Эту дату не отмечает власть: День украинского политзаключенного

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Эту дату не отмечает власть

Почти все ведущие деятели «шестидесятников» получили максимальный срок — 7 лет заключения в лагерях строгого режима и 5 лет ссылки — и были этапированы за пределы Украины — в Мордовию и Пермскую область России, затем в Сибирь или в Казахстан. Вспомним этих Людей.

12 января 1972 в Украине поднялась новая волна арестов. За решеткой оказались лидеры шестидесятников Иван Светличный, Евгений Сверстюк, Вячеслав Черновол; в этот же день или в течение каких-то полутора лет — также Василий Стус, Иван Дзюба, Зиновий Антонюк, Надежда Светличная, Даниил Шумук, Иван Коваленко, Николай Плахотнюк, Леонид Плющ, Семен Глузман, Олесь Сергиенко, Василий Лисовой, Евгений Пронюк, Василий Овсиенко, Валерий Марченко — в Киеве; во Львове и Галичине — Иван Гель, Ирина и Игорь Калинец, Михаил Осадчий, Стефания Шабатура, Зорян Попадюк, о. Василий Романюк, Богдан Ребрик, Оксана Попович, Ирина Сеник, Василий Долишний, Владимир Рокецкий, юношеские группы Владимира Мармуса в с. Росохач на Тернопольщине и Дмитрия Гринькива в Печенежине; Роман Калапач и Любомир Ствросольський в Стебнике; в Харькове Анатолий Здоровый, Игорь Кравцив; в Умани Кузьма Матвиюк, Богдан Черномаз, в Кременчуге Григорий Маковийчук, в Черкассах Василий Захарченко, в Нальчике Юрий Шухевич: еще перед тем в Одессе Алексей Резников, Нина Строката ... Список достиг сотни человек.

За этим стояли сотни обысков; тысячи людей терроризировали допросами. Репрессивная машина охватила все регионы Украины, где теплилась национальная культурная жизнь.

Это не были ни подпольщики, ни каким-либо образом организационно связанные между собой люди. Их ячейки действовали на основе межличностных контактов. И уже фактически существовала инфраструктура изготовления и распространения альтернативной литературы — самиздата, особенно с появлением в 1970-м машинописного журнала «Украинский вестник» (редактор В. Черновол).

В самиздате преимущественно не ставился сакраментальный вопрос об изменении строя. Но, действуя в рамках существующей системы, шестидесятники восстанавливали сумму социально- психологических качеств уничтоженной в 20-50-х годах интеллигенции: природное самоуважение, индивидуализм, ориентацию на общечеловеческие ценности, неприятие несправедливости, уважение этических норм, к праву и законности. В этой среде царила высокая культурная и нравственная атмосфера, чувствительность к новым идеям.

В тему: Издевались при жизни, глумятся после смерти. Чиновникам не нужен музей «шестидесятников»

Она (система ценностей — ред.) противостояла как официальной тоталитарной идеологии, так и примитивизму. Она объединяла людей разных взглядов и национальностей, которые, однако, никогда не объявляли друг друга врагами: в то время всем одинаково нужна была свобода, а государственная самостоятельность Украины представлялась вероятным гарантом такой свободы.

Эпоха тщательно культивируемой безликой массы и тотального страха медленно отступала — возрождалась Личность, которая была основой христианской европейской культуры («Ты знаешь, что ты — человек?» — спросил Василий Симоненко еще в начале 60- х). Культурные требования Личности неизбежно перерастало в движение политическое, антиимперское, поскольку колониальное положение было основной причиной уничтожения украинской культурной самобытности.

Поэзия В. Симоненко была, возможно, первым отчетливым свидетельством этого дорастания до политических требований: «Народ мій є. Народ мій завжди буде. Ніхто не перекреслить мій народ» («Народ мой есть. Народ мой всегда будет. Никто не перечеркнет мой народ». Это был моральное, этическое сопротивление блестящей когорты талантливых Личностей, которые уже способны были развернуть крупное национально -освободительное движение. Это понимала и колониальная власть — с ее точки зрения удар по шестидесятниках был нанесен может и с опозданием.

В тему: Как ломали диссидентов в 70-х и как «давят» инакомыслящих в России сегодня

Украинский самиздат пересекал границы и «железный занавес». Он звучал по радио «Свобода», выходил на других языках. Он раскачивал российскую советскую империю, которая не выдерживала идеологической, экономической и военной конкуренции с демократическим Западом и должна была вовлекаться в процесс «отторжения». Поэтому Политбюро ЦК КПСС 30 декабря 1971 года постановило начать всесоюзную кампанию против самиздата с целью ликвидировать альтернативу тотальной идеологии.

Для украинского движения был разыгран отдельный, «шпионский детектив» — через заезжего туриста из Бельгии Ярослава Добоша, чтобы через него задекларировать связь с «зарубежными националистическими центрами». Его задержали 4 января 1972 года на границе в Чопе. После надлежащей «обработки» он сказал, что встречался во Львове и Киеве и «обменялся информацией» с несколькими шестидесятниками. Примитивная авантюра со «шпионскими страстями» закончилась пресс-конференцией Добоша 2 июня, после чего его выдворили за пределы СССР.

В тему: 75 лет тому назад НКВДисты расстреляли элиту украинской нации

Репрессированным писателям в 1934 году инкриминировали терроризм — шестидесятникам «шили» шпионаж. На самом же деле пришлось показать миру, что «самое прогрессивное в мире» государство боится слова правды, боится диалога, боится прав человека — еще больше, чем боялся нацизм — и выставляет против них танки в Праге и конвой в Киеве. Это уже означало агонию режима.

Никому тогда не инкриминировали никакого «шпионажа» — лишь «антисоветскую агитацию и пропаганду» (ст. 62 УК УССР), но почти все ведущие деятели шестидесятников получили максимальный срок — 7 лет заключения в лагерях строгого режима и 5 лет ссылки — и были этапированы за пределы Родины — в Мордовию и Пермскую область России, затем в Сибирь или в Казахстан. Наиболее упрямые, которые не давали никаких показаний, были заключены в психиатрички (Леонид Плющ, Николай Плахотнюк, Василий Рубан, Анна Михайленко и др.).

В тему: Как КГБ СССР «лепило» из своих граждан шпионов

Физически разгромив шестидесятников, Москва имела и второй, и третий ход. Она развернула беспрецедентную экспансию на Украину, стремясь ликвидировать ее языковую, культурную и историческую национальную идентичность. Делалось это путем сворачивания украиноязычной системы образования, перевода на русский язык газет и журналов, тотальную русификацию делопроизводства.

В результате, огромные массы украинцев в своем национальном и религиозном самосознании опустились ниже нуля: они стали стесняться и чураться своего украинства, перестали крестить и учить своих детей украинскому языку и культуре. «Процесс пошел», и его инерция продолжается по сей день.

Общественная атмосфера после 1972 года, в отличие от 1965-го, была удручающей. Единичные попытки протестовать против арестов пресекались жесточайше (Николай Лукаш, Василий Лисовый). Всех, кто не давал показаний против арестованных и проявлял малейшие признаки сочувствия к ним, увольняли с работы, исключали из очередей на квартиры, их самих или их детей не допускали к высшему образованию или исключали из институтов, им закрывались любые возможности служебного роста и творческого обнародования.

Кто хотел выжить — должен был унизительно каяться (Зиновия Франко, Леонид Селезненко, Иван Дзюба, Василий Захарченко), другие — кривя душою писали пасквили на своих недавних друзей или зарубежных «украинских буржуазных националистов — наемников иностранных разведок » (Николай Холодный, Иван Драч ), выжимали из себя фальшивые оды в честь душителей своей родины (тот же Драч, Дмитрий Павлычко), некоторые из них не выдерживали душной атмосферы и спивались (Михаил Чхан), накладывали на себя руки (Григор Тютюнник). Стойкие — надолго шли во «внутреннюю эмиграцию» (Михайлина Коцюбинская, Лина Костенко, Валерий Шевчук), или действительно эмигрировали в Россию (Павло Мовчан, Лесь Танюк).

В тему: Как рождалась Украинская Хельсинская группа. Война КГБ против диссидентов

В целом, национальное сопротивление был героически стойким. Случаи морального падения и раскаяния, чтобы купить свободу, несмотря на яростное давление, были крайне редкими. Здесь следует отдать должное КГБ: оно «подбирало» на эту новую Сечь Запорожскую высококачественные кадры.

Шестидесятники продолжили свою борьбу и в неволе, издавая и там самиздат, борясь за статус политзаключенного, защищая свою честь — а значит и достоинство целой нации. В частности, по инициативе «зековского генерала» Вячеслава Черновола они, начиная с 1975 года, отмечали 12 января как День украинского политзаключенного голодовками и протестами.

Их поддержало старшее поколение — повстанцы, которые честно досиживали 25- летние и более длительные сроки и имели в лагерях авторитет стойких борцов. Шестидесятники имели моральную поддержку демократического мира. Через них мир узнал об Украине, которая борется, — и стал ей помогать. Мир уважает страны, которые засветились духовными проявлениями.

Независимость не упала нам с небес. Это шестидесятники, а через 5 лет после их ареста Украинская Хельсинкская Группа, поставили украинский вопрос в контекст противоборства тоталитарного СССР и демократического Запада и вместе с ним преодолели Империю Зла, обрели свободу и независимость. Еще в 1981 году известный исследователь политической мысли Иван Лысяк-Рудницкий отметил:

«... Подтвержденная фактами значимость украинских диссидентов не вызывает сомнений. Жертвенность этих храбрых мужчин и женщин свидетельствует о несокрушимом духе украинской нации. Их борьба за человеческие и национальные права согласуется с тенденцией мирового общечеловеческого прогресса в духе свободы. Украинские диссиденты верят, что правда свободы победит. Тем, кому посчастливилось жить в свободных странах, не подобает верить меньше».

Эти слова касаются молодых современников. С радостью мы, бывшие политзаключенные, видим, что поколение молодых украинцев, которое уже выросло под сине-желтым флагом и трезубом, приняло эстафету прямостояния и самонаполнения Украины важным содержанием, не желая жить в Украине постсоветской — по сути, колониальной. Победа ваша неизбежна, вот только неизвестно, какой будет ее цена. И мы верим, что вы не посрамите казацкого рода.

Василий Овсиенко, политзаключенный 1973-77 и 1979-88 гг.; Центр досліджень визвольного руху

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com