Дезинтеграция Украины

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Децентрализация» «по-порошенковски»: реально руководить на местах будут не общины, а кланы.

Трудно спокойно воспринимать бесконечную мантру Петра Порошенко и его окружения о «децентрализации», которая якобы решит все внутренние проблемы страны и территорий. «Децентрализация» «по-порошенковски» — реально руководить на местах будут не общины, а кланы, которые подчинят себе тамошние органы и будут решать свои проблемы за счет обычных жителей.

Наделение тех или иных реформ или псевдореформ магическими свойствами — давняя традиция украинской власти и пропагандистского аппарата, который ее обслуживает.

Мы помним об обещанных нам чудесах приватизации, о «невидимой руке рынка», которая должна была обеспечить феноменальные положительные изменения в украинской экономике. К сожалению, ничего этого народ так и не увидел, зато испытал много совсем других последствий, от которых не может избавиться до сих пор.

Если попытаться отвлечься от неутомимого зомбирования провластными СМИ, то легко определить мошенничество еще на уровне этимологии. Грамматическая частица «де» означает отрицание. Таким образом, получается, что «централизация» — нечто плохое, что необходимо отбросить. Это во-первых. А во-вторых, следует понимать, что в Украине раньше, все 24 года независимости, была централизация, хотя это отнюдь не факт.

Кстати, несколько веков западноевропейской истории — это почему-то острая борьба ячеек цивилизационного роста — городов (вспомним средневековую пословицу «Воздух города делает человека свободным») против «децентрализации», против всевластия местных феодалов за сильную центральную власть короля. Сейчас в Украине киевские «герцоги» хотят поделиться полномочиями (и финансовыми потоками, и коррупционными схемами) с региональными «баронами». А что толку «посполитым»? Из того, что национальный доход отныне станут больше разворовывать на местах, чем в центре? Децентрализация без искоренения коррупции означает лишь перераспределение возможностей между криминально-олигархическими кланами.

Кстати, какая централизация была все эти годы на Донбассе, в Крыму, в Закарпатье? Местные «крутые» делали там все, что хотели, совершенно не считаясь с центром. И не только в отношении собственных денежных интересов, но и играя в политику. На Донбассе в идеологической сфере тамошние «уважаемые люди» без комплексов и опасений осуществляли агитационно-пропагандистско-воспитательный проект «СССР-2» на фоне дикого хищнического капитализма уголовных бизнесюков.

В тему: Децентрализация власти в Украине: не то решение не той проблемы

Автономная Республика Крым полностью отдала себя в «лизинг» Российской Федерации, поставив под ее контроль (при абсолютном равнодушии официального Киева) всю сферу образования, культуры, информации и тому подобное. В Севастополе на 370 тыс. населения было открыто 12 филиалов высших учебных заведений России, где местную молодежь обучали и воспитывали по ее программам. В тамошние библиотеки поступало огромное количество антиукраинской литературы непосредственно из Москвы и Санкт-Петербурга, а один глава городской администрации (назначенный Кучмой!) единолично категорически запретил строить в Севастополе храмы Киевского патриархата. Какая уж там централизация ...

В Закарпатье местные начальники не только принимали участие в формировании движения политического русинства, но даже не гнушались лично его финансировать, занимая в тот самый момент кресло главы президентской администрации в Киеве (о чем случайно обмолвился один русинский лидер, который искренне поблагодарил высокопоставленного благодетеля за помощь). А сейчас разве не видно, что в Закарпатье де-факто уже существует отдельная, всесторонне автономная «Закарпатская народная (точнее, феодальная!) республика», разве что формально не провозглашенная?

Она имеет комплекс силовых структур, которые однозначно подчиняются не Киеву, а местным «авторитетам», свою экономическую, налоговую, правовую систему, где все вопросы криминального перераспределения контрабанды и других незаконных доходов решались на уровне официального руководства области (в чем публично признался председатель ОГА, не видя в этом ничего плохого) безо всякого вмешательства центральной власти.

Так с какой же «централизацией» хочет бороться Петр Порошенко?

Интересно, что, судя по всему, закарпатские СБУ, УВД, пограничная служба давно забыли о существовании своих центральных киевских офисов, вероятно, успокаивая их соответствующими и регулярными «рентами» ...

При Кучме все местные феодалы были обязаны публично уважать «господина», делиться, обеспечивать на выборах определенный процент голосов, а кроме того существовать в режиме «свободного плавания». Именно такая политика Киева способствовала росту и укреплению мощного донецкого клана, отнюдь не мешая сепаратистским тенденциям на Востоке, Юге и Западе.

Нынешнюю мантру о «децентрализации» подают как невиданное расширение прав местного самоуправления. Подсознательно считается, что оно само и увеличение его полномочий — явления однозначно положительные. Это наша национальная беда — нежелание видеть амбивалентность мира, понимать банальную философскую истину: каждое явление имеет две стороны и не может быть сплошным позитивом. Поэтому будет полезно уже сейчас проанализировать реальные и гипотетические негативы этой реформы, чем потом вздыхать. Когда читаешь многочисленные проекты, а тем более пропагандистские гимны в честь реформы, бросается в глаза одна интересная деталь, а именно: авторы, предлагая изменения, имеют в своем воображении некое абстрактное идеальное государство, а не реальную Украину с ее проблемами, административными проблемами, политическими особенностями и тому подобное.

А самое главное — забывают о наиболее существенном для нас (учитывая печальный опыт последних событий): баланс интересов отдельной конкретной территории с интересами страны как целостности. Да, есть интересы жителей села, поселка, района, города, области, но есть еще и интересы Украины как нации и государства, без реализации которых те же потребности жителей территорий не могут быть гарантированы.

Сторонники данной реформы постоянно оперируют понятием «местные общины», довольно нечетко его раскрывая. Местные общины — это что? Поселковый, сельский, районный, областной совет или граждане, которые живут на соответствующей территории?

О местных общинах в собственном смысле этого слова можно говорить только в отношении тех стран, где существует развитое гражданское общество, где граждане на тех или иных территориях имеют надежные рычаги контроля за выбранной ими местной властью и в любой момент могут законным способом остановить его вредные действия.

Нечего и говорить, что у нас об этом можно только мечтать. Украинские граждане — избиратели одноразового использования: раз в несколько лет у них отбирают голоса, а потом этими голосами распоряжаются по своему усмотрению как своим частным капиталом, не интересуясь мнением общины. Этот мандат, полученный от соотечественников на выполнение предвыборной программы, используют для освящения любых действий, хорошо понимая, что община в периоды между выборами является фактически бесправнойм. Как иронично писал Тарас Шевченко, «она — капуста головастая». К сожалению, это очень справедливая характеристика нынешних социально-политических возможностей наших местных общин. На самом деле во многих проектах реформы речь идет о расширении прав вовсе не их, а органов местной власти, региональной бюрократии (а соответственно и местных олигархов, криминальных авторитетов и др.). Вот эта публика восторженно воспримет «децентрализацию» и использует ее в своих интересах. Она и раньше не страдала от недостатка возможностей, а теперь многие из них сможет еще и легализовать. Идея фикс Порошенко и его окружения может на деле привести к своеобразной «законной» феодализации Украины, очень усиливая сепаратистский потенциал там, где он есть, и искусственно пробуждая там, где его нет или он присутствует на мизерном уровне. Реально руководить на местах будут не общины, а кланы, которые подчинят себе тамошние органы и будут решать свои проблемы за счет обычных жителей.

Никакое расширение прав местного самоуправления не может ограничивать действие на всех территориях государства общеукраинского права, прежде всего Конституции, а также законов Украины (недавно, выступая в Мариуполе, президент Порошенко заявил, что население Донецкой области может и не выполнять подписанного им закона о декоммунизации, буквально: «Здесь мариупольцы спрашивают, следует ли им переименовывать завод имени Ильича, ну если мариупольцы не хотят, то и не надо ...») . На местах очень много деятелей, которые понимают самоуправление как своеобразную экстерриториальность и равнозначность центральной власти. Более того, некоторые местные советы в Украине позволяют себе диктовать государству внешнюю политику, навязывать определенную идеологию как обязательную, публично высказываться по вопросам, выходящим за рамки их полномочий и тому подобное.

Эксперимент может закончиться трагически (тем более, что он явно лоббируется извне), поскольку во время войны все государства, которые хотят устоять и не капитулировать, неизбежно предельно централизуются. Вряд ли Украине удастся пройти между капельками ...

Игорь Лосев, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть