Хроника добивания: последние дни Свято-Духовской церкви

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Величественный храм Сошествия Святого Духа украшал Конную площадь с середины XIX века. А при советской власти неожиданно портить стал. Более того: мозолить глаза! 5 января 1930 года газета «Пролетарий» подала общеизвестный факт как вопиющее безобразие: «В Харькове, в Краснозаводском районе, на площади Свободы высится Святодуховская церковь»!

 

В чем проблема? А вот в чем: «Она окружена поселками, жилкоопами, населеннымы рабочими, красноармейскими казармами». И, самое страшное, «рядом с церковной оградой - школа, в которой учатся дети рабочих».

На эту тему: Красный террор: как изувеченные тела стали орудием пропаганды и остаются ими поныне

Поскольку рабочие и красноармейцы «с религиозным дурманом давно покончили», а школьники его и не знали, автор заметки, какой-то К. Сиченко, предлагал сделать из церкви универмаг или кинотеатр. Но ей была уготована куда худшая судьба ...

Мы уже рассказывали когда-то, как добивали Михайловскую и Вознесенскую церкви. История уничтожения Свято-Духовской оказалась несколько короче, однако интереснее. Потому что от нее осталось больше документов. Они позволили реконструировать процесс закрытия и ограбления церкви и назвать причастных к нему лиц.

 

Місце розташування Свято-Духівської церкви позначено червоним хрестом. Мапа 1903 року

Место расположения Свято-Духовской церкви обозначено красным крестом. Карта 1903 года

Честно говоря, упомянутое выше сообщение Сиченко только включило для церкви обратный отсчет. А духовная жизнь в ней по-прежнему едва тлела. Потому что так было предусмотрено базовыми документами, которые ее определяли - типовым уставом религиозной общины и соглашением о содержании «молитвенного дома», которое та община заключила с горсоветом.

Группе граждан, каждый из которых был поименно зарегистрирован, церковь, земельный участок подле нее и культовые предметы предоставлялись «в бесплатное, бессрочное пользование». Но нечистый прятался в деталях. Община должна была из своих средств «переводить все бегущие оплаты на содержание молитвенного дома и вещей культа». Конкретно «на ремонт, страхование, сохранение его в чистоте, на оплату местных налогов и т.д.».

Суммы набегали солидные, а легальные пути заработка были надежно перекрыты. Обязательные взносы с членов общины строго запретили. «Организация кооперативов и производственных объединений» - тоже. Добровольный сбор средств за пределами религиозной общины - только с разрешения местных властей.

Выручала разве что продажа свечей. И каким-то чудом по итогам второй половины 1930 года Свято-Духовская община даже вышла в плюс: 772 рубля 69 копеек. Примерно три месячных зарплаты квалифицированного рабочего-станочника.

 

Кутовий штамп церковної ради

Угловой штамп церковного совета

Казалось бы, выход существовал: убеждай народ, расширяй общину. И пусть верующие поддержат церковь своими кровными, как это было издавна. Но устав четко провозглашал: «религиозная община не имеет права организовывать библейские, миссионерские, литературные, хоровые, рукодильницкие и другие собрания и кружки; проводить специальную работу среди женщин, молодежи и детей». Интересно, сколько бы просуществовал на таких условиях, скажем, Осоавиахим? Или даже комсомол?

Но Свято-Духовсая община как-то держалась. И на момент последней перерегистрации насчитывала 79 человек - на 29 больше, чем требовал закон. Но солидный запас не спас церковь. Потому что городской совет выбросил из рукава цифру иного порядка: 1295 подписей за ее закрытие. Отличились работники милиции, рабочие ДЕЗ (нынешний «ХЭМЗ») и трамвайного управления.

Одним лишь закрытием дело не ограничилось. Пристальная власть как-то присмотрелась, что не имеет постоянного места Червонозаводский театр. То в «народном доме» выступает, то в БК «Металлист». После чего антицерковная кампания расцвела новыми цветами: пережиток прошлого мешает культурному развитию трудящихся масс! На месте Божьего храма пообещали поставить храм Мельпомены.

8 октября 1931 года президиум городского совета постановил: «Святодуховскую церковь закрыть и разрушить ее за счет строительства Червонозаводского театра ... Предложить арендной Управе в недельный срок выселить всех жителей, предоставив трудовому элементу соответствующего помещения, а нетрудовой элемент - без предоставления помещения».

 

Початок 1930-го. Народ зібрався дивитися, як зі Свято-Духівської церкви зніматимуть дзвони. Фото надано Михайлом Корніловим

Начало 1930-го. Народ собрался смотреть, как со Свято-Духовской церкви будут снимать колокола. Фото предоставлено Михаилом Корниловым

Несколько человек оказались на улице. Причем досрочно. Ведь закон требовал, чтобы такое постановление утвердил республиканский орган - секретариат Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета. Он это сделал только 30 ноября. А выселять людей и делить собственность начали еще в октябре.

Но сначала то имущество пересчитали. И тут оказалось, что советскую власть пытались опередить «социально близкие»: в течение 1931 года Свято-Духовскую церковь дважды грабили.

Согласно справке, выданной 1-м районом милиции, в ночь на 20 апреля «через пролом окна» неизвестные воры вынесли такие вещи: «1) До 50 (пятидесяти) руб. денег; 2) Несколько ключей к замкам; 3) Металлический стакан; 4) сатиновую розовую завесу; 5) Сатиновый желтый подрясник; 6) Два полотенца; 7) Наперсный поповский крест; 8) Шелковое покрывало».

Мелочи, в принципе. Потому что все по-настоящему ценное власть выгребла еще в 1922 году. Во время тотального обыска, который оправдывали лютым голодом. Но стоит заметить, что длинное описание церковного имущества, датированное 1930 годом, содержало только один пункт, в котором упоминались драгоценности: «35. Крестов серебряных - 3 шт.». И вот их стало на треть меньше.

 

«Народний дім» і Свято-Духівська церква

«Народный дом» и Свято-Духовская церковь

Документально зафиксированным осталась еще одно приключение: «Согласно описи не сдано двух ковров, которые были украдены во время богослужения в день храмового праздника в июне 1931 года». Ничего себе, отпраздновали!

Если полагаться на расписку от 27 октября 1931 года, ходить по мягком любили не только воры, но и представители народной власти. Именно в этот день инспектор культов Чепиженко передал кладовщику Харьковского городского совета вывезенные из церкви ковры (5 шт.) и ковровые дорожки (7 шт.). И, вдобавок, «красное сукно 3-70 х 2-50».

Зная советскую моду на торжественные собрания, можно не сомневаться: легло то сукно аж бегом на стол какого-нибудь президиума. И «классово чуждое» происхождение нисколько поэтому не помешало.

Интересной оказалась судьба «церковных облачений». Их хватило на целых три важных учреждения. Если поставить счастливых получателей в ряд, получится яркий образец чернейшего юмора: ГПУ, Харьковское епархиальное управление, драматический кружок клуба глухонемых.

Клуб тот, между прочим, тоже размещался в бывшей церкви - Пантелеймоновской. И получил, кроме одежды, десять столов, четыре стула и табурет со шкафом. А епархиальному управлению вручили еще и четыре пуда церковных свечей. Потому что они, в отличие от красного сукна, не предоставлялись для каких-либо большевистских ритуалов.

 

В ночь на 30 октября в уже закрытой Свято-Духовской церкви произошло чрезвычайное происшествие. Или, если хотите, трудовой подвиг. Четверо бывших членов церковного совета вытащили из подвала 150 пудов угля и 60 пудов дров. И вывезли все это добро в неизвестном направлении.

Инспектор Чепиженко квалифицировал их действия как кражу. Хотя топливо, в отличие от «молитвенного дома» и предметов культа, даже по советским законам не было государственной собственностью. Его покупали на деньги церковной общины, надеясь обогревать храм, а не театр.

На эту тему: Наглая ложь и бесстыдный дерибан: как советская власть храм Божий закрывала

Собирались ли ставить в бывшей церкви спектакли, неизвестно. Знаем только, что ключи от нее 2 ноября 1931 года получил завхоз Червонозаводского театра товарищ Васильченко. При очень интересных обстоятельствах: пока Чепиженко передавал ему остатки имущества, исчезли настенные часы. К счастью, воров быстро вычислили.

А вот вычислить дату уничтожения церкви не удалось до сих пор. Можем разве что назвать организацию, которая его произвела - Управа Строительства Украинского Госжтеатра Массового музыкального действа. Та самая, которая должны была возвести архитектурный шедевр на месте Мироносицкой церкви, взорванной 11 марта 1930 года. Но так и не возвела.

Сохранилась скромная бумажка, переданная начальником управы Костровым товарищу Чепиженко: «Разрушение должна осуществить н/управа ... О времени разрушения церкви мы Вам сообщим». Кто знает, где то сообщение ...

А театр на Конной площади таки построили. На месте «народного дома», а не разрушенной ради искусства церкви.

Теперь мы его знаем как Дворец культуры «ХЭМЗ».

Эдуард Зуб, историк, сотрудник УИНП;  опубликовано в издании Mediaport.ua


На эту тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]