«Бей красноголовых!»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как украинцы восставали против большевиков в 1930-м (+ отрывок из книги)

О том, как украинские крестьяне пытались воевать против коллективизации в 1930 году (а значит, и будущего Голодомора), популярно рассказывает новая книга исторических очерков заместителя председателя Украинского института национальной памяти Владимира Тилищака 1930. УСРР. Повстання», появившаяся в издательстве «Смолоскип».

После НЭПа

Почему эти очерки сосредоточены именно на тридцатом году? 1930 - не такое популярное сочетание цифр, как 1937 или 1932-33. Но год от сути вещи не менее существенен. Ведь именно на рубеже двадцатых и тридцатых наступил «великий перелом», которому так радовался Сталин. Фактически закончилась эпоха НЭПа и развернулась ускоренная индустриализация, а в сельском хозяйстве - печально известная коллективизация, то есть принудительное введение колхозов.

В общественной и политической жизни рубеж десятилетий тоже был временем обострений, ограничений и закручиваний. Закладывался фундамент военной, индустриальной мощи и модернизации СССР, создавались предпосылки для Голодомора и массовых репрессий.

Такой поворот не понравился украинскому селу, которое успело за время НЭПа хорошо расслабиться и забросить “обрезы”. Государственная кража собственности под маркой «обобществления» и массовое закрытие церквей и разграбление церковных ценностей возмутило всех. И крестьяне начали браться за обрезы.

В тему: Рабочие и крестьяне против «рабоче-крестьянской» советской власти

Как одной пулей убивали десять коммунистов

Владимир Тилищак собрал материалы для своих очерков из разных источников. Это и исторические исследования, и архивы ГПУ (структура-предшественник НКВД), и, наконец, легенды и воспоминания - в конце концов, в книге есть списки литературы.

Трудно сказать, чтобы такая информация была исчерпывающей. И «1930. УСРР. Повстання» не стоит воспринимать как произведение, которое академически «закрывает вопрос». Сам Тилищак это признает. Вполне может оказаться, что те или иные данные являются преувеличены / приуменьшены или сфальсифицированы. Главное другое: книга в доступной, легкой и приключенческой форме популяризирует важные и малоизвестные страницы нашей истории. Напоминает нам, что наши предки не покорились молча.

Каждый очерк «1930. УСРР. Повстання» рассказывает об одном из многочисленных восстаний или возмущений, которые происходили по всей тогдашней территории Советской Украины: Луганщина, Сумщина, Днепропетровская, Одесская, Херсонская область, Запорожье, Хмельницкая, Полтавская, Житомирская области (очередной привет сторонникам концепции «правильных» и «неправильных» регионов ).

Каждую историю сопротивления Владимир Тилищак пытается показать с колоритом и подробностями. Жанр очерка для этого хорошо подходит. Ярких деталей хватает.

Повстанцы, которые романтично скрываются на лодках в плавнях, и их не удается поймать. Атаман, который долго отстреливается от преследователей со скирды и даже убивает предателя-односельчанина.

Другой народный герой, атаман Клитка, в преданиях убивает до десятка коммунистов одной пулей, а когда его ловят и сажают в камеру - рисует на стене лодку и уплывает на ней на волю. Милиционер, которого называют «барбосом» и обливают помоями крестьянки, вплоть до того, что ему приходится бежать из села, которое он намеревался «успокаивать».

Как на нынешних Майданах

Восстания были двух типов. Первый лучше назвать возмущениями, чем-то сродни бунтов против господ в прошлом. Они начинались со стихийного выступления против советской власти из-за разграбленич церкви или принудительного «обобществления» собственности.

Оба мотива были равнозначны и примерно в одинаковых количествах случаев зажигали протест. Сначала мирный. Нередко женский. Затем он быстро перерастал в столкновения, погромы властных учреждений и расправы с местными сторонниками коммунистов, наконец - в вооруженное противостояние, хотя у восставших огнестрельного оружия в основном было мало.

Такие события продолжались в среднем несколько дней. Их достаточно легко, хотя и не без потерь, подавляли войска ГПУ, мобилизованные отряды вооруженных коммунистов и другие формирования, координировал которые сам Всеволод Балицкий.

Эти выступления были преимущественно спонтанными взрывами эмоций, не имели ни системной подготовки, ни умелых лидеров, ни подобия политической программы, только лозунг по типу: «Бей красноголовых!», - под которым прошло не одно восстание.

Второй тип - более или менее подготовленные восстания. С харизматическими вождями, с хоть каким-то оружием, с намеками на стратегию, а порой и с настоящими подпольными структурами, которые продолжали существовать и после провала акции. Это, скажем, Павлоградское восстание. Или действия упомянутого выше удалого атамана Клиткы в Сумской и Полтавской областях Или Степана Блажевского на Черкасщине.

В тему: Голод 1933 года. Часть 5: Последний нэпман. Герой Блажевский - мститель народный

Павлоградское восстание, возможно, самое интересное. Оно задумывалось как полноценная боевая операция с ударом по городу сразу с двух направлений. А в самом Павлограде, по плану, на сторону восставших должны были перейти красноармейцы.

Все составляющие этой схемы не удалось правильно согласовать во времени, поэтому восстание разгромили относительно быстро, но потери большевиков были большими, а паника еще больше. После восстановления советской власти в мятежных селах состоялись массовые аресты, однако полностью разоблачить подпольную организацию, которая все устроила, похоже, так и не удалось.

Интересно и то, что среди лидеров Павлоградского восстания было, по данным автора книги, сразу как минимум двое бывших офицеров-гетманцев.

В тему: Крестьянская война Украины с большевиками: Павлоградское восстание

Мало оружия и координации

Успеху украинских восстаний 1930-х мешал прежде всего недостаток координации между многими сотнями охваченных беспорядками населенных пунктов. Даже организованным выступлениям не хватало оружия. Крестьяне легко бросали начатое - после первых поражений временами «ничтоже сумняшеся» расходились по домам.

Наконец, зарубежные антисоветские центры (прежде всего украинская эмиграция и белогвардейские структуры), судя по всему, не имели возможности серьезно помочь восстаниям в Украине.

Баталии того года заставили большевиков пойти на временные уступки. Много где общинам вернули церкви. Притормозили темпы коллективизации. Уступок этих, правда, хватило совсем ненадолго.

Володимир Тиліщак. 1930. УСРР. Повстання. – Київ: Смолоскип, 2016

Отрывок из книги Владимира Тилищака «1930. УСРР. Повстання» “Атаман из легенды”

«Пробивал до десятка коммунистов одной пулей» - с такой характеристикой остался в народной памяти атаман Лука Клитка. Сегодня его имя почти неизвестно украинцам, но в конце 1920 - начале 1930-х о атамана Клитку знал едва ли не каждый житель Роменщины, Лубенщины или Прилутчины. Как вспоминал украинский писатель, уроженец Лохвицы, Николай Петренко: «Мы, дети, вместо игры в прятки, играли в «бандита Клитку».

В тему: Атаман Степной-Блакитный: «Как будет Украина вольной, передайте привет!"

Рассказы об отчаянных побегах атамана из-под стражи, которые перерастали в легенды, передавали из уст в уста. Леонид Полтава в своей статье, опубликованной в журнале диаспоры «Вісті Комбатанта» в 1960-х годах, пересказывает одну из таких легенд: «Однажды Лука, попав в руки чекистов и осознавая безысходность в их тюрьме, попросил сторожа-охранника, чтобы тот дал кусок мела ...

Нарисовал на тюремной стене лодку, сел в нее ... и поднялся на свободу из камеры».

Этот перевод повторяет рассказы о народном мстителе из другой исторической эпохи - Устиме Кармалюке.

«Появление Клитки в Роменской округе сопровождалось большим количеством различных версий и легенд о нем ... Благодаря своим неоднократным побегам ... Клитка пользуется большой популярностью среди населения Прилуцкой, Роменской и Лубенской округ.

Кулачество, у которого Клитка пользуется большим авторитетом (и который и сам кулак) отзывается о нем как о политическом деятеле, руководителе организации, ставящей своей целью установление Украинской Народной Республики», - такую оценку атаману дали чекисты в специальном разделе «Клиткивщина» спецдонесения ГПУ о ликвидации повстанческой организации в 1930 году на Роменщине.

Лука Михайлович Клитка родом из с. Яхныки Лохвицкого района Полтавщины. Очевидно, еще во время Украинской революции 1917-1921 годов связал свою судьбу с украинским освободительным движением. И в начале 1930-х годов Лука свои воззвания подписывал как «Клитка-петлюровец».

В 1920 г. будущий атаман воюет с красными оккупантами в повстанческих отрядах В. Греся (атаман Гонта), действовавшего на Полтавщине. Под натиском большевиков В. Гресь вынужден был распустить повстанцев. Но Лука не сложил оружие и присоединился к повстанческому отряду Кирилла Вовка. Подпольный штаб отряда был в с. Карпиловка на Лубенщине. Позже братья Вовки были захвачены подразделениями ЧК и расстреляны.

(...) Луку Клитку приговорили к смертной казни с заменой на 10-летнее заключение в концлагерях.

Однако в концлагерь Луку чекисты доставить не смогли. Повстанец сбежал. По воспоминаниям Н. Петренко, «с закрученного проволокой вагона еще перед Москвой сумел сбежать молодой сын хозяев Клитка, которого везли на Соловки. Сбежал не один, а с двумя приятелями, такими же,как и он, отчаянными».

(...) В 1928 г. Лука был схвачен и приговорен к восьми годам заключения (по другим данным - к расстрелу). Однако в августе того же года бежал из Раменского ДОПРа и организовал вооруженный отряд. С августа по октябрь с 9 побратимами, или, как их именовали органы ГПУ, «соучастниками», атаман совершил 10 вооруженных нападений на властные учреждения и СОЗ.

«В отряде Клитки ребята подобрались упорные, - вспоминал роменчанин Кирилл Штанько в своих воспоминаниях «Полювання за людиною», которые были переизданы в Киеве в 2004 году. - Такие, что не смирились с преступлениями Советской власти, упорно защищали свое имущество, свое право на жизнь, по мере возможностей оберегали местное население от чекистов, различных тягловых бригад». К. Штанько перечисляет побратимов атамана: Полоз, Буряк, Клець, Лемиш, Воропай, Хрестюк. Ближайший помощник - Свинобой, потому что «бил чекистов, как свиней».

Другой земляк атамана, Н. Петренко, вспоминал: «Однажды в жавту, в жаркий вечер, когда почти все взрослые были в поле, на колхозную усадьбу налетел Клитка, сбил двери из кладовой, звал женщин брать-разбирать кто сколько сможет труд их же рук, - пшеницу, горох, просо. Наперерез «бандиту Клитке» помчались вооруженные активисты, но он, отстреливаясь, бежал.

В тему: Альфред Рибер. Гражданские войны в Советском Союзе. Часть 1

Клитка с товарищами действовал активно: там сожгли колхозную контору, в другом месте магазин ограбили, там обоз с хлебосдачейи встретили, в лес приказали свернуть, там хлебозаготовки сорвали, кого застращали, кого - предупредили ...»

(...) 30 октября 1928 года после пятичасовой перестрелки Клитку задержала милиция. Следствие длилось почти год. В сентября 1929 года году в Ромнах начался суд над атаманом. Однако 21 сентября во время конвоирования в ДОПР после объявления перерыва судебного заседания Лука снова сбежал. Во время преследования было убито пять роменчан. Их объявили сообщниками Клитки. Это был очень дерзкий побег из-под стражи - среди бела дня в центре города. О нем долго рассказывали в городе и  округе.

Вот как об этом событии вспоминает К. Штанько: «В 40-е годы я слышал от людей в Ромнах, что Клитку в 1929 или 30 году поймали и держали в Роменской тюрьме. Но когда вели его вечером под конвоем из зала суда, то он сумел убежать и снова возглавил свой отряд. А произошло это так.

Клитку вели в тюрьму охранники-конники по улице Никольской, и только вышли на перекресток с Полтавской у Покровской горы, как атаман воскликнул слово «вода» (лозунг это известное на Роменщине еще со времен атамана Семена Гаркуши XVIII в. как сигнал сообщникам к действию) - и вдруг мгновенно проскочил под лошадьми стражей, смешался с толпой, что расходилась по домам из зала суда, и скрылся в направлении оврага «Муховец», и так быстро, что пока охранники опомнились и поскакали за ним, то уже нигде не могли найти».

Другое предание, что пересказывается в романе Ивана Чайки «Дзвони над Лютенькою», дополняет детали этого бегства: «В тот же день Клитку приговорили к расстрелу. Из зала суда в помещение милиции, выстроившись в четырехугольник с обнаженными саблями, его вели четыре кавалериста. В середине был Клитка. Арестованного сопровождали по улице мимо базара и соборной площади. В тот день там было многолюдно.

Конвоиры покрикивали в толпу, пробивая себе дорогу. Там, где больше всего скопилось людей, арестант неожиданно нырнул под лошадь всадника, который ехал слева. Красноармеец ударил саблей. Она прошла в воздухе, но Клитку не затронула. Он быстро бросился в толпу. Там найти его не смогли».

Лука Клитка вынужден был покинуть родные края. Раздобыв документы на фамилию Федоренко, он скрывался некоторое время на Кавказе, а затем жил в Вологде. Однако уже в начале 1930 г. вернулся в Роменскую округу, где начал развитие новой подпольной организации.

В тему: Голодомор 1932-1933 рр. Постгеноцидный синдром

«Народ зовет!»

В начале 30-го в Советской Украине начинается массовая депортация «кулаков». Под репрессии попадают родственники Луки Клитки. И он возвращается на малую родину.

«Свое начало организация берет с января 1930 года, когда в Березовском районе, бывшей Роменской округи появился разыскиваемый органами ГПУ атаман Клитка Лука Михайлович - бывший участник кулацкой банды Греся. В Березовском районе Клитка появился после выселения его родных - больших кулаков, для проведения активной работы по подготовке к восстанию. «Народ зовет», - как выразился Клитка.

В другом месте Клитка прямо заявил, что «поскольку идет сильный нажим на крестьянство, раскулачивание, этот момент нужно использовать и организовывать крестьян против советской власти», - отмечалось в чекистской обвинительном заключении по делу «контрреволюционной повстанческой организации» на территории Роменской и Прилуцкой округ.

В том году Лука Клитка сформировал широкую подпольную среду, которая охватывала всю Роменскую округу и соседние районы Прилуцкой и Сумской округ. Его целью была подготовка к вооруженному восстанию. О масштабах сформированного атаманом подполья свидетельствуют материалы ГПУ по выявленным на протяжении 1930 года отдельным его частям.

Так, в конце июня 1930 года чекисты разоблачили подпольную организацию, которая охватывала 6 районов Роменской и Прилуцкой округ. Осенью-зимой того же года была разоблачена другая организация, которая охватывала 5 районов Роменской и Сумской округ. Как одну, так и другую организации карательные органы связывали с Лукой Клиткой.

(...) Так вот, по возвращении на Роменщину Лука Клитка постепенно налаживает связи с раскулаченными крестьянами, с бывшими побратимами из повстанческих отрядов В. Греся и К. Вовка, прежде всего в Березовском и других районах западной части Роменской округи и в Сребнянском районе Прилуцкой округи. В частности, в январе 1930 года формируется подпольная группа в с. Алексинцы Срибнянского района. Фигура Клитки становится центром притяжения для всех недовольных режимом.

В марте того же года, Лука Клитка уже действует на востоке Роменской округи. В середине марта по территории Недригайловского, Сынивской и соседних районов Сумской округи осуществляет рейд отряд, насчитывавший до 25 бойцов, вооруженных винтовками и дробовиками. «В ночь с 12 на 13 марта в округе появились в двух районах бандитские группы … По сведениям Сынивской РВК, во главе банды стоит известный уголовный бандит, который бежал несколько раз с БОПРа - Клитка, а сама банда в большинстве из кулаков Сумской округи», - сообщал ЦК КП б)У 13 марта 1930 сгода екретарь Роменского партийного окружкома Стовбун.

Отрядом было совершено несколько нападений на сельсоветы и колхоза, в частности в селах Сакуниха и Красная Слобода. Возле с. Козельное отряд вступил в бой с милицейской разведкой. Тогда же повстанцы нападают на Сынивскую районную милицию, во время чего было захвачено 6 винтовок, 2 «нагана», 400 патронов, 4 седла и 7 лошадей.

В схватке одного мицилионера убили, другие побросали оружие и скрылись. Руководили этой повстанческой группой Сусиденко и Федина, которых в сводках ГПУ назван помощниками Клитки. Кроме активных действий, группа формировала и подпольную сеть в районах своего оперирования.

(...) В апреле органам ГПУ удалось напасть на след повстанческого отряда и рассеять его. Активных участников отряда схватили и расстреляли. Но подпольная сеть сохранилась и действовала в дальнейшем, восстановив ячейки в Недригайловском, Сынивском и Липоводолинском районах.

(...) По данным ГПУ, к подпольной сети были привлечены около 300 человек. На всех встречах с подпольщиками Л. Клитка подчеркивал, что борьбу следует вести за независимую Украину. В основу политической программы повстанцев был положен IV Универсал Украинской Народной Республики.

«Программа организации петлюровская. Организация имеет целью борьбу за свободную Украину с разрешением частной собственности на землю до 12 десятин», - отмечал атаман 15 июня на подпольной встрече с единомышленниками в с. Артюховка Глинского района.

В тему: Доносы, самогон и равнодушие к имуществу. Как Голодомор изменил жизненный уклад села

Подпольщики призывают к немедленному вооруженному выступлению. Но Л. Клитка, сдерживая пыл побратимов, настаивает на тщательной подготовке. «Выступать сейчас нельзя, организация к этому еще не подготовлена: не установлена связь с Киевом и за рубежом, кроме этого, вообще недостаточно людей и оружия», - говорил он 21 июня на подпольном совещании, проходившем на хуторе Шевченково Березовского района.

В общем, план восстания, который проговаривался в разных ячейках, заключался в одновременных выступлениях в разных райцентрах, от которых повстанцы должны были двигаться к центру округа - Ромнам. После завладения этим городом, получив оружие, в уже военном порядке должны были двигаться в другие округа - в Сумы и Конотоп.

Подпольщики надеялись, что их выступление поддержат в других регионах, и из-за рубежа. «Восстание мы должны начать своими силами, а потом его поддержит Польша - и успех дела будет обеспечен», - отмечает Клитка.

Однако в конце июня повстанческая сеть в западной части Роменской округи была разоблачена карательными органами. 25 июня 1930 года на хуторе Шевченково происходит межрайонная встреча повстанцев. Среди участников - некий Тимофей Пелещук.

Выясняют, что он - завербован ГПУ. «Я знаю, что ты ездил с начальником милиции ловить Клитку», - заявил прибывшему один из подпольщиков. Предателя схватили, и Лука лично его задушил. Тело ночью вывезли в поле. Но это не спасло компанию. Уже на следующий день, 26 июня, начались аресты. Часть повстанцев их избежала и в течение июля пыталась отбить арестованных собратьев.

4 июля Клитка собирает отряд для нападения на Сриблянскую милицию, где держали повстанцев. Но лесного урочища Дума, где был назначен сбор, добрались лишь около 20 повстанцев. Поэтому пришлось отказаться от затеи. Не удалось нападение и на Лохвицкую милицию. Во время облав, в столкновениях с преследователями, погибает несколько повстанцев, в частности помощник атамана Омелян Кучма.

В перестрелках были убиты и двое коммунистов и тяжело ранен инспектор милиции. Но Клитку и его ближайших побратимов чекистам захватить не удалось. Чекисты во время арестов и в столкновениях с повстанцами захватили только 69 единиц оружия. А по делу «контрреволюционной повстанческой организации» обвинили 168 человек. Из них 26 подпольщиков были приговорены к расстрелу, 33 - к 10 годам концлагеря. Остальные 109 участников были приговорены к меньшим срокам наказания (от 8 до 3 лет концлагерей).

Между тем, Лука Клитка снова перебирается на восток Роменщины. Там продолжали существовать подпольные группы и ячейки, созданные его побратимами в марте.

«Бей красноголовых бандитов!»

(...) 1 октября активисты Зеленковского и Камышанского СОЗ (примерно 50 человек) отправились раскулачить хуторянина Кульбачного. В защиту односельчанина выступили все жители Жовтонижок и соседнего хутора Миркив. Как только подводы с ограбленным имуществом двинулись в путь, послышались возгласы: «Бей красноголовых бандитов!»

Крестьяне набросилась на активистов. Те начали отстреливаться и, ранив пятерых нападавших, скрылись. Выступление в Жовтонижках поддержали ячейки не только из Ольшанского, но и из соседнего Штепивского района.

Противостояние продолжалось несколько недель. Но было уже поздно - 23 октября 1930 года начались аресты. По этому делу органами ГПУ были приговорены к различным срокам заключения от 10 до 5 лет или к выселению на Север 32 селянина. Так стихийное выступление, состоявшееся вопреки всем планам подпольной организации, сделало невозможным подготовку гораздо более масштабного восстания.

После раскрытия подпольных организаций следы атамана Луки Клитки теряются. Очевидно, он погиб в борьбе с карательными органами режима. Кирилл Штанько вспоминал, что «через несколько лет атаман Клитка погиб в бою с чекистами где-то в Липоводолинском районе». В народной памяти же смерть легендарного атамана связали с подлостью врага. Ведь именно так погибают фольклорные мстители, которых в открытой борьбе не могут одолеть враги. Такой вот народный пересказ о смерти атамана рассказывает Иван Чайка в уже упоминавшемся романе «Дзвони над Лютенькою»:

Беглец долго скрывался на глухом хуторе у одинокой вдовы. Однажды к ней забрел немощный старец.

- Дайте милостыню слабому и больному, - умолял он.

- Чем богаты, тем и рады, - суетилась возле него хозяйка.

- Дай Бог вам здоровья! - благодарил тот.

- Спасибо.

- А нельзя ли у вас заночевать, потому что сил нет? - попросил старец.

- Я вот хозяина спрошу, - сказала хозяйка и выбежала.

Клитка вышел из хижины. Старец как раз прятал в большую суму милостыню. Он взглянул на хозяина - и вдруг из сумы прозвучало несколько выстрелов. Атаман не успел вскрикнуть - упал на пол, скошенный пулями. Так красные исполнили объявленный ему приговор.

Подготовил Олег Коцарєв, опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма