Борьба за чистоту: управление отходами в Харькове на рубеже ХІХ – ХХ веков

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Конец ХІХ ст. стал временем стремительного увеличения численности населения и бурного промышленного развития.

Урбанизационные процессы приводили к обострению такой «неудобной» проблемы, как утилизация отходов. В конце ХІХ – начале ХХ ст. налаживание механизма очищения Харькова от мусора стало важной сферой деятельности городского самоуправления.

Исследование утилизационных практик

В 1973 г. американский археолог Уильям Ратжи ввел в научный оборот понятие «гарбология». С этого времени гарбология стала одним из основных направлений экологии. Гарбологи анализируют структуры потребления и занимаются поиском оптимальных путей переработки промышленных и бытовых отходов [1]. С середины 1970-х гг. историки начали интересоваться арбологическими проблемами, работая в рамках междисциплинарного направления урбоэкологии [2]. Однако в Украине история утилизационной инфраструктуры и урбоэкология в целом еще не получили широкое распространение. Одиночные исследователи обращались к темам урбоэкологии в контексте модернизационных процессов второй половины XIX – начала ХХ вв. [3].

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

Авторами первых исследований, посвященных проблемам утилизации мусора, были не только историки [4], но и инженеры, участвовавшие в конструировании очистных систем [5]. До 1990-х гг. утилизационные сети Харькова оставались в основном сферой интересов технологов. Только в последнее десятилетие ХХ ст. появились работы, в которых отражена история формирования и проанализирован вклад различных социальных актеров в развитие этой отрасли в конце XIX – начале XX вв. [6].

На эту тему: Есть желание, но нет закона. Как выглядит сортировка мусора в Украине

В поле зрения исследователей попадала преимущественно такая утилизационная структура, как канализация. В то же время в конце ХІХ – начале ХХ ст. харьковское городское самоуправление реализовало разные проекты очистки города от мусора. Это исследование посвящено изученнию появления и усовершенствования практик утилизации твердых и жидких отходов, вводимых органами городского самоуправления Харькова. Возникновение и развитие утилизационных практик в Харькове можно воспроизвести, привлекая к анализу общеимперское законодательство, делопроизводственную документацию городского самоуправления, местную периодику и справочные издания. Так, имперское санитарное законодательство устанавливало требования к очищению пространства, городских канализаций и утверждало правила обращения с инфицированной продукцией [7]. Постановления городской думы регламентировали функционирование муниципального мусорного обоза и деятельность предприятий, занимавшихся вторичной переработкой твердых отходов [8]. Доклады городского головы, членов думы и специализированных институтов управления отражают проблемы и перспективы развития такой отрасли коммунального хозяйства, как утилизация отходов [9]. В справочных изданиях и отчетах городского самоуправления содержатся статистические и аналитические материалы, позволяющие проследить динамику развития организаций этой отрасли [10].

Сбор, логистика и переработка мусора

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

На протяжении ХІХ ст. очищение городского пространства от грязи было прежде всего обязанностью домовладельцев. В 1872 г. харьковская городская управа опубликовала постановление, согласно которому горожане обязаны были иметь одну-две ретирадные ямы во дворе. Ямы необходимо было дезинфицировать специальными средствами, твердые отходы вывозить раз в две недели [11]. Санитарная комиссия городской управы и полиция следили за состоянием улиц, тротуаров, ретирадных ям и хозяйственных помещений [12]. Утилизировать жидкие отходы домовладельцам помогали частные ассенизационные предприятия. Подобные услуги могли предоставлять только артели, которые прошли регистрацию и проверки в полиции [13]. Сотрудники фирм забирали отходы «обозом», состоявшим из телеги с железными или деревянными бочками и пары лошадей. Согласно постановлениям городской думы ассенизационные обозы должны были двигаться по четкому маршруту и ​​в определенное время [14].

Однако так было не всегда. К примеру, в начале ХХ в. санитарный наблюдатель Г. В. Сукачев отмечал, что владельцы обозов не только не соблюдали правила передвижения, но и доставляли незаурядные хлопоты горожанам «обдавая их жидкостью из некачественных негерметичных бочек посреди белого дня». На нарушителей налагали штрафы, но это не очень способствовало улучшению ситуации [15]. Спрос на услуги золотарей, как иногда в народе называли ассенизаторов, ежегодно рос, что положительно влияло на их заработок. Поэтому владельцы обозов могли позволить себе не считаться со штрафами и работать в удобное для них время и самостоятельно выбирать маршруты [16].

Процесс утилизации жесткого бытового мусора был схожим, но эти отходы проходили еще цикл вторичной переработки. На свалках отходы сортировали артели старьевщиков и костянщиков. Манипуляции с отходами происходили на складах, местонахождение которых устанавливала городская управа. Предприниматели отправляли посортированный мусор на производство удобрений, а также бумажные и ткацкие фабрики. Этот промысел облагался налогом и регламентировался специальным постановлением Харьковской городской управы от 1883 г. [17] (1911 г. – вторая редакция постановления [18]). В документе отмечалось, что конторы старьевщиков и костянщиков могли находиться непосредственно возле свалок, рабочим не разрешалось ночевать на складе, посортированный мусор нужно хранить и перевозить в специальных ящиках и подводах. С 1911 г. усиливались требования к гигиене складов и герметичности ящиков.

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

За состоянием складов следила санитарная комиссия городской управы.

Куда же доставляли и где сортировали отходы из харьковских дворов? В начале ХХ ст. в Харькове действовало шесть свалок. На Змиевской, Рыковской улицах и в овраге за Лютеранским кладбищем функционировали свалки для всех типов отходов. На Пискуновской леваде, в оврагах конце Сумской и Петинской улиц были расположены свалки только для твердых отходов [19]. Санитарное состояние этих мест позволяло желать лучшего. Больше всего жители города жаловались на одну из старейших свалок, что находилось на Змиевской улице. В 1916 г. в ходатайстве в городскую думу жители ближайших к свалке улиц просили прекратить ее эксплуатацию. Впрочем, свалка продолжила существовать. Ответом городского самоуправления на жалобы харьковчан было ассигнование средств на обустройство свалки и увеличение обслуживающего штата [20]. Проблемной также была и свалка на Пискуновской леваде, потому что в начале ХХ ст. она уже находилась внутри густонаселенного района. Несколько раз городское руководство ее закрывало, однако свалку открывали снова из-за нехватки площадей для утилизации мусора [21].

Решению «мусорной» проблемы способствовало упорядочение уличной сети Харькова. В первой половине XIX в. строительство и очистка дорог, тротуаров, сточных канав ложились на плечи горожан, решавших этот вопрос собственными силами и средствами. Однако такой принцип не способствовал улучшению санитарно-гигиенической ситуации в городе. В конце ХІХ – начале ХХ ст. были изменены подходы к урегулированию этой проблемы. В 1871 г. в Харькове городское руководство создало контору асфальтных сооружений, занимавшуюся поиском материалов и подрядчиков, контролировавшую процесс ремонта и мощения улиц [22]. В начале ХХ ст. эта обязанность была возложена на инженерный отдел городской управы, в то время как тротуарная комиссия, назначенная харьковским городским головой, проводила инспекции состояния улиц города [23].

Тротуары на территории домовладений оставались зоной ответственности владельцев домов [24]. Городское самоуправление и полиция имели возможности контролировать этот вопрос [25]. В 1909 г. появилась новая редакция постановления городской думы об устройстве и содержании чистоты тротуаров Харькова [26]. Согласно ей, городское руководство поделило все улицы Харькова на четыре разряда в зависимости от материалов, которыми они были мощены. Улицы центра города относились к первым двум разрядам, их мостили каменными или гончарными плитами. Улицы третьего и четвертого разряда застилались песком, гравием или деревом. Несмотря на крупные капиталовложения, 53% улиц Харькова оставались неупорядоченными [27].

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

Непосредственно чистотой самих улиц, площадей и тротуаров занимались дворники. Они расчищали городское пространство от снега, грязи, пыли, мусора и конского навоза. В то же время за дворниками закреплялись не улицы, а домовладения. При больших домах, учреждениях или предприятиях работала настоящая команда «караула чистоты», которую возглавлял старший дворник [28]. Эти работники также отвечали за упаковку и вывоз мусора из дома, запасали дрова и регистрировали приезжих. Зарплату они получали от владельцев домов или городского самоуправления [29]. С 1866 года дворников перевели в статус вспомогательных служащих полиции. При зачислении на работу они должны были пройти регистрацию в органах правопорядка и получали специальный нагрудный знак. Дворники также охраняли территорию вокруг дома, наблюдали за подозрительной деятельностью горожан и помогали полиции в задержании преступников [30].

Утилизационные новации

В 1881 г. в Харькове начал функционировать централизованный водопровод [31]. Вскоре на заседании городской думы был поднят вопрос о необходимости поиска финансирования и проектирования магистральной канализации. Для решения этих задач при городской управе была учреждена канализационная комиссия. Однако строительство канализации стартовало только в 1904 г. [32]. В это время городское самоуправление выкупило водопровод из концессии (чем завершился 20-летний конфликт, возникший из-за невыполнения французским предприятием условий договора 1878 г.) [33]. Муниципализация водопровода открыла возможность для отладки замкнутого цикла очистки и фильтрации жидких отходов. В 1908 г. городская дума утвердила проект канализации инженеров Д. С. Черкеса и М. Г. Малышевского.

Начались долгие изыскания финансов для реализации масштабного технологического проекта. В 1909 г. заинтересованные в строительстве канализации домовладельцы основали Харьковское взаимное общество канализации, члены которого предлагали возводить этот инфраструктурный объект на средства горожан. Учредители общества намеревались создать хозяйственно-санитарный комплекс, который имел несколько фаз очистки города от жидких и твердых отходов [34]. Инициатива харьковчан не была поддержана городским самоуправлением. Учитывая неудачный концессионный опыт с водопроводом, городская дума приняла решение строить канализацию за счет городского бюджета и государственных займов [35].

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

Первая очередь магистральной канализации начала действовать в 1914 г. Она охватила Нагорный и Залопанский районы Харькова. Такое решение обосновывалось технологической необходимостью функционирования канализации – наличием централизованного водопровода в большинстве домов. В центральном Нагорном районе водопровод был подведен до 67% домовладений.

В целом по городу этот показатель не превышал 26% [36]. Возведение магистрали в этой части города объяснялось также тем, что именно жители и предприниматели центра выражали заинтересованность в подведении канализационных труб к своим владениям и были в состоянии оплатить драгоценное оборудование [37]. Городское управление утвердило специальные правила пользования канализационной сетью. Запрещалось самовольное присоединение к магистрали. Если здание было подключено к канализации, то хозяева обязывались ликвидировать все мусорные ямы во дворе. Из-за технических особенностей труб вода должна быть определенной температуры, без кислот и твердых отходов [38].

На эту тему: О дерьме

В 1915 г. началась разработка проекта второй очереди канализации, которая должна была охватить Захарьковскую часть города [39]. В декабре 1915 г. городская дума издала постановление о кредитовании домовладельцев на подключение к канализационной магистрали [40]. С апреля 1915 г. по апрель 1916 г. канализационная сеть выросла на 33 %, что почти вдвое превысило темпы предыдущего года. По состоянию на апрель 1916 г. к сети в общей сложности было присоединено 854 домовладений, в которых проживало примерно 27,8% населения города, в основном это были горожане из центра Харькова [41]. Развитием, обслуживанием сети и услуг населению занималось канализационное бюро, которое подчинялось городской управе. Штат бюро состоял из квалифицированных инженеров, техников, бухгалтеров, конторщиков и сторожей. Горожане могли обратиться в это учреждение с просьбой присоединить их домовладение к сети, провести ремонтные работы или заменить сантехническое оборудование [42] .

Полностью раздельная харьковская канализация стала одним из наиболее инновационных санитарных проектов в Российской империи [43]. Технологически сеть состояла из чугунных и керамических труб, кирпичных коллекторов и насосной станции. Для очистки жидкости применялась биологическая установка, размещавшаяся за городом в урочище «Сахара» [44]. Очистные сооружения состояли из четырех искусственных прудов. Механическое очищение сточных вод происходило на специальных решетках, далее следовало освобождение жидкости от песка. Следующие этапы очистки воды включали фильтрацию и обеззараживание. Обработанную и насыщенную кислородом воду спускали в реку Лопань. Заметим, что подобный способ очистки был впервые использован для переработки канализационных отходов многотысячного города. До Харькова искусственные биологические станции в Российской империи были возведены только в Царском Селе. Обычно для освобождения воды от отходов в городах использовались так называемые поля орошения, однако эта технология занимала значительные площади городских угодий. Биологические станции благодаря применению специального оборудования позволяли снизить территориальные масштабы очистных сооружений при сохранении качества отфильтрованной воды [45].

Новая канализационная сеть не могла сразу охватить все районы города. С 1910 г. в Харькове работал муниципальный ассенизационный обоз [46]. Его работа позволяла городскому руководству контролировать процесс перевозки и устранения нечистот. В то же время, услуги городского обоза стоили гораздо дешевле, чем обслуживание в частных ассенизационных учреждениях. Поэтому неудивительно, что горожане предпочитали именно муниципальный обоз. В 1911 г. 69% от всех бочонков с мусором вывозились городским обозом [47], а в 1913 г. этот показатель составлял уже 94% [48]. 

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

В начале ХХ ст. на заседаниях Харьковской городской думы было решено упорядочить процесс утилизации твердых отходов. Непрерывный рост промышленного производства обесценил стоимость вторсырья. Ресайклинг перестал давать тот доход, который он приносил еще в середине XIX в., поэтому занимавшиеся подобным делом предприниматели банкротились. В начале ХХ ст. в Харькове только одно общество занималось сбором твердых бытовых отходов для дальнейшей переработки [49].

Перед городским самоуправлением встал вопрос о поиске нового пути утилизации мусора. Инновационное устройство для переработки отходов было изобретено в Великобритании. Английские инженеры создали специальную печь для уничтожения мусора – деструктор. Основной ценностью деструкторов было то, что с помощью них не только ликвидировали мусор, но использовали полученное тепло для обогрева помещений и воды, а пепел – для удобрений и строительства дорог [50]. В 1904 г. городской голова А. К. Погорелко выступил с докладом о средствах очищения Харькова от мусора перед гласными думы. Мэр считал, что оптимальным вариантом для города будет использование европейского опыта создания сети муниципальных деструкторов. А. К. Погорелко отмечал, что для удовлетворения потребностей города необходимо возвести 22 специальных печи [51].

В 1910 г. городской инженер Д. С. Черкес в своем докладе на заседании думы также доказывал необходимость деструкторов и муниципального обоза, который бы централизованно собирал у домовладельцев мусор и доставлял в места утилизации. Д. С. Черкес считал, что деструкторы следует разместить на Пискуновской леваде и в районе Павловских дач. Планировалось закупить новые железные герметичные цистерны с брезентовыми крышками, которые открывались при помощи специального механизма, что обеспечивало бы отсутствие неприятных запахов при транспортировке отходов [52]. К сожалению, выполнить решение о постройке сети деструкторов в Харькове помешала Первая мировая война.

Однако городской обозный парк для сбора бытового мусора все же был основан в Золотом переулке (Змиевской свалке) [53]. Контора обоза предоставляла необходимое количество специальных мусорных ящиков домовладельцам, а также следила за их исправностью. Использование услуг муниципального обоза было обязательным для домовладений, где была подведена канализация. Таким образом городское руководство пыталось уменьшить количество вредных для здоровья жителей выгребных ям и предотвратить засор канализации твердыми отходами. Вывоз мусора происходил ежедневно в установленное для каждой улицы время [54].

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

Разрешать проблему с мусором в Харькове помогало то, что в это время в городе действовали частные деструкторы на фабрике Ж. Бормана, в Александровской больнице и в домовладении М. Д. Гинзбурга. Однако М. Д. Гинзбургу пришлось «сразиться» за право пользоваться деструктором в собственном доме, который находился на Сумской улице. Городская управа поддерживала идею деструкторов в организациях и промышленных производствах, но домовые «мусорные печи» на центральной улице города не вызывали восторга у руководства [55]. Конфликт длился почти пять лет. Победителем этого противостояния стал М. Д. Гинзбург, кльлрый, не согласившись с запретами городской думы, подал прошение в Сенат и получил разрешение на использование своего деструктора [56].

Одной из сложнейших санитарно-гигиенических проблем для харьковского городского самоуправления была регламентация продажи мясомолочной продукции и уничтожение непригодных для потребления товаров. Некондиционные молочные и мясные продукты регулярно становились причиной эпидемий тифа и других инфекций в городе. Эта отрасль, кроме мест непосредственной реализации, состояла из вспомогательных объектов: бойни, кишечных заводов и молочных ферм. Эти компоненты мясомолочной отрасли были эпидемиологически опасны, поэтому находились под пристальным контролем санитарного бюро [57]. Создание муниципальных боен сразу решало несколько проблем: позволяло контролировать состояние мяса, безопасно утилизировать инфицированные товары и пополнять городскую казну значительными средствами.

В конце ХІХ – начале ХХ ст. были созданы бойни и урегулирована реализация мясной продукции: она должна была поступать на рынки и в магазины, пройдя обязательную ветеринара проверку [58]. В 1911 г. в Харькове разразился конфликт, связанный с торговлей мясом, участниками которого были продавцы, потребители и городская дума. Оказалось, что в городе существовала сеть подпольных скотобоен, продукция которых пользовалась спросом у значительной части предпринимателей, поскольку цены на услуги были дешевле, чем в муниципальных учреждениях. Опасность этой ситуации заключалась в том, что продукцию в частных скотобойнях не осматривали ветеринары. В результате думой, санитарной и ветеринарной комиссией было решено клеймить проверенную мясную продукцию и усилить контроль за поставкой этого товара в город [59].

Стратегії управління відходами харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст.

В 1900 г. было инициировано открытие муниципального утилизационного завода, специализировавшегося на уничтожении инфицированной мясной продукции и скота, а также занимавшегося переработкой останков домашних животных. Побочными продуктами утилизационного завода были мясокостная мука, технический жир, шкуры, рога, копыта, шерсть, шлаки и зола [60]. Вторичное сырье использовали, например, для производства мыла, парфюмерии, лекарств, кондитерской продукции и одежды. Утилизационный завод являлся не только одним из первых таких предприятий в Российской империи, но и научно-исследовательской базой Харьковского ветеринарного института. Сотрудники этого учреждения проводили клинические исследования особенностей эпизоотий (эпидемии инфекционных заболеваний животных) и средств борьбы с ними в условиях городов [61].

Итак, в конце ХІХ – начале ХХ ст. в Харькове назрела необходимость организации утилизации отходов с помощью современных технологий. Если в 1870-1880-е гг. городское самоуправление лишь регламентировало и контролировало процессы очищения пространства, то в начале ХХ ст. город прибег к реализации собственных гарбологических проектов. Городское руководство, опираясь на передовой мировой опыт и местный инженерный корпус, внедряло новации в области утилизации мусора.

Этот текст является адаптированной версией статьи Ховтуры А. С. ««Гарбологічна місія» Харківського міського самоврядування наприкінці ХІХ – на початку ХХ ст» (Вісник Харківського національного університету імені В. Н. Каразіна. Серія «Історія». 2020. Вип. 58. С. 72–90)

В публикации использованы иллюстрации, предоставленные автором – фотографии из библиотечных фондов, а также изображения, взятые из открытых источников.

Анастасия Ховтура, опубликовано в издании  Україна модерна


Автор: Анастасия Ховтура– историкиня, преподаватель кафедры истории Украины Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, автор статей по истории развития социальной инфраструктуры украинских городов. Научные интересы включают в себя историческую урбанистику, социальную историю, культурную историю, историю коммунального хозяйства, инфраструктуры и экологии.


[1] Scanlan, J. On Garbage. London, 2005. С. 138–139.

[2] Endlicher W. Introduction: From Urban Nature Studies to Ecosystem Services. // Perspectives in Urban Ecology. Berlin, 2011. P. 1–2.

[3] Острянко А., Аскерова Л. Чернигов в ХІХ – начале ХХ ст.: формирование городской среды // Краєзнавство. 2012. № 3. C. 5–19; Донік О. М. Впровадження мереж централізованого водопостачання й водовідведення як важливий чинник модернізації міського господарства України (остання третина ХІХ – початок ХХ ст.) // Проблеми історії України ХІХ – початку ХХ ст. 2017. № 26. C. 81–112.

[4] Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования (1655 по 1905-й год). В 2-х т., т. 2. Харьков, 1912.

[5] Игнатов К. М. Канализация города Харькова. Харьков, 1912; Черкес Д. С. Канализация г. Харькова и еe очистные сооружения. Харьков, 1922.

[6] Клейн Е. Б., Выставной Г. М. По пути совершенства. Очерк развития Харьковской городской канализации. Харьков, 1994; Чорний Д. М. Харків початку ХХ століття: історія міста, долі людей. Харків, 1995; Абрамович И. А. Канализация города Харькова (1912–1980 гг.): опыт проектирования и строительства. Харьков, 1997; Ярмиш О. Н., Посохов С. І., Епштейн А. І. Історія міста Харкова ХХ століття. Харків, 2004; Боженко А. О. Формування міського способу життя у другій половині ХІХ – на початку ХХ ст. (на матеріалах м. Харкова): дис. … канд. істор. наук. Харків, 2018.

[7] Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в России. Санкт-Петербург, 1913.

[8] Об устройстве складов и контор для костей и тряпья в городе Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1872–1902 гг.). Харьков, 1903. С. 34; Об устройстве складов и контор для костей и тряпья в городе Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1909–1914 гг.). Харьков, 1915. С. 22–23.

[9] Погорелко А. К. Доклад по вопросу об удалении из города отбросов, обезвреживания и уничтожения их. Харьков, 1902; Черкес Д. С. Об организации городского обоза для вывозки сухого мусора из частных и общественных владений в г. Харькове. Харьков, 1913; Доклад Городской управы по вопросу о возбуждении ходатайства перед Противочумной Комиссией об ассигновании на улучшение свалок на Павловской даче // Известия Харьковской думы. 1916. № 3. С. 163–165.

[10] Ассенизационный обоз // Известия Харьковской городской думы. 1911. № 5. С. 227.

[11] Об очистке дворов и об устройстве ретирадных мест и помойных ям // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1872–1902 гг.). Харьков, 1903. С. 79–81.

[12] Рапорт Харьковской городской думе о разрешении о сооружении плота на реке Лопань для мытья белья напротив дома профессора Громова (1832 год) // Державний архів Харківської області (ДАХО). Ф. 44. Оп. 2. Спр. 65. Арк. 1709.

[13] Об очистке дворов и об устройстве ретирадных мест и помойных ям // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1872–1902 гг.). Харьков, 1903. С. 79–81.

[14] Современное хозяйство города Харькова (1910–1913). Вып. 1. Харьков, 1914. С. 80.

[15] Местная хроника. Южный край. 1882. 28 апреля. С. 1.

[16] Сукачев Г. В. Из практики санитарного надзора в г. Харьков // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 11–12. С. 339.

[17] Об устройстве складов и контор для костей и тряпья в городе Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1872–1902 гг.). Харьков, 1903. С. 34.

[18] Об устройстве складов и контор для костей и тряпья в городе Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1909–1914 гг.). Харьков, 1915. С. 22–23.

[19] Сукачев Г. В. Из практики санитарного надзора в г. Харьков // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 11–12. С. 340.

[20] Доклад Городской управы по вопросу о возбуждении ходатайства перед Противочумной Комиссией об ассигновании на улучшение свалок на Павловской даче // Известия Харьковской думы. 1916. № 3. С. 164.

[21] Современное хозяйство города Харькова (1910–1913). Вып. 1. Харьков, 1914. С. 81.

[22] Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования (1655 по 1905-й год). В 2-х т., т. 2. Харьков, 1912. С. 450.

[23] Черкес Д. Отчет о деятельности Инженерного отдела Харьковской городской управы // Известия Харьковской городской думы. 1910. № 8. С. 52–58.

[24] Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в России. Санкт-Петербург, 1913. С. 389.

[25] По вопросу о том, на чьей обязанности лежит первоначальное устройство тротуаров в городах // Известия Харьковской городской думы. 1914. № 6–8. С. 4.

[26] Об устройстве и содержании в исправности тротуаров в г. Харьков // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1909–1914 гг.). Харьков, 1915. С. 15.

[27] Отчет о деятельности комиссии по замощению города за 1912 год // Известия Харьковской городской думы. 1914. № 9–11. С. 251.

[28] Местная хроника // Южный край. 1895. 6 апреля. С. 2–4.

[29] Ведомости об изменениях в составе и окладах служащих // Известия Харьковской городской думы. 1912. № 3–4. С. 185–231.

[30] Как жили и работали дворники Российской Империи, Крамола, 16 февраля, 2018.

[31] Осмотр 8 июня 1881 г. експертами думы и строителями водопровода водоразборных будок // ДАХО. Ф. 45. Оп. 18. Спр. 90. Арк. 58.

[32] Абрамович И. А. Канализация города Харькова (1912–1980 гг.): опыт проектирования и строительства. Харьков, 1997. С. 37.

[33] Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования (1655 по 1905-й год). В 2-х т., т. 2. Харьков, 1912. С. 108.

[34] Проект устава Харьковского Взаимного Общества канализации. Харьков, 1909.

[35] Абрамович И. А. Канализация города Харькова (1912–1980 гг.): опыт проектирования и строительства. Харьков, 1997. С. 12.

[36] Харьковский календарь на 1894 г. Харьков, 1893. С. 464.

[37] Современное хозяйство города Харькова (1910–1913). Вып. 2. Харьков, 1914. С. 144.

[38] Обязательные постановления для домовладельцев г. Харькова, владения которых присоединены к городской канализации // Известия Харьковской городской думы. 1915. № 4–5. С. 59–67; О мерах к охранению городской канализационной сети в г. Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1909–1914 гг.). Харьков, 1915. С. 17–18.

[39] Черкес Д. С. Доклад о разработке проекта второй очереди канализации г. Харькова в районе бассейнов Старо-Московского, Петинского и Главного коллекторов // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 1. С. 157–159.

[40] Сведения о присоединении к канализации // Известия Харьковской городской думы. 1915. № 12. С. 549.

[41] Сведения о присоединении к канализации // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 12. С. 455.

[42] Черкес Д. С. Доклад об организации управления и штатах Харьковской городской канализации // Известия Харьковской городской думы. 1915. № 3. С. 59–67.

[43] Харьков. Канализация // Городское дело. 1912. № 13–14. С. 864.

[44] Канализация // Южный край. 1914. 20 декабря. С. 5.

[45] Городская канализация. Устройство биологической станции // Южный край. 1913. 14 сентября. С. 7.

[46] О мерах к охранению городской канализационной сети в г. Харькове // Сборник обязательных постановлений для жителей города Харькова, составленных Харьковской городской думой (1909–1914 гг.). Харьков, 1915. С. 17–18; Сообщение из мест. Харьков. Удаление нечистот // Городское дело. 1913. № 20. С. 1378–1379.

[47] Ассенизационный обоз // Известия Харьковской городской думы. 1911. № 5. С. 227.

[48] Ассенизационный обоз // Известия Харьковской городской думы. 1913. № 4. С. 268.

[49] Сукачев Г. В. Из практики санитарного надзора в г. Харьков // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 11–12. С. 340.

[50] О городских делах // Южный край. 1902. 22 июля. С. 2.

[51] Погорелко А. К. Доклад по вопросу об удалении из города отбросов, обезвреживания и уничтожения их. Харьков, 1902. С. 99.

[52] Черкес Д. С. Об организации городского обоза для вывозки сухого мусора из частных и общественных владений в г. Харькове. Харьков, 1913. С. 41.

[53] Городской обоз для вывозки мусора // Южный край. 1913. 11 апреля. С. 6.

[54] Сообщение из мест. Харьков. Удаление нечистот // Городское дело. 1913. № 20. С. 1377.

[55] Доклад Технического Отделения Городской управы по жалобе М. Д. Гинзбурга на действия управы по поводу устройства мусоросжигательной печи // Известия Харьковской городской думы. 1913. № 4. С. 268.

[56] Об отмене Сенатом запрета М. Д. Гинзбургу об устройстве мусоросжигательной печи // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 10. С. 4.

[57] Сукачев Г. В. Из практики санитарного надзора в г. Харьков // Известия Харьковской городской думы. 1916. № 11–12. С. 340; Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в России. Санкт-Петербург, 1913. С. 453.

[58] Обязательные постановления о продаже мяса в Харькове от 1892 года // Известия Харьковской городской думы. 1915. № 10. С. 15–16.

[59] Доклад по жалобам мясоторговцев и мясопотребителей по вопросу постановки дела осмотра мяса и убоя скота // Известия Харьковской городской думы. 1911. № 1. С. 1–11.

[60] Харьковская городская управа. Торги // Южный край. 1916. 24 ноября. С. 1.

[61] Петропавловский Н. И. Городской утилизационный завод // Южный край. 1911. 11 (24) июня. С. 4.


На эту тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Новини

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]