Программист из Севастополя — о жизни в оккупации, российской пропаганде и переезде в Киев

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Программист из Севастополя

Владимир Жаворонков — разработчик из Севастополя, в марте этого года переехал жить и работать в Киев. По его словам, Крым уже покинула примерно половина из двух тысяч севастопольских ИТ-специалистов.

В интервью для портала програмистов DOU.ua Владимир рассказал о том, что изменилось на полуострове с момента присоединения к РФ, как «сознательные сепаратисты» обходят санкции и что должно произойти, чтобы пророссийские крымчане снова захотели дружить с украинцами.

О переезде

— Владимир, в марте этого года вы перебрались из Севастополя в Киев. Тяжело ли было принять такое решение?

— Решение далось легко. Год оккупации был богат негативом: снизился заработок, общество сильно изменилось, и я перестал считать этот родной для меня регион перспективным.

В тему: Последствия российской оккупации для Крыма (инфографика)

К тому же, получил хорошее предложение от работодателя. Сдерживающих факторов (свое жилье, дети, родственники) не было. Плюс есть опыт подобных переездов.

В Киев уезжал, уже имея на руках job offer, ну, и рассчитывал на помощь при релокации. С поиском жилья были некоторые проблемы, но работодатель отлично справился.

До этого в Севастополе я работал в телекоме, в крупной и крепко выстроенной компании, ориентированной на бизнес в Крыму. Компания выстояла в переходный период, и сейчас на хорошем уровне.

— Почему выбрали именно материковую Украину?

— Выбор был скромным, из двух пунктов.

Более десяти лет я прожил в Санкт-Петербурге — там учился и начинал работать в индустрии. Это единственный вариант, который рассматривал в России. Но все же я решил, что это не лучший выбор, особенно в долгосрочной перспективе — это общество поддерживает авторитарный режим со всеми его кризисами. Потенциальные плюсы были только в привычке и большом количестве друзей.

В материковой части Украины бывал только проездом. Привлекло, что тут очень хорошо развит аутсорсинг, есть спрос на технологии, в которых преуспел, относительная доступность товаров и услуг. Впереди у страны много проблем, но она движется в правильном направлении.

— Как проходил переезд? Были ли проблемы при пересечении границы?

— С законом у нас с супругой не было серьезных проблем, всё легально. Поэтому и вопросов было минимум.

Добирался на попутном автомобиле, водителя нашел в группе «Чонгар». Принял одно правильное решение, и как следствие всё получилось легко и просто. Пограничный контроль и пересечение обоих блок-постов заняли 45 минут. Российские таможенники и их украинские коллеги посмотрели чемодан, сильно не придирались. На украинском блок-посту прошел паспортный контроль (паспорт украинский, выдан в Крыму), очень коротко сказал о цели визита (еду жить/работать) и куда направляюсь. Выехал утром, поздно вечером был в Киеве.

Можно добираться и по-другому. Поезда доступны только за пределами Крыма. На автобусах пришлось бы ехать с пересадками: купить билет на автобус и на нем добраться до российского блок-поста, пешком дойти до украинского блок-поста, сесть в другой автобус (билет один, автобуса два) и добраться до конечной точки путешествия. Преимущество этого решения — в дешевизне, при этом существенный проигрыш в комфорте и длительности поездки.

Комичная история приключилась с моими питомцами, кошками. Пришлось делать им ветеринарные паспорта с фотографиями. В каждом крупном городе есть санитарная инспекция, которая оформляет разрешение на вывоз животных. Об этом важно знать, заранее получить справку о здоровье у ветеринара, разрешение на вывоз, уведомить таможенников при пересечении границы. По каждому конкретному животному советую консультироваться у ветеринара или в самой инспекции.

— Как на ваше решение переехать отреагировали коллеги на работе, семья?

— Коллеги были сильно удивлены. Команда дружная, мы работали вместе четыре года. Для них это известие стало полной неожиданностью, не могли поверить в серьезность происходящего. Руководство было шокировано, — задачи расписаны на годы вперед. Но коллеги поняли, что повлиять на ситуацию невозможно, и в итоге расстались мы хорошо.

Родственники думали, что я шучу, и действовали в обычной их манере: сначала отговаривали и даже пугали (смотрят российские телеканалы). Когда поняли, что все серьезно, стали помогать.

А жена очень довольна. Она тоже работает в IT, и для нее большой город открывает новые перспективы. К тому же, исчезли проблемы с законодательством РФ. Напомню, что если Путин и пришел в Крым «спасать русских», то только тех, у кого есть крымская прописка. Моя жена зарегистрирована в одном из городов материковой Украины, поэтому «зеленые человечки» не стали ее «защищать». Несколько месяцев чувствовали себя заложниками, стояли в жутких очередях в отделениях ФМС РФ и других гос. учреждениях, чтобы получить РВП — разрешение на временное проживание.

РВП оформляется долго, только при наличии серьезного основания (в моем случае — «воссоединение семьи»), в очередях сотни человек. История началась 18 августа и закончилась 23 января. Для РВП нужны медицинские справки, дактилоскопия, миграционная карта (которая несколько раз продлевается), регистрация по месту пребывания, нотариально заверенный перевод паспорта (хорошо, если он — «загран»).

О Крыме в составе РФ

— Какие сейчас настроения в Крыму?

— Настроения самые разные. Зависит от степени подверженности пропаганде и высокой или низкой базе (имущество, накопления, работа, профессия), с которой стартовали «новые россияне». У наиболее благополучных запас оптимизма больше.

Многие считали, что важно пережить первые месяцы, а потом жизнь наладится. Но вот переходный период закончился — и местное население погрузилось в серьезный кризис, присоединившись в этом к остальным россиянам.

— Как изменился уровень жизни?

— Пенсионерам и бюджетникам повысили выплаты, но при этом цены сильно выросли, что полностью нивелировало эту прибавку. Дешевой и качественной украинской еды теперь нет, есть дорогая украинская и российская. Дорожают аренда жилья, транспорт, коммунальные услуги.

— Насколько крымчане довольны присоединением к РФ?

— Пропаганды было много, фотографировал самые интересные образцы. В этих материалах описывалась сказочная жизнь в РФ, очень много лжи: про уровень заработных плат, полностью бесплатную и высокотехнологичную медицину, мифические преимущества страховой медицины, уменьшение пенсий для украинцев. Но я ведь там жил и примерно знаю, как обстоят дела.

Пугали нацизмом, в стиле «великий украинский народ допустил ...»

Когда в Севастополе начались пророссийские митинги и выборы народного мэра, подавляющее большинство горожан их не поддержало (как минимум — не поддержали своим присутствием). На улицы вышли в основном пенсионеры, безработные, городские сумасшедшие. Я наблюдал за этими событиями дистанционно, через web-камеры. Сам в это время, как и многие севастопольцы, продолжал работать. Поэтому многие сейчас оправдываются за референдум: от нас ничего не зависит, вы же знаете, какие в РФ выборы, там всегда 146%.

Кто-то уже успел протрезветь, прошел через тяжелые испытания: почувствовал насколько «Великая Россия» зависит от импорта, увидел пустые полки в магазинах, остался без работы, отстоял в бесконечных очередях за всеми возможными справками, проехался по дорогам, с которых осенью сняли асфальт, и понял, что простуда пройдет гораздо раньше, чем он попадет на прием к врачу. Такие сейчас обсуждают новый референдум — хотят обратно.

Кто-то еще пытается найти повод для радости. Например, купил автомобиль в Краснодарском крае или считает, что бензин действительно дешевый. Несколько моих знакомых получили российские паспорта и уехали на заработки в РФ — теперь им не надо прятаться от ФМС РФ. В остальном сменились вывески на гос. учреждениях и флаги.

— А какое отношение к Украине?

— Со стороны власти проукраинские действия жестоко подавлялись казаками и бородатыми сербами. Они утверждали, что действуют по законам военного времени и буду карать преступления и экстремизм максимально жестко. Разогнали митинги в Керчи и Севастополе (у памятника Т. Шевченко) — есть видеозаписи, похищали и убивали активистов, было около сотни нападений на журналистов. В некоторых магазинах все еще продается украинская атрибутика, только мало кто рискнет ею воспользоваться.

Об ИТ-индустрии

— Актуальна ли тема переездов среди крымских айтишников?

— Айтишники настроены со здоровым скепсисом.

Да, тема переездов актуальна. Я, похоже, слегка задержался на полуострове, и пик релокаций остался позади. Считается, что уже уехала примерно половина из двух тысяч ИТ-специалистов Севастополя. В первую очередь Крым покинула элита местного коммьюнити, мидлы и синьоры. Мои знакомые уехали во Львов и Одессу. Осенью, когда остро поднялся вопрос легализации в РФ (гражданство, паспорт, медицинская страховка, документы на автомобиль), они решили, что эти проблемы им не нужны. Еще одна важная причина — кредиты, выданные украинскими банками.

Оставшиеся на полуострове вполне благополучны, большинство работает как фрилансеры или в маленьких студиях.

— Насколько мешают работе санкции?

— Мешают, причем по деструктивности конкурируют с репрессивным аппаратом самой РФ. Наверняка многие слышали, что в РФ блокируют доступ к github и многим другим ресурсам. Оформить бизнес на материке (РФ или Украина — что удобней) и потом спрятаться за VPN — не проблема. Трудно с вводом/выводом денег.

Минувшим летом SoftServe ушел из Севастополя, забрав с собой всех добровольцев. Осталась только вывеска, а под ней — фирма, ставшая преемником. В этой фирме всё еще работают программисты (среди них один мой знакомый), есть заказы, только деньги не платят много месяцев.

Всё еще актуальны трудности с банками. Банки под санкциями или скрываются за своими «дочками» (есть банкоматы, но официально они установлены в Краснодаре). Есть проблемы доступа к обновлениям программ, банковским счетам и платежным системам, другим онлайн-сервисам. Приходится прятать IP или искать посредников.

Некоторые сознательные сепаратисты заключили сделку с совестью: редактируя свойства своего аккаунта, они выбирают пункт «Украина», чтобы получить доступ к контенту.

— Из Крыма ушли многие ИТ-компании. Куда подались уволенные специалисты? Появились ли на рынке новые компании из РФ?

— Многие компании ушли вместе с персоналом. Есть возможность работать удаленно. Оставшиеся специалисты занимают вакантные должности, появившиеся после массового оттока.

На местном рынке труда появилось несколько сомнительных фирм, работающих на гос. структуры. Набирают людей с опытом в enterprise (Naumen — одна из таких). Остался симферопольский Yandex. Зашли «дочки» российских телекомов. Скорее всего, рассчитывают заработать на фанатах трехцветного флага и тех, кто сильно привязан к полуострову.

В тему: В Крыму отключили Google Analytics

Личное

— Как вы себя идентифицируете? Как украинца или как русского?

— Я русский во многих поколениях, если обсуждать национальность. Что значит быть русским или украинцем — не знаю, далек от всего этого. Русский язык — родной, украинский выучил в самой обыкновенной школе. Если говорить о симпатиях, то они на стороне Украины, остро почувствовал это год назад.

— Вы покинули Севастополь навсегда или допускаете возможность вернуться?

— Скорее всего, не вернусь — очень на это надеюсь. Очень много субъективных причин. Не вижу там хороших перспектив, только негатив.

— Каким вы видите будущее отношений между Украиной и Крымом?

— Многие проблемы можно было не решить, но сгладить. Но это в прошлом. Власть не хотела давать разъяснения обществу, вести диалог, просвещать. Это было видно, когда начинался ЕвроМайдан: многие не знали, что такое интеграция с ЕС. В Крыму была паника, людям не объяснили, что именно происходит. Некому было эту панику гасить, к власти пришли одиозные персоны, это было отличной почвой для сепаратизма.

Сейчас власть прекратила диалог с крымчанами. Желающие могут читать DOU (через анонимайзеры), смотреть espressoTV или hromadskeTV. Все это — независимые источники, не государственные.

В тему: Оккупанты в Крыму устроили террор на крымском телеканале ATR

Более того, создаются проблемы: например, я не мог вывезти честно заработанные деньги (ограничивают суммы в российской валюте), вызывает вопросы прекращение железнодорожного сообщения.

Отношения вижу прагматичными. Обязательно надо подавать иски к РФ. Похоже, что крымчане очень меркантильны. Когда уровень жизни украинцев (покупательная способность, инфраструктура, общественные институты и гражданские свободы) будет достаточно высок, крымчане захотят со всеми дружить. Вероятно, к тому времени власть РФ ослабнет, жители Крыма будут добиваться широкой автономии. Есть над чем работать.

Valentina Donchenko, опубликовано на сайте  DOU


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com