Оборона Мариуполя. Гнутово, перемирие, спецназ

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Гнутово

Попасть из Мариуполя на фронт недолго. Уже полгода у города стоят «трактористы» из Чечни и «шахтеры» из Северной Осетии, которые либо сами переделали тракторы в танки, или купили танки в ростовском военторге. До недавнего времени большинство мариупольцев просыпалось под гром артиллерийской канонады на востоке города.

А некоторые даже засыпали под пулеметные очереди.

Собственно, на этот раз еду к местам недавних боев вместе с киевским волонтером и блогером Валей Охлопковой, которая бывает в Донецкой и Луганской областях больше, чем в столице.

На этот раз Валя пришла в Мариуполь, заручившись разрешением командование сектора «М» собирать экспонаты для выставки «Оборона Мариуполя» в музее «Киевская крепость». Я взялся ей в этом помогать, потому что кто о нас узнает, если мы, мариупольцы, сами для этого пальцем не пошевелим?

На передовую (пренебрежительное «передок», которое бытует среди гражданских, военные очень не любят) едем на вахтовом «ГАЗ-66». С нами четыре парня из морской пехоты. Одесситы — этим все сказано, скучать не придется.

Хотя, честно говоря, если бы я не знал, что они морпехи, ни за что бы не догадался — обычный камуфляж-униформа с шевронами сектора «М» (Мариуполь) и с нашивками группы крови. Только у командира «Грома» (позывной изменен) на рукаве куртки шеврон ВМС Украины. «Гром» сидит в кабине и дает указания по рации.

Только «ГАЗ» запрыгал по мариупольским дорогам, у старшего над нами (в фургоне) лейтенанта Пети рация сказала голосом «Грома»: «Берегите гражданских». Берегите — это значит натянуть на себя защиту. Мы послушно натягиваем на себя новые бронежилеты и кевларовые каски. Все — украинского производства.

За шутками время бежит быстро, а мы как будто едем на прогулку, а не на фронт. Валя начинает фотографировать (пока можно, на передовой — нет, нет!). Ребята в шутку для большей солидности всунули мне в руки РПГ-18 (реактивный противотанковый гранатомет) «Муха», и с таким, вооруженным до зубов, меня увековечили на фото.

Вдруг «ГАЗ» встал. По рации команда: «Выходите!». Для нас развернули складную железную лестницу, но я лихо спрыгнул без нее на прямые ноги. «Сейчас получу» — только подумал, и точно: «Гром» отчитал меня за ребячество: «Если прыгаешь в брониках, надо ноги сгибать в коленях, потому что позвоночник может посыпаться». Куда, «Гром» не уточняет.

Впереди хорошо знакомое до войны село Гнутово.

Бойцы во главе с «Громом» и мы идем на позиции. Несмотря на то, что мы (гражданские) в касках и бронежилетах, ребята нас взяли в кольцо, кроме того «Гром» приказал «в случае чего» бежать за Владом — веселым парнем в итальянской каске (каска у него без камуфляжной чехла, поэтому блестит на солнце как лысина Котовского). Влад не одну неделю провоевал в Гнутово, поэтому чувствует себя, как рыба (или все-таки морпех?) в воде.

Мы идем через дачный поселок по разбитой дороге к блокпостам. Морпехи идут медленно, держа АКСы дулами вниз. Дорога была разбита задолго до войны — такие здесь хозяева.

Ребята тыкают на свежую воронку слева. Подходим. «Град?» — переспрашивают ребята друг друга. «Скорее всего, да» — вставляю свои пять копеек.

Подобных воронок только после обстрела Восточного микрорайона Мариуполя — сотни. Здесь уже на глаз видно.

В тему: Убийство «по братски». Как Россия убивала мариупольцев. Хроника расстрела

Через несколько десятков метров — четыре воронки одна за другой. «Минометные?» — Спрашиваю у Влада. «Да» — неспешно отвечает. Дачные домики разрушены, целый на весь поселок увидели только один.

Огороды усеяны посеченными осколками ветвями деревьев и самими осколками. В одном из огородов прямо из земли торчит целый снаряд, неразорвавшийся. По дороге мы с Валей не забываем собирать осколки для выставки. Благо здесь этого добра с остатком. Осколки из крупнозернистого чугуна, он легко ломается, оставляя очень острые края.

Впереди — действующий блокпост, БМП с надписью на пушке «Анютка» и боец в каске с очками. «Курорт, — говорит он. — А еще вплоть до 18 февраля здесь было жарко». Словно опровергая его слова, где-то на юге, у Широкино, заговорила артиллерия. Несколько взрывов — и тишина.

Гнутово после обстрелов

В тему: Расстрел по-русски. Боль Мариуполя в социальных сетях

«Гром» поговорил по рации, докладывая кому-то, что прибыли, и идем дальше. По обе стороны дороги окопы, из которых выглядывают бойцы, в одном нам улыбнулась девушка-артиллерист (вы себе можете представить подобный сюрреализм?) мирно возилась у ящиков со снарядами.

Передовая — место, где все осмысливаешь заново. Здесь гражданские мысли не годятся. Даже мелочи, которые в тылу не замечаешь, там, где гуляет смерть, становятся значимыми. Когда мы шли мимо артиллеристов, мне позвонила известная общественная деятельница Оксана Левкова (координатор движения «Не будь равнодушным»). И только тут я понял, что начало рингтона моей мобилки напоминает свист мины!

Ребята как-то напряглись, Влад бросил на меня быстрый взгляд. Мне стало не по себе: «Все в порядке, ребята, у меня такой рингтон». Ранее, во время «путешествий» на войну я выключал мобилку и вынимал из нее аккумулятор, а тут расслабился. По возвращении в Мариуполь я сразу же сменил «опасную» мелодию.

Влад показал наш подбитый танк, вернее то, что от него осталось. «Ребят там не было?» — спрашиваю. «Нет, танкисты как раз в блиндаже сидели». От танка остался только бронекорпус, который разрезают по частям. Возле танка куча разорванных 20-мм и 30-мм гильз, остатки снарядов «Град» и даже целая крыльчатка от 85-мм мины.

Многое из этой кучи смертоносного металла переместилось в Валину сумку камуфляжной раскраски. «Сколько же здесь смертей лежит?» — спрашиваю себя. «Много» — отвечает «Гром». Ребята, еще те кавалеры, галантно подхватили тяжелую сумку с фронтовыми артефактами и отдали Вале уже при возвращении в Мариуполь.

Детская игрушка и осколки «Града». Фото сделано после попадания «Града» в одну из квартир Мариуполя 24 января 2015 года

В одном из разрушенных новеньких дачных домов (осталась только часть стен) мы не без удивления увидели целое зеркало в старинной раме, и несмотря на шуточные протесты «Грома» («Вы что, мародеры?»), сняли его. «В музей на экспозицию». Зеркало затем путешествовало в Киев.

По дороге мы как-то не заметили (потому что смотрели по сторонам), что «Гром», боевой офицер, который в свое время остался верен присяге, оставил Крым, где базировалась часть, и теперь воюет здесь, в Приазовье, шел с нами без бронежилета — свой ​​он отдал кому-то из нас. И спокойно шел, рискуя жизнью, по передовой, отдав свой ​​шанс на жизнь нам.

Спасибо тебе, Защитник и офицер! Правда, был третий день перемирия, гремело редко и далеко, но всякое могло быть — война...

Влад по дороге рассказывает о недавних боях. «Вон там, — показывает на юг. — сошлись с нами владикавказцы. Врукопашную. Но быстро пятками сверкнули». «Десантники?» — уточняю. «Спецназ. А по этой дороге мы когда-то охоту на зайцев устроили. Рассыпались цепью и пошли по полю. С нами десантура была, из ДШБ (десантно-штурмовой батальон, спецназовцы — прим. авт.), ребята под два метра ростом. На одного зайца. Постреляли немного, начальство звонит, что там у вас такое? Ничего, отвечаем, все в порядке». «Зайца поймали хоть?» — меня разбирает смех. «Конечно, только маленький он был, на всех не хватило».

Возвращаемся к машине. По дороге навстречу нам прошел рейсовый автобус, из которого выглядывали люди, и спокойно покатил себе на оккупированную территорию. «Москали далеко?» — спрашиваю. «До наступления (10 февраля полк „Азов“ отбил у оккупантов 20 километров нашей земли — прим. авт.) они были в 5 километрах отсюда, сейчас около 7. Вон, бахают». На юге снова стреляют орудия.

У машины ребята здороваются с местным жителем Сашей, мужчиной лет 45-ти. Он рассказал, как в соседский огород прилетело два «града», «один из другого торчит. Не верите, пошли посмотрим!». Мимо пробегает, вернее, подпрыгивает собака с перебитой осколками задней лапой.

На ее мордочке нет страдания — и животные привыкают к войне. «Тоже АТОшница» — пытается пошутить Влад, но шутка получается какой-то печальный.

Сколько страданий принесла эта война ...

По дороге назад, в Мариуполь, ребята рассказывали случаи из довоенной жизни. И никто не вспомнил о причине нахождения этих веселых одесситов здесь, в Приазовье. «Приготовиться, наш корабль прибывает в порт приписки Мариуполь» — говорит рация голосом «Грома» на плече лейтенанта Пети.

Мы в тылу. Защитникам можно теперь и расслабиться.

P.S. Выставка из того, что мы собрали на передовой, открывается 11 марта в музее «Киевская крепость»

Вадим Джувага, Мариуполь — Гнутово, опубликовано в издании  Тексти.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com