Отбросы общества. Как Украина загибается от мусора

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В Украине работает только один мусоросжигательный завод, да и тот не может добиться необходимой температуры, а действительно крупного мусороперерабатывающего предприятия нет ни одного.

 

При этом за рубежом с отходами уже давно научились разбираться таким образом, что они еще и помогают зарабатывать, пишет издание Platfor.ma.

Александр Михедов выяснял, что сегодня происходит с украинским мусором, зачем нужна сортировка и почему общественные проекты не могут изменить в корне всю систему.

«Одна из причин, по которой в прошлые годы мне начала нравиться свалка, была та, что она никогда не остается прежней, она движется как нечто огромное и живое, расползаясь как громадная амеба, поглощая землю и мусор», — написал шотландский писатель Иэн Бенкс в своем романе «Осиная фабрика». Кажется, что украинская свалка давно превратилась в самостоятельный организм, норовящий вытеснить людей и заполнить новые площади мусором. Сотворили себе такого врага сами люди. В Украине остаются верны захоронению — самому простому и дешевому способу борьбы с отходами.

После Львовской трагедии, случившейся в мае прошлого года, материалов на «мусорную» тему написано немало. Подробности инцидента на Грибовицкой свалке известны всей стране: пожар породил оползень, унесший жизни 4 спасателей. Цифры, которые постоянно приводят в статьях, не менее печальны:

В тему: Минэкологии впервые за 25 лет задумалось, что делать с отходами

Время собирать мусор и время его сортировать

Проблема давно приобрела национальные масштабы, но способы ее решения по традиции ищут не власти, а активисты, которых не устраивает перспектива жить на свалке. Один из таких энтузиастов — Евгения Аратовская, глава и идейный вдохновитель проекта «Украина без мусора».

Благодаря ее усилиям в 2015 году в Киеве появилась первая станция глубокой сортировки мусора No Waste Recycling Station. Каждый желающий может приносить на станцию вторсырье для переработки. Это металл и стекло, бумага и пластик, батарейки и электроника и прочий «полезный» мусор. О полезном и опасном мусоре рассказывает Евгения.

Евгения Аратовская:

«Ресурсоценный мусор — это  вторичные материалы: бумажная упаковка и печатная продукция, стекло, пластик и металл — это 35-50% всего мусора. Их следует собирать отдельно, возвращать в экономику, создавать дополнительные рабочие места и добавочную стоимость в виде новых товаров. Органика, пищевые отходы составляют 26-50% от общего количества мусора. Ее можно и нужно компостировать в закрытых танкерах для добычи биогаза. Опасные отходы это 1-10%. К нему можно отнести использованные батарейки, энергосберегающие лампы и ртутные градусники. Есть еще остаточный мусор, который не является ценным. Например, одноразовая посуда, пакетики, мелкий пластик, сломанные игрушки, гигиенические средства и памперсы, ватные диски, салфетки и все, что не вошло в первые 3 группы».

Весь мусор (речь о ТБО — твердых бытовых отходах) делится на четыре потока

Весь мусор (речь о ТБО — твердых бытовых отходах) делится на четыре потока: вторсырье, органика, опасные отходы, остаточный мусор. No Waste Recycling Station работает только со вторсырьем — материалами, которым можно дать «второе дыхание» — переработать.

В общей сложности на станции 20 контейнеров. Когда они заполняются (это 20 тонн мусора) вторсырье отправляется на прессование. Прессовочную установку Евгения приобрела в 2016 году на средства, полученные от премии «Земля Женщин» фонда Yves Rocher.

Так выглядит спрессованное сырье

Несмотря на то, что вторсырье — ликвидный товар, проект остается убыточным. Организационные расходы составляют более 50 тыс. грн в месяц, а реализовать собранное вторсырье удается приблизительно на 20 тыс. грн. «Такие объемы сборы вторсырья — капля в море», — грустно улыбается Евгения.

Однако сама по себе сортировка не является решением проблемы — необходима 100% утилизация остаточного мусора. В Украине работает всего один мусоросжигательный завод — киевская «Энергия». Евгения Аратовская рассказывает, что 800-900 градусов (температура сжигания мусора), которые использует завод, недостаточны для нейтрализации опасных соединений — тяжелых металлов, канцерогенов, диоксинов. В воздух летит весь состав таблицы Менделеева, подвергая опасности здоровье людей, живущих рядом с заводом.

«В Японии используют высокотемпературное сжигание — это 2000 градусов. Сжигание мусора не может быть дешевым априори. Это инвестиция в фильтры и датчики, которые отправляют данные по выбросам в департамент экологии города. Если будет превышение — завод закроют, пока не выяснят, что попало в печь, — объясняет Евгения. — В Украине даже нет лабораторий, которые могут вычислить уровень диоксинов в воздухе. Сжигание опасных отходов происходит ночью, в праздничные и выходные дни, когда не работает инспекция, которая могла бы сделать хоть какие-то замеры и по их результатам закрыть и оштрафовать завод».

В Украине на данный момент нет ни одного мусороперерабатывающего завода. Евгения Аратовская поясняет, что глобально он ничего не изменит без обязательной сортировки населением. Смешанный с органикой, мусор быстро выводит из строя сортировочные линии. При этом из грязной массы можно извлечь не более 10% всех ресурсоценных видов вторсырья. Тщательная сортировка в условиях квартиры гарантированно возвращает на переработку до 50% вторсырья. Поэтому так важна культура сортировки в стране.

Страница «Украина без мусора» в Фейсбуке

Мусор, которому повезло больше

Швеция произвела «мусорную» революцию — переработке подвергаются 99% отходов. В 1978 году этот показатель равнялся 38%. Стимулом для изменений стал холодный климат: нужны были дополнительные источники энергии, кроме дорогих нефти и газа. Сегодня Швеции мало своего мусора, поэтому она импортирует его из  Германии, Бельгии, Румынии, Болгарии, Италии.

SYSAV — один из самых энергоэффективных мусороперерабатывающих заводов в Мальме

В тему: Грязное дело. Почему в Украине не перерабатывают мусор

В Японии первый завод по сжиганию мусора появился еще в 1924 году. Здешний мусор делится на сжигаемый и несжигаемый. Хотя сжигание считается не экологичным методом, Япония наряду с США любит «жечь». С помощью высоких температур мусор превращается в шлак для строительства. В результате искусственный остров Одайба в Токийском заливе построен из материалов, бывших в прошлой жизни мусором.

Здание штаб-квартиры Fuji TV на Одайбе

60 лет назад Австрия очень напоминала Украину — многочисленные свалки и загрязненные воды из-за фильтрата, проникающего с этих свалок. Сегодня австрийцев на законодательном уровне работает принцип «загрязнитель платит». Людей могут оштрафовать за неправильную сортировку — чтобы этого не происходило, работает  социальная реклама, учебные пособия и школьные программы. По всей стране установлены контейнеры для сортировки мусора, а  перевозчику, который обслуживает эти контейнеры и досортировывает мусор, возмещают расходы.

Мусоросжигательный завод Шпиттелау походит на арт-объект

В тему: Электронная карта свалок запущена Минэкологии

Сортируют мусор и финны. Со скандинавской основательностью они раскладывают отходы по контейнерам: для пищевых отходов, бумаги и картона, бытовых и энергетических отходов. По всей стране работают дежурные пункты, куда жители в определенное время сдают утилизируемые отходы. Правило касается всех: обычных жителей, предприятий и предпринимателей. Мусор в Финляндии превращается в компост, электроэнергию, метан, строительные материалы.

Финский робот ZenRobotics для сортировки мусора

Глава «Киевспецтранс»: «Люди, роющиеся в баках, в тысячи раз эффективнее общественных инициатив»

Андрей Грущинский, глава правления «Киевспецтранс», услышав об инициативе Аратовской, хмурится и начинает объяснять, почему подобные проекты — хорошее дело, но изменить ситуацию им не под силу.

Андрей Грущинский:

«Проблема в том, что в Украине нет перерабатывающей отрасли. “Энергия” (единственный функционирующий завод по сжиганию мусора — прим. Platfor.ma) сжигает в год 250 тыс. тонн мусора, в то время как только в Киеве его годовой объем — 1,2 млн тонн. А теперь давайте соизмерим это с вкладом тех инициатив, которые призывают сознательных граждан сортировать мусор и сдавать его, — говорит он. —  По долгу службы я обращаю внимание на мусорные контейнеры. Так вот люди, которые копаются в них, выбирая то, что можно съесть или продать, делают в тысячи раз больше, чем все общественные инициативы вместе взятые. Их мотивация выбирать очевидна. Для них это жизненно важная функция, а не позыв общественной сознательности».

Без платы за переработку в Украине никогда не будет соответствующей отрасли, считает Грущинский. «Почему в Европе нет проблем с переработкой мусора?», — спрашивает он, и сам же отвечает. «За услугу по превращению мусора, который воняет, горит, течет, отравляет землю и жизнь людей вокруг, в какой-то безопасный остаток, нужно заплатить. И европеец за это платит».

Грущинский предлагает два варианта внедрения такой платы. Первый — включить ее в коммунальные расходы. В этом случае она будет равной для всех. Второй вариант — закладывать ее в цену приобретаемого товара. Тот, кто больше потребляет — больше платит за переработку. «Такой вариант самый разумный и самый правильный, — говорит он. — Но пока общество не оплатит эту услугу, она не будет предоставлена».

Одной из причин «мусорной» проблемы Грущинский считает политиков и мэров, заложниками которых становятся украинцы. «Мэр западноукраинского города (речь об Андрее Садовом — мэре Львова — прим. Platfor.ma) каждый месяц подписывает меморандумы, но тем не менее завода до сих пор не построил. И не построит. Потому что вопрос не в том, чтобы вложить в него 50 млн долларов, а в том, что нужно ежегодно 15 млн, чтобы он работал, — поясняет Грущинский. — Других вариантов, кроме изменения законодательства, которое даст возможность местным советам администрировать отходы, гарантировать переработчику объему и оплаты, нет. Эти законопроекты уже есть. Если их принять, то станет возможен налог на упаковку, появятся инвесторы и необходимые предприятия».

Для цивилизованной практики обращения с отходами нужна система, создать которую не сможет ни одна общественная инициатива. В европейских странах такие механизмы держатся не только на сознательности граждан, но и на реальных денежных средствах из их карманов. Для Украины выбрасывать не только мусор, но и деньги на него – идея пока утопичная.

Александр Михедов, опубликовано в издании Platfor.ma


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

Погода

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com