Глубокая ловушка. Крымские эпизоды уголовного дела Медведчука

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В крымском “бизнесе” кума Путина - краденное все. Перехваченные украинской разведкой разговоры олигарха, нардепа и лидера ОПЗЖ Виктора Медведчука с топ-чиновниками агрессора России открывают немало скрытых страниц в истории страны с 2014 года, среди которых и те, что касаются оккупации Крыма.

Теперь у Виктора Медведчука и его партнера Тараса Козака есть подозрения в совершении государственной измены и нарушении законов и обычаев войны, то есть, военного преступления - хищения национальных активов на оккупированной территории Крыма. А у общества - большой запрос на качественное расследование и справедливый приговор для фигурантов дела. Поэтому остановимся на слабом, по мнению Центра журналистских расследований, звене дела Медведчука. Это эпизод с получением компанией «Новые проекты» лицензии РФ на добычу углеводородов на участке Глубокая на захваченном РФ шельфе Черного моря и передачу оккупантам документации на месторождение.

Как показало наше расследование, бурение первой скважины должно было начаться в ближайшее время, причем, с задействованием украденных у Украины самоподъемных буровых установок (СПБУ) и судов флота «Черноморнефтегаза». Однако следствие не принимает во внимание очень важные обстоятельства, которые могут развалить дело.

На эту тему: Как прокуратура и Нацполиция имитируют борьбу за захваченный РФ «Черноморнефтегаз»

Видеоверсию расследования можно посмотреть на YouTube-канале ЦЖР.

Фабула «крымского» эпизода, озвученная генеральным прокурором Ириной Венедиктовой и председателем СБУ Иваном Бакановым, свидетельствует, что следствие не принимает во внимание действующий закон Украины о свободной экономической зоне «Крым», который не запрещает украинскому бизнесу работать в оккупированном Крыму. Более того — освобождает его от налогообложения деятельности на оккупированной территории, не отменяют и даже не приостанавливает действие лицензий и разрешений на пользование недрами, позволяет участие в государственных закупках на свободной территории Украины. Не запрещает, а, следовательно, позволяет украинскому бизнесу все то, что запрещают «крымские санкции» ЕС и США, в частности, вести разведку и добычу нефти и газа и инвестировать в энергетический сектор оккупированной территории. Если у кого и оставались сомнения в том, что этот закон надо отменить — дело Медведчука должен стать последним весомым аргументом и доказательством.

СЭЗ «Крым» на службе у Кремля

В марте 2014 года Российская Федерация, оккупировав Крым, взяла под контроль и украинский шельф Черного и Азовского морей. Оккупанты захватили месторождения ГАО «Черноморнефтегаз» и его технологический флот с недавно приобретенными самоподъемными буровыми установками, так называемыми «вышками Бойко» — СПБУ «Петр Годованец» и «Украина» (ранее — «Независимость»).

Марионеточное правительство оккупированного Крыма уверяло Москву в своей способности обеспечивать население полуострова природным газом, добыча которого благодаря инвестициям «Нафтогаза Украины» как раз была на подъеме. Речь шла об увеличении в 2015 году объемов добычи газа до 3 млрд кубометров за счет дооборудования старых и разработки новых месторождений на морском шельфе Черного моря.

Одним из перспективных месторождений генеральный прокурор Ирина Венедиктова назвала участок Глубокая, расположенный на Прикерченском шельфе в исключительной морской экономической зоне Украины, захваченной РФ.

«Вдумайтесь: по данным Государственной службы геологии и недр, ресурсы этого месторождения, если перевести их в денежный эквивалент, составляют более 38 млрд гривен. Я уже не говорю, что на этом участке проводились разведочные работы с 2002 года, на что государство потратило значительные ресурсы», — сказала Ирина Венедиктова.

Неизвестно, кто и по какой методике оценил озвученные ресурсы участка Глубокая в гривневом эквиваленте. Мы же пока можем точно оперировать только данными, указанными в специальном разрешении Госгеонадр, выданному ООО «Нові проекти» в 2012 году: 1 млрд 393 млн кубометров природного газа и 8 млн 338 тыс. тонн нефти.

Для сравнения: прогнозные общие запасы газа на этом участке — это столько же, сколько оккупированный «Черноморнефтегаз» добывает лишь за один год. В 2020 году, например, добыча на шести месторождениях составил 1,407 млрд куб.метров природного газа. 

Киевское ООО «Нові проекти»», получившее специальное разрешение на разработку участка Глубокая, было оформлено на две оффшорные компании, за которыми, как считает следствие, скрывается Медведчук.

«В 2012 году этому предприятию из орбиты Виктора Медведчука предоставлено специальное разрешение на пользование недрами месторождения Глубокая. С 2015 года Медведчуком с сообщниками начат процесс активной помощи оккупантам. В течение 2015-2020 годов Виктором Владимировичем (Медведчуком — ред.) совместно с Тарасом Романовичем (Козаком — ред.) проведена незаконная перерегистрация ТОВ «Нові проекти» на ООО «Новые проекты» РФ», — рассказывала Ирина Венедиктова.

Уточняем для следствия: никакой перерегистрации ТОВ на ООО, а тем более, незаконной — не произошло. Оба юридических лица одновременно и параллельно сосуществуют в двух юрисдикциях — украинском и российской. Ни один украинский закон не запрещает украинцам открывать компании в стране, которая осуществляет вооруженную агрессию против Украины или на оккупированных ею территориях. А закон о СЭЗ «Крым» фактически приглашает украинцев инвестировать в оккупированный РФ Крым. Законодательство Украины только признает такие регистрационные действия в оккупированном Крыму ничтожными.

На эту тему: Как Медведчук благодаря Порошенко и СЭЗ «Крым» сдал россиянам нефтяное месторождение

Киевское ТОВ «Нові проекти» не было ликвидировано по решению суда в 2020 году, как говорила на брифинге Ирина Венедиктова, но до сих пор имеет статус в состоянии прекращения. Более того, оно продолжало владеть лицензией на пользование недрами участка Глубокая аж до 30 марта 2021 года, то есть, когда следствие уже вышло на стадию подозрения. На самом деле, специальное разрешение было аннулировано решением суда еще в апреле 2020-го. Однако Госгеонедра почему-то не спешили выполнять судебное решение, принятое по его же иску! Надеемся, причины такого промедления со стороны руководства Государственной службы следствие также установит.

Итак, ТОВ «Нові проекти» вполне законно могло добывать газ на оккупированном шельфе Черного моря? Из логики действующего украинского законодательства — вполне. Ведь ни один акт не запрещает, а статья 10 закона о СЭЗ «Крым» создает для этого необходимые условия: выданные до оккупации Крыма лицензии, разрешения и сертификаты признаются действующими до конца срока их действия «на территории СЭЗ «Крым»!

То есть, даже если бы «компания из орбиты Медведчука» уже начала бурить скважину и добывать газ или нефть на черноморском шельфе, то предъявить им было бы сложно — ведь на эти действия «на территории СЭЗ «Крым» у «Новіх проектів» есть спецразрешение Держгеонадр! Пользование оккупированными недрами ничем не было ограничено вплоть до аннулирования спецразрешения 30 марта 2021 года!

Аналогичную проблемную для следствия ситуацию мы описывали в расследовании «Пираты песчаных карьеров» по ​​хищнического добычи группой компаний «Суеста» морского песка — он был в особой цене, ведь его не хватало для строительства моста через Керченский пролив и трассы «Таврида». Севастопольское ООО «Екоюжгеоразведка» вело варварский добыча на месторождении «Бакальская банка», в результате чего часть косы Бакал стала островом. Прокуратура АР Крым открыла уголовное производство, но есть одно но: действие спецразрешения Держгеонадр в компании закончилась лишь в апреле 2018 года. А до этого, с точки зрения закона о СЭЗ «Крым», она действовала вполне законно.

Шаг следующий: получение российской лицензии. В так называемый переходный период РФ признавала выданные Украины регистрационные и разрешительные документы, которые подлежали оформлению в российской юрисдикции до 1 января 2015 года, однако затем срок продлили. Регистрация юридических лиц — до 1 марта 2015 года, срок действия лицензий украинского образца заканчивался 1 июня 2015 года, а для разрешений на добычу нефти и газа — 1 октября 2015 года.

И здесь у Виктора Медведчука возникла проблема. Нет, не в Украине. Несмотря на готовность вице-премьера Дмитрия Козака и других чиновников России помогать куму Путина (который, как свидетельствуют «пленки Медведчука», не очень то и родичается), финт с быстрой регистрацией компании по российскому законодательству и заменой украинского спецразрешения на участок Глубокая на российское не прошел.

Все было бы просто, если бы «Нові проекти» имели крымскую регистрацию, однако ООО имело юридический адрес в Киеве. На записи телефонного разговора Медведчук уверяет, что готов регистрироваться в Крыму и очень хочет платить там налоги, но, да — компания зереестрована в Киеве. Казак успокаивает, что можно ничего не делать: «Мы и киевским компаниям лицензии сохраняем. Вопрос в другом: чтобы действовать на территории Крыма, ты должен там создать филиал, а тебе в Киеве отказывают филиал создавать».

На самом деле никто в Киеве, скорее всего, Медведчуку ничего не запрещал: схема с созданием в Крыму филиала зарегистрированных в Киеве компаний и их клонов в Москве успешно была использована Дмитрием Фирташем и Ринатом Ахметовым. Таким образом они сохранили свои крымские активы — титановый завод в Армянске и Стивидорную компанию «Авлита» в Севастополе. Закон о СЭЗ «Крым», опять-таки, помог и украинским олигархам не пострадать от оккупации, и российским оккупантам, заинтересованным в продолжении работы бюджетообразующих предприятий на полуострове. 

Однако наш фигурант пошел своим путем: киевское ТОВ «Нові проекти» перевели в режим «в состоянии прекращения»; получили решение т.н. «арбитражного суда» Крыма о том, что компания фактически действовала на территории полуострова на момент его «вхождения в состав РФ»; а Дмитрий Козак поставил на уши крымскую налоговую и в течение одного дня, 29 сентября 2015 года, то есть за день до дедлайна на замену лицензий, в российском ЕГРЮЛ появилось ООО «Новые проекты» — клон киевского ТОВ по учредителю, руководителю и видам деятельности, но с пропиской в ​​Симферополе.

Опять же: украинское законодательство никак не запрещает, а, следовательно, — позволяет украинцам такие действия на территории ВОТ Крыма. Единственное — признает такие регистрационные действия и любые сделки ничтожными. Но медведчукам, фирташам, ахметовым и косюкам это ничем не грозит — ни в правовом, ни в финансовом смысле.

Лицензия на подозрение в измене

14 декабря 2015 года. Несмотря на все старания, российскую лицензию на участок Глубокая зарегистрированная по законодательству РФ компания «Новые проекты» все еще не получила. Поэтому происходит такой разговор Димы и Вити.

К: По поводу «Новых проектов». Вот там человек, на которого оформлено то, что зарегистрировано в Крыму, у него гражданство не то. А может он получить российское гражданство? Или ты оформить все на российского гражданина?

М: Та можем, мы все можем…

К: Ну пусть он переуступит кому-то из России…

М: Да нет вопросов. Сейчас все так и сделаем. Мы не будем путать. Он как раз гражданство не против получить, потому что он как раз оттуда, из Донецка, именно из города. Но это будет долго.

К: Или возьми человека из России и все.

М: Ну так и будет. Я так и сделаю, не волнуйся. Хорошо?

Прекрасная возможность для всех желающих проверить подлинность «пленок Медведчука», пользуясь доступными данными госреестров. В 2015 году основателем киевского ТОВ «Нові проекти» и ее клона в российской юрисдикции была ООО «Фо Сизонс Трейд», оформленная, как и говорил голос Медведчука, на жителя Донецка Дениса Петрухина.

 

Но у Петрухина, как заметил Козак, «не то гражданство», чтобы оформить российскую лицензию на газовое месторождение. Поэтому смотрим изменения в регистрационных данных «Новых проектов» российских:

  • в октябре 2015 года симферопольца Дмитрия Силантьева в должности руководителя заменяет россиянин Олег Кочагов.

  • в феврале 2016-го вместо киевского ООО «Фо Сизонс Трейд» появляется Виталий Мостовой, бывший вице-мэр Ялты. Но не это определяющее в его новой должности. 

23 февраля 2014 года. В этот день в Севастополе была свергнута законная украинская власть: город взят под контроль российскими спецслужбами с помощью управляемой из штаба Черноморского флота РФ так называемой «Самообороны Севастополя».

В этот же день в Крым прилетел Виктор Медведчук и провел «неофициальную встречу» с руководителями подразделений «Украинского выбора» в Крыму. На полуострове  действовали 210 подразделений движения, но встречу лидер провел с избранными. Среди них, справа от Евгения Супрунюка, который возглавлял УВ на полуострове, видим и Виталия Мостового. Он был руководителем ялтинского подразделения N 011054 и принимал активное участие во всех мероприятиях и акциях «Украинского выбора» в Крыму, поддержавшего затем «референдум». Поэтому в учредители «Новых проектов» Мостовой попал не случайно — доверенный человек.

Май 2016-го. Лицензии на Глубокую в ООО «Новые проекты» все еще нет. И в регистрационных данных компании в ЕГРЮЛ вновь замена. Вместо Мостового в учредители заходит уже упоминавшийся Кочагов, который должен предоставить профессиональный вес этой никому неизвестной компании, претендующей на месторождение на морском шельфе, не имея пятилетнего опыта работы в нефтегазовой сфере, как того требует закон РФ. Олег Адольфович Кочагов ранее занимал должность гендиректора ЗАО «РН-Снабжение», компании, которая проводила закупки для материнской «Роснефти», еще раньше возглавлял подобную структуру в ТНК-ВР.

Цугом в учредители «Новых проектов» заходит месяцем ранее, в апреле 2016 года, созданное АО «Главнефтесервис», где учредителем (не путать с акционером!) записан Антон Дорноступ, связанный с нефтяным бизнесом Оксаны Марченко в России. Вся схема их связей — у проекта Схемы, которые расследовали российскую нефтянку Медведчука-Марченко.

И только после этого «Новые проекты» наконец получают разрешение РФ на право пользования недрами участка Глубокая на оккупированном Россией украинском Прикерченском шельфе! Соответствующее распоряжение премьер РФ Дмитрий Медведев подписал 27 июня 2016 года.

И это именно тот момент, когда без сомнения можно сказать — это незаконно с точки зрения законодательства Украины и международного права! Начиная от присвоения Россией украинской шельфового месторождения, распоряжения им и дальнейшей добычу на основании лицензии РФ. 

После получения лицензии тяжеловес Кочагов прощается с компанией, где остается только «Главнефтесервис» с директором Дорноступом и засекреченными акционерами. Что дает возможность адвокатам Медведчука размахивать выпиской из ЕГРЮЛу «нас там нет».

Но голос Медведчука, что выпрашивает у Козака лицензию, как утверждает глава СБУ Иван Баканов, подтвержден судебной экспертизой. Как и собственноручные поправки в письме Путину с просьбой прирезать к участку кусок морского военного полигона Опук.

К сведению следствия: это не российский полигон, как звучит в официальных сообщениях. Это украинский полигон в акватории и на суше Керченского полуострова, который отошел Украине по соглашениям о разделе ЧФ СССР, и который был предоставлен на правах аренды РФ, которая, впрочем, так и не была должным образом оформлена по украинскому законодательству.

«По версии следствия, что подтверждено экспертизой судебной, непосредственно сам Медведчук правил письма по этому проекту, адресованному президенту Путину. Вообще нонсенс, что нардеп способствует, а по факту, легитимизирует оккупацию крымского полуострова», — сказал на брифинге в Киеве председатель СБУ Иван Баканов.

Председатель СБУ Украины Иван Баканов и Генеральный прокурор Ирина Венедиктова, 11 мая 2021 года

Господин Баканов! Весь закон о СЭЗ Крым легитимизирует оккупацию, и все олигархи, которые им воспользовались — от Фирташа, Ахметова, Косюка и до Порошенко, который уже и как президент подписал этот закон в 2014 году. Несмотря на протесты крымских организаций и Меджлиса крымских татар, которые все эти годы требуют отменить режим СЭЗ на оккупированной территории, запретить украинскому бизнесу работать на оккупантов, аннулировать все действующие спецразрешения на крымские недра, ибо некоторые были выданы на десятки лет. Надо ограничить украинский бизнес в Крыму в той же степени, как уже семь лет это делают западные санкции для своих граждан и компаний.

18 мая 2021 года по инициативе народного депутата Украины Рустема Умерова, поддержанной представителями фракций «ГОЛОС», «Слуга народа» и «Европейская солидарность», зарегистрирован законопроект №5502 об отмене действия закона о СЭЗ «Крым». Проект, среди прочего предусматривает и аннулирование всех выданных до оккупации АР Крым и Севастополя лицензий, специальных разрешений и сертификатов, которые действовали на временно оккупированной территории полуострова.

А теперь поинтересуемся: а какое оборудование будет задействовано для бурения скважин на участке Глубокая? Задача непростая, потому что она не зря названа Глубокой — от 70 до 100 метров до дна.

Кто будет бурить для Медведчука на Глубокой?

ЦЖР располагает документами, которые свидетельствуют, что «Новые проекты» будут использовать для бурения скважины украденную в Украине СПБУ «Петро Годованець». 

Сразу поясним, почему в российских документах, которые мы публикуем, украденные у украинского «Черноморнефтегаза» буровые установки «Украина» (ранее «Независимость») и «Петр Годованец» называются, соответственно, «Крым-1» и «Крым-2».

Чтобы замести следы кражи технологического флота «Черноморнефтегаза», оккупанты незаконно переименовали ценные его активы и пытались изменить данные о названиях, флаге и владельце буровых установок и судов в базе International Maritime Organization. Эти неуклюжие попытки МИД Украины и председатель правления «Черноморнефтегаза» Светлана Нежнова успешно отбили, хотя в коммерческих морских сервисах до сих пор путаница. К примеру, в базе популярного онлайн ресурса Marinetraffic сосуществуют и СПБУ UKRAINE и СПБУ MODU Crimea-1. Хотя это одна и та же буровая установка. Подробно об этом — в расследовании ЦЖР Флот «Черноморнефтегаза. Как Россия путает следы своих преступлений.

В 2018 году «глава Крыма» Сергей Аксенов анонсировал совместный проект с Сирией по разведке и добыче газа и его шельфе с помощью украденных СПБУ. Однако в Сирию «вышки Бойко» не пошли — Украина обратилась в Интерпол об объявлении в международный розыск всего экспроприированного РФ флота «Черноморнефтегаза».

СПБУ «Петр Годованец» на Одесском месторождении, 7 сентября 2017 г. Фото: dpsu.gov.ua

Однако «Петр Годованец» и его буксир «Федор Урюпин» получили другой заказ — на бурение скважины на участке Глубокая. Компания «Новые проекты» заключила соответствующее соглашение с крымским «Черноморнефтегазом». Какие наши доказательства?

Во-первых, в открытом доступе мы нашли График выполнения мероприятий по замечаниям аудита СПБУ, который проводился в конце 2019 года «для оценки готовности к строительству скважины «Глубокая-1». Ремонты и замены оборудования буровой установки должны были закончить до 30 марта 2021 года. 

Во-вторых, нашлось письмо уже со знакомыми вам логотипом ООО «Новые проекты» и подписью директора Дорноступа к руководителю крымского «Черноморнефтегаза». Оно датировано 5 апреля 2021 года, когда происходят подготовительные работы для строительства поисково-оценочной скважины «Глубокая-1». В целом же речь шла о бункеровке топлива для СПБУ «Петр Годованец» («Крым-2») и судна обеспечения — буксира «Федор Урюпин», оснащенных силовыми установками компании Caterpillar, что требует высококачественного горючего, которое в подсанкционный Крым западные компании не поставят.

Сможет ли «Петр Годованец» бурить скважины на глубине до 100 метров и действительно ли это небольшое месторождение такое перспективное и богатое, как говорит генпрокуратура? Разобраться с этим нам помог специалист экстракласса Владимир Корчак. На момент покупки «вышек Бойко» он был в Украине единственным, кто имел международный сертификат суперинтенданта и был менеджером обоих приобретенных для «Черноморнефтегаза» СПБУ в 2013 — и 2014 годах. Владимир Корчак был очевидцем захвата крымских месторождений оккупантами, а в прошлом году руководил строительством очень сложной скважины на месторождении Стрелковое на шельфе вблизи Арабатской стрелки. Владимир Корчак говорит, что «Петр Годованец» сможет бурить на Глубокой, хотя есть несколько но.

Владимир Корчак на СПБУ «Украина» Фото: Facebook Владимир Корчак

Владимир Корчак, супервайзер СПБУ «Украина» и «Петр Годованец» (2013-2014): «Годованец» сможет бурить, если там будет глубина 70 метров. Он там станет. Если будет 100 метров — он там не станет. Потому что никто не знает, что там будет делаться на дне. А ему надо подняться над водой по крайней мере на 23 метра. Если они поменяли верхний привод, потому что он вышел из строя, и они из России привезли какой-то новый верхний привод и системы управления полностью к нему, то установка сможет работать. Потому что та система управления называлась Амтион, он был лицензирован ЕНОВИ, который ни под каким предлогом им не давало никаких вариантов — ни на запчасти, вместо сгоревших, ни даже на мелочи, они не контачили.

На какой-то уровень они выйти могут по техоснастке. Если там будет шельф до 70 метров, они станут и пробурят… Чтобы вы поняли: месторождение может находиться на глубине 100 или 120 метров, но установку можно поставить на глубине 50-70 метров и пробурить наклонно-направленную, то есть наклонную скважину в то место, где надо». 

Прогнозировать, насколько богатым может быть месторождение Глубокая, Владимир Корчак не берется. Говорит, что в его крымский период об этом участке никогда не вспоминали. Однако не зря же Медведчук так за нее убивается.

«Просто так Медведчук месторождение не купил бы. Скорее всего в 70-80-х годах там была пробурена поисковая скважина. Если поисковая скважина дает результат, а она бурится в куполе, тогда уже начинают по контуру месторождения, то есть, становятся на месторождении и бурят в разные стороны. То есть, я думаю, просто так он туда не залез бы. Там, видно, была пробурена поисковая скважина. Но! Упоминания о Глубокой я никогда не слышал в разговорах на буровых», — говорит Владимир Корчак.

Нам удалось также получить данные о количестве российский военных, которые постоянно несут службу на захваченных морских объектах «Черноморнефтегаза». И Владимир Корчак подтверждает: на каждой платформе и судне круглосуточно находятся вооруженные российские военные — от двух до 12.

По данным нашего источника, сегодня на морских объектах и ​​судах «Черноморнефтегаза» несут службу 47 военнослужащих РФ.

На СПБУ «Сиваш», «Петр Годованец» и «Украина» — по пять вооруженных оккупантов. На СПБУ «Таврида» — семь.

На эту тему: Как работают «крымские санкции»: порты Крыма

Двадцать военных находятся на морских стационарных платформах на месторождениях Голицынское и Архангельское, еще пятеро — на МСП на Штормовом.

Итак, можно не сомневаться: если компания из орбиты Медведчука, как говорит генпрокурор, начнет бурить на Глубокой, то делать это будет с эскортом пяти военных РФ — столько их сейчас на СПБУ «Петр Годованец». Но Виктор Медведчук может попросить своих московских друзей увеличить количество. А то вдруг мимо будет проходить какой-то военный корабль Украины или партнерской страны и возьмет СПБУ на буксир. А Киев будет не против, в отличие с марта 2014 года, когда фрегат ВМСУ «Гетман Сагайдачный» возвращался с Аденского залива и бросил якорь по просьбе экипажа СПБУ «Украина», который просил отбуксировать их поближе к Одессе или Очакову. Но Киев дал приказ кораблю следовать заданным курсом. Этой невероятной историей от супервайзера Владимира Корчака мы завершаем этот материал, но не наше расследование всех обстоятельств крымских эпизодов дела Медведчука.

Источник: Центр журналистских расследований


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]