«Дело Саакашвили» — еще одно дело ФСБ с привлечением Юрия Луценко?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Экспертиза «записей Курченко»: есть сочетание элементов разных разговоров.

Напомним читателям, что именно Юрий Луценко, сын 1-го секретаря Ровенского обкома КПСС, был одним из тех, кто в 2000 году «разгонял» «кассетный скандал» с «пленками Мельниченко», вылившийся в «Кучмагейт». Скандал, инспирированный спецслужбами России и легализованный через свою агентуру из числа руководства Социалистической партии Украины. Этот скандал привел к международной изоляции Леонида Кучмы, дестабилизации всей Украины и смены европейского курса нашей страны на пророссийский.

На этом скандале была построена и политическая карьера мерзавца Ю. Луценко — в то время помощника лидера СПУ Александра Мороза.

Подробности — в публикации Цель — Украина. «Дело Гонгадзе», «кассетный скандал»: Марчук, Медведчук и КГБ.

Сегодня Ю. Луценко — уже в ранге генпрокурора — является застрельщиком кампании по дискредитации и, вероятно, готовящемуся физическому устранению Михеила Саакашвили. Экс-президента Грузии, экс-главы Одесской ОГА, перешедшему дорогу клептократической группировке Петра Порошенко. И снова инструментом дискредитации ненавистного Кремлю и Порошенко политика выступают записи телефонный переговоров — якобы Саакашвили с Сергеем Курченко, беглым агентом ФСБ и подельником Медведчука.

В случае с «пленками Мельниченко» было доказано, что они смонтированы из обрывков разговоров, которые велись с участием президента Кучмы, по крайней мере, в трех помещениях. Хотя агент российских спецслужб Николай Мельниченко утверждал, что сделал их все в рабочем кабинете президента Украины на улице Банковой.

Похоже на то, что кураторы Луценко и в этот раз предложили подопечному легализовать порченный товар — смонтированные «под Саакашвили» «пленки».

В тему: Саакашвілі про пербування у СІЗО в Києві: це найкраща мрія Володимира Путіна і ФСБ

***

Юрий Луценко озвучил возможность привлечения экспертов из ФБР или Скотленд-Ярда для анализа записей разговоров «Курченко» и «Саакашвили». Эта проверка, по словам генпрокурора, может пройти совместно с украинскими экспертами. И вот зарубежные и отечественные эксперты должны/могут установить подлинность записей.

Странно слышать подобное от Генпрокурора. Это выглядит как «мы сначала это обнародовали, а теперь будем определять и доказывать подлинность этих записей».

На самом деле, Луценко заявил о привлечении международных экспертов после соответствующей инициативы Саакашвили. Последние могут быть заинтересованы в том, чтобы затянуть время. Потому что если к записям телефонных разговоров могут быть и есть вопросы, то какие могут быть вопросы к видеозаписям?

Первая экспертиза обнародованных записей уже состоялась. Это сделали во время подготовки сюжета для программы «Детали» на телеканале ZIK.

Мы обратились в Киевское независимое судебно-экспертное учреждение.

Эксперт по фоноскопии Кирилл Усков, имеющий более 20 лет работы, проанализировал для нас обнародованную генпрокурором запись.

Кирилл Усков, эксперт по фоноскопии

Среди выводов эксперта: записи смонтированы, имеют не менее 24 фрагментов, которые не могут быть доказательствами в суде, фрагмент высказываний о захвате Харькова может быть врезанным из другого разговора, фрагмент разговора «Курченко» — «Саакашвили» может быть сделан путем сочетание элементов разных разговоров.

Весь разговор вложить в сюжет возможности не было. Поэтому решил выложить объяснения эксперта в блог. Может, кому будет интересно)

В тему: Майор Мельниченко: подвиг разведчика или удел идиота?

Общие выводы

Начнем с того, что из себя представляют записи, которые нам продемонстрировала Генпрокуратура.

Этот материал, продемонстрированный Генпрокуратурой — нечто производное. Какую обработку он прошел, мы можем только догадываться. Как мы можем только догадываться о творческих замыслах того, кто этот дайджест составлял. Это, по сути, мультик.

Главная неприятность с этим мультиком — это то, что представители Генпрокуратуры четко не говорят, что они это собрали из кусков. Там в верхнем углу экрана меняется дата, но если только слушать и не смотреть на экран, то этого можно и не заметить. Словно единый разговор. На самом деле, это фрагменты каких-то разговоров, которые происходили не известно когда и неизвестно, при каких обстоятельствах.

Грубо говоря: уровень доверия к этой записи соответствует уровню доверия к тому лицу, которое составило эту компиляцию. Но мы даже не знаем автора компиляции. Тем более говорить что-либо серьезное о происхождении этих фрагментов, которые там включены, и почему именно эти фрагменты включены — будет чистым гаданием на кофейной гуще.

Самая большая проблема в том, что люди массово относятся к этому как к какому-то доказательству. Хотя оно в принципе доказательством не является. Это какой-то дайджест, иллюстрация, которая, грубо говоря, объясняет логику Генпрокуратуры, которая, исходя из того, что там звучало это и это, приняла такое решение. Но строго судить там невозможно.

Что-то извлечь из этого материала, конечно, можно. Хотя он очень ограничен.

Например, те эпизоды, где есть голос, который приписывается Саакашвили, они все немного не добирают по объему для того, чтобы по ним можно было делать категоричные выводы.

Нужно понимать, что для такой методики, как диалектика, существует цифра — 30 секунд. Это нижняя граница (для продолжительности отрывка речи одного человека, — А.Б.), из чего можно дать категорический вывод (относительно идентификации лица, — А.Б.). На самом деле, иногда можно дать категорический вывод и из несколько меньшего объема материалов. Это упирается в индивидуальные особенности (голоса человека, — А.Б.), если они очень яркие и очень редкие, то можно было бы (делать вывод, — А.Б.). В этом смысле, обнародованные ГПУ записи тоже не очень перспективны. То же самое касается голоса, который приписывают Курченко.

С другой стороны, можно говорить о том, что категорически отрицательное заключение, наверное, все же возможно. Если оно вообще не сойдется. Может такое быть. Хотя также достоверность этого вывода тоже будет немного под вопросом.

Теперь по фрагментам.

В обнародованных Генпрокуратурой записях есть 24 фрагмента. Минимум. Поскольку мы не имеем оригиналов этих записей, точно не знаем, как они записаны, однозначная диагностика монтажа очень сильно затруднена. Если мы почитаем методические рекомендации Минюста, там очень четко написано: для того, чтобы определить отсутствие монтажа, нужно на экспертизу предоставить: оригинальная запись — отсутствует для этой экспертизы; устройство, которым это сделали, — также отсутствует; подробную информацию о том, как все это было сделано (схема подключения, дополнительные устройства и т.п.). Все это нужно для экспертизы.

Фактически мы должны проверить версию.

В аналоговую эпоху, когда все писалось на кассеты, по самой записи можно было более-менее четко посчитать, какая это копия. Каждая копия очень заметно убивает качество. В этом случае все это от нас изолировано. Мы имеем строку цифр. Если в аналоговых записях мы пытаемся что-то сфальсифицировать, то этот счетчик копий работает против нас. В цифре этого нет. Техническая возможность сделать компиляцию, которая очень хорошо воспринимается на слух, точно есть. Все будет зависеть от возможности выбрать качественный исходный материал, в котором есть нужные для меня фразы, и от моей квалификации. Также вопрос времени. Очень сложно сделать что-то качественное в течение получаса. Если запись «гуляла» пару месяцев, можно ожидать любого чуда.

После неизвестных преобразований, которые мы видим в этом мультике, невозможно надежно определить, как он делался. Хотя на слух, там, где речь идет о телефонном разговоре, это, скорее всего, телефонные разговоры.

Разница может быть обусловлена тем, что разные аппараты (телефоны) по-разному устроены. Чуть больше ветра, будет больше шума в микрофоне, общий шум вокруг — шумоподавитель справляется или не справляется. Вот такими аспектами может изменяться картина.

Каких-либо признаков здесь все равно не увидишь.

Из того, что вы видели, очень четко отличаются акустическая картинка того, что снято с телефона и в этой же записи в видео фрагментах, которые, я так понимаю, снимались закрепленной где-то на груди миниатюрной камерой.

Выводы по конкретным кускам

Смотрим динамическую спектограму звуковой дорожки. Я немного прибью по частотам, чтобы было более наглядно и информативно.

Ось времени (х), ось частот (у). Чем плотнее цвет, тем выше амплитуда. Такая развертка по частоте и по времени. Вот мы видим промежуток между фрагментами записи.

По спектрограмме можно понять, что этот промежуток забит нулями. Там вообще нет ни одного сигнала. Это очень четко позволяет выделять то, что точно не является единым фрагментом. Есть такой промежуток — это уже разные куски записей.

В тему: Виктор Медведчук: к власти по костям. «В криминальном мире таких называют «отморозками»

Не очень приятный момент, который может о чем-то говорить, а может и ни о чем не говорить. Вот, например, резкое понижение шума, может быть неаккуратная склейка. Хотя гарантии никакой.

Если пролистать эту динамическую спектрограмму, мы с завидной регулярностью будем видеть такие белые полосы, которые нам указывают на границы фрагментов.

Где-то в районе 15 минут есть прекрасный кусок, который нам открывает глаза на некоторые явления. Вот, например.

Этот кусок всего в пределах 10 секунд. Вот этот кусок: «Слышишь, ну этот парень, конечно, е**ть он отмороженый на всю голову. Говорит, Харьков захватите?» Как этот кусок связан со всем остальным разговором? Бог его знает. Может быть такое, что это был единый целый разговор, и из него выпустили какие-то неинформативные куски. А может, это и не был одинй разговор.

Этот кусок мог быть вставлен из другого разговора

Поэтому для того, чтобы реально оценить ситуацию, которая там происходила, и то, что действительно было, это нужно брать оригиналы записей. Я надеюсь, это сделают в суде, если такой суд состоится. И уже в рамках судебного дела будут разбираться.

В том числе разбираться с протоколами, в которых написано: кто, где и когда эти данные снял.

Я не думаю, что имело место быть какая-то совсем любительская прослушка. Это либо снято с центрального коммутатора, или одна из сторон записывала разговор. У Генеральной прокуратуры все же есть возможность это делать.

Абсолютная нормальная ситуация, когда на записях одну сторону слышать лучше, а другую — хуже. Они же не говорят в одном месте и по одному и тому же аппарату. Все это поддается каким преобразованиям с целью подавить шумы, где-то убрать, где-то повысить разборчивость не всегда удачно. Различные аппараты, различные прошивки. Чудеса могут быть.

В тему: Александр Мороз: старый предатель

Вот звуковое сопровождение на видео. Видно, которое оно яркое красивое.

Последняя запись (разговор «Курченко» и «Саакашвили», — А.Б.). Я ее разбил на два фрагмента из-за наличия вот такого артефакта. Это — резкое ступенчатое изменение фонового шума.

То есть я могу допустить, что такое бывает в жизни (изменение фонового шума, — А.Б.). Но здесь оно очень явное и резкое. Грубо говоря, совсем на пустом месте. Хотя, могу и ошибаться. Но я считаю, что это фрагменты двух разных записей:

«Курченко»: У меня есть в России возможность заходить в разные кабинеты. И я заинтересован в том, чтоб построить с вами историю длинную. Возможно такое развитие событий?

«Саакашили»: Я думаю, что надо вам с нашим другом поговорить на эту тему.

А.Б.: — Тоесть, между словами условного «Курченко» и «Саакашвили» есть какой-то перепад?

Эксперт: — Да, между репликами. Я склоняюсь к тому, что это соединенные элементы разных разговоров.

Опять оговорюсь, что я не утверждаю, что все остальное — целостное.

Эти куски могут быть элементами различных разговоров

Можно ли идентифицировать голоса «Саакашвили» и «Курченко»?

Объем языкового материала не позволяет говорить о категорическом положительном заключении, что это голос Саакашвили и голос Курченко.

На мой взгляд, при таком объема может быть вероятностный вывод. Но может быть и отрицательное заключение, возможно, даже категоричное, если очень серьезные особенности позволят различить голоса.

Но, опять же, поймите правильно. Мы сейчас говорим о какой-то производной штуке. Можно предположить, что существуют какие-то оригиналы этих разговоров, которые начинаются «Поздравляю» и заканчиваются «До свидания». На обнародованных записях мы это слышим не часто, но обычно так происходит. По тем разговорам (оригинальным записям, — О.Б.) перспективы идентификации будут очевидно другие. Если это вообще кому-то нужно.

По монтажу обнародованных записей, то говорить абсолютно не о чем. Эта звуковая дорожка однозначно составлена путем монтажа. Здесь лично у меня вопросов никаких нет. Но это и не доказательство, это документальное кино. Документальное кино тоже создается так же. Берутся какие-то фрагментты, объединяются под некий общий замысел.

Алексей Братущак, опубликовано в блоге автора в издании Украинская правда

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com