Мелкими шагами. Как изменилось благосостояние украинцев за 20 лет

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Несмотря на все проблемы современности, украинцы живут лучше, чем 20-25 лет назад.

Говорят, жизнь движется по кругу. Но если человек усваивает ее уроки, то по спирали, то есть с определенным вектором продвижения вперед или вверх. В последнее время в Украине участились разговоры о том, что мы возвращаемся в 1990-е, якобы кружась на месте из-за неосвоенных уроков периода независимости. Однако анализ статистических данных свидетельствует: сегодня в среднем по стране уровень жизни заметно выше, чем 20 лет назад, а нередко он превосходит даже показатели «стабильного и благополучного» советского периода.

В тему: Украина: о будущем страны без будущего (точка зрения)

Твердый запас

Пожалуй, самым фундаментальным показателем уровня материальной жизни является жилье. По результатам прошлого года его фонд в Украине составил 974 млн м2. Даже с учетом потерь от аннексии Крыма и оккупации части Донбасса это на 5,6% больше, чем в 1990-м, и лишь на 0,45% меньше, чем в 1995-м.

Примечательно, что среднее количество жилых квадратных метров на одного украинца выросла с 17,8 в 1990-м до 18,9 в 1995-м и 22,7 в прошлом году. За последние два десятилетия показатель поднялся на 20%. И, хотя основным его количественным фактором стало уменьшение населения Украины, это не должно вводить в заблуждение. За два десятилетия в эксплуатацию введено около 170 млн м2 жилья, то есть, грубо говоря, 15-20% наших соотечественников улучшили свои жилищные условия, получив новые, комфортные дома.

В прошлом году в эксплуатацию было принято 11 млн м2 жилья, что лишь немного не дотягивает до рекордного показателя 2013 года (11,2 млн м2), хотя в 2015-м помещения строили в совершенно других социально-экономических условиях, чем три года назад. Этот уровень заметно выше, чем в 1995-м (8,7 млн м2, в конце 1990-х было еще меньше — 5-6 млн м2), но значительно ниже, чем в 1980-х (17-20 млн м2). Итак, если судить по жилой площади, то сегодня благосостояние в Украине значительно лучше, чем 20 лет назад.

Но за последние два десятилетия улучшились не только количественные, но и качественные характеристики домов. Можно только догадываться, сколько украинских семей за время независимости сделало нормальный ремонт собственных домов. Статистика об этом молчит. Зато немало скажут количество разнообразных оптово-розничных строительных магазинов и супермаркетов, которые сейчас есть в стране, и размах, с которым они росли на протяжении последних 10 лет. Если бы на их товар не хватало спроса, такого стремительного развития не произошло бы.

Forbes оценивает состояние семьи Герег, владельцев сетей «Эпицентр» и «Новая Линия», примерно в $200 млн. Если отталкиваться от этого показателя, то оборот первой и второй сетей в Украине по количеству супермаркетов составляет $1-2 млрд. Это позволяет приблизительно оценить масштаб: количество домохозяйств, ежегодно делающих ремонты в собственных домах, кратно сотням тысяч, а за последние 20 лет суммарно измеряется миллионами.

Кроме ремонтов помещений, кардинально улучшилось и их наполнение. В 2014-м (статистические опросы проводят раз в два года, более свежих данных пока нет) в среднем на 100 домохозяйств в Украине приходилось 119 цветных телевизоров. На 2000-й — год начала наблюдений — их было всего 69, а в 1990-х, очевидно, еще меньше.

Два года назад из 100 семей 37 имели компьютеры, 49 — микроволновки, 16 — кухонные комбайны, на каждую семью приходилось практически по 2 мобильных телефона (197 на 100 домохозяйств). А в 1990-х годах этими благами цивилизации украинцы не только фактически не обладали, но и редко о них слышали. Если с 2000 года среднее количество холодильников на 100 домохозяйств выросло на 24, то это означает, что около четверти украинцев начала ими пользоваться. Примерно вдвое больше граждан получило свой ​​телевизор.

Аналогичная ситуация с автопарком. По состоянию на 1990-й количество легковых автомобилей в личной собственности украинцев составило 3,27 млн единиц. Через пять лет их число увеличилось до 4,47 млн. По данным Госстата, в 2011-м соответствующая цифра превышала 6,5 млн (более свежих данных нет, но, вероятно, сегодня показатель перевалил за 7 млн). И хотя довольно трудно оценить, какую часть автопарка потеряла Украина в результате аннексии Крыма и оккупации Донбасса, однозначно понятно, что сейчас автомобилей гораздо больше, чем было 20 лет назад.

Это можно очень легко отследить по изменениям загруженности улиц и количеству пробок в городах. Многие помнят: еще полтора десятилетия назад в Киеве и лет 7-10 назад в крупнейших областных центрах проблема пробок практически не существовала. Потому что не было столько автомобилей.

Сейчас эта проблема становится нормой для все большего числа городов. Это и есть показатель роста уровня материального благосостояния. Хотя в этом случае рост благосостояния идет параллельно с ухудшением экологии и вообще с ухудшением комфорта проживания (шум машин, выхлопные газы, проблемы с проездом на работу и т.п.). А это также касается уровня жизни человека, правда, других его измерений.

В тему: Экономика областей, работающих на внутренний рынок, стабильна (инфографика)

Хлеб насущный

Приведенные показатели четко показывают, что сейчас в Украине жить лучше, чем 20 лет назад. Однако может возникнуть два замечания. Во-первых, купить новое жилье или автомобиль, сделать дома ремонт или приобрести крупную бытовую технику позволит себе далеко не каждый. Это может означать, что жизнь богатых действительно лучше. Но разве бедных — тоже? Во-вторых, большинство приведенных данных — это показатели запаса, сформированные в основном еще до Революции Достоинства и войны. Подтвердят ли выводы, сделанные на их анализе, другие данные — показатели потока, то есть регулярного потребления?

Начнем с еды. По данным Госстата, потребление плодов (фруктов), ягод и винограда в 1990-м составило 47 кг на человека, через пять лет уменьшилось до 33 кг, а в прошлом году равнялось 51 кг. Явный шаг вперед, а его уже не припишешь только богатым слоям населения. Заметим, что за два года после революции этот показатель снизился на 5 кг на человека или почти на десятую часть, но все равно остается заметно выше, чем два десятилетия назад. Похожая ситуация с овощами и бахчевыми: в 1990-м украинцы покупали их 102 кг на человека в год, в 1995-м — 97 кг, а в 2015-м — 161 кг, причем после революции уровень потребления почти не изменился (163 кг в 2013-2014-м).

В чем-то подобная картина и потребления мяса и мясопродуктов: в 1990-м — 68 кг на человека в год, в 1995-м — 39 кг (многие горожане помнят, что в «лихих девяностых» хлеб на столе был не каждый день, а о мясе и говорить нечего), в 2015-м — 51 кг (уменьшение за два последних года на 5 кг.; потребление мясного существенно уменьшилось за период кризиса 2014-2016 годов.

Значительная часть мясопродуктов на внутреннем рынке производится в Украине, поэтому более показательным в оценке уровня обнищания населения будет потребление рыбы и рыбопродуктов, львиную долю которых импортируют. Так, в 1990-м украинцы покупали за год 17,5 кг рыбы и рыбопродуктов (ох, эта дешевая советская рыба на любой вкус), в 1995-м — 3,6 кг, в 2013-м — 14,6 кг, а в прошлом году — только 9,0 кг (на 38% меньше).

Динамика потребления даров моря, как видно из приведенной статистики, чувствительна к экономическим кризисам, поэтому лучше показывает их глубину. Так что сегодня Украина еще очень далека от 1990-х. В то же время можем быть уверены: еще два-три года таких темпов падения экономики, как в 2015-м (а в настоящее время это возможно только в случае эскалации боевых действий), — и уровень потребления рыбопродуктов 1995 года станет вполне достижимым.

Если анализировать распределение потребления различных групп продуктов по уровню доходов, тем меньше фруктов, рыбы и мяса за последние два года стали покупать как бедные, так и богатые украинцы: снижение соответствующих показателей касалось всех пяти квинтильных групп, выделенных по доходам от 20% самых бедных до 20% самых богатых. То есть нельзя утверждать, что падение потребления произошло сугубо среди бедных. А значит, и малоимущим, и толстосумам до 1990-х все равно далеко.

Кто-то, видимо, удивится, но кризисная экономия и уменьшение потребления касались еды даже в большей степени, чем одежды. По данным Госстата, за 2014-2015 годы по сравнению с 2013 г. конечные потребительские расходы домохозяйств на продукты и безалкогольные напитки снизились на 32,6% в фиксированных ценах, а на одежду и обувь — на 13,5%. Можно было бы сделать вывод, что теперь люди едят и пьют аж на треть меньше, чем два с половиной года назад, но это не совсем правильно, потому что, очень вероятно, речь идет об отказе от дорогих, особенно импортных видов продовольствия, которые имеют повышенное влияние на общую статистику.

В тему: Демография Украины за 25 лет: минус 9 млн людей (ИНФОГРАФИКА)

Показательные факторы

Можно привести еще несколько альтернативных показателей, которые дополнят картину. Например, по данным Киевского международного института социологии, на начало 2016 года 62% взрослого населения Украины пользовались интернетом, среди людей 18-39 лет эта доля достигла 91%. Два десятилетия назад проникновение «всемирной паутины» в Украине составило менее 1%.

Возникает вопрос: интернет — роскошь или средство коммуникации? Пожалуй, скорее — второе, если судить по тому, что в 2013-м им пользовалось только 49% граждан, а за два с лишним года доля выросла на 13%. То есть, несмотря на экономический кризис, украинцы не сбавляют обороты в потреблении коммуникационных услуг, и это, очевидно, касается как бедных, так и богатых. Из динамики глубины проникновения интернета можно сделать вывод, что уровень жизни в стране не перестал расти даже после революции.

Еще один индикатор — денежные переводы работающих за рубежом. Можно по-разному относиться к этому явлению, акцентировать больше внимания на его социальных аспектах или экономических. Но очевидны два момента. Во-первых, сегодня гастарбайтеры зарабатывают огромные деньги, благодаря которым материальный уровень их семей в Украине достаточно высок.

По данным НБУ, если в 2000 году переводы работников из зарубежья составили $61 млн, то в течение последних 5-10 лет сумма равнялась $1-2 млрд (в зависимости от того, как учитывать неформальные каналы перевода средств). А это заметное пополнение бюджетов сотен тысяч семей и карманов миллионов украинцев. Во-вторых, сам факт существования нескольких миллионов гастарбайтеров свидетельствует о том, что выезжать за пределы страны стало заметно легче. И это также элемент лучшей жизни.

По данным Госстата, в 2015-м количество граждан Украины, выезжавших за границу, перевалило за 23 млн. Многие из них путешествовали для отдыха. А еще лет 20 назад это могли себе позволить считанные лица (доступной статистики, к сожалению, нет): и из-за общего тяжелое материальное положение, и из-за серьезных барьеров для пересечения границы.

Тарифная бедность?

Наконец, пожалуй, наиболее социально значимым сегодня будет сравнение уровня жизни в соответствии со стоимостью жилищно-коммунальных услуг. Если верить Госстату, то за 2014-2015-й усредненные цены на жилье, воду, электроэнергию, газ и другие виды топлива подскочили на 151%, а затем существенно росли и в 2016-м. При этом инфляция за два предыдущих года составляла 66,7%, то есть тарифы увеличивались с темпом в два с половиной раза выше, чем все цены в стране в целом. Тема расценок на жилищно-коммунальные услуги сегодня особенно остра, и больше прочего вызывает разговоры о том, что Украина возвращается в бурные 1990-е. Но есть ли реальные основания так считать?

Больше всего подорожал природный газ для нужд населения. Сегодня его единая цена составляет 6879 грн за 1 тыс. м3. Три года назад она варьировалась для разных категорий потребителей в пределах 725,4-2954,1 грн за 1 тыс. м3, то есть в течение двух с лишним лет выросла в 2-10 раз. Много это или мало?

По данным Госстата, среднемесячная зарплата в Украине в первом полугодии 2016-го была 4838 грн, средняя пенсия в начале этого года — 1699,5 грн. Это означает, что сегодня на валовой оклад работника можно купить 703 м3 голубого топлива, на пенсию — 247 м3.

А как было 20 лет назад? В 1995-м среднемесячная зарплата составляла 73 грн, пенсия — 11,56 грн (как известно, денежная реформа состоялась в 1996-м, поэтому приведенные данные специально перечислены в гривне). К тому же эти цифры отчасти были доступны только на бумаге: все, наверное, знают о наличии в 1990-х значительных долгов по зарплатам и пенсиям, которые толстым хвостом тянулись из года в год и были погашены до рубежа веков, да и то не все.

Что касается стоимости газа, то 17 февраля 1995 года приказом Минэкономики тарифы были установлены на уровне 2,8-4,7 коп./м3 в зависимости от категорий потребителей, затем 19 мая их повысили до 4-7 коп./м3, дальше было еще одно повышение, а в начале 1996 года стоимость голубого топлива установили на уровне 6-11,5 коп/м3.

Таким образом, в течение 1995-го на среднюю зарплату можно было купить 635-2607 м3, на пенсию — 101-413 м3 газа. В реальности приведенные здесь максимумы были практически недоступны, ведь учитывая инфляцию, в 1995-м еще значительную, в начале года зарплаты и пенсии заметно не дотягивали до среднегодового значения, а темп роста тарифов в течение года превышал темп прироста доходов.

Отсюда вывод: два десятилетия назад покупательная способность зарплаты, измеренная в кубометрах природного газа для бытовых нужд, находилась на уровне нынешней или немного выше. Причина — за два десятилетия доходы украинцев увеличились настолько, что перекрывают настоящий многократный рост стоимости газа, необходимый для ее приведения к рыночному, экономически обоснованному уровню. В то же время покупательная способность пенсии в 1995-м была в среднем даже меньше, чем сейчас, что обусловлено очень низким ее тогдашним уровнем в пропорции к зарплате.

Итак, именно пенсионеры, к которым сейчас нередко апеллируют политики-популисты, говоря о высоких коммунальных тарифах, сейчас живут не хуже, чем в 1990-е, даже если ориентироваться на этот очень радикальный показатель. А поскольку государство раздает субсидии кому надо и кому не надо, сегодняшняя ситуация с тарифами может быть хуже, чем в начале 2000-х, но никак не в середине 1990-х.

Если оценивать проблему в комплексе, поскольку не газом единым жив человек, то остальные факторов прогресса, доступные в настоящее время и о которых упомянуто выше, с лихвой перекрывают неудобства, связанные с коммунальными тарифами. Даже претерпев затяжной экономический кризис 2014-2016 годов, по очевидному большинству измерителей уровня материального благосостояния украинцы живут сегодня лучше, чем 20 лет назад. И это касается, вероятно, всех категорий населения.

Нематериальные факторы

Последний вывод подтверждают еще и другие факторы. Вспомним два из тех, которые интегрально оценивают уровень жизни. Первый — средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении (см. «Фактор прогресса»). В прошлом году она составляла 71,38 года, что на 1,4% больше, чем в 1990-м, и на 6,9% превышает минимум, зафиксированный в 1995-м. Казалось бы, что в этом показателе особого и чего стоят эти небольшие приросты?

Но в том-то и дело, что средняя продолжительность жизни — это показатель, который охватывает все. На него влияют и количество погибших в шахте горняков, и контролируемость таких болезней, как туберкулез или ВИЧ/СПИД, и уровень преступности, который растет в случае падения благосостояния, и эффективность экономики, которая определяет уровень доходов, и социальная защита пенсионеров, которая зависит от степени развития государственной машины, и многое-многое другое.

Поэтому даже за наименьшим приростом средней продолжительности жизни может стоять настоящая революция в отдельных отраслях страны, например государственном управлении или здравоохранении. А это и есть составляющие уровня жизни человека, которые определяют ее если не прямо, то косвенно.

Второй фактор — индекс человеческого развития (Human Development Index, HDI), который рассчитывает Программа развития Организации Объединенных Наций (см.«Умеренный прогресс»). Он состоит из 12 субиндексов, учитывающих демографические, экологические, экономические и другие моменты.

Согласно этому измерителю по результатам 2014 года (более свежих данных нет) мы отстаем практически от всех стран-соседей, но находимся заметно выше, чем в 1990-м, а тем более в 1995-м. Даже если предположить, что в 2015-2016-м значение HDI будет ниже из-за войны и экономического кризиса, нам все равно далеко до 1990-х. Проведя параллели с балканскими странами, которые в последнем десятилетии ХХ века страдали от войны, можно увидеть, что от уровня 2014-го мы не упадем ниже 1990-х, даже если конфликт затянется лет на пять и будет активным.

Явное большинство приведенных и проанализированных показателей уровня жизни имеет сегодня значительно более высокое значение, чем 20 лет назад, а нередко и большее, чем в начале независимости. То есть, несмотря на длительный экономический кризис последних лет, говорить о возвращении в 1990-е некорректно и слишком преждевременно. Понятно, что проблемы и невзгоды того периода у многих людей уже стерлись из памяти, а вместо этого резкое падение материального благосостояния за последние два года мозолит глаза и мысли каждый день. Но объективно, если взять за мерило весь период независимости, украинцам живется не так плохо, как многие говорят.

Любомир Шавалюк, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на г