«Оказался наш отец не отцом, а сукою» *

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Дело об измене Родине Онищенко не заменит собой дела о ее разграблении Порошенко.

«И примешь ты смерть от коня своего», — почему-то именно эта строка приходит в голову после ознакомления с «пробниками» откровений народного депутата Александра Онищенко, тайно задокументировавшего аудио- и видеофакты политической коррупции Петра Порошенко и двух его конфидентов — загонщика Игоря Кононенко и ловца Макара Пасенюка.

И дело не во всемирно известной увлеченности Онищенко конями и «кобылами», и даже не в созвучном прозвище угодившего в скандал президентского бизнес-партнера — Игоря Кононенко. Дело в том, что если бы не Петр Алексеевич и не его «удлинители рук», в Верховной Раде не было бы депутата по имени Александр Онищенко. Ведь еще в 2014 году, на этапе регистрации кандидатов в народные депутаты, ZN.UA сообщало: Онищенко в течение двух лет отсутствовал в стране более чем по 240 дней, что было нарушением требования к кандидату о необходимом пятилетнем проживании на территории Украины. ЦИК, на основании документов, предоставленных, кстати, по инициативе СБУ, отказал претенденту в регистрации. Но волшебные силы помогли любителю длительных отлучек получить решение суда в свою пользу.

С куполами церквей на агитационных бордах поставщик удовольствий разномастным гедонистам всего мира, включая новоизбранного президента США, успешно перешагнул порог украинского парламента. Специалист тылового обеспечения МВД по образованию и активный член «киселевской» бригады по роду занятий; доверенное лицо Черновецкого и один из основных спонсоров «Батьківщини» последних лет; газовик-затейник и талантливый коммуникатор Александр Онищенко Петром Порошенко был возведен в статус «Решалы именем президента Украины».

По данным источников ZN.UA из ближнего круга народного депутата, Онищенко располагает несколькими кейсами записей.

В первом — покупка голосов под необходимые решения в зале парламента.

Во втором — отжим потоков и долей в пользу бизнесмена Порошенко и Ко.

В третьем — распределение теневых дивидендов с той же командой в сфере работы с «Укргаздобычей».

Есть и четвертый кейс, записанный, правда, не new-Мельниченко, а людьми медиавладельца Виктора Зубрицкого, и касается он всего комплекса торгов людей Порошенко, приведенных на переговоры Александром Онищенко при попытке покупки (отжима) канала 112.

Во всем этом фестивале купания в грязи Онищенко принимал самое активное участие. И слушать его обвинения, произносимые с достоинством Белого рыцаря, лично мне мерзко. Однако, какую бы брезгливость ни вызывал источник информации, его обвинения в адрес президента должны быть тщательным образом изучены, сопоставлены с реальными событиями и оценены по закону.

Теперь вопрос — по чьему закону? Американскому, российскому, украинскому?

Первые реакции СБУ и ГПУ на старт заявлений Онищенко доказательно продемонстрировали, что дело Леонида Деркача и Михаила Потебенько живет, но деградирует. О готовящемся компроматоизвержении в ZN.UA знали еще с середины октября. Полагаю, что на Банковой — гораздо раньше. И что?

Выброшенные в массмедиа скрин-шоты переписки одного из адвокатов опального нардепа не добавили к делу почти ничего, кроме подозрений в открытости Viber для отечественной спецслужбы.

Заводимое против Онищенко дело об измене Родине, вполне вероятно, не лишено оснований. Но оно не заменит собой дела о ее разграблении.

Все те же близкие к Онищенко источники утверждают, что первыми слушателями, зрителями и чтецами накопленного нардепом массива свидетельств стали отнюдь не американские юристы. «Если бы в день голосования о снятии неприкосновенности и разрешения на арест Онищенко не бравировал своим нахождением в Москве, решение через зал бы не прошло. По крайней мере, не об аресте. Из Москвы в таком уязвимом положении и просто так, без „инвентаризационного номера“, никто не улетает». Более того, источник утверждает, что один из украинских каналов еще в середине осени закончил работу над фильмом по материалам Онищенко. Но фильм так и не вышел на экраны. Лично я не располагаю доказательствами передачи Александром Онищенко данных ФСБ РФ. Но и причин, способных остановить такого человека от подобных действий, не вижу.

Обращение к американским спецслужбам могло быть для Онищенко как попыткой сохранить билет, позволяющий свободно перемещаться по цивилизованному миру, так и операцией прикрытия. Вряд ли переданные им файлы добавили что-то существенное к уже имеющимся знаниям американцев о Петре Порошенко и его ближайшем окружении. Но на фоне публичности происходящего, факт приема-передачи оперативных данных американскими прокурорами говорит о том, что президент Украины угодил в молох юридической машины США. А это — большая проблема. И для самого Петра Порошенко, и для страны.

В принципе, за ошибки, нечистоплотность или преступления президентов всегда платят их страны. Своими перспективами, интересами, достоинством. Александр Онищенко не способен рассказать ничего нового о способе действий и целеполаганиях украинской политической верхушки. Но он, если правдой являются рассказы очевидцев об имеющихся у него записях, — способен доказать происходящее.

Компрометирующие факты, при попадании в руки иностранных спецслужб, открывают широкий диапазон возможностей, начиная от давления на главу украинского государства с целью получения необходимых политических или экономических решений, до управления временем пребывания фигуранта на его посту.

Петр Порошенко своей необязательностью и никому ни разу не заметной провинциальной хитростью утомил всех: и Меркель, и Олланда, и Обаму, и Путина, и даже Манафорта, входящего нынче в четверку самых доверенных людей Трампа, подбирающих для нового президента кадры. Даже главе небольшой и обессиленной, по целому ряду причин страны, нельзя обещать сильным мира сего все и всякий раз скатываться с обещанного. Сначала так теряется уважение к лидеру, а потом и сострадание к стране. А уж если допустить, что финансовая разведка США действительно работает, а не имитирует деятельность как наша, а глава администрации Путина Вайно принимает очередного доверенного посланца Порошенко, прибывшего обсудить нюансы, связанные с работой Липецкой фабрики, то о каком уважении может идти речь?

Записи Онищенко могут стать как катализатором определенных процессов в нашей стране, так и умереть в архивах новостных лент. Все зависит от того, способны ли основные игроки оперативно сделать свои ставки на нашем поле. Сейчас внутри страны нет энергии, способной выдавить действующего президента с занимаемого поста: ни у большинства общества, ни у большинства олигархов нет на примете фигуры, в которую можно было бы перелить власть в случае отставки Петра Порошенко. Но если внешний фактор консенсусно — на базе «усталости от Украины» — серьезно вмешается в ситуацию, то мы вполне можем услышать проникновенную прощальную речь пятого президента Украины. Правда для того, чтобы это произошло, хотя бы один из крупных внешних игроков должен иметь свою ставку в стране и уверенность в том, что в результате досрочных выборов власть достанется своему сукину сыну.

Сегодня такой ставки нет ни у кого. Европа в подобные игры не играет. Новая американская власть еще не определила свою политику в отношении Украины и сделает это, скорее всего, лишь после того, как определится со своей стратегией по отношению к России. Бюрократия Минюста США может как законсервировать дело Онищенко, так и откупорить его в нужный момент. Путин как бы и определился со своей личной симпатией к Бойко, но не уверен в его способности победить на президентских выборах без участия в голосовании «ДНР» и «ЛНР».

Да и однозначная ставка на политическую силу не сделана, доверие к политическим инструментам Рината Ахметова утрачено, и никакие встречи с Сурковым и руководителем эфэсбешной «пятерки» Беседой не помогут любимцу Нуланд — «единственному украинскому олигарху, с которым можно иметь дело» — восстановить это доверие. Большого доверия к фигуре Рабиновича в Москве, несмотря на поддержку и внутрикремлевский промоушн Медведчука, не испытывают: пользуют, но опять-таки, как и в случае с Януковичем — брезгуют, полагая, что не бывает не только бывших КГБистов, но и сидельцев.

В то же время, как предположил один из знатоков больших политических игр, если раньше к Петру Порошенко применялась тактика «тысячи мелких порезов», то теперь действия Онищенко могут привести к нокдауну, а, возможно, и к нокауту. «Совершенно очевидно, что по мере нарастания скандала, замять который вряд ли удастся, президенту все сложнее будет собирать парламентское большинство и Рада утратит не только управляемость, но даже подобие эффективности». А это может повлечь за собой досрочные парламентские, а там — и президентские выборы.

Перевыборы без вызревшей в общественном сознании качественной альтернативы так же опасны, как и усталое гниение и ничегонеделанье, повышающее резистентность к любым нравственным вызовам. Требование и обеспечение прозрачного, оперативного расследования выдвинутых обвинений должны стать тактикой активной части общества. В противном случае мы сможем с сожалением утверждать, что за 16 лет, минувших с начала первого кассетного скандала (стартовавшего 28 ноября 2000 года), в нашей стране ничего не изменилось. Хотя нет, виновата: Юра Луценко поменял сторону баррикад.

(* В заголовке использованы строфы из «Поэмы о Сталине» Александра Галича)

Юлия Мостовая, опубликовано в издании Зеркало недели. Украина


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма