Украинский катынский список. Как НКВД уничтожал поляков в Украине. Окончание

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

...В Харькове заключенных расстреливали выстрелом в шею сзади — вверх (на высоте первых шейных позвонков, чтобы уменьшить кровоизлияние наружу). В Киеве заключенных, которых удерживали в Лукьяновской тюрьме, везли лифтом из камер в специальное помещение, где происходили казни.

Здесь обреченного поворачивали лицом к стене и заставляли стать на колени. Затем его прижимали головой к полу, а исполнитель стрелял в затылок...

(Окончание. Начало читайте в материале: Украинский катынский список. Как НКВД уничтожал поляков в Украине:)

 

Что было причиной акции по уничтожению в СССР цвета польской нации в 1940 году? И здесь мы теряемся в догадках.

Согласно теории, которую можно было бы назвать «статической», речь идет о ликвидации элит, которые намеревались с оружием в руках восстанавливать польскую государственность. Этой теории ничто не перечит, не учитывает она только фактор времени и внезапный отказ от уже выбранного способа «обезвреживания» тех же элит методом высылки в лагеря (как известно, такие решения уже начали принимать по пленным Осташковского лагеря).

Вторая теория, которую можно было бы назвать «динамической», видит в предложении шефа НКВД реакцию на планы союзников по сдерживанию СССР на финском фронте вместе с бомбардировкой нефтяных полей в окрестностях Баку. Советская сторона, зная об этих планах, могла опасаться бунта в лагерях после их, планов, реализации — оттуда и решение о срочном уничтожении «угрозы», которую составляли враждебно настроенные к СССР пленные.

Теория эта, однако, не объясняет, почему были расстреляны заключенные польские граждане. Считая ее за достоверную, можно предположить, что этими действиями советская власть хотела обезопасить непосредственные тылы возможного фронта методом быстрой ликвидации опасного «элемента» (ибо работа ОСО конце концов была времязатратной).

В тему: Шифротелеграмма Сталина 1939 года, разрешавшая пытки НКВД: а все-таки она была!

Вернемся к фактам. После принятия Политбюро решения от 5 марта 1940 года, за неполных три недели позже, 22 марта Берия издал НКВД Украины и Беларуси приказ перевести 3 тысячи арестованных из тюрем Западной Украины и еще 3 тысячи из тюрем Западной Белоруссии в другие места заключения. Из содержания этого приказа следует, что заключенных из Западной Украины должны отправить в тюрьмы в Киеве, Харькове и Херсоне. Речь шла о тюрьмах:

львовские — 900 человек,

ровенские — 500 человек,

волынские — 500 человек,

тернопольские — 500 человек,

дрогобычские — 200 человек,

станиславовские — 400 человек.

К сожалению, приказ не говорит, сколько заключенных должны быть «размещены» — читай: расстреляны — в каждой из тюрем. Именно поэтому не знаем, сколько из их числа погибли в Киеве, сколько — в Харькове, а сколько — в Херсоне.

Наше незнание в этом вопросе не способны ликвидировать даже эксгумационные работы, которые проводились и проводятся в Киеве и Харькове — о чем чуть ниже.

 Эксгумационные работы в Быковне летом 2011 года. Фото - Петр Погожельский, Польское радио для “Исторической правды”

Эксгумационные работы в Быковне летом 2011 года. Фото — Петр Погожельский, Польское радио для «Исторической правды»

Не знаем также, почему шеф НКВД приказал этапировать только 6 000 человек, а затем расстреляли 7 305 человек. Некоторые исследователи предполагают, что 1305 «лишних» человек уже находились в тюрьмах трех упомянутых городов, а также в Минске, в Белоруссии. Вероятно, их только планировали арестовать: ведь из биографической информации следует, что часть лиц из украинцев катынского списка была арестована в апреле и даже в мае 1940 г.

Организовать перевозки трех тысяч заключенных из западных в центральные области УССР — и то за десять дней! — шеф НКВД обязал Серова и командированного ему в помощь начальника Тюремного управления НКВД СССР майора госбезопасности Павла Зуева. Чтобы освободить место для привезенных из западных областей заключенных, Берия приказал своему заместителю Василию Чернышеву заранее вывезти из тюрем в Киеве, Харькове и Херсоне такое же количество заключенных в лагеря принудительного труда.

Для получения необходимого количества вагонов для транспортировки заключенных шеф НКВД обратился с письмом к наркому транспорта СССР — Лазарю Кагановичу. Не писал в нем прямо, что эти вагоны нужны ему для перевозки заключенных к месту казни, воспользовался эвфемизмом, вспоминая «важное оперативное задание». Впрочем, Каганович должен понимать, о чем идет речь — он был одним из членов Политбюро, который голосовал «за» преступное предложение Берии. В конце концов приказ от 22 марта 1940 года также не называл вещи своими именами; речь там только о «разгрузке» тюрем западных областей УССР и БССР.

К сожалению, мы не знаем подробностей уничтожения 3 435 заключенных в Украине — на упомянутом приказе Берии документация их дальнейшей судьбы прерывается. Наши знания ограничивается общей констатацией, что этих заключенных отвезли в Киев, Харьков и Херсон и там расстреляли.

Кто расстреливал? Здесь также ничего не знаем наверняка. Если речь идет о Харькове, то можно предполагать, что соучастниками этого убийства были те самые сотрудники харьковского Управления НКВД, принимавшие участие в расстрелах офицеров из Старобельского лагеря: начальник Управления Петр Сафонов, его заместитель Павел Тихонов, комендант Тимофей Куприй, сотрудники Управления НКВД А. Карманов, Я. Виговский, Ф. Скакун, Микова, Кубарьив и другие. Что касается Киева, все сведения об участии в этой операции сводятся к одному лицу — начальнику этого Управления НКВД капитана госбезопасности Романчуку. Сотрудники херсонского Управления НКВД неизвестны.

Можем только догадываться как происходила казнь.

В Харькове заключенных наверняка расстреливали так же, как военнопленных из Старобельске — выстрелом в шею сзади — вверх (на высоте первых шейных позвонков, чтобы уменьшить кровоизлияние наружу). Практика исполнения приговоров смерти, которая была введена в Киеве с 1937 года, была несколько более усложненной. Заключенных, которых удерживали в Лукьяновской тюрьме, везли лифтом из камер в специальное помещение, где происходили казни. Здесь обреченного поворачивали лицом к стене и заставляли стать на колени. Затем его прижимали головой к полу, а исполнитель стрелял в затылок. Таким образом, в исключительно ночных экзекуциях, казнили от 100 до 150 заключенных.

Сейчас из мест захоронений польских граждан на Украине удалось установить только одно. Таким местом является лес вблизи поселка Быковня под Киевом. В 1937 году НКВД огородили там высоким зеленым забором участок 200 на 200 метров и организовало круглосуточную его охрану. На территории этого огражденного участка выкопали глубокие рвы. Вскоре из Киева стали приезжать грузовики, наполненные трупами убитых во время «большой чистки». С того времени вплоть до лета 1941 года — то есть до самого бегства советских чиновников из украинской столицы — грузовики регулярно курсировали между Лукьяновской тюрьмой и Быковней.

Права Франчишека Пашкеля, найденные во время эксгумаций в Быковне. Его номер в украинском катынском списке - 2243

Права Франчишека Пашкеля, найденные во время эксгумаций в Быковне. Его номер в украинском катынском списке — 2243

Первые эксгумации в Быковне были проведены уже в 1971 году. С 2001 года в исследованиях принимают участие польские специалисты. В результате этих исследований в быковнянских могилах найдены предметы, принадлежавшие к лицам из украинского катынского списка. Среди них: водительские права Франчишека Пашкеля, жителя села Смордва, что под Дубно, арестованного как «агент польской полиции»; военный медальон-«несмертельник» сержанта Юзефа Нагилька, командира пограничной заставы в Скалачи; он был заключен как «антисоветский элемент».

2033 - именно под этим номером Юзеф Наглик фигурирует в украинском катынском списке. Медальон-несмертельник с его именем был найден в Быковне

2033 — именно под этим номером Юзеф Наглик фигурирует в украинском катынском списке. Медальон-несмертельник с его именем был найден в Быковне

В массовых захоронениях в Быковне был найден также эбонитовый гребень австрийской фирмы «Matador Garantie», на котором иглой нацарапаны надписи: «Fr. Strzelecki Wł. Woł», «Ludw Dworzak s. Józefa», «kpt. Grankowski Wspólna 17» i «Szczyrad ».

Украинский катынский список и исследования историков позволяют расширить информацию об упомянутых лицах.

Расческа с польскими именами из "Украинского катынского списка" была найдена в Быковнянских могилах

Расческа с польскими именами из «Украинского катынского списка» была найдена в Быковнянских могилах

Франчишек Стшелецький был руководителем общей школы во Владимире-Волынском. После ареста 10 октября 1939 года был помещен в местную тюрьму, откуда в апреле 1940 года был увезен в Киев.

Людвик Дворжак был профессором уголовного права львовского Университета Яна Казимира, а одновременно — судьей Львовского окружного суда. Был арестован оперативной группой НКВД 7 октября 1939 года во Львове. Попал в тюрьму на Замарстиновской улицы, согласно недостаточно определенных данных в Киев был вывезен в феврале.

Фамилия Гранковский имеют два лица из украинского катынского списка: Михал — полицейский из Луцка, и Станислав — скорее всего, львовянин, о котором кроме места жительства ничего не известно. С ранговой приставки «kpt». — «Капитан» можно сделать вывод, что речь идет не о сотруднике полиции, а о втором из названных, который, скорее всего, был капитаном действительной службы или резервистом.

Оборванная фамилия «Szczyrad» можно связать с упомянутым уже заместителем начальника обороны Львова — полковником Брониславом Щирадловским.

Расческа с польскими именами из "Украинского катынского списка" была найдена в Быковнянских могилах

Номер 3293 полковник Бронислав Миколай Щирадловский — еще один из списка на быковнянской расческе?

Эксгумационные работы в Быковне, к сожалению, не принесли (потому и не могли принести) точных данных о количестве захороненных здесь жертв из украинского катынского списка — не позволял это сделать достаточно скупой материал для идентификации польских граждан. Несмотря на это, результаты исследований в Быковне можно считать огромным успехом.

Нельзя этого сказать об исследованиях в харьковских Пятихатках, которые были совершены в 1995-1996 годах. Действительно, во время харьковской эксгумации было обнаружено около 400 остатков польских граждан, которые не были остатками похороненных здесь же военнопленных из Старобельского лагеря, которых расстреляли в харьковском НКВД. Однако ни один документ или вещь, найденные среди этих остатков, не указывали ни на одного из фигурантов украинского катынского списка.

В тему: СССР — государство-преступник. НКВД — преступная организация. Россия покрывает палачей

В Херсоне до сих пор не организовывали никаких эксгумационных исследований. Из доступной нам информации следует, что на месте захоронений жертв херсонского НКВД построен жилой микрорайон.

Сложно предсказать, станет ли совершеннее наше знание о 3435 польских гражданах, убитых на территории Украины. Как утверждает российская сторона (хотя подтверждения этим словам нет), папки с личными делами расстрелянных по решению Политбюро от 5 марта 1940 года были сожжены еще в 1959 году в соответствии с устным распоряжением Никиты Хрущева. За три года до этих событий в Киеве по приказу из Москвы сожгли 2500 личных карточек, которые хранились в местном архиве КГБ.

Несмотря на это, кажется, есть основания для умеренного оптимизма. Ведь расширить знания о жертвах советского геноцида можно не только опираясь на архивы государственных институтов, но и черпая информацию из воспоминаний и дневников советских заключенных, а также из показаний, которые собрал во время катынского следствия Институт национальной памяти Польши. Без сомнений, работа по поиску и идентификации польских граждан, расстрелянных на территории Украины, идет — и не усомнимся — будет продолжена.

1. Цит по: Katyń. Dokumenty zbrodni, t. 1: Jeńcy nie wypowiedzianej wojny sierpień 1939 — marzec 1940, Warszawa 1995, s. 470.
2. Listy Katyńskiej ciąg dalszy, Warszawa 1994, s. 20.
3. Он был ответственен, между прочим, как за похищение 16-ти руководителей польского подполья времен Второй мировой войны в 1945 году, а также за арест правительственной делегации во главе с вице-премьером Ференцем Эрдэ и министром национальной обороны генералом Павлом Малетером во время Венгерского восстания 1956 года.

Славомир Кальбарчик, перевод на украинский язык осуществлен Александром Зинченко в рамках проекта «Общее прошлое», организованного сайтом «Историческая правда» и Польским институтом в Киеве.

Перевод: «Аргумент»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com