Петр Григоренко: как советский генерал стал диссидентом

|
Версия для печатиВерсия для печати

Исполнилось 25 лет со дня смерти генерала Петра Григоренко — одного из лидеров гражданского сопротивления советской тоталитарной машине в 1960-70-х годах. Это была гениальная догадка: поставить украинский национальный интерес на международную основу, в контекст противоборства демократического Запада с тоталитарным Востоком. Путь оказался правильным: всего за 15 лет Украина стала свободной — без войны и без насилия.

Петр Григоренко, как и значительная часть украинцев, еще в юности соблазнился лозунгами коммунизма. Однако позже он нашел в себе силы не только освободиться от этого наваждения, но и восстать против него.

Как и маршал Пилсудский, генерал «вышел из красного трамвая», когда осознал, что этот трамвай катится в пропасть. И поставил перед собой задачу помочь и другим людям избавиться от коммунистических иллюзий.

Григоренко был не просто бунтарь. Он был стратег. Поняв суть СССР как тоталитарной Империи Зла, он вдумчиво разрабатывал стратегию преодоления этого зла.

Григоренко был первым представителем советского правящего класса, который еще в 1961 г. выступил против партократии: «Надо выступать. Нельзя молчать».

7 сентября 1961 он выступил на партконференции Ленинского района г. Москвы с призывом «усилить демократизацию выборов и широкую сменяемость, ответственность перед избирателями. Удалить все условия, порождающие нарушения ленинских принципов и норм, в частности, высокие оклады, несменяемость».

То есть он выступил против нового культа — культа Хрущева. Он сознательно восстал, понимая, что лишится генеральского чина, руководства кафедрой военной кибернетики, которую создал, всех связанных с этим благ, даже пенсии. Более того, он был помещен в психиатрическую больницу.

В конце 1968 года Петр Григоренко написал труд «О специальных психиатрических больницах («дурдомы») *, где первым поставил вопрос:
«Надо бороться за коренное изменение системы экспертизы и содержания больных в СПБ, за предоставление общественности настоящей возможности контролировать условия содержания и лечения больных в этих условиях».

Впоследствии СССР, припертый доказательствами Григоренко и других правозащитников, был вынужден выйти из Международной ассоциации психиатров, иначе его бы исключили оттуда за использование психиатрии в политических целях.

С распадом СССР это жуткое зло — карательная психиатрия — было преодолено, во многом благодаря украинцу Григоренко.

Кстати, в России опять начинают использовать карательную психиатрию в политических целях. Бойтесь, чтобы этот политический вирус не перекинулся и в Украину.

Доктор военно-исторических наук генерал Григоренко в 1967 написал историко-публицистический памфлет «Сокрытие исторической правды — преступление перед народом» (отзыв на книгу Некрича «1941. 22 июня»).

 

Петр Григоренко в генеральском мундире Красной Армии
Петр Григоренко в генеральском мундире Красной Армии

Он был первым историком, который указал на то, что колоссальные поражения СССР в первый период советско-германского столкновения во время Второй мировой войны были обусловлены не только тотальным истреблением перед войной военных кадров, но и главным образом тем, что СССР готовился к агрессивной войне, пренебрегая обороной.

Петр Григоренко, как никто другой, поднял вопрос о национальном угнетении в СССР. Его выступления в защиту евреев, месхов, армян, немцев Поволжья, чеченцев и многих других, его бескомпромиссная борьба за право коренных жителей Крыма жить на родной земле сделали его не только героем свободолюбивого крымскотатарского народа, но и сделали Петра Григоренко в символ борьбы за подлинное равноправие народов.

Григоренко — пример настоящего интернационализма. Его сын Андрей писал: «Покойный генерал был и остается символом толерантности, символом истинного патриота, который не только не забывает о боли своего народа, но так же бескорыстно откликается на боль других народов. Именно такой образец так остро нужен сегодня не только украинскому народу, но и всему миру; миру, что захлестывается ядовитой волной религиозной и национальной нетерпимости».

Украине сегодня явно не хватает таких борцов за толерантность и межэтнический мир. Поэтому именно имя Григоренко сегодня Украина может возносить на должную высоту перед всем человечеством.

В период «пражской весны» Григоренко поддержал демократические преобразования в Чехословакии, был одним из авторов открытого письма «К членам Коммунистической партии Чехословакии, всему чехословацкому народу», в котором приветствовались изменения, происходившие в этой стране. Он также написал письмо Александру Дубчеку с советами на тему возможной обороны страны в случае советской интервенции и передал его в чехословацкое посольство в Москве.

Он выступил в защиту участников «демонстрации семерых» на Красной площади против оккупации Чехословакии, он призвал граждан СССР добиваться вывода войск из Чехословакии. Григоренко принадлежит честь организации и проведения первого открытого общественного митинга оппозиции. На глазах у растерянных кагебистов он произнес речь, «вошедшую в нравственную и общественную историю страны» (Андрей Сахаров).

На чествовании писателя Алексея Костерина в 1968 г. он обратился к крымским татарам: «Перестаньте просить! Верните то, что принадлежит вам по праву, но незаконно у вас отобрано». На похоронах О.Костерина он сказал: «Свобода будет! Демократия будет! Твой прах в Крыму будет!».

Он знал, что разрушить Империю Зла сможет только правда. В самиздате ходило несколько работ Григоренко, помимо уже упомянутых: «Мысли душевнобольного», «Наши будни», «Дискриминация крымских татар продолжается», тюремный дневник. Он упорядочил самиздатовский сборник «Памяти А.Е. Костерина», написал комментарий, направленный против фальсификации советскими следственными органами данных о потерях крымско-татарского народа после депортации, подготовил речь «Кто же преступники?».

В тему: Десять отважных. Все основатели Украинской Хельсинской группы

Самиздат стал непобедимой информационной сетью, которая разрушила дезинформационную систему манипулирования массами. 

«Диссиденты» — не организация, у них не было вождей, потому что каждый из них — ЛИЧНОСТЬ.

Григоренко не был «командующим» или безусловным авторитетом. Григоренко как кибернетику, как доктору наук, было очевидным, что самиздат является персоналистической самоорганизующей системой. Он подчеркивал неиерархичнисть, а личностность. Он был лишь одним из ярких Личностей сети. Его собственные черты отражали лучшее в ней.

Даже его антипод — Генеральный Жандарм Андропов — отмечал, что энергия Григоренко активизировала и радикализировала слабую либеральную интеллигенцию. А его стратегическая мысль отыскивала все новые формы сопротивления ресталинизации страны.

Кстати, сейчас в России начался новый этап ресталинизации, и ее поддерживают последовательные противники демократии и независимости — коммунисты Украины. Петр Григоренко еще в 1968 году инициировал дискуссию о необходимости предоставить возникшему диссидентскому движению организационную форму, выдвинул идею легалистичной, т.е. открытой правозащитной организации.

Эту идею не принимали Якир и Красин. Мол, оформившись в организацию, мы даем КГБ перечень фамилий для арестов и основание для громкого процесса над «антисоветской организацией». Но именно открытость, гласность создала правозащитному движению огромный моральный авторитет в обществе, во всем мире. Руководство СССР, не желая аналогий с громкими групповыми процессам 20-30-х годов, не решилось судить правозащитные организации: каждого ее члена судили отдельно.  Уже после второго ареста Григоренко возникла «Инициативная группа защиты прав человека в СССР».

Впоследствии, в 1976 году, такими стали Хельсинкские группы. Именно при общении Петра Григоренко и Николая Руденко возникла идея создания Украинской Хельсинкской группы (9.11.1976), а уже после нее возникли Литовская, Армянская, Грузинская группы. Григоренко подчеркивал, что УГГ, в отличие от Московской ГГ, кроме прав человека, защищает еще и права нации.

В тему: Как рождалась Украинская Хельсинская группа. Война КГБ против диссидентов

Выйдя из другого, пятилетнего заключения в психушку, в День конституции, 5 декабря 1976 года Григоренко имел мужество принять участие в традиционной молчаливой правозащитной демонстрации в Москве на Пушкинской площади, где произнес краткую речь: «Спасибо всем, кто пришел сюда почтить память миллионов невинно уничтоженных людей! Спасибо всем вам и за то, что вы своим присутствием здесь выразили солидарность с узниками совести!».

Генерал вместе со своими земляками в диаспоре закладывал фундамент возрождения независимой и демократической Украины. Оказавшись в изгнании, он создал и возглавил Заграничное представительство Украинской Хельсинкской группы, которое фактически стало неофициальным посольством независимой Украины еще задолго до ее появления на политической карте мира. Во многом благодаря СП УГГ, лично Григоренко, украинское правозащитное движение вышло на международную арену. 

После 1917-1920 годов мир забыл об Украине. Благодаря трудам Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?», Вячеслава Чорновила «Горе от ума» и Украинской Хельсинской Группе мир узнавал Украину, какой она есть, и которая борется за права человека и за свою независимость.

Это была гениальная догадка: поставить украинский национальный интерес на международную правовую основу, в контекст противоборства демократического Запада с тоталитарным Востоком. Этот путь оказался верным: всего за полтора десятилетия Украина стала свободной — без национально-освободительной войны, без насилия.

Григоренко был проводником гениальной идея Юрия Орлова трансформировать капитулянтский со стороны Запада «детант» («разрядку») в точку опоры для правозащитного движения. Как подчеркивает сам Орлов, «центральной фигурой для нас был генерал-майор Петр Григоренко».

Впоследствии перед Григоренко открывались двери кабинетов президентов США, лидеров государств Европы. Знаменитое выражение Рейгана об «Империи Зла» возникло не без влияния писем и заявлений Григоренко.

Наконец, советская оккупация Афганистана заставила США остановить мюнхенскую политику «детантизма», разоблачить Москву как международного жандарма, фактически сорвать международные Олимпийские игры 1980 года в Москве.

Григоренко объездил почти все страны Европы. Одной из его целей было создание там Хельсинских групп. Они становились общественным сопротивлением капитулянтской политике местных правительств, они давили на свои правительства и правительство СССР требованиями соблюдения хельсинкских договоренностей.

В наибольшей степени благодаря стратегическому политическому мышлению Григоренко и его личной популярности в мире Хельсинкское движение стало международным. В 1980 году, уже будучи тяжело больным, Григоренко путешествовал по Европе, готовя почву к Мадридской конференции СБСЕ. Он держался духом, чувством долга.

Его позиция была радикальной: Запад должен потребовать от СССР уважать права человека. Если людей будут и дальше преследовать за участие в Хельсинкском движении, то Запад должен разорвать Хельсинские соглашения. Разумеется, речь шла о контроле за соблюдением Хельсинкских соглашений и об ультимативной позиции Запада, которую после же занял президент США Рональд Рейган.

В тему: Почему Ярузельский не стал Пиночетом, а СССР не напал на Польшу

Григоренко убедил украинскую диаспору, что в то время именно легализм, гласность, литература самиздата стали главным инструментом в борьбе с тоталитарным советским режимом. Он поддержал деятельность Вашингтонского Комитета Хельсинкских Гарантий для Украины. 
Вместе с Надеждой Светличной он наладил издание «Вестника репрессий в Украине», который издавался на украинском и английском языках. Его материалы передавались в Украину радиостанцией «Свобода». Это было мощное кайло, которое наряду с другими факторами доконало советскую империю.

По поручению УГГ, СКВУ, Литовского, Латышского, Белорусского и Всемирного Конгрессов Григоренко подал в ООН Акт о деколонизации СССР. Тем самым он выбивал из рук Кремля его важную козырную карту — лицемерную поддержку борьбы колониальных народов за свою независимость (в то время как в самом Союзе было 100 колониальных народов).

Деколонизация Советского Союза казалась невероятной в 1980 году. Вспомним: даже в 1989-90 годах президент США Буш-старший, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер высказывались против независимости Украины. Но деколонизация стала реальностью через десять лет. Потому что мировая политическая мысль была уже подготовлена ​​выступлениями диссидентов разных республик, в т.ч. Григоренко.

Генерал Григоренко постоянно добивался единства борьбы всех наций СССР против империи. В частности, он постоянно подчеркивал, что без поддержки россиян деколонизация СССР невозможна. Такая позиция вызывала постоянные атаки против Григоренко. Зарубежных украинцев шокировало утверждение Григоренко о том, что и сами русские — рабы империи, и в этом смысле СССР не является российской империей, ибо является империей партократии: «Эта империя является угрозой для всего мира. Поэтому борьба за ее деколонизации не может быть делом одной нации. Это задача всего мира ».

Большинство политических партий диаспоры приняли эту линию, ссылаясь на письма Петра Полтавы, т.е. на позицию ОУН 40-х годов. И сегодня без поддержки российских демократов невозможно эффективное сопротивление «пятой колонне» Путина.

Жаль, что русская интеллигенция в Украине, а тем более в самой России (кроме отдельных личностей, таких как Валерия Новодворская), не дорастает до этой архиважной идеи. Жаль, не все украинцы понимают, что любая русофобия способствует «пятой колонне».

Даже в смерти своей Григоренко удалось объединить людей с разным взглядам. На похоронах в Бавд-Брук были украинцы и русские, армяне и евреи, крымские татары и коренные американцы, христиане разных конфессий, иудеи и мусульмане.

Его борьба за универсальные права человека не только не противоречила здравому национальному патриотизму, а наоборот, способствовала ему и придавала уважения в мире. Ибо человечеству можно принадлежать только через определенное нацию, определенную культуру.

Однажды, еще в подростковом возрасте, он, осознав себя украинцем, не забыл об этом даже в то время, когда считал себя коммунистом. Как и Тарас Шевченко, он уехал из Украины подростком, но не поддался русификации. Через всю жизнь он пронес Украину в сердце. Это прекрасный пример для денационализированных украинцев как вне Украины, и в самой Украине.

Григоренко открывал и указывал другим людям дорогу к добру. Главная мысль воспоминаний Григоренко «В подполье можно встретить только крыс ...» (они выдавались на нескольких языках): добро не может родиться от преступления; человек имеет право жертвовать только собой, а не кем-то еще; нет и не может быть в мире идеи, которая оправдывала бы одну невинную слезу.

Эти воспоминания — его исповедь. Он обрел раскаяние за участие в коммунистической партии. На такую ​​исповедь нужно немалое мужество.  Он вернулся к вере своего детства — и это тоже хороший путь для других.

В 70-80-х годах ХХ столетия Петр Григоренко был самым популярным в мире украинцем. Он представлял Украину с лучшей стороны, потому что сам был человеком высоких моральных качеств и самоотверженного гражданского служения. Его бесстрашие и чувство достоинства зажигали других людей.

Петр Григоренко — личность планетарного масштаба. Он поднимает престиж Украины на международный уровень. Не понимают, не хотят воспринимать этого разве люди, которые заинтересованы держать Украину на провинциальном уровне. Сознательные же украинцы радуются, что был такой Великий Украинский — генерал Петр Григоренко. И пусть молодые люди знают, что принадлежать к нации Петра Григоренко — это престижно, это почетно. На примере этой действительно героической фигуры следует воспитывать молодое поколение граждан Украины.

*****

St Andrew's Ukrainian Cemetery (Український цвинтар Святого Андрія) .

St Andrew's Ukrainian Cemetery (Український цвинтар Святого Андрія) .  Фото  serendipityinnj.blogspot.com

Петр Григорьевич Григоренко (род. 16.10.1907 в с. Борисовка Приморского района Запорожской обл. — 21.02.1987, Нью-Йорк, США).
Генерал, правозащитник, член-основатель Московской и Украинской Хельсинских групп.

Родился в крестьянской семье. Работал слесарем, сцепщиком вагонов, кочегаром, машинистом паровоза. Был активистом комсомольского движения. Один из организаторов комсомольской ячейки в своем селе (1922), делегат съезда (1930) и член ЦК Комсомола Украины (1929-1931).

В 1927 вступил в Коммунистическую партию. В 1929 окончил рабфак, учился на инженерно-строительном факультете Технологического института в Харькове (1929-1931).

С 1931 — профессиональный военный. Окончил Военно-инженерную академию им. Куйбышева, в 1934-1937 служил на командных должностях в Белорусском военном округе, затем был слушателем академии Генерального штаба. В 1939-1943 служил на Дальнем Востоке; участник боев на реке Халхин-Гол (1939).

В 1944-1945 — на фронтах Великой Отечественной войны, дважды ранен. Закончил войну в звании полковника на должности начальника штаба дивизии. Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны и шестью медалями.

В декабре 1945 — сентябре 1961 — на преподавательской и научной работе в Военной академии им. М.В.Фрунзе.

(Публикуется с сокращениями)

Василий Овсиенко филолог, общественный деятель, политзаключенный (1973-1988). Историк диссидентского движения, опубликовано в издании «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма