Украинки в Италии: феномен женской миграции

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Эксперты свидетельствуют: в случае дальнейшего ухудшения финансово-экономической ситуации в Италии украинские мигранты готовы искать счастья в других странах ЕС. Возможность возвращения в Украину рассматривается ими в последнюю очередь.

Италии принадлежит особое место в истории новейшей украинской миграции сразу по нескольким причинам. Во-первых, никогда раньше украинцы массово не выезжали в эту страну. И потому в ней, как и в прочих государствах Средиземноморья (Греции, Испании, Португалии), в которые в течение первых двух десятилетий независимости Украины граждане последней прибывают на заработки, до сих пор не существовала значительной украинской диаспоры. Теперь же Италия стала крупнейшим реципиентом трудовых мигрантов-украинцев, выезжающих в западном направлении.

Во-вторых, именно выезды в Италию и Грецию в начале 1990-х годов обозначают трансформацию новейшего украинского миграционного процесса, а именно переход от «челночных» поездок в страны-соседи к длительным выездам преимущественно в страны Средиземноморья. А от них до уровня, который характеризуется взаимозависимостью миграционных перемещений и изменений конъюнктуры на рынке труда, имеющего глобальное измерение. В-третьих, “заробитчанские” поездки украинских граждан в Италию создали уникальный для современной Европы феномен женской миграции [4, с. 76-103].

На фото вверху: две женщины несут тяжелые сумки, передачу домой, на римской станции метро "Rebibbia", куда каждое воскресенье приезжают автобусы из Украины. Это и другие фото: Алексей Качмар, реализовано в октябре 2009 года при поддержке European Cultural Foundation (Step Beyond Mobility Fund)

Представленный здесь материал основан на результатах ряда исследований. Среди них упомянем два социологических опроса, проведенных почти одновременно в 2002-2003 годах Западноукраинским центром "Женские перспективы" (руководитель проекта Марта Чумало; результаты опроса были предоставлены для анализа автору этих строк) и центром исследований Христианского Общества Украинцев в Италии (руководитель проекта - Наталья Шегда [12]).

В 2008 году Международный Благотворительный Фонд "Каритас Украины" в сотрудничестве с Институтом народоведения НАН Украины провел исследование процессов украинской трудовой миграции в восьми странах ЕС, в частности в Италии. Исследование объединяло применения качественных методов социологии (углубленные интервью, фокус-групповые дискуссии с трудовыми мигрантами, экспертные (гибкие) интервью), анализ статистики и нормативно-правововой базы в сфере миграции, медиа-мониторинг [6].

В этом же 2008 году Украинский центр социальных реформ, при участии Государственного комитета статистики Украины, под руководством академика Эллы Либановой, провел первое общенациональное выборочное обследование домохозяйств Украины по вопросам трудовой миграции. Исследование охватывало все без исключения регионы нашего государства и базировалось на территориальной вероятностной выборке домохозяйств.

Как отметили авторы проекта, он "осуществлялся с целью оценки масштабов, распространенности и географической направленности потоков внешних трудовых миграций, социально-демографического состава мигрантов и характеристик их занятости..." [3, c. 2]. Результаты двух последних исследований украинской трудовой эмиграции в Украине и странах-реципиентах мигрантов можно назвать взаимодополняющими.

Некоторые наблюдения и выводы относительно современных процессов украинской иммиграции в Италии опираются на результаты новейших проектов. В частности, проработки концепции политики циркулярной миграции украинцев в ЕС с помощью опросов экспертов, причастных к делам миграции в странах Сообщества, в частности в Италии (2010-2011 гг) [ 9]. А также исследование трансформации социальных идентичностей и жизненных стратегий украинских женщин в Италии, проведенное с помощью метода углубленных интервью с нашими мигрантками в этой стране в 2012 году исследовательницей Светланой Одинец.

Авторы выборочного обследования домохозяйств Украины объединили страны выезда украинцев в группы по географическому положению, статусу страны в мире (учитывая уровень экономического развития, членство в межгосударственных союзах), особенностям развития межгосударственных связей с Украиной - и выделили по этим признакам семь укрупненных регионов мира.

Согласно этому делению, Италия является отдельным укрупненным регионом, третьим по объему украинской эмиграции после Российской Федерации - стран СНГ и Польши. В четвертую группу объединены Чешская Республика, Словакия и Венгрия, пятую группу составляют Португалия и Испания. "Эти пять географических направлений, - отмечают авторы исследования, - являются основными для украинских заробитчан". Большинство других стран (страны-члены ЕС, Швейцария, Норвегия), а также страны Северной Америки формируют шестую группу ("страны Запада"). Страны южной части бывшей Югославии, Турция, Мальта, Израиль и Кипр и развивающиеся страны объединены в группу "страны Юга". [3, с. 66-67].

Выезды украинских женщин на заработки в Италию - третью, по версии выборочного обследования украинских домохозяйств, а по результатам наших исследований, вторую - по объему украинской трудовой эмиграции страну [6, с. 60 - 61], - начались в 1992-93 годах параллельно с выездами наших женщин на заработки в Грецию. Таким образом, украинские женщины начали новейшую или, как ее еще называют, четвертую волну украинской миграции. С тех пор и до последних лет, когда миграционная активность украинцев замедлилась в связи с экономическим кризисом, охватившим страны ЕС, можно говорить о периоде интенсивной эмиграции украинцев в Италию с ярко выраженной ее положительной динамикой (преимуществом выездов над возвратами). По нашим экспертным данным, интенсивный период миграции приходится на конец 1990-х - начало 2000-х годов.

Согласно данным Dossier Statistico Immigrazione.: Caritas/Migrantes - авторитетного статистического издания в сфере миграции не только в Италии, но в ЕС в целом, - наибольшее количество иммигрантов из Украины зафиксировано на 31 декабря 2006 года - 195 412 человек (5% от всех мигрантов в Италии), среди которых 83,6% составляли женщины. Впоследствии эти числа несколько уменьшились: по состоянию на 31 декабря 2009 года соответствующие показатели составляли 174 129 и 79,4%. Украинцы составляли 4,1% и заняли пятое место по количеству иммигрантов в Италии после румын (887 763 лица - 21%), албанцев (466 684 - 11), марокканцев (431 529 - 10,2) и китайцев (188 352 - 4,4 ) [10].

 

Украинки выбирают одежду на маленьком рынке у римской станции метро «Piramide»

Однако при анализе официальных статистических данных о ежегодных изменениях количества украинских мигрантов в государствах-реципиентах, следует учитывать, что эти данные отражают прежде всего динамику легализации мигрантов в стране пребывания, а не динамику реальных миграционных перемещений. И поэтому они проявляют лишь общую тенденцию увеличения или уменьшение количества мигрантов в данной стране.

Понимание миграции как «переезда из одной страны в другую», что определяется и регулируется правительственными факторами стран-реципиентов и доноров мигрантов, понемногу остается в прошлом.

С переходом к глобализации миграционные процессы украинцев подобно перемещениям представителей других национальных сообществ характеризуют миграционные системы, которые формируются самими мигрантами через их социальные сети, охватывают страну-донора и одновременно ряд стран-реципиентов, захватывают все более широкие круги обществ-доноров, расширяют и заполняют потоками мигрантов «ниши занятости» обществ-реципиентов, - изменяя пространство общения и структуру социальных отношений. Это действительность, существующая параллельно с государством и его институционально-правовыми регуляторными механизмами, не поддается их определяющему влиянию.

Например, несмотря на фиксированное уменьшение количества украинцев в Италии в 2009 году по сравнению с 2006 г. с 195 412 до 174 129 человек, статистика свидетельствует о наличии у украинских иммигрантов значительно большей от обоих чисел количества разрешений на проживание в Италии (permesso di soggiorno) - 229 427 на разные сроки, львиная доля которых - 205 668 - на один год и дольше. А еще 3032 украинца владели permesso di soggiorno на длительные сроки [11, s. 41].

Как свидетельствуют материалы углубленных интервью с украинскими мигрантками на Севере и в Центре Италии, проведенных недавно Светланой Одинец, многие из них по несколько раз выезжают, заявив о намерении окончательно вернуться домой, однако через короткое время они вновь оказываются в Италии. Некоторые женщины пожилого возраста, которые уже не работают, остаются, чтобы получить пожизненное permesso. Матери, добились воссоединения с детьми в Италии, хотят, чтобы они получили итальянское образование и длительное permesso. Через социальные сети украинцы, потерявшие работу в Италии, получают предложения в других странах.

Все это свидетельствует, с одной стороны, о растущем несоответствии устоявшихся статистических «мерил» присутствия иммигрантов в стране и реальных миграционных перемещений. А с другой - об относительности оттока мигрантов из страны пребывания - сейчас все больше имеем дело с транснациональными и глобальными мигрантами, которые перемещаются из страны в страну, готовых оказаться в любой точке земного шара в поисках заработков и соответствующих условий жизни.

Cтатистични данные учитывают только тех иммигрантов, которые имеют официальное разрешение на проживание в стране пребывания, тогда как современная украинская миграция в Италию с начала 90-х годов была преимущественно нелегальной и быстро росла.

По данным нашего исследования украинских миграционных процессов в Италии, в начале 2008 года общее количество наших трудовых мигрантов, которое мы получили путем сопоставления статистических и экспертных данных различного происхождения, могло составлять от 500 до 600 тысяч человек. Украинский социолог в Италии Н. Шегда обращает внимание на то, что в результате первой значительной легализации иммигрантов на основании закона Боси-Фини в 2002 году украинцы переместились с 27-го места (14 035 человек, составлявших 0,9% от всех иммигрантов Италии) на 4-е (112 802 - 5,1%) после румын (239 426 - 10,9%); албанцев (233 616 - 10,6%) и марокканцев (227 940 - 10,4%).

Еще выше была динамика занятости украинских мигранток в сравнении с представителями других национальных групп. Так, в 2003 году было 95 407 занятых украинок, - что составляло 9% от всех иммигрантов в Италии, и в этом отношении украинцы заняли второе место после румын - 119 228 (11,2% от всех иммигрантов в Италии) [12].

Украинские мигрантки сначала приезжали на юг, преимущественно в Неаполь, где легко находили работу (хотя и менее оплачиваемую), и где слабо действуют законы итальянского государства. По экспертным подсчетам, в 2007-08 годах на юге и на островах Италии находились от 200 до 300 тыс. выходцев из Украины [1], что составляло около половины от общего числа украинских заробитчан. Там сосредоточено наибольшее количество нелегальных мигрантов.

По данным Dossier Statistico Immigrazione: Caritas/Migrantes, по состоянию на 31 декабря 2009 года, Кампания с центром в Неаполе - единственная провинция Италии, где украинцы уверенно занимают первое место среди всех национальных групп иммигрантов (33 236 человек - 22,6%), оставляя далеко позади тех же румын (24 163 - 16,4%), марокканцев (12 267 - 8,3%), поляков (10 763 - 7,3%) и китайцев (7 968 - 5,2%), занявших, соответственно, второе - пятое места.

Получив Permesso di soggiorno, значительная часть украинцев переезжает в центр и на север страны, чтобы получить вышеоплачиваемую работу, лучшие условия труда, правовую и социальную защиту. Можно добавить, что сегодня украинцы присутствуют во всех регионах Италии. В частности, на северо-западе их больше всего сосредоточено в Ломбардии, на северо-востоке - в провинции Эмилия-Романа; в центре - в Лацио. [10]

Вообще отметим три основных способа приобретения украинцами состояния нерегулярных (или нелегальных) мигрантов в государствах ЕС. Первый из них - "традиционный", с начала 1990-х гг заключается в получении через посредников туристической визы на короткий срок, которая обеспечивает трудовому мигранту легальный въезд в страну пребывания.

За эту услугу ему приходится платить посреднику несколько тысяч евро. Однако широкое распространение получили различные формы нелегального пересечения границы ЕС, когда украинские гражданки, оплатив посредникам значительные суммы, нелегально, часто в нечеловеческих условиях, лишенных элементарных правил безопасности, добирались на территорию ЕС. Имеющаяся экспертная информация фиксирует ряд случаев гибели граждан Украины в ходе таких попыток. Третьим способом стало изготовление нелегальных, фальшивых паспортов, что получило распространение в странах ЕС.

Полученные нами углубленные и фокус-групповые интервью свидетельствуют: глубокий стресс, который пережили женщины, потенциальные мигрантки, особенно в начале миграции, пройдя все унизительные процедуры - от уплаты посредникам, часто заимствованных, 2-х или 3-х тысяч евро за открытие шенгенской визы и перевозки к месту назначения - к поиску работы и первого трудового опыта нелегала в чужой стране.

Тяжелый труд с ненормированным рабочими днями, часто без выходных, личная зависимость от работодателей, отсутствие должной социальной опеки приводит к печальным последствиям для физического и психического здоровья мигрантов, в частности, женщин, вызывает повышенный уровень смертности среди них. С другой стороны, длительное, часто многолетнее, отлучение от второй половины супругов приводит к распаду украинских семей или, в лучшем случае, - к их воссоединению в стране пребывания или перевозке туда детей.

На время проведения нашего исследования оставалось немало людей, которые для своего нелегального положения попадали в рабские условия жизни и труда, в частности на юге Италии. Для женщин, которые становились нелегальными мигрантками, повышался риск попасть в сексуальное рабство, особенно в первый период миграции, когда трафик мигрантов контролировали криминальные группировки. Мигрантки часто оказывались без пищи и крова. Некоторая часть из вновь прибывших и тех мигрантов, что потеряли работу, собираются на так называемых неформальных / стихийных рынках вербовки рабочей силы.

 

 

 

В 2006 году вышел даже психологический триллер Джузеппе Торнаторе (Giuseppe Tornatore) "Незнакомка" (La Sconosciuta), который рассказывает историю украинской заробитчанки в Италии.

Украинцы в Италии преимущественно ухаживают за больными, пожилыми, детьми, убирают помещения. Работа в сфере ухода означала фактически круглосуточную занятость мигрантки без выходных и проживание у работодателя. Уборка, наоборот, рассчитана на почасовую занятость мигранток у нескольких работодателей, найм жилья и наличие выходных дней по договоренности. Незначительная часть украинцев занята на сельскохозяйственных и строительных работах, в торговле и в общепите. И только около 3% наших земляков работают в промышленности.

По результатам мониторинга Flussi Миgrаtorи, на который ссылается Н. Шегда в своем отчете, на время проведения опроса сфера домашнего обслуживания в Италии многочисленнее прочих была представлена ​​украинками (104 000 человек), за ними шли румынки - 88 000. Украинцы часто меняют места работы, иногда объединяют несколько работ. Значительная часть украинцев, кроме занятости на основной работе, посуточно работали и в выходные дни.

Причиной длительного пребывания украинца в статусе мобильного трудового мигранта часто выступает сам работодатель, стремящийся избежать выплат на социальное страхование своего работника. На решение этой проблемы направлен Декрет № 109 итальянского правительства от 16 июля 2012 года, которым предусматривается возможность для работодателей, нанимающих от одного до трех нелегальных иммигрантов, избавиться от риска жестких санкций (лишение свободы от трех месяцев до одного года; штраф в сумме пять тысяч евро за каждого работника, наказание за нарушение обязательств по выплате налогов и социального обеспечения), которые их ожидали до этих пор, а иностранным гражданам избежать депортации и получить вид на жительство.

Декрет № 109 открывает перед работодателями возможность подать заявление на легализацию своих работников, осуществив социальные и налоговые платежи, по меньшей мере, за три месяца и одноразовый взнос в размере 1000 евро за каждого работника.

Воспользоваться правом на легализацию смогут лишь те работники, которые находятся в Италии нелегально не позднее, чем с 31 декабря 2011 года, и докажут срок пребывания, предъявив "документы, выданные государственными общественными органами" (любые квитанции или справки: о посещении врача, продленного вида на жительство, штрафы и т.п.), полную занятость и оплату на уровне социального минимума для данного сектора на протяжении не менее 3 месяцев со вступления Декрета правительства в действие, то есть, с 9 мая 2012 года. Как частный случай документом прописано выдачу разрешений на проживание иностранцам, условия работы которых будут классифицированы как «жестокая эксплуатация».

Предусмотрено увеличение наказания работодателя, если он нанял более трех нелегальных работников: если работники оказались несовершеннолетними (до 16 лет); нелегалы ​​работали в "условиях крайней опасности" с учетом "характеристик и условий труда". Работник может рассчитывать на получение вида на жительство по гуманитарным мотивам, если его признают эксплуатируемым, если он заявит на работодателя в полицию и согласится на сотрудничество с органами правопорядка. Разрешение будут выдавать на шесть месяцев, с возможностью его продления на один год или до конца судебного разбирательства. В случае заключения рабочего контракта его можно будет конвертировать в разрешение на работу.

Permesso можно будет продлить на всю длительность судебного разбирательства и конвертировать в разрешение для работы. Эксперты добавляют, что эта процедура будет применяться, например, к жертвам торговли людьми, иммигрантам, которые в нечеловеческих условиях работают в сельском хозяйстве, строительстве (так называемое «капоралато»). Заявления на легализацию иммигрантов будут приниматься Центральным бюро иммиграции (Sportello Unico per l'Immigrazione) с 15 сентября по 15 октября 2012 года [8].

Декрет итальянского правительства можно считать компромиссом между неизбежной легализацией иммигрантов и необходимостью поиска новых источников наполнения бюджета в условиях углубления финансово-экономического кризиса. В любом случае, иммигрантов в Италии ждет новая волна легализации, результаты которой будут известны в ближайшее время. И которая в очередной раз существенно изменит статистические показатели присутствия наших земляков на Апеннинах.

Согласно официальным статистическим данным на 2003 г., более 35% украинцев в Италии имели высшее или неполное высшее, около половины - среднее специальное и еще около 15% - среднее или неполное среднее образование. Подавляющее большинство из них в Украине были квалифицированными специалистами в сферах промышленности, образования, здравоохранения, торговли, рабочими.

Как и в предыдущие периоды экономической миграции, среди украинцев, выезжающих в страны ЕС, доминируют выходцы из западных областей, однако быстро растет доля представителей центра, востока и юга Украины. Результаты выборочного обследования домохозяйств Украины по вопросам трудовой миграции на первое место ставят Буковинский район, который граничит с Румынией, и выходцы из которого работают в странах "Старой Европы" (более 50% - в Италии).

Высокий уровень ориентации на Италию объясняется тем, что в Черновицкой области самая высокая доля романоязычного населения (румын и молдаван), немало этнических украинцев имеют знакомых в Румынии и Молдове, жители которых начали раньше украинцев активно мигрировать в Италию. Далее идет Галицко-Волынский район, который обеспечивает треть всего объема украинского зарабитчанства в Италии [3].

По нашим экспертным данным, которые несколько расходятся с официальными, украинскими мигрантами в Италии являются преимущественно замужние женщины старше 40 лет, находящихся далеко от своих семей, 90% из них имеют детей разных возрастных категорий. Есть также много молодежи до 35 лет и женщин старше 55 лет. По данным Итальянского национального института статистики, женщины из Украины и Молдовы, которые работают в Италии, являются старейшими среди всего иммиграционного населения Италии. Средний возраст украинок - 41,8 (для сравнения: молдаванок - 38 лет, средний возраст самых молодых в Италии - иммигрантов из Африки и Азии - 26 лет) [12].

Подавляющее большинство детей, оставленных в Украине, находятся под опекой членов семьи мигранток или иных людей в Украине [1]. Проблема длительного отделения детей от матерей, находящихся на заработках, или как ее еще называют, проблема социального сиротства, до сих пор остается характерной чертой украинской экономической миграции в Италию.

История новейших заробитчанских выездов украинцев в Италию позволяет отследить эволюцию «коридоров миграции», охватывающих весь спектр его отношений - от миграционных потоков, контролируемых криминальными группировками, до развитых социальных сетей, благодаря которым украинцы быстро передают заработанные средства на родину, информацию о конъюнктуре на рынка труда, возможности получить жилье, правовые особенности, связанные, в частности, с выработкой документов на легализацию, воссоединением семьи и другие условия пребывания.

Еженедельно работники едут "на бусы" - определенное место встречи, обмена информацией и неформальный рынок в Риме, Неаполе, Болонье и других городах значительного скопления украинцев, куда прибывают из Украины микроавтобусы с людьми, передачами, письмами, свежей прессой, и откуда они с людьми и передачами из Италии возвращаются обратно в Украину.

 

Иван из Трускавца (слева) и Федя из Молдовы, отдыхая в воскресенье, пьют родную "Оболонь" и курят сигареты, привезенные из Украины. Они занимаются ремонтом квартир в Риме.

С 2000-х годов усиливается тенденция к воссоединению украинских семей в Италии (приезд мужчин и детей). Так в 2004 году украинцам было выдано 3 000 итальянских виз с целью объединения семьи [12]. Как следует из результатов нашего исследования, в рамках "четвертой волны" украинской миграции уже необходимо говорить о "вторичной миграции": нынешние мигранты приезжают "к кому-то" (родителям, мужу, жене, родственникам, друзьям, знакомым) [6, с. 65 - 66]. По данным новейшего опроса украинских женщин Севера и Центра Италии, проведенного Светланой Одинец, новые мигранты приезжают теперь к своим сообществам, «рассеянным» по разным городам страны. Украинцы также покупают жилье в кредит в Италии.

Сеть украинских трудовых мигрантов можно назвать структурой отношений определенного этносоциума в глобальном мире. Социолог Н. Шегда говорит о "так называемых механизмах вызова, миграционных цепях, способствующих украинской иммиграции в Италии". Существуют целые сети связей между земляками, знакомыми, друзьями, родственниками, которые выполняют как функцию адаптации, помогая в поисках работы (случается, что и за оплату), предоставляют необходимую информацию и контактные источники, - так и селекционную функцию, влияя на выбор страны иммиграции "[12].

Авторы общенационального выборочного обследования домохозяйств по вопросам трудовой миграции подтверждают данные наших углубленных интервью и фокус-групп с украинцами в государствах пребывания, по которым абсолютное большинство опрошенных находили там работу посредством личных связей - через друзей, родственников, знакомых. По результатам обследования, указанным образом трудоустраивались почти три четверти трудовых мигрантов из Украины в европейских государствах; услугами частных агентств воспользовались лишь 9,6% от общего количества трудовых мигрантов.

Причем Италия относится к странам, где эта доля значительно выше (18,1%) [3, с. 37]. Ведь там по результатам опросов Светланы Одинец работают преимущественно одни украинцы, что объясняется как относительной давностью нашей заробитчанской миграции, так и более благоприятными условиями, в том числе правовыми, для адаптации и интеграции украинцев в итальянское общество.

Эксперты отмечают, что благодаря хорошо налаженным сетям украинцы проявляют эластичность и мобильность в приспособлении к быстро изменяющимся условиям на рынке труда, в частности, во время финансового кризиса. Можно добавить, что через социальные сети происходит саморегулирование современной украинской миграции. С другой стороны, в отличие от других национальных групп мигрантов, среди «итальянских» украинцев не наблюдается кооперирования социальных активностей. По наблюдению Одинец, частные агентства по трудоустройству является едва ли не единственным совместным бизнесом украинцев в Италии.

Миграция в Италию оказывает значительное влияние на развитие украинской экономики путем прямых и косвенных инвестиций. Трудно оценить возможности сбережений иммигрантов, несмотря на разницу в доходах в зависимости от региона пребывания в Италии, количества работ, на которых работает мигрант, изменения конъюнктуры в оплате труда в связи с финансовым кризисом, охватившим Италию.

Меняются и проценты сэкономленных средств. Сложно также рассчитать долю сбережений, которую мигранты переводят в Украину: она меняется в зависимости от изменения доходов, жизненных обстоятельств и стратегий иммигрантов. Большинство денежных переводов в мигрантские семьи в Украину приходит через социальные сети, минуя банковскую систему. [5, c. 33]

В целом можно говорить о значительном улучшении материального положения украинцев Италии. Углубленные интервью и фокус-групповые дискуссии с работниками свидетельствуют: если в первый период мотто трудовой миграции была бережливость на необходимом, чтобы заработать деньги и обеспечить потребности семьи в Украине, то сейчас все больше проявляется направленность на удовлетворение личных жизненных потребностей, духовных запросов мигранта , связанных с познанием Италии, ее культуры, тенденция к самореализации в странах пребывания. Украинцы понемногу втянулись в итальянскую жизнь. Для многих из них стали привычными его условия (уважение человеческих прав, развитая инфраструктура). Этому способствует также в целом толерантное отношение итальянцев к мигрантам и, в частности, украинским, которых отмечает культурная родственность с европейцами, трудолюбие и т.д..

В ходе наших опросов около 80% украинцев декларировали намерение вернуться на Родину. Однако, примерно тот же процент среди них не могли с уверенностью сказать, когда это произойдет. Среди опрошенных нами респондентов, которые недавно приехали в Италию, также чаще всего звучали пожелания задержаться здесь надолго [1, л. 87].

Мигранты с 5-12 летним стажем вспоминали, что намерения вернуться через год-два они декларировали, как только приехали в страну пребывания, однако оставались дальше, объясняя это необходимостью решать материальные потребности своих родных в Украине [1, л. 18]. Дальнейшую эволюцию настроений относительно возвращения на родину отражает следующее распределение позиций мигрантов, которое автор этой статьи услышал на одной из конференций, посвященных современной украинской трудовой миграции: около 70% колеблются, возвращаться им или нет, другие считают, что нужно оставаться в Италии.

Предыдущие три года подтвердили сделанный параллельно нами и авторами общенационального обследования домохозяйств в 2009 году прогноз, согласно которому мировой экономический кризис не приведет к массовому возвращению мигрантов на родину. Он лишь вызывает интенсификацию перемещений украинских мигрантов в поисках новых заработков.

Одни трудовые мигранты постараются остаться в ЕС, сохранив прежние места работы или наработанные связи относительно возможностей трудоустройства (в частности это касается женщин, занятых в сферах домашнего сервиса), другие будут перемещаться по разным странам в поисках заработков, а другие вернутся с готовностью к следующим выездам. Вот несколько мнений украинских работников в Италии о возможности возвращения в Украину в связи с кризисом: надо еще года четыре побыть в Италии, а потом только можно возвращаться; в Украине сегодня очень трудно; не представляем, как жить в Украине, если не будет кого-то в семье, кто сможет регулярно отправлять деньги из Италии [6, c. 83-84].

Часть мигрантов, в случае потери работы, будет вынуждена соглашаться на нелегальную занятость, даже при наличии соответствующих разрешений на работу. В целом, по прогнозу авторов первого общенационального обследования домохозяйств Украины, занятость трудовых мигрантов все больше перемещается в сектор домашних хозяйств, где значительно меньший контроль за соблюдением трудового и налогового законодательства. Новая волна легализации нелегальных иммигрантов в Италии может считаться своего рода лакмусом, что подтверждает точность этого прогноза авторов первого общенационального опроса домохозяйств. С другой стороны, системный кризис в Украине по сравнению с ЕС и, соответственно, дальнейшее падение заработной платы, в частности, в валютном эквиваленте, вызовет экспорт неформальной занятости, в лучшем случае, на полулегальной основе, без социальных гарантий. [3]

Экономика развитых стран уже не может существовать без мигрантов - из-за нарастающего дефицита рабочей силы и формирования «эмигрантских ниш занятости», которые «постепенно углубляются и расширяются и уже не могут быть заполнены национальной рабочей силой, даже если бы дефицита и не было, и что те эмигрантские сети, которые образуются, в эту воронку затягивают основной поток иностранных работников» [7, с.13].

Проведенные интервью с экспертами по делам миграции от правительственных и неправительственных учреждений Германии, Италии в рамках проекта разработки концепции политики циркулярной миграции украинских в ЕС однозначно свидетельствуют рост потребности этих стран в иностранной рабочей силе. [2] Результаты недавнего исследования Светланы Одинец свидетельствуют, что в Италии, несмотря на углубление финансово-экономического кризиса, проблема социальной опеки остается нерешенной.

На этом фоне динамичное развитие горизонтальных коммуникаций и социальных сетей, растущие ниши спроса на мигрантов означают, что интенсивные миграционные перемещения становятся отличительной чертой глобализирующегося общества, независимо от состояния мировой экономики.

Украинцы в Италии выжидают. Они надеются, что Италия скорее справится с кризисом, чем Украина. Эксперты свидетельствуют: в случае дальнейшего ухудшения финансово-экономической ситуации в Италии украинские мигранты готовы искать счастья в других странах ЕС. Возможность возвращения в Украину рассматривается ими в последнюю очередь.

Твердо говорить о возвращении можно лишь в случае старейших украинцев (около 60 лет). Вместе с тем, часть младшего и среднего возраста мигрантов, которые объединили здесь свои семьи, сочетались браком с итальянцами или приехали в Италию в молодом возрасте, намерены остаться. Это касается особенно молодых мигрантов, получающих образование в Италии и быстро развивают здесь свои социальные активности.

С другой стороны те, кто возвращаются, вероятно, усиливают миграционный потенциал самих украинцев. Пока в Украине не наблюдается тенденция к инвестированию в перспективные направления формирования инфраструктуры украинской экономики (в частности, производственные сферы), создавать постоянные рабочие места, не стоит ждать массового возвращения мигрантов. Дополнительным тормозом на этом пути является отсутствие соглашения между Итальянской республикой и Украиной относительно пенсионного обеспечения мигрантов. Многие из них стремятся заработать пенсию в Италии.

Результаты социологических исследований процессов украинской трудовой миграции, проведенных нами в в семи странах ЕС с помощью качественных методов (углубленные интервью и фокус-групповые дискуссии с мигрантами), позволили сформулировать парадигму "трех поколений", которая объясняет динамику современной украинской экономической миграции. Эти поколения украинцев, находящиеся ныне в Объединенной Европе, отличаются между собой не только по возрасту, а, прежде всего, "пространством социального сосуществования", в котором проходит их жизнедеятельность.

К первому поколению относятся, как правило, старейшие мигранты в возрасте от 50 до 60 лет с длительным миграционным стажем, выехавших на заработки, чтобы улучшить материальное положение семьи и вернуться. И несмотря на отсрочки с возвращением, многократные «внеплановые» возвращения для «дозарабатываний» в стране пребывания, их жизненные стратегии направлены на родину; временное, хотя и длительное отлучение, является лишь "дополнением" к жизни в Украине.

Второе поколение составляют преимущественно мигранты среднего возраста (36-45 лет), которые также оставили семьи на родине, и даже воссоединив их в стране пребывания, имеют родителей, родственников в Украине. Социальное планирование этой категории людей, включающий приобретение жилья, обучение детей, обеспечения родителей, также направлено в Украину.

Однако сами они уже находятся между "здесь" и "там", то есть между Украиной и государством пребывания. В нем они остаются чужаками, потому охотно приезжают домой в Украину, но не находят здесь для себя места. Сказывается потеря привычных социальных связей, которые влияли на формирование активности нынешних мигрантов.

Украики в Италии жалуются, что дети в Украине часто воспринимают матерей как "банкомат". Побывав недолго дома, мигрантки стремятся назад, в Италию. Главным концептом "мира сосуществования" этого, условно второго поколения все же остается привязанность к "определенной территории", устоявшейся социокультурной среды. Правда, сред, по которым происходит самоопределение мигранта "второго поколения", теперь две: в одной из них он "живет", к другой "возвращается".

И, наконец, "третье поколение", которое мы называем передовой или молодой миграцией, представленной, опять же, преимущественно (но не обязательно) молодыми людьми в возрасте до 30 лет. Характерная черта представителей этой группы - соответствие их пространства сосуществования глобализированном обществу. Они быстро адаптируются к новым условиям. Их социальное планирование не "привязано" к определенной социокультурной территории происхождения или пребывания. Они легко овладевают "языком" (в прямом и переносном смысле) среды, в которой оказываются. Представители этой генерации поддерживают связи с родиной (визиты, обмен информацией), но жить будут там, где социальные возможности будут соответствовать их представлениям о нормальной жизни.

Игорь Марков, поубликовано в издании “Україна модерна”

 

Превод:«Аргумент»


В тему:


[1] Архів Інституту народознавства НАН України. Фонд “Польові матеріали”. Ф. 1. – Оп. 2. – Од. зб. 575 а. – 2008.
[2] Архів Інституту народознавства НАН України. Фонд “Польові матеріали”. Ф. 1. – Оп. 2. – Од. зб. 614. – 2011.
[3] Зовнішня трудова міграція українців та її вплив на процес суспільно-політичних трансформацій в Україні. Інформаційно-аналітичне видання. – К, 2008. – 108 с.
[4] Марков І. Деякі риси сучасної української трудової міграції. За результатами масового соціологічного опитування українських заробітчан в Італії, проведеного західноукраїнським центром “Жіночі перспективи” / І. Марков // Українська трудова міграція в розширеній Європі. – Київ, 2005. – С. 76–103.
[5] Марков І. Сучасні міграції у соціодинаміці глобалізованого суспільства: теоретичні аспекти постановки проблеми / І. Марков // Українознавчий альманах. – Вип. 7. – К., 2012.
[6] На роздоріжжі. Аналітичні матеріали комплексного дослідження процесів української трудової міграції (країни ЄС та Російська Федерація) / [за ред. І. Маркова]. – Львів, 2009. – 260 с.; Ukrainian labour migration in Europe. Findings of the complex research of the processes of Ukrainian labour immigration (the EU countries and Russian Federation) / [ed by I. Markov]. – Lviv, 2009. – 69 s.
[7] Стенограмма круглого стола “Российская миграционная политика в период демографического спада”. Доклад Є. Тюрюкановой. – Москва, 17 июня 2010 года.
[8] Українська газета. Щомісячне видання для українців в Італії. - [Електронний ресурс]. – Режим доступу:
http://www.gazetaukrainska.com
[9] Циркулярна міграція: нові підходи до старої концепції. Матеріали дослідницького проекту “Опрацювання концепції політики циркулярної міграції українців до ЄС у взаємодії експертних середовищ та аналітичних центрів України та ЄС” / Марков І., Селещук Г, Савчинський Р, Іванкова-Стецюк О, Одинець С. – Львів, 2012. – 43 с.
[10] Dossier Statistico Immigrazione: Caritas/Migrantes. XIII–XX Rapporto. – 2003–2010.
[11] Giuliani M., Pittau F., Ricci A., (Centro Studi e Ricerche IDOS) Italia Rapporto annuale sulle statistiche in materia di Immigrazione e Protezione Internazionale (2009) / Giuliani M., Pittau F., Ricci A. //. – Roma, 2011. – 48 S.
[12] Shehda N. Dall’Ucraina all’Italia: una migrazione che cresce” / N. Shehda, O. Horodetskyy // Атісіzіа. – 2003. – Аnnо ХL (10/11/12). – 56 p.


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com