«Все хорошо, когда увидел родную земельку» — украинский политзаключенный Литвинов

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В России содержится около сотни украинцев, которых Украина считает политзаключенными. Это и режиссер Олег Сенцов, и анархист Саша Кольченко, и унсовец Николай Карпюк. Их дела имеют политический характер, а следственные органы РФ фабрикуют материалы, суды выносят по этим сфабрикованным делам приговоры. Среди незаконно удерживаемых и осужденных и Сергей Литвинов.

В августе 2014-го он уехал из родного приграничного села Камышное, что в Луганской области, в Тарасовскую больницу в России — лечить зубы. В больнице его задержали и обвинили в том, что он в составе батальона «Днепр — 1» убил 39 мирных жителей и изнасиловал еще 8. Однако в 2015 году генпрокуратура РФ за эти обвинения перед Литвиновым извинилась, зато Тарасовский районный суд РФ приговорил его за разбой — как Литвинов вместе с другими украинскими военными «отжал» два автомобиля. За это украинцев приговорили к 8,5 годам тюрьмы. После 5 лет, проведенных в колониях Ростова и Магадана, Громадское нашло Литвинова в Диканевской колонии №12 в Харькове.

Публикация новости о том, что Литвинов находится в колонии в Украине, вызвала активное обсуждение в соцсетях, а в Минюсте высказали мнение, что «хайп с кейсом Литвинова» может повредить как ему самому, так и другим «пленникам Кремля». Несмотря на это, Громадское считает эту тему общественно значимой и публикует интервью с Сергеем Литвиновым.

«Я сам не понимаю, что я здесь делаю»

- Мы находимся в Диканевской колонии в Харькове. Сергей, вы есть в списке политзаключенных, получили в РФ срок 8,5 лет. Что вы здесь делаете?

- Я сам не понимаю, что я здесь делаю. Я прибыл из российской колонии из Магадана. Был отправлен на родину. Россия вынесла такой вердикт. Сказали, что согласовали с Украиной. Будто Украина согласилась, чтобы я отбывал срок в своей исправительной колонии. Меня привезли в Старобельское СИЗО, а заседание проводил Беловодский суд без меня. (1 февраля 2018 Беловодский районный суд вынес решение по ходатайству Минюста Украины перевести Литвинова из России в Украину, чтобы он отбыл наказание здесь. Из постановления суда следует, что действительно адвоката или представителя Литвинова на суде не было, как и представителя Минюста, был только прокурор — ред.). И меня прокурор отправил в эту исправительную колонию.

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019 года. Фото: Александр Назаров/Громадское

- Когда вы приехали в Украину?

- 9 мая. На границе меня встречала вице-консул из Киева. Они меня встречали из Белгорода. Я передавал им с ФСБ документы, мое гражданство, моя уголовное дело передавалось ими.

- То есть вас передавали как узника.

- Да.

- И сейчас вы здесь отбывают срок?

- Отбываю срок. 8 лет и 6 месяцев.

- То есть тот же срок?

- Тот же срок РФ, который был не перебит Родиной. Статья так и осталась.

- Разбой?

- Да, разбой.

- В 2014-м вас захватили или задержали в Ростове. Вы были в больнице. Что вы там делали?

- Абсцесс. Затвердевания горла. Заражение уже ушло в челюстную систему.

- Вас из больницы просто забрали?

- Просто зашел человек из ФСБ.

- А откуда вы знаете, что он из ФСБ?

- Он показал корочку. На правой щеке у него был шрам, на левой — татуировки за ухом. На правой руке были часы с желтым браслетом. Сзади кобура и нож в чехле. Он был с боекомплектом. Сказал: пошли поговорим. Я ему сказал: я гражданин Украины, в политику не лезу, ничего не знаю, сюда поступил как мирный житель своего государства.

- А вы в Ростов попали почему?

- В Станице Луганской оккупировали территорию сами знаете кто. Стояли «казаки», ополченцы.

- То есть вы не смогли к врачу в станице поехать, поэтому поехали в Ростов?

- Шли боевые действия. Стреляли из градов. Граница была закрыта. Мне выезд в Станицу был запрещен. Ни через станцию в Ольховом, никуда я не мог проехать с этой флегмоной (острая бактериальная инфекция — ред.), и обратиться мне больше не было куда по поводу госпитализации. И я обратился в РФ. На границе с Ростовом меня пропустили украинские пограничники. Они сказали: если российские примут, то пожалуйста, а нет — вернетесь обратно. Российские не отказали.

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019 года. Фото: Александр Назаров/Громадское

- Вас забрали эти люди из больницы и обвинили в том, что вы были членом батальона «Днепр — 1», убивали мирных жителей?

- Да. И каратель батальона «Днепр» Коломойского ...

- А вы вообще ничего не знали об этом батальоне? Вы в каких боях участвовали?

- Этих батальонов никогда не видел ... Никогда не был в карательных батальонах, никогда не вооружался ни в каких подразделениях, никогда не носил огнестрельного оружия ... Не трогал никаких местных жителей своей Родины. Я люблю свою страну. Я пострадал от войны.

- Но они тем не менее вас в этом обвинили ...

- Обвинила Россия. Я получил срок — 25 лет. Приговаривали к пожизненному. По требованиям военного времени они могли меня расстрелять. Так говорил следователь Милунов. Это был суд в Москве. Басманный районный суд Москвы.

- И вы говорили о том, что вас били, применяли пытки.

- Пытали.

- А если можете рассказать — что именно и где было?

- Это страшно. Я никому на родине не желаю пройти через такое. Пытали ополченцы Донецка. Пусть люди слушают. Приехали с родины на черной машине без опознавательных знаков. Номера были заклеены. Были в пятнистых формах, с георгиевскими лентами. В этой больнице были беженцы. Мамы, дети, мне помогали. Из мужчин был один я. Эти нелюди меня забрали, одели мешок на голову, ударили прикладом автомата по шее, дальше я уже не помню. Меня укололи шприцом в шею — есть шрам до сих пор ... Все зафиксировано. (российский адвокат Литвинова Виктор Паршуткин доказал в суде, что Литвинова пытали — ред.) Там, где происходили эти пытки, меня подвесили на тополь за ноги и за руки. Затем они издевались. Выкопали яму метр двадцать глубиной, брали канистру и обливали холодной водой, и подключали ток. Это полная бобина, «катушка», на которой человека подбрасывает на 20 метров, а может, и больше. У меня было 100 килограммов веса, я занимался спортом, поэтому организм и выдержал. Там в лесу я потерял сознание, обливали водой они меня, возвращали в сознание, просили, чтобы я подписал бумаги. Какое-то уголовное дело. Нет вообще этих людей в производстве — нет фамилий, нет имен, и не проживают они на этой территории.

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019 года. Фото: Александр Назаров/Громадское

- Будто это были люди, которых вы убивали?

- Ну да, село Камышное. Они говорили, что типа Камышное, Широкино, Макарово и Лисичанск (города и села Донецкой и Луганской области вблизи линии соприкосновения — ред.), будто я там убивал мирных жителей. Похищение репортеров Волошина и Никишина (Волошин — звукорежиссер российского Первого канала, погиб вблизи Луганска в июне 2014-го от взрыва снаряда. В его убийстве, а также в убийстве журналиста канала Игоря Корнелюка российский суд позже обвинил и выносил приговор Надежде Савченко — ред.). Вешали мне «грады», установку «Ураган», которой в ВСУ нету. Родина никогда не стреляла по мирным жителям. И украинские солдаты никогда ни у кого ничего не похищают.

- Одним словом, вас обвинили в том, что вы на другой стороне ...

- На стороне против России.

- Как вы попали в Россию потом?

- В Россию — так же.

- Вы же говорили, что они вас пытали, вы теряли сознание.

- В Россию они меня повезли обратно. Привезли на пограничную заставу, когда уже стемнело. Они ждали темноты. Привезли в ту же больницу, отмыли от крови.

- И вас тогда обвинили во всех этих преступлениях, а потом статью изменили?

- Когда ко мне приехал адвокат из Москвы Виктор Васильевич Паршуткин (Литвинова сначала обвинял российский суд в том, что он будто убил 38 человек и изнасиловал еще 8, будучи в составе батальона «Днепр». Паршуткин добился снятия обвинений в убийстве мирных жителей, доказав, что таких жителей с такими фамилиями, которые были указаны в материалах дела, не существовало. Прокуратура даже позже извинилась перед Литвиновым за эти обвинения, указав, что он оговорил себя. В 2015-м у Литвинова появилась новая статья — разбой. Российский гражданин Лысенко в суде утверждал, что Литвинов с другими военными отняли у него два автомобиля — ред.) и сказал, что они собираются меня обвинить по ст. 162, часть третья. Как говорится, должны привести «терпилу», чтобы он меня узнал.

- И вас обвинили в том, что вы не убивали мирных жителей, а украли два автомобиля?

- Угнал два автомобиля — «уазика», типа, привел военных, ударили (владельца автомобилей — ред.) прикладом автомата. В Колесниковке.

- Это село в Луганской области?

- Да. Будто ударили его прикладом от автомата, но он в больницу не обращался, побои не снимал. В Ростове писал заявление, что ГУМВД не работали в тот день, но ГУМВД в тот день работало.

- А человека, который против вас свидетельствовал, будто вы у него украли машину, вы не знаете?

- Я его не знаю, я его первый раз вижу. (Доказательством того, что Литвинов украл машины с другими военными были показания Лысенко, у которого будто эти машины и украли. Но автомобили не были на него зарегистрированы, а адвокат Паршуткин также выяснил, что Лысенко с февраля 2014-го был в России и не пересекал границу с Украиной, а потому машины на территории Луганской области в начале боевых действий у него точно не могли украсть — ред.)

- Так а вы машины крали?

- Нет, не крал. Это было вообще обвинения ни за что. Я вину свою не признал.

«Я не просил отбывать наказание здесь, я просил президента освободить меня»

- И потом вас отправили в Магадан отбывать наказание?

- Сначала отправили отбывали наказание в колонию №15 «Батайск — Ростов». Я там отбывал наказание до 2017 года. С 2017 пришли бумаги, и меня отправили в колонию № 4 «Магадан». Колония строгого режима.

- И вы ни разу не смогли позвонить? ..

- Ни разу. Телефонные звонки были запрещены, родным не сообщали. Путин меня ограничил во всем. Жестокий человек.

- И вы попросили отбывать наказание здесь, в Украине?

Деваться было некуда. И я сказал: «Да». Нет, вы меня не поняли. Отбывать наказание я не просил. Я просил президента Украины забрать меня на Украину и освободить. (В постановлении Беловодского районного суда, который и принял решение перевести Литвинова из Магадана в Харьков указано, что осужденный ходатайствовал о таком переводе — ред.)

- Но этого не произошло?

- Этого не произошло. Отправили отбывать наказание в Харьковскую 12 колонию.

Я прошу помощи у мирных людей, которые меня поддерживали и писали мне письма — и Польшу, и Германию, и Киев, и дети мне писали, и Климкин-министр, какой я герой своей родины.

- И вот писали вам все украинские чиновники. Теперь вы дальше отбываете наказание за то, за что вас осудила РФ. Здесь вы считаетесь политзаключенным.

- Украинским политзаключенным, что Украина все согласовала с Россией. Это все, я извиняюсь, фуфло. Украина с Россией такого согласовать не могла, чтобы я отбывал наказание.

- А как вы это себе объясняете? Это какое-то недоразумение?

- Недоразумение, да. Я прошу выйти. Я не должен отбывать наказание здесь. Я свое уже отсидел на российской территории.

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019 года. Фото: Александр Назаров/Громадское

- Тем не менее, я так понимаю, что этот Беловодский суд уже в Луганской области подтвердил, что вы должны ...

- Подтвердил срок прокурор. Я его не видел.

- А сейчас кто знает, что вы находитесь здесь? Тот самый Климкин?

- Нет, никто не знает.

- Вы кому-то звонили, говорили, писали?

- Я еще никому не звонил. И не писал. У меня нет конвертов, писем, ничего нет ...

- И вам осталось сидеть?...

- 3,5 года.

- И сейчас вы написали уже просьбу?

- Просьба на перерасчет (Литвинов обратился в Червонозаводский районный суд Харькова с просьбой пересчитать ему срок наказания по закону Савченко, решение пока нет — ред.) И просьба про помилование президенту Украины Зеленскому.

- Так а за что вас должны помиловать, если вы не совершали преступления?

- Я прошу, чтобы меня освободили, — вот это я писал.

- А когда вы писали письма, давно?

- В пятницу приезжал адвокат, и мы с ним писали на помилование. (Адвокат Роман Лихачев вступил в дело 21 июня 2019 — ред.) Помилование уже принято во внимание. Прокурор Харькова тоже принял во внимание, согласились освободить от этого места. Все уже согласовано. (Руководство колонии подтвердило Громадскому, что документы на помилование уже направлены президенту — ред.)

- Это вам так адвокат сказал?

- Да, адвокат сказал, что я здесь ненадолго. Буду освобожден.

Диканевская колония №12, Харьков, 27 июня 2019

Диканевская колония №12, Харьков, 27 июня 2019 года. Фото: Александр Назаров/Громадское

- А что вы здесь делаете? Вы работаете?

- Нет.

- Я читала, что вы похудели в Магадане на 15 кг ...

- Худой. Тяжело с этим всем. Сейчас уже на родной земле обжился. Как говорится, в себя пришел. Все хорошо, когда увидел родную земельку. Относятся здесь ко мне хорошо.

- В камере сколько вас человек?

- Пятеро.

- Нормально все?

- Все хорошо.

- Я так понимаю, что вам передачи не передают родные, потому что у них нет денег?

- Да. С деньгами тяжело у родных.

- Но вы теперь созваниваетесь?

- С родными созваниваемся каждый четверг, мне не запрещают.

- А кто вам помог с адвокатом здесь?

- Семья.

- Вы хотите что-то передать?

- Я хочу передать, что нужна помощь родным. И тут мне нужна помощь.

- Какая вам нужна помощь?

- Поддержка. Чтобы родные могли на свидание приехать.

- А как у вас со здоровьем?

- Со здоровьем у меня все хорошо. Медицинская помощь здесь тоже есть. Здесь все в изобилии. И медицина хорошая, и врачи круглосуточно. И приходят на барак, если надо.

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019

Украинский политзаключенный Сергей Литвинов в Диканевской колонии №12, Харьков, 27 июня 2019. Фото: Александр Назаров/Громадское

- Вам не кажется, что с вами как-то несправедливо поступили здесь?

- Они не виноваты ни в чем. Меня привезли, я отбываю. То, что так поступили в Киеве со мной — я считаю, нехорошо. Я прошу, чтобы меня освободили из мест отдаленных — власть, которая меня сюда отправила. Вы это должны знать и понимать. Есть высшие начальники там. Что здесь под руководством, что там в России были. Нарушения режима у меня никогда не было. И никогда не будет. Потому что я никогда не нарушал. Россия меня в таком обвиняла, что невозможно просто. У вас бы волосы дыбом встали. Я даже хотел жизнью покончить. В Москве хотел повеситься. Я вообще жить не хотел. И сейчас даже иногда не хочется. Но я благодарю Господа за то, что оставил меня жить. У меня двое детей — Женя и Инна. Елена — жена хорошая. И мама. Многодетная, на пенсии она уже. Старая она. Я ее 5 лет не видел. Вот я хочу свою семью увидеть. Маму свою. Мама для меня это святое.

Я сейчас здесь, в Харькове. Я думаю, что уже все должны об этом знать. Пусть весь мир знает. И Надя Савченко. И Юлия Тимошенко. Все, кто там, в Киеве. И Климкин, и Чернышев. И министры все, и вицеконсулы. И президент Зеленский, за которого я уже голосовал в этой колонии.

- За Зеленского?

- За президента Украины Петра Алексеевича. Да, я голосовал за президента Украины, который меня забрал на родину. И я должен быть освобожден. Я свой срок отбыл в РФ.

Анастасия Станко, опубликовано в издании  Громадське


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com