Сгореть на Пасху

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Север Украины охватило огненное цунами. Репортаж. Местные детей прятали в холодной реке. Наряду горели дома, взрывались баллоны с газом, машина тоже взорвалась. 

Репортаж с места буйства стихии кореспондента издания "ТЕКСТИ"

Местные детей прятали в холодной реке. Наряду горели дома, взрывались баллоны с газом, машина тоже взорвалась. Как спаслись - сами не знают. Все разговоры о поджогах - это отвлечение внимания от грандиозного провала в предотвращении и тушении лесных пожаров. Без разницы - умышленно кто-то поджигал или нет, у нас должны четко работать службы. Возник дым - поехали потушили. Этого нет.

Завтра Пасха, сегодня 18 апреля, и я сажусь в свою машину и еду к эпицентру пожаров на север Житомирщины - в Овруч и соседние села.

Начиная с Коростеня, включаю в авто режим рециркуляции воздуха. Задымленность такая, что не справляются никакие фильтры. На подъездах к Овручу пылает обочина дороги - минимум в четырех местах, но только в одном пожарная машина пытается сбить пламя.

uzbicchia.jpg

Обочины горят

Дальше включаю «противотуманки» и максимальное освещение, медленно в полном дыму прохожу остаток дороги до Овруча.

Районный центр окутан густым дымом, дышать очень трудно, постоянно горчит во рту. Люди говорят - это еще мало дыма, вчера вообще задыхались, и так три дня подряд. Что происходит, что где горит - знают только понаслышке, что рассказывают знакомые.

Подъехал к пожарной части Овруча, жду активиста Виталия Юшкевича, который уже несколько дней почти круглосуточно ездит по всему району, снимает пожары. Он в эти трудные дни координатор для местных и неместных волонтеров, журналистов и спасателей - его телефон не утихает.

На таких людях, как Виталий (он местный фотограф и председатель районного союза ликвидаторов аварии на ЧАЭС), и держится наш шаткий украинский мир. И делает он это - конечно - бесплатно, потому что не может иначе. Хотя сам имеет инвалидность.

У пожарной части стоит несколько пожарных авто, заправщики готовятся к следующему выезду.

На ту тему: Лісові пожежі в Чорнобилі знищили 30% туристичних локацій

Разговариваю с начальником Овручского районного отдела Управления ГСЧС в Житомирской области - Юрием Кушнарчуком. Пожар начался 16 апреля по обеда, около 12 часов. Первый вызов пришел из села Первомайское - угроза возгорания жилых зданий и леса.

fire1.jpg

Огонь в лесу приближается неожиданно быстро

Юрий Кушнарчук: «Люди перед Пасхой убирали на кладбище и решили в такую жаркую погоду «добросовестно» сжечь мусор. Туда выехали два наши отделения. Следующее возгорание произошло в этот день в селе Рудня, как я понял со слов сельского головы - авария с силовыми опорами, перехлестнуло электрические провода, загорелось от них. Далее пожар распространился на село Выступовичи и перешел на лес.

На эту тему: У 2020 році пожежі знищили майже 18 тис га екосистем: "Якщо так і далі йтиме, до зими вигорить вся країна" - ДСНС

Это то, что мы и сейчас еще тушим. Далее пожар затронул Народнический район, и когда он двигался по этому лесному массиву, то там есть такие лесные села, как Магдин, Личманы - горели эти села. Там всего проживало около 70-80 человек. Эти люди сами спасались, там была очень большая задымленность. Они вышли в соседнюю деревню Гладковичи, там их и разместили на первое время - в клубе, нашли матрасы, обеспечили горячим чаем.

fire2.jpg

Горит участок леса

Они там переночевали, а на второй день вернулись в уцелевшие дома. В целом пожар пошел дальше, аж до границы с Белоруссией и теперь все больше смещается в сторону Народичского района. С белорусами мы постоянно на связи, обмениваемся оперативной информации, пожар, к счастью, на ту сторону границы не пошел».

Люди: отчаяние и уныние

В общем только в Личмане и Магдыне сгорело 37 домов, спасатели смогли спасти 27. Это села староверов - людей, которые имеют крайне мало связей с внешним миром.

fire3.jpg

Мертвым повезло. Кладбище почти уцелело

Сейчас они по несколько семей живут в уцелевших домах. Помощи не просят, потому что ни на что и не надеются. Но председатель сельсовета села Гладковичи пообещала, что будет узнавать об их насущных потребностях и пытаться помочь.

От районной власти помощи не было. По крайней мере, об этом нет официальной информации, это также говорят и жители сгоревших деревень.

fire4.jpg

Пожарище дома

Далее переезжаю в село Островы. Здесь сгорел 21 дом, спасены от пожара только четыре. Многие дома стояли покинутые, но те, где люди жили - их уже нет.

fire5.jpg

Огонь приближается к селу

На эту тему: Сім лісництв палають у Зоні відчуження та на Житомирщині

На Пасху селяне остались без крыши над головой. Сгорело все: одежда, продукты, все, что они готовили для посева: пшеница, картофель, семена овощей, хозяйственный инвентарь.

Что сеять весной, чем будут питаться - неизвестно. Малый Артем, который чудом спасся при пожаре, показывает пшеницу, которая выгорела почти вся, и погреб с картошкой, которая сварилась и запеклась от высокой температуры.

wheat2.jpg

Зерно на посев сгорело. А люди здесь живут с собственного хозяйства. Хлопец Артем с зернами сгоревшей пшеницы. Фото автора

Да, на первое время людям помогли местные волонтеры. Погорельцам сейчас есть где ночевать, нашли матрасы, постельное белье, одеяла, немного одежды, обеспечили хлебом и продуктами. Сейчас выясняется, что еще надо из неотложного.

Но как людям восстановить сгоревшие дома? Кто возместит убытки? Десятки домов превратились в пепел, сгорела техника, стиральные машины и различное оборудование, автомобили ...

Фото: Ігор Тихолаз

Фото: Игорь Тихолаз

В общении жители сгоревших деревень не скрывают эмоций.

То, что произошло, называют карой, потому что и сами признают - вина в поджогах сухой травы лежит на простых людях. Не думали, не хотели, но так случилось. Хотя, конечно, сами так не делали и не делают, но - где-то там кто-то в том и виноват ...

спасались как могли, детей прятали в реке, в холодной воде. Рядом горели дома, взрывались баллоны с газом, машина горела и тоже взорвалась. Как спаслись - сами не знают, Бога благодарят, что живые остались.

Еще большая проблема - сгорело сено, чем кормить выживший скот? Где его теперь взять?

Сгорели и запасы дров.

Масштаб трагедии трудно представить, пока собственными глазами не увидишь, что там произошло. Пожарища и дезориентированные, напуганные люди. В их глазах - полное разочарование в том, что кто-то им поможет.

Елена Адамовна из села Островы Овручского района счастлива, что ее дом цела - сгорел только сарай, обгорел двор и много хозяйственного инструмента. Всего два метра отделяло пламя от их дома. Муж спасал свое хозяйство, а потом побежал тушить дома соседей и обгорел. А их возок (двухколесная тачка) сгорел дотла. Для сельских пенсионеров он был как лошадь - очень хорошая подмога в каждом дворе. Теперь не то ...

Если найдется благодетель, который поможет Елене Адамовне восстановить возок или купит новую, - обращайтесь ко мне, я дам ее контакты, а новый возок доставлю сам.

Еще одна проблема, которая наступит уже летом - пожары уничтожили черничники, большинство лесных площадей, где люди собирали ягоды и грибы. В местных селах это был единственный легальный и стабильный заработок.

За летний сезон только на чернике семья могла заработать 20-25 тысяч гривен, теперь этого не будет. Как выживут эти люди? За что одевать детей, как подготовить их к школе?

Власть: беспомощность и организационная несостоятельность

Первое, что довольно заметно - местная власть не может эффективно организовать на местах работу по борьбе с бедствием, с ликвидацией последствий.

Официальный сайт районного совета Овруча о ситуации с пожарами содержит только одно сообщение от 16 апреля о пожаре только в одном месте: «... в настоящее время горит лесной массив с. Словочное до поселка Первомайское. Районный совет обращается к предпринимателям, волонтерским организациям, всем неравнодушным гражданам Овруччины помочь в тушении пожара».

И сразу стрелки этого обращения переводятся на местное отделение ГСЧС: «...звонить на номера дежурной части: (04148) 2-22-27; (248) 2-22-27 или 101». Больше информации о масштабных пожарах, , о том, что делать в чрезвычайной ситуации, как действовать населению - нет.

Официальный сайт райсовета способен поздравить с Пасхой или 8 марта. Больше никакой полезной информации он не содержит, но какая польза от этих поздравлений? И от такой власти? Официально именно председатель районного совета является руководителем оперативного штаба по ликвидации пожаров на территории, за которую отвечает.

Он должен стать мотором в борьбе с последствиями: организовать помощь погорельцам, информировать людей, что делать, если пожар придет к ним, привлекать волонтеров и помощь со всей Украины, информировать население о ходе борьбы со стихией, о полученной помощи. Если она будет ...

Однако этой работы людям не видно и не слышно - так они и говорят в частных разговорах.

Поездка в Овручский район показала снова ту же проблему, что и в тушении пожаров в Чернобыльской зоне: государство не может ни организовать эффективное тушение пожаров, ни даже принять помощь от волонтеров и благотворителей.

Местный глава администрации на запрос активиста Виталия Юшкевича по этому вопросу буквально ответил: «пусть несут все в администрацию». Но если помочь хотят люди из других городов и областей?

На открытие благотворительного счета не надо много времени, назначить ответственного за прием и распределение помощи тоже. Элементарно договориться с полицией или Укрпочтой о доставке помощи погорельцам на конкретное отделение - это тоже не сложно и не займет много времени.

Но этого никто не делает, поэтому отдельные волонтеры и общественные активисты самостоятельно везут помощь своими автомобилями в зону бедствия, пытаются узнать насущные потребности от местных жителей, помогают напрямую.

Борьба с огнем: герои и антигерои

Дальше выезжаю в лес сразу за селом, надеюсь увидеть, как работают спасатели - там снова виднеется дым.

Местные обкопали свои дворы, сделали рвы. Но защита это - довольно символична: сильный ветер может перебросить огонь дальше, рвы неширокие, от 30-50 см до метра максимум. Люди живут на пороховой бочке.

rovy2.JPG

Рвы, проложенные жителями для защиты своих домов. Фото автора

Лес в этом районе - сосновый и березовый. После зимней засухи от маленькой искры вспыхивает и горит, как спичка - очень быстро. К тому же, он очень загущен, подлесок никто не чистит. Много мусора, стекла и пластика, что тоже может становиться причиной пожара.

Немного вглубь - и дальше ехать невозможно, стоит сплошная дымовая завеса. Горит лесная подстилка, еще немного - и начнется верховой пожар. А до села лишь километра полтора. Изменится ветер, и огонь туда доберется через час, а то и быстрее.

Должен возвращаться. В селе встречаю две машины спасателей (ездили заправлять машины водой и топливом) и автомобиль с главой местного сельсовета Николаем Стоцким. Прошу спасателей поехать в лес, рассказываю, где именно новое место возгорания.

Они - настоящие герои. Ребята выкладываются на полную, работают почти круглосуточно, - рискуя ежедневно своей жизнью и здоровьем. На камеру говорить ничего не хотят, руководство запретило.

Не на камеру говорят - работать трудно, много несогласованности в действиях, слабая коммуникация и организация, не всегда хватает и необходимого оборудования. Например, имея несколько квадрокоптеров, можно было бы очень четко понимать общую картину пожара, откуда он идет и куда движется.

Но не видят общей картины, мечутся из стороны в сторону - едва получают сигнал о новом месте. Это, конечно, не добавляет эффективности в действиях.

riatuv.JPG

Спасатели выкладываются на полную, однако им не хватает понимания общей картины пожаров. Фото автора

С председателем сельсовета перекинулся парой слов. В принципе, пересказывает то же, что и крестьяне рассказали - огонь пришел из леса. Дежурный на башне увидел огонь, а пока слез вниз, пожар уже был под селом. Чудом не пострадал никто из людей, а из сгоревшего - дома, пристройки, имущество - собрали комиссию, все описали.

Если бы было застраховано, имели бы какое-то возмещение. Но какая страховка в селе, кто о том думал? Председатель сельсовета разговаривает со мной без особого желания, и где-то я его понимаю. Говорить об этих неприятных вещах не хочет никто.

Официальные лица отказываются комментировать эти пожары. Это касается и полиции, и ГСЧС с ДАЗВ (уже больше недели жду ответа на свой запрос). Выдают на гора официальные пресс-релизы, в которых сухие цифры и никаких объяснений - ну и, мол, все под контролем.

К пожарам никто не готов

Чтобы оценить ситуацию более широко, мы поговорили с руководителем Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров Сергеем Зибцевым, одним из ведущих экспертов по лесным пожарам.

- Какова на сегодня общая площадь пожаров?

- Последнюю оценку мы делали на 13 апреля, поскольку после этого не было спутниковых снимков с нормальной видимостью. Итак, по состоянию на 13 апреля в Древлянском заповеднике (Народицкий район Житомирской области) сгорело 6000 гектаров, в западной части Чернобыльской зоны отчуждения - 11500 гектаров, в его центральной части - 8000 гектаров.

С тех пор прошла уже неделя. Думаю, можно как минимум добавить еще 4000 гектаров возгораний. А поскольку еще продолжается горение в зоне отчуждения на границе с Беларусью, а также на ее юге, то суммарно пожарами было охвачено площадь где-то около в 40 000 гектаров, из них 30 000 - в зоне отчуждения. И это еще мы не оценивали Житомирскую область, где много небольших пожаров.

1.jpg

Графика: Надя Кельм

На эту тему: Чернобыльская зона отчуждения - уникальное «убежище» для дикой природы

- Такие большие пожары уже случались раньше?

- Нет, такого масштаба пожара - впервые в истории Украины. Речь идет обо всем периоде данных - как до независимости, так и после.

Это даже больше пожара в зоне отчуждения в 1992 году, когда в целом сгорело 17 000 гектаров леса. Сейчас, как мы видим, масштабы гораздо больше.

- В чем причина таких пожаров?

- Основная причина - это изменение климата. У нас сложились условия невиданной до того засухи, и как следствие - очень высокой пожарной опасности. Наши пожарные никогда не видели таких пожаров. Они теперь напоминают пожара в Португалии, Греции, Калифорнии, Австралии.

Соответственно, наши лесные пожарные службы не принимали участия ни в каких учебных программах подготовки. У нас просто нет опыта проведения операций по тушению 30-40 тысяч гектаров с привлечением 2-3 тысяч спасателей, 500-600 автомобилей, авиации, продолжительностью 2-3 недели. Это беспрецедентная для нас по масштабам операция, ее можно сравнить с военной операцией.

Представьте, сколько в ней должно быть задействовано служб, какая между ними должна быть координация, как все должно быть подготовлено, включая их развертывание, ротацию, питание. Сейчас мы получили первый опыт по проведению чего-либо подобного. Но надо понимать, что должны готовиться к подобным масштабам.

- Как бы вы оценили действия спасателей?

- Как всегда у нас: рядовые, спящие в палатках в лесу, гасящие эти пожары - это герои. Особенно те, что в зоне отчуждения. Им бы, по крайней мере, премию выдать, или хорошую медицинскую страховку.

По общему руководству - это, конечно, к таким пожарам никто оказался не готов. Первый пожар случился 29 марта. Тогда горело 700 гектаров. Это уже тогда можно было сравнить с цунами. У нас обычно в это время еще снег лежит, а здесь уже горели сотни гектаров.

Нужно было проводить мобилизацию всех - пожарных, полиции, национальной гвардии, сельскохозяйственных предприятий. Не сейчас, когда сгорело 40 000, а еще 29 марта. Но, например, в системе тушения пожаров нет организации, которая предоставляет спутниковые снимки, точные площади.

А наш Гидрометцентр не предоставляет прогнозную информацию по пожарной опасности - речь идет о комплексном показателе пожарной опасности погоды. Соответственно, вовремя не поняли и не заметили, где большая проблема, и не мобилизовались. А когда уже начали бороться с этим пожаром, то оказалось, что у нас недостаточно опыта и знаний для борьбы с бедствием такого масштаба.

Это можно сравнить с пандемией коронавируса - вы впервые встречаетесь с таким явлением, и вы даже не понимаете, как с ним надо бороться. Для Украины пожары такого масштаба были неожиданными. Вот и имеем такие результаты.

- Сейчас много говорят о том, что поджигали специально, что это было спланировано ...

- Мне кажется, что все эти разговоры о поджогах - это отвлечение внимания от больших пробелов в организации предупреждения тушения пожаров в природе. Без разницы - умышленно кто-то поджигал или нет, у нас должны четко работать наши службы.

Для того, чтобы потушить пожар, не надо знать, умышленный поджог это или неосторожность. Возник дым - поехали, потушили. Иначе для чего нам пожарные автомобили, камеры наблюдения, лесные пожарные станции и многое другое, специально созданное для своевременного тушения пожаров. Должна быть, конечно, и четкая работа полиции по умышленным поджигателям, если таковые имеются.

Ну и опять же: давайте не забывать, что такой засухи в стране еще не было. У нас постоянно возникает много каких-то небольших пожаров - от окурков, костров, просто где-то какой-то искры - все это в условиях такой сухой погоды превращается в крупные пожары.

Есть карта, на которой видно, что в зоне отчуждения источники огня есть повсюду. Источниками могут быть сталкеры, поезда, вахтовики или те же лесники. Причин для пожара может быть миллион. Но в условиях такой сухой погоды все это превращается в большую беду. Плюс карантинные мероприятия, подозреваю, повлияли и на нашу готовность, и отвлекли внимание полиции.

- Что бы вы посоветовали делать, чтобы в будущем обезопасить себя от повторения подобного ада?

- У наших пожарных в целом еще недостаточно опыта для тушения пожаров подобного масштаба. Видимо, их надо отправлять на учебу, стажировку куда-нибудь в Калифорнию или Испанию, там такие пожары сейчас уже регулярны.

Плюс наши пожарные должны придерживаться того регламента, что у них есть сейчас, и своевременно реагировать на опасность.

Как это происходит в соседних с нами странах - Польше, Беларуси, странах Прибалтики. Возникло возгорание - сразу отреагировали. В смежных с зонами бедствия регионах Беларуси вы не увидите таких пожаров.

Ни одно из наших государственных ведомств - земле- и лесопользователей - не использует сегодня данные дистанционного зондирования земли. Сейчас уж есть программные продукты, когда ты открываешь карту и видишь все пожары - за сутки, семь дней ... Но работа с этим данными не внедрена у нас в государственных учреждениях. Нет связи с Национальным космическим агентством Украины, которое имеет все эти данные, знает, как ими оперировать.

Не используется также европейский механизм по чрезвычайным ситуациям, который мог бы помочь, но украинская сторона еще не активировала протокол по нему. В общем, ситуация с международным сотрудничеством у нас пока непонятная. Скажем, прилетает к нам на помощь двадцать американских пожарных. С кем они будут взаимодействовать? Кому будут подчинены? На каком языке с ними общаться? Какой аэродром будут использовать?

Это сложный вопрос, но им нужно заниматься. Мы могли бы эту помощь получить, но так и не получили, так как не просили. Хотя наши самолеты летают тушить пожары в Турцию, Португалию, Испанию.

На эту тему: На грани катастрофы. Пять крупнейших экологических проблем Украины

- Каков ваш прогноз в дальнейшем? Может ли что-то подобное повториться в будущем?

- Да, эти пожары имеют все шансы повториться. Это может произойти и в конце апреля, особенно большая опасность - в июле. Например, в 2015 году, когда в Киеве тоже фиксировали задымление, один крупный пожар произошел в конце апреля, другой - в августе. Думаю, в этом году нам стоит ожидать нечто подобное. Есть сейчас большая засуха, и ситуация со временем кардинально не улучшится. Поэтому нам надо сделать выводы и быть готовыми к новым пожарам.

Андрій Гарасим, інтерв'юер; Ігор Тихолаз; репортаж;  опубликовано в издании  "ТЕКСТИ"

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]