очень нервничают», — говорит он.

В тему: Почему никто никогда не видел бедного главного врача

В то же время и.о. Министра здравоохранения Ульяна Супрун заявляет: закупка лекарств и оборудования через международные организации была временным явлением. Согласно планам Кабмина, в ближайшие годы создадут государственную закупочную организацию, но она больше не будет сотрудничать с международными организациями. Вместо этого закупки будут проводить через систему ProZorro.

«Большей глупости я еще не слышал»

Директор столичного Института Сердца, доктор медицинских наук, кардиохирург Борис Тодуров считает новую систему распределения стентов абсолютно некорректной.

«Поставки были, но для нашего заведения это капля в море. Особого прогресса мы не увидели. Посудите сами: покрытые медицинские стенты мы использовали в первые две недели после поставки. Вот буквально вчера поставили пациенту последний из запасов. На них была огромная очередь. Металлических непокрытых стентов (временных и более дешевых — ред.) у нас хватит еще на пару месяцев. Может, удастся до нового года как-то растянуть. А вот что я дальше буду делать — не знаю», — сказал Борис Тодуров.

По его словам, при старой схеме решения о таких поставках принимались коллегиально, когда собиралась комиссия из представителей Минздрава и профильных медицинских учреждений, а сами стенты давали по численности населения в областях.

Борис Тодуров. Фото УП.Життя

В тему: Чем владеют самые богатые руководители государственных медучреждений — ЦПК

«Большей глупости, чем поставки в соответствии с мощностью больницы, я еще не слышал. „Кому-то дают, кому-то не дают“ — это что за формула, когда ее придумали? Я категорически не понимаю такого механизма распределения. Это дискриминация целых областей, поскольку в Житомирскую дали всего 28 стентов, тогда как у них происходит 500 инфарктов в год! То же — в Сумской области, Луганской, Донецкой. Чем житель Сум хуже жителя Киевщины, куда материалов направили больше? Как быть прифронтовым областям, где стоит свой ангиограф, а стентов нет? Решение об их распределении сейчас принимают два человека: Александр Линчевский и Максим Соколов (Соколов — главный внештатный специалист МЗ Украины по специальности „Кардиология“ — ред.). Два человека собираются, пьют чай и придумывают вот такие схемы», — добавил он.

Правда, в комментарии INSIDER Борис Тодуров перечислил именно те области, где стоят ангиографы, которые связывают с частной клиникой «Альфа Медика», что находится в помещении возглавляемого им Института Сердца.

Но если раньше стенты давали на количество населения, то теперь — на количество инфарктов. Потому что некоторые из стентов, которые выделяли областям раньше, просто не использовались, объясняют этот комментарий в Минздраве. Тогда частично они становились составной частного бизнеса. По новой схеме, в упомянутые Тодуровым области распределили действительно меньше стентов, чем раньше. Но прежде часть этих учреждений, так и не использовав большинство стентов, отправляли их в возглавляемый Борисом Тодуровым Институт Сердца.

«Там этими поставками уже распоряжались по своему усмотрению, в том числе — могли продавать. Тодуров публично заявлял, что в его заведении стентов катастрофически не хватает, и поэтому ему из областей по доброй воле отправляли те стенты, которые не использовали. В государственных больницах Луганщины „государственного“ ангиографа действительно нет. Есть ангиограф Тодурова, но он находится в частной клинике. Конечно, на частные учреждения МЗ стенты не выделяет», — комментирует Александр Линчевский.

Екатерина Гончарова, опубликовано в издании INSIDER

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текс