«Планы правительства по движению к энергонезависимости страны обществу неизвестны»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Благодаря «управленческому хаосу» сколотила себе состояние вся верхняя часть таблицы украинского списка Forbes». О революции в мировой энергетике, новейших технологиях и тенденциях, об энергетическом «перевооружении» Украины и том, как это сделать - эксперт Александр Пилипенко.

За вторую половину прошлого года нефть потеряла около 40% стоимости. Всего за полгода баррель нефти подешевел до уровней, едва превышающих $50. И хотя в истории рынка бывали и более сильные ценовые провалы, эксперты считают, что на этот раз мы имеем дело с проявлением скорее глубинных процессов в мировой энергетике, нежели спекулятивных факторов. Почему традиционная энергетика сдает позиции и к чему это приведет, изданию “Экономические известия” рассказывает глава наблюдательного совета консорциума «Укриндустрия», кандидат экономических наук, Александр Пилипенко.

- Верите ли вы в возвращение цен на нефть до уровня $100 за баррель и выше?

- Падающие цены на нефть — лишь отражение этих процессов, запущенных в середине нулевых годов столетия. Мир перешагнул порог революционных сдвигов.

Две недели назад, во время своего обращения к Конгрессу США, президент Барак Обама выглядел победно и триумфально. Если проанализировать главные посылы его речи, отчетливо прослеживаются доказательства в пользу новой энергетической парадигмы. США вышли в лидеры мировой ветроэнергетики. Только за 21 день нынешнего года в этой стране произведено больше солнечной энергии, чем за весь 2008 г. (т.е. более чем в 17 раз).

Штаты стали на индустриальные рельсы нового технологического уровня и задают самые высокие темпы роста среди стран большой семерки. Солнечная энергия в США вышла на второе место по мощности энергогенерирующих источников. По данным консалтинговой фирмы Lazarel, стоимость гелиоэнергии снизилась до 5,6 цента за КВт, ветряной — до 1,4 цента, в то же время как энергии от сжигания природного газа поступает на рынок 6,1 цента, а угля — 6,6 цента.

Если к этому добавить старт продаж автомобилей с двигателем на водороде и новой линейки автомобилей с электродвигателем практически у всех лидеров мирового автопрома в совокупности с созданием новых аккумуляторов по графеновой технологии, способных заряжаться за 3 минуты и обеспечивающих пробег до 1000 км, то все проявления первого этапа тектонических энергетических сдвигов становятся очевидными даже для рядового потребителя.

И еще несколько тезисов о невероятных успехах самой большой экономики мира. В 4 кв. 2014 г. появилось множество предложений от производителей альтернативной энергетики по долгосрочным поставкам электроэнергии по ценам ниже, чем у поставщиков энергии, использующих природный газ. При этом рост объемов производства альтернативной энергии на 2015-2020 г.г. ожидается в пределах 24-35%.

Добавьте к вышеозначенному бензин по 65 центов, растущие запасы нефти по самой низкой цене за последние 7 лет с достижением рекордных коммерческих запасов за последние 80 лет (413,1 млн. баррелей) и тогда станет очевидным вполне аргументированный ответ, что у нефти нет шансов для реванша и возврата к отметке в $100.

- Считаете ли Вы текущее падение цен на нефть политическим приемом, или для него достаточно экономических оснований?

- Несомненно, в любом глобальном экономическом изломе есть политическая составляющая. Давайте посмотрим правде в глаза при оценке рычагов прямого регулирования Администрации США на мировой экономический процесс. Разве запуск проектов по разработке сланцевых энергетических проектов, потрясающей динамики ежегодного роста более чем на 40% ветроэнергетики и новых гелиостанций в последнее десятилетие были приурочены к показательной порке экономики России?

Действительно, Администрация США влияет на характер дотаций альтернативной энергетики, открытие возможностей экспорта нефти и газа за пределы США и выдачу новых лицензий на разработку шельфов Мексиканского залива и побережья Аляски. Есть в арсенале правительства и самое эффективное оружие – налог на бензин. Но пока это лишь косвенное влияние для участников нефтяных перегонов.

Дело совсем в другом. Ранее нефтяной бизнес был доступен для крупнейших мировых игроков (ВP, Royal Dutch Shell, Chevron) и государственных монопольных корпораций стран ОПЕК и России, обладающих возможностями многомиллиардных вложений в организацию добычи углеводорода. Сланцевая энергетика понизила финансовый порог входа в углевороды в 150-170 раз по отношению к базовым способам добычи по технологиям ХХ века. А получение солнечной энергии для своего домохозяйства уже доступно для любого представителя среднего класса!

Именно бизнес и новые технологии, а не политики создали предпосылки и базис для внедрения прорывных идей, позволивших объединить общеизвестный фрекинг с технологией горизонтального бурения, которые ревизовали устаревшую логику ведения нефтяного дела.

Сейчас уже можно не сомневаться, что сланцевый бизнес слегка сконсолидируется и устоит при ценах на нефть ниже 50 долларов за баррель.

Вместе с тем не удивлюсь, если окажется, что среди участников кругов, которые определяют политику развития новых видов энергии, окажутся те, кто сейчас контролирует основную нефтедобычу на Ближнем Востоке и в США. Они лучше других чувствуют конъюнктуру и грядущие революционные изменения в энергетике. К 2020 г. мы почувствуем в этой сфере такую же динамику, как за последние 15 лет в области коммуникаций.

Кстати, именно лидеры современного цифрового мира являются самыми большими драйверами в «зеленой энергетике». Apple и Google последние 5 лет соревнуются в энергоэффективных проектах как на уровне домохозяйств по регулированию оптимальной температуры в жилищах и офисах, так и в глобальных ветроэнергетических проектах на шельфе Атлантики от Бостона до Флориды.

«Все эти условия перевели американцев в эру изобилия энергии, а сами США добавили себе титул энергетической сверхдержавы.»

- Может ли падение цен на нефть подтолкнуть разработки в других направлениях энергетики? Возможно уже есть примеры?

- На протяжении последних 10 лет все высокопоставленные российские чиновники и влиятельные госменеджеры Газпрома и Роснефти убеждали участников Давосских форумов в неизменности роста цен на все углеводороды и довольно успешно окучивали западных политиков и крупнейшие финансовые институты в развитии и продвижении проектов Северного и Южного потоков.

Отсутствие единой энергетической политики в Евросоюзе, несогласованность в применении «зеленых тарифов», отсутствие достаточного количества современных портов, которые могут принимать сжиженный природный газ (СПГ), позволило монополиям нашего северного соседа в тандеме с Кремлем считать себя влиятельнейшим игроком на Европейской арене.

Да, в Европе есть страна (Дания), которая уже более чем на 43% обеспечивает свои потребности за счет возобновляемых источников энергии. В Германии, Испании и Голландии к концу этого десятилетия этот показатель может перешагнуть за 40%-ый рубеж.

Но все же тон задает заокеанский гигант. В первую очередь — за счет долгосрочных вложений в нанотехнологии, открывающие фантастические возможности в достижении 90%-ого уровня КПД в гелиостанциях, получение дешевого водородного топлива из атмосферы и создании компактных накопителей электроэнергии без потерь.

Все это означает только одно — эпоха доминирующей роли нефти в ключевой линейке мировых товаров подходит к своему логическому концу.

Мы все прекрасно знаем, что на протяжении последних пяти веков колонии, судостроение и такие товары, как хлопок, уголь и, наконец, нефть были основными двигателями мировых процессов.

С середины ХХ века все были убеждены, что атомная энергетика, а затем и ядерная будут определяющими. Но нефть устояла.

Полвека назад все учебники и научные статьи подчеркивали, что возобновляемые источники энергии никогда не составят сопоставимую альтернативу традиционной энергетике. А нынешние лидеры современной «зеленой энергетики» (США, Германия, Япония, Китай и Индия) не имели никаких поддерживающих программ в этой сфере.

- Многие производители гаджетов сейчас сетуют, что развитие рынка электроники значительно сдерживает емкость батареи. Использование литий-ионных аккумуляторов в свое время сделало возможным появление смартфонов. Как Вы думаете, появится ли в обозримом будущем еще более энергоемкий материал, и как это может повлиять на электронную, автомобильную и другие виды промышленности?

- Исходя из свежих научных публикаций, несложно спрогнозировать появление компактных аккумуляторов для персональных гаджетов, способных получить полный заряд за считанные секунды. И это отнюдь не за горами.

Аккумуляторы на углеродных нанотрубках и углекомпозитах с органическим накопителем должны появиться уже в этом году. Это, на мой взгляд, может радикально ускорить развитие электрического транспорта. Так, например, «двойные углеродные» батареи RYDEN выдерживают 3 тыс. циклов перезарядки против 1 тыс. как у большинства литий-ионных батарей. Заявленные параметры подобных емкостных устройств будут означать революцию в накоплении и сохранении энергии для ветроустановок и гелиостанций, особенно периферийного типа.

Не удивлюсь, если в среднесрочной перспективе в мире будет наблюдаться существенный приток инвестиционного капитала в «зеленую энергетику» и ускорение темпов роста этого сектора.

- Весь 20-й век в мире доминировали государства, обладающие самыми большими объемами энергоресурсов. Изменится ли концепция «у кого нефть, тот и прав» в 21-м веке?

- Сомневаюсь, что революционные изменения в энергетике так же быстро проникнут в экономику всех стран равномерно, как это произошло с распространением современных видов телекоммуникаций. Нефть будет влиятельным товаром номер один еще некий переходной период, который можно оценить в 8-10 лет.

По сути, США являются первой страной промышленно развитой части мира, которая стала обладать практически всеми признаками энергетически самодостаточной страны. Заметьте, это стало достижимым всего несколько лет назад, когда фрекинговые технологии толкнули нефтяной рынок США к лидерству в мировом масштабе.

Штаты приступили к строительству четырех СПГ-терминалов. Первые из них (в Луизиане) будут запущены уже в текущем году.

В тему: США предполагают поставлять сжиженный газ Украине уже в конце 2015 года

Думаю, политики уже не станут сдерживать бизнес в экспорте углеводородов на азиатские и европейские рынки. За этот период американская экономика постарается реализовать свое конкурентное преимущество для отрыва от ближайших восточных преследователей.

- В 2012 г. Роман Абрамович вложил $14,3 млн. в разработку водородных топливных элементов. Вы бы вложили столько в водород?

- Я не уверен в достоверности факта инвестиции в таком объеме, тем более, что для решения этой проблемы понадобится гораздо меньше средств. Если обратится к статье нобелевского лауреата Андрея Гейма в журнале Nature, то концептуально, проблема получения дешевого водорода решается достаточно просто. Сам первооткрыватель углеродного графена объясняет процесс перекачки атмосферного водорода буквально в двух предложениях. Графен, с которым рядом находится соответствующий катализатор, пропускает в одну сторону через себя лишь частицы размера не более протона. (Прим.:Графен – углеродистая двумерная структура, состоящая из одномерного слоя атомов углерода, объединенных в правильные шестиугольники.)

Пока все это на уровне исследования, даже не представлена установка лабораторного уровня. Но учитывая возможный необычайный коммерческий результат — все остальные работы по построению промышленной установки могут пройти за необычайно короткие сроки. Особенно, когда к этому проявляют интерес такие щедрые инвесторы, как Абрамович.

- Топливо будущего с вашей точки зрения — это…?

- Вселенная полна энергии. Она пронизывает нашу планету, но мы пока перерабатываем всего 0,001% от мощности светового потока, падающего на поверхность земли. От нашего светила на каждого жителя планеты приходится 25 МВт. Но мне больше по душе повторение научных успехов Николы Тесла. Вероятнее всего, человечеству удастся передавать без потерь энергию в любую точку земли. Это интереснейшая и революционная по своей сути проблема занимает умы миллионов, среди которых тысячи являются истинными учеными.

- Украина – аграрная страна. Как вы думаете, целесообразно было бы развивать у нас биотопливо? Инвестировали ли бы вы сами в это направление?

- Биотопливо — абсолютно благодатная ниша современного энергобизнеса. Но это справедливо только для тех стран, для которых характерна устойчивая и прогнозируемая правовая система.

В этом плане наша страна имеет потенциал роста на многие десятилетия вперед с ежегодным 40-50% уровнем роста.

Приобретая десятки миллиардов кубов природного газа из России или в странах ЕС, мы отягощаем свой валютный баланс и поддерживаем основного монополиста — своего агрессивного соседа. Даже простое ежегодное замещение биотопливом 0,8-1,0 млрд. м3 природного газа даст Украине ощутимые экономические результаты (от новых рабочих мест до улучшения экологической среды).

Бесспорно, чтобы биотопливо стало ощутимым в балансе страны необходимы многомиллиардные инвестиции. И они найдутся, без сомнения! Но для этого нужен базис — адекватная долгосрочная государственная программа по поддержке этой отрасли. Например, в энергобалансе Германии доля биотоплива вполне сравнима с долей природного газа (8,1% — биомасса, 11,8% — природный газ). При этом только за прошлый год индустриальный лидер Европы потратил €24 млрд. на государственную поддержку возобновляемых источников энергии. Даже российский «Газпром» анонсировал свою программу по производству «зеленого» газа, общий потенциал которого они оценивают в 35 млрд. м3.

А что у нас? За 23 года независимости в Украине двадцать раз менялись министры энергетики, семеро из них входили в эту реку дважды. Если добавить сюда частоту смен вице-премьеров по ТЭК и выделить из них харизматично-влиятельных, то суммарно, цифра «решателей» энергетической стратегии Украины превысит 30 человек. Именно благодаря такому «управленческому хаосу» сколотила себе состояние вся верхняя часть таблицы украинского списка Forbes.

В тему: 24 спиртзавода в Украине перепрофилируют на биотопливо - министр

Убежден, нашей стране крайне необходима долгосрочная, как минимум, на 25-30 лет энергетическая стратегия, принятая с соблюдением условий обсуждения ее в экспертном сообществе и утвержденная в парламенте. Все последующие бюджетные дебаты должны исходить из опорных стратегий. И любые серьезные корректировки ее должны проходить лишь с согласия авторитетного экспертного сообщества и широкого освещения для общества.

Для чиновников, имеющих отношение к исполнению государственной стратегии развития простительно не знать наизусть содержание Конституции (они и так не знают), но дорожную карту исполнения энергетической стратегии они должны чтить как «Отче наш».

«Сбалансированность энергетики касается кошелька каждой семьи, а в последний год это стало и основной угрозой для независимости Украины.»

- Как меняет расстановку сил в мире сжиженный газ?

- «Газпром» потратил немало средств для финансирования мощной PR-программы, гласящей, что «… нефть — кровь ХХ века, а природный газ — драйв ХХI века». На мой взгляд, заглядывать дальше 2025-2030 гг. абсолютно бессмысленно. Но вполне можно предположить, что углеводороды будут находиться в ценовом пределе, который контролируется спросом в нишевых специализированных секторах на рынке химических продуктов.

Убежден: нефть и газ в качестве энергии, станут аналогом дров в современном мире.»

Конечно же, сухостой собирают для ведения домохозяйств и в Украине, и в Африке, но в промышленных масштабах дрова в качестве биотоплива не используют даже страны третьего мира.

Скорее всего, в предстоящее десятилетие мы станем свидетелями переломного перехода в пользу возобновляемых источников, с одновременным переходом рынка сбыта углеводородов в новую нишу их использования. Повышение КПД фотоэлектрических устройств до 85-95% и переход на 140-160-метровые ветрогенераторы с длиной лопасти в 100-120 метров позволит вытеснить природный газ до 7-10% энергобаланса в странах Евросоюза и США. В этих странах уже сформировали позиции о достижении в ближайшие 12 лет уровня экономичности выпускаемых автомобилей до 23 км на литр бензина (т.е. чуть больше 4 л на 100 км; отдельные модели, достигающие этого показателя, уже есть).

Не надо быть особым провидцем, чтобы предсказать потерю своего сектора рынка для трубопроводного транспорта углеводородов. Особенно когда его используют как инструмент политико-экономического шантажа.

- Какие направления возобновляемой энергетики Вы считаете самыми перспективными?

- Структура приоритетов развития альтернативной энергетики для каждой страны своя, особенно, когда речь идет о десятилетней перспективе. Электрический тариф в странах Евросоюза крайне неоднороден, он разнится в 2-3 раза. Естественно, самые высокие тарифы там, где есть мощная господдержка возобновляемой энергии и где выше ее удельный вес. Наивысший — в Германии, Дании и Испании.

Что есть в арсенале? Ветроэнергетика, солнечные коллекторы, приливные электростанции, биомасса, геотермальные источники, тепловые насосы, водородное топливо, зеленый газ – вот основа, которая должна теснить каменный уголь и углеводороды.

За второе десятилетие века стоимость Мвт-часа солнечной энергии (в промышленных масштабах) снизилась почти на 80% и составляет 72$. Ветроэнергетика и солнечные фермы удерживают два призовых места среди электрогенерирующих мощностей США, Германии и Испании. Скорость роста этих сегментов энергорынка на сегодня больше всего ограничена лишь возможностями демпфера в критическое время их использования.

Мы уже говорили об успехах в создании новых устройств, способных сохранять энергию без существенных потерь при ее извлечении в нужный период времени. Это существенно снизит зависимость от другого вида энергии, которая выступает как заменяющая и поддерживающая суточные неоднородности из-за присущей аритмии мощности альтернативных источников.

До сих пор самым масштабным маневровым устройством — как и самым древним — является гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС). Низкий КПД такого сооружения компенсируется дешевой энергией воды, но позволить себе это могут лишь страны с избыточными территориями. Кроме того, ГАЭС имеет гораздо более гибкий и мобильный график для подстройки энергосистемы в период «пиковых» нагрузок. Германские эксперты подтверждают, что уже сегодня газовые электростанции работают, когда нет ветра и солнца. Их время работы сократилось с 8 до 1 тыс. часов в год .

Солнце и ветер в совокупности с применением нанотехнологий одержат верх на всех рынках развитых стран. А по данным Управления энергетической информации США уже в прошлом, 2014 г., более 50% новых мощностей работали на возобновляемых источниках. Кстати, среди лидеров роста производства возобновляемой энергии, находятся и три страны участницы БРИКС — Китай, Индия и Бразилия.

- Еще в начале 2000-х некоторые ученые много писали о том, что уже к концу второго десятилетия 21 века на добычу одной тонны нефти придется потратить энергии столько же, сколько содержится в самой тонне нефти. Но, как видим, это не произошло. Как вы думаете — это произойдет когда-нибудь вообще?

- О запасах полезных ископаемых и их уровне исчерпаемости легко ответит Википедия. Гораздо интереснее дискуссия о самом механизме преобразования нефти и причин ее залегания в определенных узлах планеты. Здесь поклонники обеих теорий находятся примерно в равной силе своих убеждений. Я все же, сторонник теории круговорота водородно-углеродной пары и повторяемости процесса с, вероятно, столетним циклом.

- Верите ли вы в будущую прорывную роль термоядерных реакторов в мировой экономике? Или это все так и останется научными экспериментами?

- С появлением первых атомных реакторов, выпускающих коммерческое электричество, все человечество было уверено, что термоядерный синтез очень скоро заменит атомные реакторы. Почти все футурологи, известные фантасты и маститые физики, в конце 60-х, предсказывали, что к рубежу столетия проблема будет решена.

Пик интереса к этой теме мощно проявился в 1989 г. после появления публикаций об электрохимическом индуцированном ядерном синтезе. Все заговорили об энергетическом эльдорадо. Повторить процесс другим исследователям не удалось, хотя фальсификаторов по всему миру хватало, что и привело к выталкиванию идеи холодного термояда в область лженауки. В 2008 и 2011 гг. холодный ядерный синтез опять стал темой номер один после демонстрации сообщений из Осакского и Болонского университетов.

Осенью прошлого года, по сообщению Reuters, крупнейший поставщик Пентагона, компания Lockheed Martin Corp, заявила о готовности представить к испытанию в 2015 г. первый компактный термоядерный реактор, умещающийся на трейлере. Еще более сенсационным стало сообщение о независимом тестировании в октябре 2014 г. с подтверждающими результатами «катализаторов энергии Росси» по превращению никеля в медь при участии водорода. Здесь речь идет об уже готовых промышленных установках по 1 Мвт.

- Что изменит дешевая энергия в мире? На какие сферы экономики повлияет в первую очередь?

- Вся история человечества связана с борьбой за пищу, воду, энергию. Индустриальная эпоха резко взвинтила цену энергоносителей и расширила палитру ее источников.

Дешевая энергия в совокупности с новыми знаниями в материаловедении на уровне наномира позволит решить проблему опреснения и очистки морской воды. Именно воды, того компонента нашего бытия, который дорожает повсеместно и без которой нельзя получить достаточно устойчивых урожаев на большей части возделываемых сельхозугодий. Четко прослеживается цепочка: «энергия -> дешевая энергия -> вода -> пищевые продукты».

В тему: 13 источников энергии, которые спасут мир

Все предпосылки к этому видны уже сегодня. Перевод базальтовой массы в наноразмерные нити, последующее их сплетение в жгуты для использования в качестве исходного материала для 3D принтеров. В итоге мы покупаем готовые изделия, которые прочнее металла, в разы легче и с более конкурентными качествами в противодействии любой агрессивной среде.

- Может ли Украина достичь полной энергетической независимости? Как?

- Начнем с цифр. Всем известных, но очень противоречивых и показательных. Мы – обладатели самого дешевого электрического тарифа для населения (в 11,7 раз ниже чем у лидера рейтинга – Дании). До последних лет, в структуре производства первичных энергоресурсов Украины более 69% занимали уголь и природный газ. В рейтингах энергоемкости ВВП и потребления природного газа на душу населения – Украина много лет в тройке аутсайдеров. Зато мы – лидеры мирового рынка по плотности газотранспортной системы (общая протяженность трубопроводов – более 243,3 тыс. км). И наконец, имеем свежее требование МВФ – повысить цены за газ для населения в семь раз!

При всем этом наборе мы еще имеем НАК «Нефтегаз Украины», который все международные финансовые институты единодушно относят к «черной дыре» всей экономики страны. Хотя более правильно эту структуру сравнивать со складом ядерного оружия, а управляющий чемоданчик находится в 1000 км северо-восточнее Киева.

При вопиющей убыточности и несуразной структуре, Нефтегаз является центром интересов политиков по обе стороны границы. Поэтому мы и сидим на газовой игле и ежегодно мечтаем о «мягкой» зиме.

Рецепт выхода давно известен (колонка справа показывает объем возможного замещения природного газа, в млрд. м3):

Мера

Экономия

1

Развивать биотопливо

1,5

2

Утилизировать «зеленый газ»

2,5

3

Развивать когенерацию в металлургии

3,0

4

Модернизировать действующие электростанции(замещение природного газа, используемого для подсветки факела)

1,5

5

Начать добычу метана из околоугольных пластов и развитие сланцевых технологий

6,0

6

Установка солнечных коллекторов

1,5

7

Развитие ветропарков (Причерноморье, Карпаты)

3,0

8

Установка солнечных батарей в домохозяйствах

0,5

9

Перевод перекачки в магистральных газопроводах на электрическую энергию

2,5

10

Перестать воровать! (хотя бы меньше на 2/3)

3,0

11

Повысить уровень добычи природного газа на материковой зоне

2,0

ВСЕГО

27,0

Замещение импортируемого газа, суммарно к тем 18,3 млрд. м3, которые Украина стабильно добывает уже десятки лет плюс средства, полученные за транспортировку транзитного газа в Европу, вполне могут сделать нас условно-независимой державой. Это стратегия на 5 лет, и начинать необходимо незамедлительно. Этот период как раз завершится, когда Газпром протянет нитку в Турцию.

- Какие в целом последствия конфликта на востоке для украинской энергетики вы могли бы выделить? Как негативные, так и позитивные.

- Найти позитив можно лишь в одном смысле — с отходом в сумеречную зону части Донбасса, мы стали меньше потреблять газа и электроэнергии, снизили уровень дотирования добычи угля. Наконец-то осознали, что субсидирование традиционной энергетики в разы затратнее, чем средства, потраченные на создание альтернативных источников.

Что же потеряли? Потеряли две опоры своей энергонезависимости, одну из прошлой жизни (мы раньше не импортировали энергетический уголь), а вторую, более важную, из будущего экономики — возможность построения новой отрасли по добыче метана из околоугольных пластов. На большей части перспективных территорий предполагаемой добычи находится сегодняшняя Лугандония и прифронтовые зоны влияния конфликта.

Уверен, что в числе главных доводов для Кремля, для продолжения финансирования конфликта на Востоке Украины, стоит боязнь газового лобби России в разворачивании добычи альтернативного газа по технологиям США. Можете проследить, с каким упоение российские СМИ смаковали сворачивание проектов добычи метана в основных угольных бассейнах Европы (Уэльс, Силезия, Рур). Автор этих строк в теме этой проблемы с 2001 г. и хорошо знает потенциал Донбасса в перерождении своего потенциала от отсталой и неэффективной угледобычи и утилизации метана.

Появление большого игрока на этом шаге от границ России в виде американского гиганта «Shell» было большим и смертельным вызовом для «Газпрома», особенно в свете нерешенных вопросов по «Южному потоку».

Потенциал Украины составляет более 25,8 трлн. м3 метана, из них в бассейне Донбасса более 85%. Этого топлива стране хватило бы на пятьсот лет. Мы вполне могли бы стать экспортером газа для Восточной Европы. Это сотни тысяч новых рабочих мест, резкое улучшение валютного баланса страны, ренессанс трубного бизнеса и другая экология для искалеченного Донбасса. Кто не верит, пусть пару дней прокатится по старым шахтерским городкам Рура и найдет там следы самого грязного места Европы послевоенных лет.

Да, в Германии пока не добывают сланцевый газ, но там лучше всех в мире решают проблему по утилизации метана, проникающего по стволам закрытых шахтных полей. Хотя на этой неделе прошла информация о смене политики к применению фрекинговых технологий и готовности начинать сланцевую добычу.

- С потерей Крыма многие эксперты поставили крест на развитии украинской солнечной энергетики. Согласны ли вы с этим?

- К сожалению, это правда. Большая часть самых перспективных территорий для развития альтернативной энергетики либо аннексированы, либо находятся в пограничных зонах к нему.

Но это преодолимо. Видите ли, все перспективные участки начали осваивать 4-5 лет назад (Приазовье, восточная и северная части Крыма) и строили этот бизнес на устаревших технологиях и решениях. За этот период развитие альтернативной энергии поглотило много новых технологий и научных идей и строить новую энергетическую политику именно исходя из перспектив завтрашнего дня. В чем эти решения?

  • строить только мегаваттные ветряки (от 1,5-5,0 Мвт), высотой 100-140 метров;

  • ветропарки должны иметь в своем составе 30-40 ветроустановок одной мощности.

  • гелиостанции должны использовать современные элементы приема светопотока, позволяющие снимать достаточный объем энергии во всех областях южной и центральной Украины;

  • мощности кластеров с гелиостанциями должен занимать 2,0-2,5 тыс. гектар и иметь установленную мощность примерно половину от блока АЭС (около 500 Мвт).

- Где земли, способные давать ветронагрузку и солнечную инсоляцию?

- Для ветрогенерации это Карпаты и Прикарпатье, Одесская, Николаевская, Херсонская, Запорожская области. Естественно, что в самых продуваемых участках должны стоять генераторы больших мощностей.

Кроме южных областей для гелиостанций вполне подходит еще и территории Днепропетровской, Кировоградской и Черкасской областей.

Хочется привести еще одну крамольную идею. Площадь акватории Каховского водохранилища составляет более 215 тыс. га. Если его спустить, то мы получим более 150 тыс. га затопленных раннее сельхозугодий. На этой территории можно разместить все необходимые мощности для двух основных видов альтернативной энергетики. А замещение потерянной гидроэнергии могут восполнить 50 больших ветряков.

Думаю, что многие киевляне вздохнули бы с облегчением, если бы исчезла угроза прорыва дамбы Киевской ГЭС. А заменить ее мощности можно было чуть более 120 ветряков мощностью 3,5 МВт, размещенных на высокой правой стороне Днепра от Украинки до Ржищева.

- Хватит ли Украине природных ресурсов, чтобы заменить альтернативной энергетикой традиционные источники?

- В самом вопросе уже много аргументов для ответа. Да, мы не самая «ветреная» страна (как Дания, например), по солнечным дням — не Италия, но и не Германия (которая сегодня безусловный европейский лидер). Но уж зато по возможностям развития биотоплива, потенциально, мы в лидерах. По данным специалистов биоэнергетической ассоциации Украины экономически целесообразный потенциал биомассы составляет 27,7-29,5 млн. тонн условного топлива в год. Даже технологии вчерашнего дня позволяют говорить о возможности замещения около 7,5 млрд. метров кубических природного газа. Да это трудный и нескорый путь, но альтернативы нет.

Ветроэнергетика в Европе начала свое развитие в 70-х годах и строили низкорослые (30-50-80 метров) в лучших местах, где было выявлено устойчивое ветрополе. Когда появились 100-120-140 метровые башни с соответствующим размахом крыльев и мощностью генераторов в 200-300 раз выше первых серийных 25 киловаттных агрегатов, то лучшие места на континенте уже были заняты пионерскими устройствами.

Пришлось осваивать шельф Северного моря и Атлантики для установки самых эффективных генераторов. В случае с Украиной выход такой же — побережье и шельф Черного моря, а также Карпаты должны взять на себя 50% всей будущей ветрогенерации.

Как никто другой в Европе, мы располагаем значительными территориями, позволяющими получать успех в фотовольтаике. Вопрос только в самом перспективном активном элементе съема энергии.

Достижимо ли это? Уверен, что да. Примемся за расчеты. Проще и понятнее начать с ветрогенерации. Исходим от обратного. Представим себе, что мы установили 10 тыс. ветрогенераторов:

  • 500 шт по 5,0 МВт

  • 1000 шт по 3,5 МВт

  • 1200 шт по 3,0 МВт

  • 1500 шт по 2,5 МВт

  • 2800 шт по 2,2 МВт

  • 3000 шт по 1,5 МВт

Итого: 21,4 Гвт. *Атомная энергетика у нас дает 13,85 Гвт.

Что такое 10 тыс. ветроустановок? Это всего менее 8 тыс. га земли, разбитых на 350-400 ветропарков. Вынужден для убедительности привести пример нашего самого похожего соседа. В Польше ветроэнергетика начала развиваться всего шесть лет назад. На сегодня действует 170 ветряных парков, в стадии строительства еще 37 ветропарков, в планах запуска еще 5.

Всего к рубежу 2020 г. наши соседи планируют выйти на 8 тыс. МВт.

- Налажено ли в Украине производство соответствующего оборудования (хотя бы частично) или все придется импортировать?

- Можно говорить лишь об одном налаженном производстве 1,5-2,5 МВт ветроустановок, который начал почти три года назад Краматорский завод тяжелого станкостроения. Пока это сборочное производство из комплектующих, поставляемых немецким производителем Fuhrlander AG. Отечественная часть — только современные стометровые ветровые башни.

Мы имеем высокий градиент роста установленной мощности ветрогенерации, то все это относительно мизерной стартовой базы и общей доли в энергобалансе Украины. Для тех целей, о которых мы вели речь выше, стране нужно иметь 10-12 таких производств, охватывающих спектр генераторов от 1,5-5,0 МВт.

- Несколько недель назад премьер-министр Арсений Яценюк заявил о модернизации котлов на ТЭЦ, чтобы можно было использовать для сжигания все марки угля. Как вы считаете, это реально? И каких инвестиций это может потребовать?

- Это «мудрое» решение очень схоже на предложение заливать любой бензин от А-72 до А-92 в вашу любимую иномарку, а бензином А-100 выравнивать общее качество. Какое-то время машина будет передвигаться…

Если продвигается идея забрасывать в котлы электростанций любой угольный продукт и мощно «подсвечивать» природным газом, то это уже и так успешно применялось много лет. Все участники подобных сделок имеют максимальные прибыли, перекладывая неэффективность такой технологии на конечных потребителей.

Крайне удивительна озабоченность и инициатива государства по покупке углей, при том что основные пакеты в генерирующих компаниях принадлежат, по сути, одному частному инвестору. И при этом, насколько это известно обществу, Антимонопольный комитет не замечает никакого монополизма в тепловой генерации. Наверное, никому из чиновников не приходит в голову, что именно через клеймо «монополист» можно иметь действенное государственное регулирование не только граничных цен, но и обязанность инвестировать в новые технологии, обеспечивающие расширение ассортимента энергетического сырья.

- То, что Нафтогаз — черная дыра экономики, сказано уже не единожды. Как вы считаете, спасет ли корпоратизация ситуацию? Ну и вообще, как вы видите реформу Нафтогаза?

- Пожалуй, мы опять в книге антирекордов. Нафтогаз — единственный монополист, работающий в сверхприбыльном бизнесе нефти и газа и при этом несущий огромные убытки. Все эксперты видят причину в патерналистском подходе к реализации газа населению. Это грубейшая отмазка. Разделите компанию на четыре-пять независимых подразделений (добыча, международный транзит, сервис, внутренняя доставка, непрофильные активы) и тогда мы увидим истинную причину и источники генерации убытков. У честных прокуроров будет много работы.

Реформа Нефтогаза сегодня консервируется огромной проблемой согласования с основными финансовыми кредиторами и рамками действующего контракта с Газпромом. Именно последний не желает перемен в украинской газовой сфере и готов ковырять рану убыточности как можно глубже.

Путь один — Стокгольмский суд и разрыв контракта с «Газпромом». При поддержке Еврокомиссии. Далее — продажа газа в Европу на границе перехода Россия-Украина. Покупка спотового газа у Газпрома экономическими ассоциациями (химия, металлургия). Закачка газа в хранилища от Европейских поставщиков.

- Яценюк недавно заявил, что планирует «довести газовую зависимость Украины от России до нуля». Как думаете, это реально? Как это сделать?

- Если этот тезис касается 10-летней перспективы, то вполне реально, при условии принятия множества комплексных мероприятий во всех хозяйственных структурах страны. Но мы все понимаем, что это пока вектор политических устремлений без глубокого просчета даже 2015 г.

Можно не сомневаться, что Кремль предпримет все лоббистские усилия, чтобы не допустить реэкспорт газа из стран с которыми нас связывают возможности поставок газа в газохранилища (Венгрия, Словакия, Польша). И если по первым двум странам уже виден результат (нам отказали), то с Польшей поступают еще жестче — в одностороннем порядке ограничивают поставки на величину закачанного газа в газохранилища Украины.

Технически, после пуска газопорта в районе Щецина, Польша будет располагать вариантом альтернативной доставки природного газа от Катара и США, но я не уверен, что эти новые объемы рассчитывались для покрытия украинского дефицита.

Чтобы реально соответствовать желаниям нашего правительства, то следует обратить все внимание совсем в иную сторону:

  1. Ставить задачу в пятилетнем горизонте выйти на общее потребление природного газа на уровень 31,0-32,0 млрд м3;

  2. Развернуть добычу метана с околоугольных пластов в Западной Украине и Западной части Донбасского бассейна;

  3. Простимулировать металлургию по снижению природного газа до 1,5-1,7 млрд м3 и декларативно заставить металлургических баронов вложить средств и превратить свои комбинаты и заводы в электростанции отдающие энергию в общую сеть за счет утилизации всех отходящих газов и вторичного тепла;

  4. Серьезно перетряхнуть всю тепловую угольную генерацию, где идет использование природного газа (В странах Восточной Европы для этих целей, включая все ЖКХ — газа используют в разы меньше). Нужна государственная поддержка (МВФ) для модернизации практически всех 11 крупнейших электростанций;

  5. Срочным образом заменить на электроэнергию использование газа для технических целей по перекачке газа по всем магистральным газопроводам;

  6. В трехлетний период постараться перевести все агропромышленные комплексы, райцентры и поселки на использование биотоплива и “зеленого газа”. Естественно, что все комплексы мер должны быть экономически стимулироваться за счет заемных средств;

  7. Требуется особый подход к использованию природного газа в химической промышленности. Ответственность государства может быть лишь объемов требующихся для уровня потребляемых удобрений сельским хозяйством страны. Остальные потребители должны искать газ по прямым контрактам;

  8. Обязать все городские власти городов-миллионников найти инвесторов по переработке бытовых отходов и городских свалок, сделать их источников выработки электроэнергии или биогаза для подсобных и технических хозяйств;

  9. повысить энергоэффективность жилищных домов, внедрить во всех новостройках систему «умные электросети», ввести обязательную классификацию всех жилищ по энергетической сетке, принятой в Европе.

В 2014 г. мы потребили рекордно низкое количество газа — всего 41,2 млрд. м3. Будем честны — это не результат деятельности правительства. Просто упало общее производство, отпал Крым, да и вся почти промышленность Донбасса. Ну и Всевышний наказал всего двухнедельными морозами.

Надеюсь, мы хотим возродить экономику страны, остановить инфляцию, стабилизировать гривну, вернуть страну в сектор роста до 5-7% в год, позволяющего догнать потерянное за 2012-2015 гг. Только тогда «вредные советы» по переформатированию структуры энергетики, совмещенные с обоснованными мероприятиями по экономии потребляемых ресурсов (сокращая на 10% ежегодный свой отрыв от уровня потребления энергии на ВВП от стран Восточной Европы) могут нам пригодиться.

- Как вы видите развитие ядерной энергетики Украины? Нужно ли реформировать «Энергоатом» если да, то как?

- Абсолютно не просматривается горизонт для наращивания мощностей действующих АЭС или строительства новых. Если мы даже нарастим мощности Ровенской АЭС, то вероятнее всего, в перспективе 7-10 лет можем потерять больше за счет увеличения периода ремонтных работ и снижения мощностей на устаревших реакторах.

Пока у нас не будет полного цикла производства ТВЭЛов и решения вопросов захоронения ядерных отходов, говорить о перспективности ядерной энергетики безосновательно. Я уже не говорю об утере системы подготовки квалифицированных кадров и общем социальном недоверии общества к беззаконности эксплуатации АЭС.

Доля АЭС в общем энергобалансе страны будет уменьшаться и наша главная задача — поддерживать максимальную безопасность и уменьшение действующей эконагрузки при эксплуатации атомных энергоблоков. Только абсолютно популистки-недальновидные политики, типа венгерского премьера Орбана, могут проповедовать о новых мощностях АЭС в центре Европы. Надеюсь, что общественность при поддержке Евросоюза этого не позволит. Серьезными противниками этой идеи будут и соседние страны, такие как Австрия, Румыния, Сербия, в которых отношение к ядерной энергетике далеко не амбивалентно.

Давайте откажемся от иллюзии дешевизны энергии, вырабатываемой гидро- и атомными станциями. Климатические последствия, потери огромных массивов сельхоз земель, необходимость дорогостоящей реконструкции (после 45 лет эксплуатации) — все это никто толком не считал. Мы помним, с какой натугой мы закрывали Чернобыльскую АЭС, а для состояния сегодняшней экономики подобная операция практически неподъемна. И мы оставляем проблему для будущих поколений.

В: В Украине уже не первый год говорят о внедрении программ энергоэффективности в ЖКХ, но воз и поныне там. Как считаете, что мешает? С чего бы вы начали реализацию такой программы? И где брать финансирование под нее?

О: Это сложнейшая проблема, пожалуй, позаковыристей, чем убыточность Нефтегаза, хотя они и связаны одной пуповиной. Мы все, как потребители электроэнергии, газа и горячей воды, имеем дело с монополистами, которые навязывают нам типовые контракты без какого-либо права вносить в них свои замечания и дополнения. Отсутствие конкуренции и права выбора поставщика — первая и главная проблема.

Каждый, кто ведет экономику своего домохозяйства, ведет четкий учет постоянных затрат (коммунальные услуги, электроэнергия, газ, телефонные счета). Ключевые слова здесь — связь и интернет. Посмотрите, сколько функций предоставляют нам телефонные операторы, соревнуясь между собой за наши деньги. И даже неповоротливый динозавр Укртелеком пытается угнаться за нашими расходами на интернет. А ведь все мобильные операторы ведут безубыточную деятельность, тратя средства на развитие 3G, и даже обещают к 2017 г. освоить 4G.

Кризис в секторе ЖКХ Украины накрыл все без исключения его компоненты. Их нельзя решить, исходя из философии прежних лет. Никакое, даже троекратное-пятикратное увеличение финансирования не решит проблему в комплексе. Доходная часть бюджета городов и их граждан растут в десять раз медленнее, чем тарифы на энергоресурсы. Уже к концу этого года кассовые разрывы породят кризис платежей и к полному ступору действующей модели содержания коммунального хозяйства. Государство, хоть еще и декларирует, де факто неспособно поддержать модель перекрестного субсидирования населения по новым тарифам на энергоресурсы и при необузданной гиперинфляции в экономике.

Заложенная в 1960-ых годах модель централизованного теплоснабжения городов на основе крупных угольных газовых котельных и ТЭЦ лишены будущего.

Что взамен? Догонять цивилизованное западное общество. За полвека в Германии в 17,5 раз выросла энергоэффективность зданий, сегодняшняя норма составляет 15 квт час на 1 м2 в год. Вновь строящиеся здания должны практически не потреблять энергии извне. Новым зданиям достаточно будет электроэнергии из крыши и окон, а тепла из из окружающего воздуха и прилегающего земельного участка. Речь идет о возобновляемых ресурсах и децентрализованной энергетике.

Мир уже более 15 лет решает задачу тотального многократного снижения потребности в тепловой энергии, термомодернизация зданий в самом центре внимания всего общества (новое поколение тепловых насосов, фотоэлектрических панелей и гелиоколлекторов).

Дряхлую ЖКХ не восстановить из дырявого бюджета и набора прошлых рецептов. Необходима смена энергетической парадигмы в целом.

- С каким энергетическим балансом мы можем войти в 2016 г., если в 2015 г. все будет сделано грамотно?

- Нормальные хозяева уже через месяц объявляют о начале готовности к новому отопительному сезону 2015-2016 гг. На общегосударственном уровне мы имеем веерные отключения, оскудевшие резервы газохранилищ, опустошенные угольные склады и перспективу экспотенциального роста платежей от населения за потребление энергоресурсов.

Большая часть домохозяйств уже осознала неизбежность потерь в семейном бюджете, но поведение далеко не однородное. Основные неподъемные платежи придут только в ноябре 2015 г., но изменить свое энергопотребление могут только несколько процентов потребителей. Набор известен:

  • поставить надежные окна и двери;

  • установить тепловые насосы;

  • установить простейшие гелиоустановки (50 м2) для получения горячей воды;

  • водяные или электрические теплые полы на одной трети жилплощади;

  • система «умный дом» с разделом умное электричество;

  • замена батарей на современные с регулирование температуры;

  • установка индивидуального счетчика потребляемого тепла;

  • проведение работ по внешнему утеплению стен квартиры и устранение «мостиков» холода;

  • установка системы перевода автомобиля на использование метана.

  • Как видите, все это достаточно затратно и требует много времени и усилий. Для всех, у кого нет возможностей осуществить такие новации в свое жилище, есть только два способа спасти свой бюджет:

  • резко пересмотреть свои привычки в энергопотреблении и научиться экономить на простой дисциплине пользования электроприборами;

  • перевести свой энергоемкий режим потребления на ночное время пользования (посудомойка, стиралка, пылесос, духовка, бойлер, обогревательные приборы и т.п.)

Но все же я верю, что уже в этом году на крышах жилых домов появятся стационарные гелиоустановки, вырабатывающие электроэнергию и обеспечивающие горячую воду. Моя вера зиждется, на неумолимом техническом прогрессе и в том, что 20 лет назад в наших городах были дырявые крыши и не было вакуумных окон. Реально все было еще хуже.

А в целом по Украине картина удручающе печальна.

Руководство страны, в очередной раз, задумалось о смене главы Минэнерго, руководители Нафтогаза успокаивают нацию о возможностях поставок газа из Европы, а сама Европа ищет варианты консолидированной политики по диверсификации газовых потоков. Ни о каких планах движения к энергонезависимости страны обществу неизвестно.

- Так что же все-таки нужно делать с энергетикой в стране?

- Набор рецептов канонично прост:

  • Установление государственных целей по вводу мощностей возобновляемой энергии к 2017, 2022 и 2025 гг.;

  • Меры по стимулированию крупных зарубежных инвесторов (упрощенный доступ к землеотводу, компенсация всех капитальных вложений для входа в энергорынок);

  • Инвестиционные субсидии для малого бизнеса и физических лиц (гранты, ссуды, налоговые льготы) по компенсации стартовых капитальных затрат при сооружении объектов по генерации возобновляемой энергии;

  • С каждым годом уменьшать тариф за электроэнергию, поступающего на энергорынок за счет сжигания органического топлива;

  • Установление правил ускоренной амортизации для участников проектов, которые будут завершены по программе 2017 и 2020 гг;

  • Установление тарифов на электроэнергию, вырабатываемую из возобновляемых источников, позволяющие обеспечить окупаемость по программе 2017 г. — 3 года, 2020 г. — 4,5 года, 2025 г. — 6 лет;

  • Предоставить льготу в виде нулевой ставки аренды за использование земли на плановый период окупаемости проекта;

  • Устранить все уровни «сопротивления» при подключении к местным сетям от создаваемых альтернативных источниках;

  • Ввести субвенции или прямые налоговые скидки за каждый Квт/ч вырабатываемой электроэнергии;

  • Приравнять к «альтернативному» топливу добычу сланцевого газа и газа с околоугольных пород на период до 2025 г.;

  • Установить общегосударственный стандарт (неизменный до 2025 г.!), обязывающий компании генерирующих традиционную энергию и всех областных дистрибуторов электроэнергии приобретать определенный заданный процент у производителей новой энергии по «зеленому» тарифу, либо приобрести у инвесторов «зеленый» инвестсертификат.

И наконец:

  • Обязать соответствующие обладминистрации выделить достаточно пригодных зеленых участков для организации бизнеса по развитию ветроэнергии (10 тыс.га) и установок гелиосистем (40 тыс. га);

  • Освободить от всех налогов до 2025 г. всех инвесторов, которые создадут или перепрофилируют действующие производства для компоновки основных поставок для альтернативной энергии (ветрогенераторы, ветровые башни, лопасти, фотопанели, аккумуляторы и т.п.). Естественно, при условии соответствия этих изделий самой задачи и самым высоким технологическим параметрам.

Опубликовано в издании  Экономические известия


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является