Анархист Нестор Махно восемь лет прожил с «петлюровкой» Галиной Кузьменко

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Нестор Махно

Она шила для его армии сине-желтые флаги и заставляла мужа произносить речи на украинском языке.

В разгар гражданской войны в один из классов школы села Гуляйполе на юге Украины посреди урока вошел невысокий человек в военной форме. Сел за парту и начал рассматривать учительницу Галину Кузьменко. Через несколько минут поднялся.

— Пойдемте, выйдем из класса, — приказал.

Женщина сказала ученикам, что скоро вернется, и вышла в коридор. Незнакомец бросил на пол пистолет.

— Подбери, — попросил.

— Твой — ты и бери, — ответила.

Военный взял оружие и повел Галину в кабинет директора.

— Вот, это будет моя жена, — заявил назад.

— Как же же? Она же уроки преподает. Вот кончатся экзамены... — попытался возразить директор. Бесполезно.

Так рассказывает историю знакомства лидера украинских анархистов Нестора Махно со второй женой его племянник Виктор Яланский. По другой версии, Нестор пришел в школу, потому что хотел там найти какую-то книгу. Галина ему принесла, но сказала, что на руки дать не может. Махно настоял, женщина бросила книгу на парту, та упала на пол. А дальше — как в предыдущей версии.

Известно точно, что летом 1919-го Нестор и Галина поженились в ее родном селе Песчаный Брод — теперь Добровеличковский район Кировоградской области. На гулянье сошлись 20 тысяч гостей.

Бойцы называли командира Батькой, а жену, которая сражалась с ним рядом, — Матушкой.

Красавцем Махно не был. «Напоминает переодетого монастырского служку, добровольно заморившего себя постом, — описывал белогвардеец Николай Герасименко. — И только небольшие, темно-карие глаза, с необыкновенным по упорству и остроте взглядом, не меняющие выражения ни при редкой улыбке, ни при отдаче самых жесточайших приказаний, вызывают безотчетное содрогание у каждого, кому приходилось с ним встречаться, и придают совсем иной характер его внешности и тщедушной фигуре, в действительности крайне выносливой и стойкой».

Галина — наоборот. Высокая, стройная брюнетка со смуглым лицом и темными глазами. Из-за плохого зрения носила пенсне. «Как-то она зашла в тот дом, где я снимала комнату, в гости. В котиковом пальто, в светлых ботах, красивая, улыбающаяся, она казалась элегантной дамой, а не женой разбойника, которая сама ходила в атаку, стреляла из пулемета и сражалась», — писала в «Воспоминания о махновщине» Наталья Сухогорская.

«Молоденькая женщина необыкновенной красоты с университетским образованием. Она — истинная украинка, очень умная, самостийницких взглядов», — описывал Матушку махновец Хома Шпота. Пыталась украинизировать махновское движение — после брака муж чаще объявлял и печатал свои призывы на украинском языке. Современники вспоминали, что была безжалостной. Когда «красные» расстреляли ее отца, лично зарубила женщину, которую подозревали в сговоре с большевиками.

«Все эти дни много пили. Скандалили мало. Выпивши, Батька становился очень разговорчивым и заинтересованным «чистотой и святостью повстанческого движения», — записала Галина в дневнике 12 марта 1921 года. На следующий день: «Стоим в Успеновке. Батька и сегодня выпил. Разговаривает очень много. Бродит пьяный по улице с гармошкой и танцует. Очень привлекательная картина. После каждого слова матерится. Наговорившись и натанцевавшись, заснул».

Махно пил чуть ли не ежедневно. Как-то с помощником Семеном Каретником напились и поехали на лошадях в Гуляйполе. По дороге Батька несколько раз чуть не упал в грязь. А его подельник взялся вслепую стрелять из пулемета. Жена писала: «Под пьяную команду Батьки начали вытворять нечто невоз­можное: кавалеристы стали бить нагайками и прикладами всех бывших партизан, каких только встречали на улице. Сегодня воскресенье, день ясный, тёплый, людей на улице много.

Все вышли, смотрят на приехавших, а приехавшие, как бешеная дикая орда, несутся на конях, налетают на невинных людей, ни с того ни с сего начинают бить, приговаривая: „Это тебе за то, что не берёшь винтовку!“ Двум хлопцам разбили головы, загнали по плечи одного в речку, в которой ещё плавает лёд. Люди испугались, разбежались. Стали гуляйпольцы тихонько ворчать по углам, а открыто боятся высказать своё недовольство против махновцев — страх напал на всех».

Батько любил гулять на свадьбах. «Всегда находил полчаса-час времени, чтобы побывать на крестьянской свадьбе, куда молодые приглашали его на две-три недели. С крестьянами он поддерживал прежние мужицкие отношения, был внимателен к ним и жил, в общем, той же простой жизнью, что и они», — вспоминал его сподвижник Петр Аршинов.

Иногда Батька был в роли «невесты». Виктор Белаш, начальник его штаба, описывает военную хитрость: «Засыпанная снегом деревня занята сильным отрядом противника. Дороги на околице перекрыты постами, секретами. В село ни зайти, ни выйти. И вдруг в середине дня едет свадебный поезд. На первых санях мальчик с иконой, жених и невеста. Дальше дружки, с перевязанными через плечо полотенцами, сватовья, гости. Гармошки, бубен, нарядное платье, радостные лица.

Песни с гиканием и присвистом — свадьба. Пост не останавливает, а если возникает заминка, его без звука прихватывают с собой. Кавалькада приближается к штабу противника. Ребята на ходу соскакивают с саней и врываются в штаб. По сигналу к селу подходят главные силы отряда. ­Лишенный управления и руководства, отряд противника редко оказывал сопротивление. Невестой обычно наряжался Махно».

А вот что пишет Матушка о методах расправы анархистов: «Мы въехали в село и на дороге увидели кучку людей, которые сидели, а некоторые и стояли, и раздевались. Вокруг них крутились, на лошадях и пешие, наши хлопцы. Это были пленные, которых раздевали до расстрела. Когда они разделись, им приказали завязывать друг другу руки. Все они были великороссы, молодые здоровые парни... Селяне смотрели, как сначала пленных раздевали, а потом стали выводить по одному и расстреливать. Расстрелявши таким образом нескольких, остальных выставили в ряд и резанули в них из пулемёта. Один бросился бежать. Его догнали и зарубили».

«Конница — хваткие ребята на хороших лошадях, сотни тачанок с пулеметами, пушки — по семь лошадей-змеев в каждой, — таким запомнил махновское войско в начале 1921 года старшина Армии УНР Юрий Горлис-Горский. — Флаги черные и желто-голубые. Последние, как говорили, Махнова жена — Гандзя Кузьменко — сознательная украинка — для отрядовв сама сшила и повышивала. На национальном флаге вышита надпись „Да здравствует крестьянская революция!“, на черном „Да здравствует анархия, смерть узурпаторам!“ Черт разберет, что за „программа“. Многие махновцы в широких казацких шараварах, поют украинские песни».

В тему: Сергей Грабовский: Кто является настоящим украинцем

В конце лета того же года Нестор Махно навсегда покинул Украину. Перед этим получил тяжелое ранение — пуля попала в затылок и у рта наискось разодрала щеку. Галина выходила Нестора, хотя врачи и удивлялись — смертельная рана.

Семья осела в Париже. Жили в маленькой однокомнатной в пригороде Венсенн. Отношения с женой ухудшились. Галина не пропускала ни одного случая, чтобы посмеяться над мужем. Например, как-то громко сказала об одном военного:

— Вот, настоящий генерал, не то, что Нестор.

«Они несколько раз расходились и, Бог один знает по какой причине, сходились вновь, — вспоминала тот период Ида Мэтт, личный переводчик Махно. — Они были чужды друг другу морально, а может, даже и физически. В то время она его определённо не любила, и кто знает, любила ли его вообще когда-либо. Она была украинской учительницей, по духу скорее близкой к петлюровскому движению, никогда не имевшей ничего общего с революционными течениями».

В 1927 году они развелись. У Махно прогрессировал туберкулез — с легких перекинулся на кости. Галина описывала последнюю встречу с Батькой в больнице: «Он был уставший, измученный, ослабевший. На мой вопрос: „Ну как?“ — ничего не ответил, только из глаз покотились слезы. Я тоже заплакала, нам больше не о чем было говорить. Я поняла, что ему очень тяжело, что жизненные силы покидают его, что он уже больше не жилец на этом свете».

За четыре года гражданской войны Нестор Махно получил 14 ранений, под ним убили в бою шесть лошадей. И умер в парижском госпитале от туберкулеза, которым заболел в тюрьме 20-летним.

103 000 штыков, 20 000 сабель, 1435 пулеметов, 84 орудия имела осенью 1919-го армия Махно. Состояла из четырех корпусов: Донецкий, Азовский, Екатеринославский и Крымский. В августе того года Батько провозгласил создание Революционной повстанческой армии Украины. Осенью махновцы захватили Бердянск, Екатеринослав, Александровск — современное Запорожье, Никополь, Мариуполь, Мелитополь. Это заставило белогвардейцев перенаправить войска из-под Москвы на юг Украины. Поэтому «красные» получили решающее преимущество, которое переломило ход войны в пользу большевиков.

В тему: И повеял огонь новый... К годовщине Холодноярской Республики

Махно провозглашал основой своей политики поддержку крестьян. Благодаря этому его войска всегда были обеспечены продуктами и информацией о передвижении противников. В южных губерниях, на Полтавщине, Киевщине и Подолье Махно имел подпольные мобилизационные пункты. При подходе регулярных частей за считанные часы в назначенном месте к ним присоединялись вооруженные конные и пешие крестьяне.

Получил прозвище Скромный — за хвастовство

1888, 14 октября — Нестор Махно родился в селе Гуляйполе Екатеринославской губернии — теперь райцентр Запорожской области. Пятый сын в семье скотовода Ивана Родионовича. Когда ему было 7 лет, умер отец, с тех пор летом нанимался работать. 15-летним устроился на местный чугунолитейный завод. За три года стал членом анархистской организации «Союз бедных хлеборобов». Несколько раз Махно арестовывали за участие в экспроприациях — нападениях на банки и почтовые отделения.

1910 — Одесский военно-окружной суд признал Махно виновным в убийстве провокатора, хотя Нестор и не был к этому причастен. В полицейской карточке «преступника» записали: «Рост 2 аршина и 4 вершка (160 см. -„Країна“), глаза карие, волосы темно-русые, на левой щеке — шрам. Разговаривает по-русски и по-малороссийски, православный. На момент ареста денег и ценных вещей не имел». В камере смертников посидел 52 дня. Мать подала ходатайство о помиловании — сам отказался его подписывать. По совету, уменьшила возраст сына на год — соответственно на момент совершения преступления он был несовершеннолетним. Казнь заменили на 20 лет каторги. Наказание отбывал в Бутырской тюрьме в Москве. За вызывающее поведение часто сидел в карцере, часть срока провел в кандалах. Заявлял: «Я стану великим человеком». Получил прозвище Скромный — за хвастовство.

1917 — после Февральской революции вышел из тюрьмы и вернулся в родное село. Четыре последующих года Махно сражается против Центральной Рады, Временного правительства, гетманского правительства Павла Скоропадского, немецко-австрийских и французских интервентов, Директории УНР, «белых» и «красных» русских. В ноябре женился на односельчанке Анастасии Васецкой. У них родился сын. Прожил несколько дней, отец его так и не увидел — был в то время на фронте. Анастасии передали, якобы человек погиб, и она вышла замуж во второй раз. За год Махно женился на учительнице Галине Кузьменко (1892-1978).

1921, 28 августа — после разгрома крестьянской армии Махно вместе с женой и 77 бойцами перешел границу с Румынией. Сначала жил в Бухаресте, затем — в Варшаве. В сентябре 1923 года супругов арестовала польская власть по обвинению в переговорах с советской разведкой. В тюрьме Галина родила дочь. Назвали Еленой, позже звали ее Люси.

Супругов освободили «за неясностью доказательств». Весной 1925 года переехали в Париж. Махно поддерживал связи с международным анархистским движением, писал статьи в «Анархический вестника» и «Дело труда», мемуары. Французский язык не выучил. Работал киномехаником, художником, разнорабочим. Еще через два года пара рассталась. Однако Нестор еженедельно навещал дочь.

1934, 6 июля — Нестор Махно умер в Париже. Тело кремировали, а урну с пеплом похоронили в Стене коммунаров кладбища Пер-Лашез.

Бывшая жена и дочь в начале Второй мировой выезжают в Германию. В августе 1945-го там их арестовала советская контрразведка. Галина Андреевна получила восемь лет, Елена — пять лет лагерей с последующим принудительным поселением в Казахстане. Дочь закончила строительный институт, работала инженером. Галина Махно умерла 83-летней, Елена Несторивна — в 71 год, бездетной.

 

Елена Шарговская, опубликовано в журнале «Країна»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com