Забытые живые

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

За все время проведения АТО для пленных и их семей не было создано никаких государственных программ поддержки и социальной защиты. Какие права имеют семьи пленных и сами воины после освобождения, и какой мировой опыт нужно быстро перенять.

За три года войны через ужасы плена прошло 3080 человек. По состоянию на 15 декабря 2016 года, по официальной статистике, в неволе у террористических формирований находилось 110 человек. Официальные цифры обычно занижены, но и это количество пленников — велико, особенно если учесть, что уже долгое время действует так называемый режим тишины, а вопрос заложников постоянно обсуждают в Минске.

Еще более странным кажется то, что за все время проведения АТО для пленных и их семей не было создано никаких государственных программ поддержки и социальной защиты. Не умаляя усилий, прилагаемых Украиной к освобождению незаконно удерживаемых лиц, все же следует констатировать, что система государственной помощи пленникам и членам их семей имеет ряд просчетов.

Весть о неволе

Одной из самых больших проблем для родственников является недостаток информации о близком человеке в неволе. Это касается не только времени, проведенном в плену, но и сведений о самом факте захвата военнослужащего, его местонахождении. Согласно Инструкции по организации учета личного состава Вооруженных сил Украины командиры обязаны извещать родных только о смерти бойца. Когда же речь идет о плене, то полномочия командиров сводятся к оповещению высшего руководящего состава.

Поскольку действующее законодательство прямо не возлагает на военных начальников обязанность извещать родню военнослужащего о его пленении, нередки случаи, когда члены семьи узнают о захвате родного человека от волонтеров, международных организаций или даже террористов. Эту ситуацию ярко иллюстрирует опыт семьи пленного бойца 3-го отдельного полка специального назначения ВСУ Сергея Глондара. Как рассказывает его сестра Людмила, о пребывании Сергея в плену мать узнала только после того, как ей позвонили представители террористических формирований.

В тему: «Парад военнопленных» в оккупированном Донецке — военное преступление, — ООН

Борьба за свободу

Когда семья все-таки узнает о пленении родственника, перед ней стоит задача запустить процесс освобождения.

Первое, что должны сделать родные захваченного в районе АТО, — обратиться в Объединенный центр по координации поиска, освобождению незаконно лишенных свободы лиц, заложников и установлению местонахождения без вести пропавших в районе проведения антитеррористической операции (далее Центр) при Службе безопасности Украины. Именно на это учреждение возложены функции розыска и освобождения заложников. Центр ведет учет лиц, незаконно лишенных свободы, захваченных в качестве заложников, пропавших без вести и погибших. Поэтому необходимо убедиться, что лицо, находящееся в плену, попало в этот реестр.

Следующий шаг для семьи пленника — добиваться проведения внутреннего служебного расследования командиром воинской части, где служил пленный (если оно не было проведено раньше).

Это нужно по двум причинам.

Во-первых, в соответствии с абзацем 3 п. 12.2 Инструкции о порядке выплаты денежного обеспечения военнослужащим Вооруженных сил Украины и некоторым другим лицам такое расследование является предпосылкой выдачи средств, предназначенных пленному бойцу, членам его семьи.

Во-вторых, служебное расследование должно установить, было ли лицо захвачено в плен, попало ли в руки врага по собственной воле.

За добровольную сдачу предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок от 7 до 10 лет (ст. 430 Уголовного кодекса Украины).

Обычно служебное расследование проводится в течение месяца, но при необходимости может быть продлено еще на один месяц (п. 1.6 Инструкции о порядке проведения служебного расследования в Вооруженных силах Украины). По его результатам командир части издает приказ об объявлении военнослужащего захваченным в плен или заложником. Этот приказ является основанием для выплаты денежного обеспечения в пользу членов семьи в соответствии с п. 12.2 данной Инструкции о порядке выплаты денежного обеспечения.

После служебного расследования начинается следствие. Именно оно является следующей проблемной точкой в системе освобождения пленных. Дело в том, что правоохранительные органы до сих пор не имеют общей позиции относительно квалификации преступления, связанного с захватом и пыткам пленных.

По факту попадания лица в плен территориальные управления Национальной полиции открывают на основании заявления родственников уголовные производства в соответствии со ст. 147 Уголовного кодекса Украины (далее УК). Она предусматривает лишение свободы сроком от 5 до 15 лет за «захват или удержание лица в качестве заложника с целью побуждения родственников задержанного, государственного или другого учреждения, предприятия или организации, физического или должностного лица к совершению или воздержанию от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника».

Между тем Главная военная прокуратура с осени 2015 года ведет собственное следствие в рамках единого уголовного производства по факту совершения военных преступлений против Украины и ее граждан, в том числе связанных с жестоким обращением с пленными. В этом производстве расследуются преступления по ст. 438 Уголовного кодекса, которая предусматривает лишение свободы сроком от 8 до 15 лет или пожизненное заключение за жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением.

Таким образом, два расследования в отношении пленных параллельно проводят Национальная полиция по ст. 147 и Главная военная прокуратура по ст. 438 Уголовного кодекса. Проблема здесь не столько в отсутствии единого процессуального руководства (что однозначно негативно влияет на эффективность следственных действий), сколько в том, что ст. 147 и 438 являются концептуально взаимоисключающими и применяются в различных случаях.

Ст. 147 УК не касается боевых действий, ее применяют только по бандитской или террористической деятельности. Пострадавшим по этой статье является заложник. Она криминализирует сам факт его пленения как запрещенный в соответствии с Международной конвенцией о борьбе с захватом заложников.

В тему: За отказ участвовать в параде террористы расстреливали украинских военнопленных, — СБУ

В противовес ей ст. 438 УК применяется в случае боевых действий и вооруженных конфликтов. Она защищает права военнопленных и гражданского населения. Преступлением по ст. 438 является исключительно жестокое обращение с пленным как нарушающее ІІІ Женевскую конвенцию. Впрочем, сам факт захват военнопленного не является преступлением, так как ни один международный договор, ни украинский закон не запрещает захват военнослужащих противника. Порабощение личного состава врага является логической частью ведения боевых действий. В то же время пленники имеют гарантии, например право на гуманное обращение; срок содержания их не может превышать три месяца; кроме того, они имеют право на переписку с родственниками и другие права, закрепленные Женевскими конвенциями и дополнительными протоколами.

Итак, одно и то же деяние невозможно квалифицировать одновременно по ст. 147 и 438 Уголовного кодекса, так как они имеют разную сферу применения.

Неопределенность юридической позиции правоохранительных органов Украины могут использовать преступники, которые пытали наших пленных, для уменьшения меры наказания, ведь ст. 147 предусматривает меньший срок заключения, чем ст. 438.

Еще одним просчетом ведения следствия является неудовлетворительная работа с родственниками пленника. Как было отмечено ранее, часто семью не извещают даже о пленении бойца. Не лучше ситуация с процессом освобождения. Ожидая освобождения человека, родные почти не получают официально проверенной информации от органов государственной власти: обычно им не приходят уведомления следователя о ведении им расследования, с ними редко контактирует Центр освобождения заложников при СБУ.

Отсутствие официальных данных окружает членов семьи информационным вакуумом, заставляет искать непроверенные сведения. Как следствие — они часто становятся жертвами аферистов, которые, притворяясь террористами, удерживающими пленного, требуют выкуп. Наконец родные не видят другого выхода, кроме как выйти на акцию протеста или самостоятельно вступить в переговоры с незаконными вооруженными формированиями.

В тему: Фальшивый «генерал» Рубан

Финансовая опора

Не забывайте, что попадание отца или матери в плен означает не только множество бессонных ночей, но и резкое ухудшение финансового положения: пока родной человек находится в неволе, все силы направляются на борьбу за его освобождение. Соответственно, в такое нелегкое время семья нуждается в финансовой поддержке.

Единственное решение, которое может предложить государство, — выплата денежного обеспечения пленного военнослужащего в пользу членов семьи.

До недавнего времени законодательно закрепленная процедура выплаты средств семье пленного имела ряд юридических пробелов. В частности, вопросу выдачи денежного обеспечения родным бойца посвящен только небольшой раздел XII «Правила выплаты денежного обеспечения в случае смерти (гибели) военнослужащих, если они признаны безвестно отсутствующими или объявлены умершими» Инструкции о порядке выплаты денежного обеспечения военнослужащим Вооруженных сил Украины и некоторым другим лицам. Эти нормы одновременно регулируют два вопроса: выплаты в случае смерти военнослужащего и расчета в пользу родственников пленника (заложника).

Незначительный объем раздела XII и то, что в нем говорится сразу о двух совершенно разных категориях военнослужащих (пропавшие без вести или объявленные умершими и военнопленные), указывают на факт, что пересчету денежного обеспечения в пользу родственников пленника на нормативном уровне уделено мало внимания.

Как следствие — низкий уровень нормативного регулирования в этом вопросе приводит к тому, что многие моменты в процессе осуществления выплат оставлены на усмотрение военных чиновников.

Особенно остро эта проблема проявляется в случае, когда военнослужащий, попавший в плен, получал денежное обеспечение наличными в части, находящейся в районе АТО и не оформлял банковскую карточку. По обычной процедуре для получения выплат родственник должен написать заявление в части, где служил военнопленный. В нем член семьи может указать банковский счет, на который будут переводить деньги. Если часть дислоцирована на мирной территории, то подать это заявление просто, а вот в случае расположения в районе АТО возникают трудности: самостоятельно поехать в места назначения сложно и опасно, по почте прислать заявление не всегда возможно и вовсе не факт, что с нынешним уровнем бюрократии военный чиновник не откажется рассматривать бумагу, поданную не лично заявителем.

Ситуация несколько улучшилась с вступлением в силу Постановления Кабинета Министров от 30 ноября 2016 года № 884, которое впервые определило единый порядок выплаты денежного обеспечения семьям военнослужащих, захваченных в плен, для всех силовых ведомств и структур.

Им утвержден перечень документов, которые необходимо приложить к заявлению о получении денежного обеспечения пленного:

• копии страниц паспорта совершеннолетних членов семьи с данными о фамилии, имени и отчестве и регистрации места жительства (пребывания);

• справка о регистрации места жительства (пребывания) членов семьи (в случае отсутствия такой информации в паспорте);

• копия свидетельства о браке (при наличии);

• копии свидетельств о рождении детей (при наличии);

• код налогоплательщика.

Установлен и четкий срок, в течение которого командир воинской части должен рассмотреть заявление родственников — 15 дней.

Наконец, закреплен исчерпывающий перечень оснований для отказа командира в выплате денежного обеспечения в пользу членов семьи:

• подача заявления лицами, которые не относятся к членам семьи;

• представление не всех документов;

• подача заявления после освобождения военнослужащего из плена;

• если окажется, что военный добровольно сдался в плен или самовольно покинул часть.

В общем Постановление № 884 значительно совершенствует порядок выплаты денежного обеспечения родным пленного.

Следующим шагом должно стать внесение соответствующих изменений в упомянутую Инструкцию о порядке выплаты денежного обеспечения военнослужащим Вооруженных сил Украины, утвержденную Министерством обороны.

Сначала следствие, потом деньги

Однако новое постановление Кабмина не решает всех проблемных вопросов. Как уже было отмечено, в соответствии с абзацем 3 п. 12.2 Инструкции о порядке выплаты денежного обеспечения военнослужащим Вооруженных сил Украины и некоторым другим лицам, переводу денежного обеспечения на счет родственника предшествует служебное расследование, которое должно установить обстоятельства, при которых лицо пленили.

Продолжительность служебного расследования — месяц. Однако по решению командира оно может быть продлено на тот же срок. Отметим, что зависимость выплаты денежного обеспечения от предварительного расследования и задержка перевода средств как минимум на месяц не соответствуют требованиям Закона «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей». Ч. 6 ст. 9 этого закона устанавливает, что выплата денежного обеспечения родным осуществляется до полного выяснения обстоятельств захвата бойца в плен. Таким образом, денежное обеспечение должно выплачиваться с момента пленения и прекращаться, если окажется, что военнослужащий сдался добровольно.

Резкое различие между нормой закона и практикой ее реализации Министерство обороны объясняет просто: нет механизма возврата бюджетных средств, которые были безосновательно начислены членам семьи, поэтому командир части обязан убедиться, что военнослужащий попал в плен не по своей воле, и только тогда назначать выплаты на счет родственника.

В тему: Владимир Жемчугов: «Надеюсь, у меня снова получится жить»

Денежное обеспечение: кому, как и сколько

Отдельно стоит поговорить о механизме распределения денежного обеспечения между членами семьи пленного. Ст. 9 Закона Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» определяет, что средства выплачиваются в порядке очереди: сначала жене (мужу) военнослужащего; если ее (его) нет — совершеннолетним детям, проживающим вместе с военным; если и таковых нет — законным представителям (опекунам, попечителям) или усыновителям несовершеннолетних детей; наконец, если нет никого из перечисленных лиц — людям, которые находятся на содержании бойца, или его родителям.

Если в пределах одной очереди на денежное обеспечение пленного претендуют сразу несколько родственников, сумма распределяется между ними поровну.

Приоритеты, прописанные в ст. 9, выглядят как минимум странно, так как не учитывают интересов наименее защищенных членов семьи — детей.

В любом случае все деньги получает жена, с которой военнослужащий находился в браке на день пленения. А как действовать, когда женщина, брак с которой еще не расторгнут, была лишена родительских прав и живет отдельно от детей? Или что делать, когда военнослужащий женат повторно, и в предыдущем браке есть дети, на которых нужно выплачивать алименты? Закон «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» не учитывает таких родственных нюансов.

Проблемы возникают и при расчете суммы, выплачиваемой члену семьи пленника.

Напомним, что система денежного довольствия военнослужащих состоит из многих элементов, зависящих от звания, должности, характера обязанностей, которые выполняет военный, и т.д.

В то же время, в соответствии с пп. 15 п. 116 Положения о прохождении гражданами Украины военной службы в Вооруженных силах Украины военнослужащие, попавшие в плен или ставшие заложниками, освобождаются от занимаемых должностей и переводятся в распоряжение соответствующих командиров (начальников). Такая процедура автоматически уменьшает размер заработной платы, потому что должностной оклад и некоторые другие виды денежного обеспечения военнослужащим, находящимся «в распоряжении», не выплачиваются. Как следствие — семья заложника получает меньшую сумму, чем родные военнослужащего, который продолжает службу и не находится в плену.

Исправить такую несправедливость должен законопроект № 4878 от 1 июля 2016 года «О внесении изменений в статью 9 Закона Украины „О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей“ (относительно обеспечения равенства прав военнослужащих на денежное обеспечение)», который в настоящее время подписан президентом и вступил в силу как Закон 1486-VIII от 6 сентября 2016 года.

В законе указано, что родственникам пленного выплачивается денежное обеспечение, которое включает должностной оклад по последнему месту службы. Таким образом, для бойцов, удерживаемых незаконными вооруженными формированиями, сохраняется объем зарплаты даже при условии, что их уволят с должности и переведут в распоряжение. Другим способом поддержки семьи пленника могло бы стать государственное нефинансовое содействие в форме льгот, привилегий и т. д.

На свободе

После освобождения из плена военнослужащий и члены его семьи и в дальнейшем нуждаются в поддержке. Однако последствия психологических травм и проблем со здоровьем приходится преодолевать самостоятельно, параллельно преодолевая финансовые и бытовые неурядицы, накопившиеся за время плена. А что в этой ситуации предлагает государство? Военнослужащие имеют право на получение услуг реабилитации и санаторно-курортного лечения в соответствии с законами «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» и «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей».

Система реабилитации ветеранов АТО несовершенна и не раз подвергалась критике. Имеющиеся услуги реабилитации не учитывают специфику и особые требования интеграции в мирную жизнь именно людей, которые стали жертвами незаконного содержания.

Поэтому для создания эффективной системы реинтеграции бывших пленных в мирную жизнь критически необходимо наряду с уже имеющимися постановлениями КМУ от 31 марта 2015 года № 221 и от 31 марта 2015 года № 179, регулирующими вопросы психологической реабилитации и социальной и профессиональной адаптации участников АТО, принять новые программы, которые будут определять специфику этих процедур именно для освобожденных из плена. Кроме того, в порядке, предусмотренном Законом «О социальных услугах», нужно утвердить государственный стандарт социальной услуги реабилитации и адаптации бывших пленных с целью введения единых требований и нормативов в этой сфере.

В плену финансов

Не менее важен вопрос финансового обеспечения освобожденных из плена. Очевидным является факт, что человек, который недавно вышел из казематов, не может из-за его медицинского и психологического состояния сразу приступить к трудовой деятельности. Как следствие — в течение периода реинтеграции в мирную жизнь бывший пленник нуждается в посторонней финансовой поддержке.

Сегодня Закон «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» и Постановление КМУ от 25 декабря 2013 года № 975 гарантируют выплату военнослужащим единовременного денежного пособия в случае инвалидности или частичной утраты трудоспособности без установления инвалидности. Впрочем, опять же никаких денежных надбавок для лиц, пострадавших за свою страну, пребывая в плену, не предусмотрено.

В то же время различные государства мира предоставляют компенсацию своим защитникам, попавшим в плен. Наиболее распространенной является практика предоставления денежной помощи, объем которой зависит от количества дней, проведенных в плену: чем дольше лицо находилось в плену, тем большую сумму сможет получить, выйдя на свободу.

Такая система единовременного пособия не только дает шанс обеспечить полную реадаптацию бывшего пленника. Выплата денег за каждый день плена является, помимо прочего, стимулом к работе над освобождением граждан: государству не выгодно тянуть с освобождением пленников, потому что каждый новый день их неволе означает увеличение расходов из госбюджета.

В тему: Большие обмены пленными прекратились после назначения Медведчука

Пленные без статуса

Отдельно стоит отметить проблемы добровольцев, волонтеров и гражданских лиц, которые стали пленниками в районах проведения АТО.

По данным Украинского Хельсинского союза по правам человека, гражданские лица (к которым относятся мирные граждане, волонтеры и добровольцы, которые не вошли в официальных военных формирований) составляют 48% общего количества пленников. Впрочем, хотя эта группа лиц является едва ли не половиной всех заключенных, ее социально-правовая защита остается неопределенной.

Как следствие — для людей вообще не предусмотрены реабилитационные программы.

Единственное исключение — волонтеры и добровольцы, которые стали в районах проведения АТО инвалидами и имеют право на статус инвалида войны в соответствии с Законом «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты».

Однако что делать, если ты не подпадаешь под действие ни одного из этих законов? Отечественное законодательство не дает на этот вопрос ответа. Получается, пленный сам виноват, что, находясь в неволе, не получил инвалидность?

Предоставить гражданским хоть какие-то права на реабилитацию должен был Закон № 1609-VII, принятый еще в 2014 году. Он сделал возможным получение технических и других средств реабилитации мирными гражданами, проживающих в районах проведения АТО, при условии, что те не совершили уголовных преступлений. Впрочем, характер этого закона скорее точечный, а не комплексный. К техническим и прочим средствам реабилитации относятся средства передвижения, медицинское оснащение и т. п. Перечень не включает таких нужных бывшим пленникам видов реабилитации, как психологическая, социальная, профессиональная и трудовая.

В тему: Реабилитация воинов АТО: правда и вымыслы

Похожая ситуация по трудовым и социальным правам гражданских лиц, освобожденных из плена.

Ст. 119 Кодекса законов о труде Украины гарантирует военнослужащему сохранение рабочего места и среднего заработка на время службы (включающий период плена). Такой гарантии для добровольцев и гражданских пленников нет, — работодатель может их уволить за прогул, и юридические нормы не помогут.

Аналогичная ситуация с кредитными обязательствами. Ч. 15 ст. 14 Закона «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» устанавливает, что для военных в течение всего периода прохождения службы штрафные санкции, пеня и проценты за пользование кредитом не начисляются. Опять же, для гражданских и добровольцев эта гарантия отсутствует.

Решить проблемы социальной защиты добровольцев и гражданских пленных помогла бы их интеграция в систему социальной поддержки с распространением на них правовых статусов, предусмотренных законом.

Положительный опыт

За три года вооруженного конфликта отечественное законодательство так и не было адаптировано к условиям военного времени и потребностям всех пострадавших от боевых действий. Поэтому необходимо вносить быстрые, но в то же время эффективные и обдуманные законодательные изменения.

При этом придумывать новую систему социальной защиты пленных и членов их семей не нужно — достаточно лишь взглянуть на опыт других воевавших стран.

Так, в течение 2014-2015 годов в Соединенных Штатах Америки была разработана кардинально новая система освобождения незаконно удерживаемых лиц, которая предусматривает наличие отдельного органа, ответственного за работу с семьями военнопленных, вовлечения их в процесс освобождения родных, а также оказания психологической помощи через специально подготовленных профессионалов.

Кроме того, Департамент по делам ветеранов США создал специальные координационные центры в своих региональных отделениях, которые предоставляют консультации семьям пленных и уволенным лицам об их правах, гарантиях, государственных программах, а также общественных организациях и негосударственных инициатив в области поддержки и реабилитации жертв войны. Бывшим пленникам выплачивают денежную помощь, некоторые виды которой зависят от продолжительности плена.

Интересна норма об установлению связи между утратой здоровья и фактом пребывания в неволе. В отличие от украинского законодательства, которое заставляет определить четкую причинно-следственную связь между травмой и ее последствиями, в США действует правило: если бывший пленник потерял работоспособность на 10% и более, его освобождают от обязанности доказывать, что повреждение здоровья было вызвано именно пребыванием в руках врага.

Похожая система работает и в Канаде. Там военнопленным предоставляют свои услуги специальные социальные работники, а также выплачивается ежемесячная денежная помощь в объеме, который вычисляют как процент от установленной законом базовой пенсии (1293,75 канадского доллара соответствии с действующим законом о пенсии). Он варьируется от 5% до 50% в зависимости от времени пребывания в плену.

Украина как государство, которое находится в состоянии войны, должна перенять хоть кое-что из этого положительного зарубежного опыта и интегрировать его в отечественное законодательство и бюджетные программы.

Станіслав Івасик, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускает