Откровения Зеленского по «вагнеровцам»: все хуже, чем мы думали

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   © Офис президента

Признание президента вывело из-под удара главу ОП Ермака, но поставило под удар Украину. Помните фразу: «Это хуже, чем преступление. Это ошибка»?

  Она периодически всплывала в памяти во время просмотра интервью Владимира Зеленского телеканалу «1+1». В нем президент прокомментировал сорванную операцию украинских и американской спецслужб по документированию преступлений «вагнеровцев», воевавших и совершавших преступления в Донбассе, и их поимке. В Украине подозревали, что операция была сорвана из-за утечки информации, предположительно произошедшей из ближайшего окружения Зеленского. Действительность оказалась хуже, пишет  ZN.UA.

На эту тему: О предательстве. Почему провалилась операция по захвату группы «вагнеровцев»

Почему? Рекомендую посмотреть интервью Зеленского по этой ссылке (смотреть, начиная с 32 минуты).  

Для тех же читателей, которые хотят сэкономить время, перескажем несколько ключевых тезисов президента.

Во-первых, Зеленский подтвердил проведение спецоперации по поимке «вагнеровцев», хотя последние десять месяцев в ОП эту историю называли «запойной» и «дезинформационной кампанией».  

Во-вторых, Зеленский подтвердил ранее озвученную информацию ZN.UA, что операция готовилась украинскими спецслужбами совместно с иностранной спецслужбой. (В публикации ZN.UA речь шла об американской разведке.)

В-третьих, Зеленский сообщил, что идею проведения данной операции подали другие страны, которые «максимально затягивали в этот вопрос» Украину.

В-четвертых, Зеленский снял подозрение в утечке информации с главы ОП Андрея Ермака заявив, что он сам рассказал Александру Лукашенко о «вагнеровцах» и попросил выдать Украине боевиков. Однако тот этого не сделал. Это был последний разговор Зеленского и Лукашенко.

В-пятых, Зеленский рад, что спецоперация не состоялась, так как, сравнивая ее с принудительной посадкой самолета авиакомпании Ryanair в Минске, это могло плохо закончиться для Украины. «То, что этого не произошло, проводя параллели с тем, что было в Беларуси, я считаю, что это слава Богу. Что мы проявили вопрос субъектности в этом важном вопросе», — несколько косноязычно пояснил он свою позицию.

Офис президента

Трудно сказать, какие мотивы толкнули Зеленского на то, чтобы прервать почти десятимесячное молчание и признать свою главную роль в срыве этой операции.  

Стремление обелить репутацию Ермака в глазах западных партнеров? Поддержать главу своей патронатной службы во внутриполитических противостояниях? «Я доверяю этому человеку», — сказал Зеленский о главе офиса президента, тем самым укрепляя аппаратные позиции своего поводыря, на месяцы пресекая разговоры в политтуссовке о том, кто станет следующим главой ОП, и одновременно давая сигнал Западу (и Востоку), кто является его самым доверенным лицом.

Стремление сыграть на опережение? Но в последнее время на Банковой перестали нервно вздрагивать при упоминании расследования Bellingcat.

На эту тему: Страшное кино для Вовы

Впрочем, нельзя исключить, что украинский президент не имел другого выбора: возможно, о роли Зеленского в срыве операции вскоре и так все узнали бы и поэтому он стремился, чтобы историю о «вагнеровцах» узнали в его интерпретации, а не Лукашенко. Ведь, кто знает, как бы ее подал самопровозглашенный президент Беларуси и как бы в этой истории выглядел глава Украинского государства. А так Зеленский первым представил свою версию событий.

Но признание Зеленского в том, что это он сдал операцию по поимке «вагнеровцев», создало президенту новые проблемы. Интересно, советовался ли он с юристами, когда готовился говорить о спецоперации наших спецслужб? Ведь после признания Зеленского не только сторонники Порошенко заговорили о том, что в действиях украинского президента наблюдаются признаки госизмены, поскольку он обнародовал служебную конфиденциальную информацию, которая касается деятельности украинских и иностранной спецслужб.  

Впрочем, учитывая нынешние политические расклады в Верховной Раде, маловероятно, что парламент проголосует за импичмент. Это, впрочем, не означает, что обвинение в госизмене не будет преследовать Зеленского после окончания его каденции. Но реальностью также является и то, что лидеры государств имеют право принимать политические решения. И хотя нам может не нравиться способ, каким украинский президент принял решение прервать операцию украинских спецслужб, но это его право.

Мы можем лишь предполагать мотивы, подтолкнувшие Зеленского к решению взять телефонную трубку и позвонить Лукашенко. Информированные собеседники ZN.UA, знающие бюрократические процедуры принятия решения по проведению крупных спецопераций украинских спецслужб, сомневаются, что Зеленский узнал о планах по поимке «вагнеровцев» на финальном этапе операции. Что бы ни говорил Порошенко, но операция, которая планировалась во время его президентства, была иной, нежели при его преемнике. Источники ZN.UA утверждают, что при Зеленском операция по поимке «вагнеровцев» проговаривалась на нескольких совещаниях и постепенно видоизменялась. А раз так, то почему Зеленский вначале согласился на проведение сложной игры разведок, а потом отыграл назад?

Офис президента

Возможно, в ОП и в самом деле посчитали, что операция по поимке «вагнеровцев» не имеет стопроцентной гарантии на успех, а в случае даже успешного завершения грозит серьезными внешнеполитическими рисками. Впрочем, если бы такой логикой руководствовались израильтяне, то Эйхман никогда бы не понес наказания за преступления, а палестинские террористы, расстрелявшие израильских спортсменов во время Мюнхенской Олимпиады, жили бы еще долгие годы.  

Зло должно быть наказано. Иначе безнаказанность порождает новые преступления против невинных людей. Иногда для того, чтобы наказать убийц, руководителям государства и спецслужб необходимо принимать рискованные решения. Но это то, что отличает политического лидера страны от политика-популиста. Израильтяне это хорошо знают. Решение же позвонить Лукашенко в надежде, что тот выдаст российских граждан, говорит как о стремлении переложить выполнение рисковой работы на другого, так и о наивности Зеленского как политика, не знающего реалий соседней страны и не прислушивающегося к советам экспертов.

Публично взяв на себя политическую ответственность за провал операции по поимке «вагнеровцев», в интервью Зеленский продемонстрировал и непонимание главного отличия между операцией украинских разведчиков и белорусских чекистов. Ведь украинские спецслужбы — СБУ и ГУР МО — пытались привлечь к судебной ответственности «вагнеровцев», убивавших украинцев на территории нашего государства и причастных к катастрофам Ил-76 в Луганском аэропорту и Ан-26 вблизи Луганска. И эти преступления доказаны. А вот белорусские силовики провели операцию, чтобы похитить журналиста и политического оппонента самопровозглашенного президента Беларуси Александра Лукашенко.

Очевидно, что признание Зеленского нанесет ему имиджевые потери в национал-патриотической части украинского общества, а также крайне отрицательно скажется на боевом духе и мотивации тех сотрудников украинских спецслужб и спецподразделений, которые воюют на фронте тайной войны и за линией разграничения, рискуя жизнью проводят операции и захватывают боевиков и предателей. Ведь один телефонный разговор главы государства за пару минут уничтожает годы кропотливой работы. А судьба раскрытых сотрудников спецслужб демонстрирует их коллегам, что лучше сидеть в Вене или Брюсселе, ходить на конференции и встречать высокопоставленных гостей, нежели с риском для жизни проводить опасные операции.

На эту тему: Координатор спецоперации по захвату "вагнеровцев" говорит о том, что материалы дела уничтожают

И, конечно же, признание Зеленского подрывает доверие к украинскому руководству и нашим спецслужбам со стороны западных партнеров. Нельзя публично вытирать ноги о тех, кто помогал в проведении операции, уверяя, что Украину «затягивали» в нее, и при этом удивляться, что стране не предоставили ПДЧ или не выдели дополнительную военную помощь в 100 млн долл. Если Украина рассчитывает на поддержку Соединенных Штатов в войне с Россией, то украинское руководство должно понимать, что наша страна должна действовать и в интересах партнера.  

Пусть американцы вели свою игру. Но в этой игре был и украинский интерес: привлечь к ответственности виновных в преступлениях в Донбассе. При этом в ГУР МО, СБУ, прокуратуре лежит море юридически зафиксированных преступлений, совершенных «вагнеровцами» на Востоке. Какова судьба этих дел? Молчание по этому поводу — тоже игра в «субъектность»?  

Субъектность Украины не достигается предательством союзников. Такая защита субъектности доведет до того, что субъектность будет утрачена. Потому что нам никто не будет доверять.

Владимир Кравченко,   опубликовано в издании ZN.UA


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]