Ольга Кошарная: Украина обойдется и без российских энергоносителей

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Власть запугивает украинцев страшными последствиями для всей энергосистемы страны, которые могут наступить в результате энергетической блокады Крыма патриотами. Мифы, распускаемые властью, опровергает эксперт, представитель Ассоциации «Украинский ядерный форум».

После подрыва опор линий электропередач на административной границе и прекращения поставок электроэнергии с материковой Украины в оккупированный Крым, украинская власть заговорила о страшных последствиях, которые негативно отразятся на всей энергосистеме страны. Такими назывались: аварийная разгрузка Запорожской и Южно-Украинской АЭС и возможное прекращение поставок из России в Украину угля, газа и электроэнергии. О том, стоит ли чего-то опасаться, и сможет ли Украина пережить зиму в случае перекрытия поставок из РФ — в интервью телепрограмме «Вопрос национальной безопасности» (медиа-проект Центра журналистских расследований) рассказала энергетический эксперт, представитель Ассоциации «Украинский ядерный форум» Ольга Кошарная.

— После прекращения поставок электроэнергии в Крым министр топлива и энергетики Украины Владимир Демчишин и руководство государственной компании «Укрэнерго» стали говорить о том, что отключение всех четырех линий, которые питают Крым, принесет большие убытки и очень нежелательны для деятельности самой энергосистемы Украины, что у нас чуть ли не наступает второй Чернобыль. Насколько эта ситуация страшной для Вас была?

— Для меня, как представителя атомной отрасли, было удивительно услышать заявление о том, что аварийная разгрузка ядерных энергоблоков очень опасна. На самом деле это совершенно не так. Потому что атомные электростанции подвержены диспетчерским ограничениям и по ночам, и летом этого года тоже понижалась мощность для того, чтобы принимать энергию из России по непонятному контракту. Потому что у нас действительно недостаток маневренных мощностей. И по правде говоря, я тоже думала, что закупают только для пиковых потреблений утром и вечером. Потом выяснилось, что это идет ровным графиком.

Это удивительно. Потому что имело бы смысл в безысходной ситуации покупать у России, чтобы избегать веерных отключений. Но с другой стороны, я как гражданка Украины считаю, что мы могли бы это потерпеть. Энергосистема сама устойчива у нас, как оказалось. Просто две атомные электростанции в этом регионе подавали электроэнергию в Крым, снизили мощность. Это совершенно не повлияло на безопасность. Я только что вернулась сегодня с Южно-Украинской АЭС. Этот энергоблок 750 мегаватт сейчас, а может [давать] тысячу.

12277125_10203600191683785_2092005660_n

— Разгрузить атомные станции — что это означает? Было несколько журналистских расследований относительно того, что правительство лоббирует интересы собственников тепловых электростанций, поэтому они загружены в то время, как дешевая атомная энергия в качестве «пасынка» находится. Что потеряла все-таки Украина во время этой аварийной разгрузки?

— Безусловно, прежде всего эти диспетчерские ограничения приводят к уменьшению дохода эксплуатирующей организации, которая, на самом деле, испытывает серьезные финансовые трудности. Прежде всего, потому что она уже отпустила в энергорынок электроэнергию за 10 месяцев, а государственное предприятие задолжало ей 4 миллиарда в этом году. А с учетом предыдущих долгов — это за 10 миллиардов. Второй момент: работая на такой неноминальной мощности, происходит неэффективное использование топлива, которое уже находится в активной зоне. Это еще экономические убытки. Что потеряло «Укрэнерго»? Вы правы, в 2012, 2013 году до 10 миллиардов киловатчасов на энергоатоме производилось электроэнергии из-за диспетчерских ограничений, которые были сделаны в пользу компании ДТЭК. И тогда доля атомной электроэнергии в балансе страны составляла 44%. Сейчас, по итогам 10 месяцев, 57%. Давали зарабатывать частным ...

— Скажем прямо — Ринату Ахметову. При этом не вырабатывалась дешевая атомная энергия, и теряло государство. Сейчас эта схема сохранилась?

— Сейчас, после Революции Достоинства, наконец правительство повернулось лицом. И сейчас 57% по итогам 10 месяцев. Тариф немного поднялся, но эти 42 копейки все равно вдвое ниже, чем у тепловых электростанций и он не пропорционален девальвации гривны. И поскольку 800 миллионов долларов в год компания должна тратить, чтобы покупать свежее ядерное топливоу РФ и 200 миллионов — на отработавшее топливо, то сейчас эта сумма в тарифе составляет 52% на топливо только. Это вообще немыслимая составляющая. То есть, тариф не повысили в те разы, в которые девальвировала гривна относительно доллара.

— Что касается схем в энергетическом секторе: почему так занервничало руководство «Укрэнерго», господин Демчишин? И кто теряет на остановке этого контракта? Иными словами — кто на нем зарабатывает сегодня?

— Контракт подписывало «Укринтерэнерго». «Укрэнерго» тоже получало деньги за то, что электроэнергию в Крым передавало, у них есть тариф свой. Поэтому они так нервничают. Но, тем не менее, «Укрэнерго» является системным оператором и диспетчером. На них серьезные обязанности. Мне трудно сказать, кто на этом зарабатывал.

В тему: Демчишин не согласен отвечать на обвинения в госизмене и заключении невыгодных контрактов

Фото: varlamov.ru

Крым без электричества. Фото: varlamov.ru

— Называют господина Григоришина. Он, кстати говоря, и сам в интервью «Украинской правде» говорил, что он в процессе подготовки этого контракта. Народный депутат Украины Георгий Логвинский на пресс-конференции с Мустафой Джемилевым тоже назвал его имя, сказав, что в этой схеме присутствует интерес Григоришина. В чем он конкретно состоит?

— Вы знаете, что инвестиционная программа «Укрэнерго» была принята в этом году и содержала большие деньги на трансформаторы, которые производит Запорожский завод. Журналисты пишут, что Касич (Юрий Касич, — экс-глава «Укрэнерго») — это человек Григоршина. Он подал в отставку, но вместо первого лица стал вторым. Что касается предыдущих руководителей, то они контролировались ДТЭКом. Поразителен другой момент — у нас принята энергетическая стратегия Украины в 2006 году. Там есть раздел по развитию сетевого хозяйства, и к 2011 году он был выполнен только на 5%.

И опять атомщики у нас пострадали, потому что энергоблоки № 4 Ровненской АЭС и Хмельницкой, построенные в 2004 году, работали по очереди ЛЭП. Точно так же не вся мощность Запорожской АЭС снимается, потому что 700 мегаватт «заперты». 11 лет они не занимались первоочередными вещами. Они покупали трансформаторы, но как-то надо приоритеты тоже расставлять. Могли бы экспортировать тоже электроэнергию. Но Бурштынский остров контролировался ДТЭК. Он был монополистом по экспорту на чудных условиях: кто первый добежал до премьера, тот добился, чтобы сертификат при покупке на экспорт отменялся. Очень интересная была схема. Он получал, продавая свою электроэнергию, 65 копеек, а покупал по 50. 10 миллиардов киловаттчасов на экспорте — это серьезные деньги.

В тему: Грязные игры

— Вы сказали о том, что мы можем перетерпеть эту зиму, и без этого контракта Украина может обойтись, и считаете, что его не нужно пролонгировать. Мы можем выдержать и те проблемы, которые у нас традиционно существуют со своевременной закупкой нужной марки угля?

— Мое личное мнение: безусловно, энергетическая независимость страны стоит каких-то жертв. А с тем же углем. Южноафриканский уголь дороже, но надо же было знать нашего партнера из России, который газ нам два раза перекрывал. И поэтому атомщики, например, предвидели эту ситуацию и закупали топливо чуть больше потребности. Мы пройдем эту зиму нормально и следующую. Поэтому точно так же по графику веерные отключения люди бы поняли.

Вопрос достижения энергонезависимости — он достаточно несложный, если убрать коррупционную составляющую, а чиновники будут работать и заблаговременно закупать необходимые энергоносители.

— Если будут адекватные в профессиональном плане люди руководить этой отраслью, то это достижимо очень быстро?

— Это достижимо. Но лучше бы, если бы этим занимались с 1990-х годов.

— Какие Вы ставите временные рамки для того, чтобы пройти этот процесс?

— В принципе, у нас стратегическая задача — синхронизация нашей энергосистемы с европейской. И на это направлен закон о рынке электроэнергии, он уже действует, но каждый раз я слышу про три года, потом еще три года. Есть, действительно, технические моменты, которые требуют финансирования, и должна быть политическая воля. И я думаю, что господин Григоришин не очень заинтересован в том, чтобы мы рассинхронизировались с Россией. И есть в «Укрэннерго» противодействие интеграции европейской энергосистемы. В частности, критике подвергался энергомост Украина-ЕС, который одобрен Кабинетом министров и по которому уже предусмотрен план мероприятий. Там есть люди, которые сопротивляются этому проекту. Он предусматривает подсоединение к Бурштынскому острову второго блока ХАЭС для того, чтобы экспортировать под долгосрочный контракт в Польшу электроэнергию, получать деньги. И это гарантия для инвестиций для достройки энергоблоков 3 и 4, которые первоначально предполагалось, еще в советские времена — для стран экономического содружества. Сейчас сложно сказать. Только 31 июля приняли план выполнения этого проекта, он поддерживается премьером и президентом.

Бурштынская ТЭС фото telegraf.com.ua

Бурштынская ТЭС. Фото telegraf.com.ua

— И об энергонезависимости Крыма. Как Вы считаете, смогут ли справится сейчас российские энергетики, крымские, с поставленной задачей — до Нового года добиться какой-то независимости от поставок электроэнергии с материковой части Украины?

— С моей точки зрения, технически это невозможно, чтобы система заработала через Керченский пролив из России. Потому что я обнаружила, что постройка линии электропередач от Ростовской АЭС на Тамань не ведется, а вообще регион энергодефицитный, и Ростовская потому там и строилась. Сейчас в Крыму работает 13 газотурбинных электростанций. 270 мегаватт 13 станций дают. Если они завезут газотурбинные мобильные, то как-то Крым продержится. Но то, что заработает к Новому году энергомост — это нереально. Даже первая линия. Потому что нужно строить трансформаторные подстанции, линии электропередач тянуть и все перепланировать для того, чтобы до центра Крыма доставить электроэнергию. Тем более — в Севастополь. Это серьезная работа. Это минимум три года надо.

— Если Россия в ответ на это перестает нам поставлять все, что поставляла: газ, уголь, электроэнергию, мы с вами все-таки выдержим?

— Мы выдержим. Атомные станции будут производить электроэнергию — это 100%. Все зависит от диспетчерской воли. Мы можем больше производить.


 

P.S. Блэкаут Крыма - на годы

Энергомост ничего не решит, подключение к Украине больше невозможно, а зимой Крым почувствует еще и острый дефицит газа, пишет севастопольское издание Примечания.

Вадим Александров, управляющий компании «Энергосервис «Синтур-РК», работает в крымской энергетике более 20 лет. Он модернизировал газотранспортную систему полуострова, а также базовые ТЭС в Саках и Камыш-Буруне, строил солнечные и проектировал ветровые электростанции.

«Энергомост нам не поможет, — считает Александров. — Достаточно посмотреть на сайт Крымэнерго», увидеть отчет о деятельности, чтобы понять: за последние 25 лет "Крымэнерго" новых мощностей не вводило, построили лишь несколько линий. Восточный Крым вообще не развивался». После подключения основных мощностей в июне 2016 года на полуостров придет 800 МВт электроэнергии, которые в центральный и западный Крым мы доставить просто не сможем: из Керчи в Симферополь и Джанкой идут всего две линии по 220 и 110 МВт соответственно.

Стартовый пуск первой очереди энергомоста намечен на 7 декабря. Но надо понимать, говорит Александров, что из 300 МВт, учтенных в Тамани, до полуострова дойдут 250-260. «Это нормативные потери при транспортировке, предусмотренные проектом. Теперь посчитаем: часть энергии заберет Керчь, Щелкино (где вообще сейчас нет электроснабжения), Феодосия. Итого в Симферополь придет около 70-100 МВт. Конечно, частично это решит вопрос — сейчас борьба идет за каждый киловатт».

По словам Вадима, в июне 2016 года энергомост заработает на полную, и проблемный восточный регион получит необходимую электроэнергию, но западный и центральный Крым останутся в дефиците. Говорить об этом публично сейчас не принято. «Политика руководства Крыма и Севастополя направлена на то, чтобы избежать подобных разговоров», — с сожалением отмечает Александров.

К тому же,  по его словам, острую нехватку энергии испытывает сейчас и весь Южный федеральный округ — сегодня ему не хватает 2,4 ГВт. Это в два раза больше, чем потребляет наш Крым. Если энергомост отберет у ЮФО еще 800 МВт, дефицит на материке вырастет. «Сейчас специалисты в спешном порядке наращивают мощности округа и строят необходимую инфраструктуру. Но нужно понимать, что без параллельного развития энергетики в ЮФО и на полуострове, будут большие проблемы», — считает Александров.

Ситуация с энергообеспечением Крыма, по мнению Вадима, предсказуема и закономерна. «Мы оказались к ней не готовы», — говорит он. В Федеральной целевой программе по развитию Крыма до 2020 года есть все инфраструктурные объекты: ЛЭП, теплотрассы, газопроводы. «Но их необходимо спроектировать, а на проектирование в энергетике уходит много времени, — сетует энергетик. — Из 15 млрд рублей, которые мы получили из федерального бюджета на реализацию ФЦП, почти все отправили обратно в Москву. Нет ни одного рабочего проекта: ни по ЖКХ, ни по энергетике. Сколько введено новых объектов? Ни одного. Сколько построено новых водоводов или реконструировано теплотрасс? Ноль. Вопрос: чем занимаются крымские министры, кроме того, что получают зарплату?»

Не видит специалист и перспективы восстановления ЛЭП, идущих с Украины. Подрыв линий создал серьезные предпосылки для техногенной катастрофы. Оставшиеся без нагрузки атомные электростанции вынуждены уменьшать производительность: сейчас постепенно останавливают генерацию в двух энергоблоках — по одному на Запорожской и Южноукраинской АЭС. Под угрозой работа подстанций Каховка и Мелитополь. Одесская, Николаевская, Запорожская и Херсонская области в этих условиях испытывают дефицит электроэнергии. Поэтому даже если ЛЭП восстановят, энергии на Крым в системе уже не будет.

Но нехватка электричества — это не единственная проблема Крыма. Помните, как в 90-е мерз Севастополь? Нам объясняли это перерасходом газа в зимний период на материковой части Украины, низким давлением в тупиковой ветке Севастополя. И вдруг, по словам чиновников, в российском Крыму газ появился в избытке. Как такое могло произойти?

Сейчас мы можем надеяться только на газ, добываемый «Черноморнефтегазом», напоминает Александров. В прошлом году добыча составила 1,915 млрд кубометров. По итогам 2015 года цифра уменьшится примерно на 200 млн кубов. «Это связано с непродуманной кадровой политикой, отсутствием новых технологий бурения, изношенностью основных фондов компании. Фактически сегодня из 6 платформ работают только две», — поясняет Вадим.

Задвижка на газопроводе «Уренгой — Помары — Ужгород», от которого отходила ветка в Крым, перекрыта по политическим причинам. И газа оттуда мы уже не получим. Хотя ранее этот газопровод давал полуострову две трети объема потребления в зимний период. С наступлением холодов расход голубого топлива увеличится, что приведет к его дефициту. Но говорить об этом открыто сейчас тоже не принято.

«Мы в прошлом году добыли газа 1,915 млрд кубов, а потребили 1,635 млрд. Вроде бы профицит. Но 1 октября на конференции в Ялте я задаю вопрос человеку из министерства топлива: "А вы посчитали сюда Севастополь?". Севастополь потребляет 430 млн кубов. А он мне отвечает: "Причем здесь Севастополь?". Но этот дефицит должен же кем-то покрываться!», — возмущенно говорит Александров.

И решения этой проблемы мы тоже ждем с материка. Сейчас проектируется газопровод высокого давления из Краснодара в Севастополь. Он обеспечит газом электростанции полуострова и всех потребителей севастопольского региона. Но реализован этот проект будет не раньше 2018 года, считает Александров.

Сейчас в Крыму остро стоит вопрос экономии энергии и энергоносителей. Об экономических последствиях пока не говорят, но уже известно, что себестоимость 1 кВт-часа электроэнергии при дизельной генерации составляет 22,5 рубля ...

Министр ЖКХ Крыма Александр Жданов и ныне уволенный министр топлива и энергетики Сергей Егоров за пять дней до начала энергоблокады отчитались, что Крым готов к внештатным ситуациям и успешно пройдет отопительный сезон при любых проблемах с энергообеспечением. Однако сейчас все котельные Крыма питаются от общей сети, отбирая на свои нужды около 36 МВт. Этой энергии у полуострова просто нет. И если гумконвой из Свердловской области придет, то хотя бы в Евпатории этой зимой будут тепло и горячая вода. Что делать остальным городам Крыма и Севастополю — неизвестно. 


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]