Глен Грант: Что должен сделать новый главнокомандующий Владимир Зеленский

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Какими должны быть первые шаги нового презідента в реформировании армии? Почему нужно ликвидировать Укроборонпром и Национальную гвардию? Где найти деньги на экипировку для солдат на линии фронта?

Об этом на канале Громадське рассказал - Глен Грант, британский полковник, в течение 37-летней карьеры военного  командовал военной тюрьмой Великобритании, консультант армий многих европейских стран, в том числе и ВСУ.

- У нас скоро будет новый главнокомандующий. Какими должны быть пять первых шагов нового президента в реформировании армии?

- Прежде всего надо понять, что таких необходимых шагов на самом деле сотни. И выделить из них пять важнейших — настоящий вызов для любой команды. Вот буквально несколько дней назад команда опубликовала очень длинный список ста первых дел, которые надо сделать.

Одно очевидно — президент должен руководить вооруженными силами. Это его лимиты, что он может предположить, а чего не может.

Надо понимать, что сейчас все основывается на Минских договоренностях. Все санкции тесно связаны с Минскими соглашениями. Поэтому армия должна сдерживать линию. Но вопрос — должна ли она двигаться дальше? И если на нее напали — должна ли она доводить дело до конца? По резолюциям ООН — да.

Но какова позиция относительно того, что является приемлемым, а что нет. Такие вещи очень важны. То, как новый президент будет руководить министром обороны, министром иностранных дел — это все очень важно.

- Вот новый вызов — выдача президентом РФ российских паспортов людям, проживающим на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

Действия России можно описать как игру в волны. Просто как море: туда-сюда. Но прилив приближается, и каждый раз волны все ближе. Проблема в том, что ты не знаешь, какой будет следующая волна. Это может быть Донбасс, может быть Азовское море, может быть Одесса, а может быть и что-то дипломатическое или просто дезинформация. Мы могли это предвидеть, потому что такая же история с паспортами происходила со странами Балтии. Правительство должно предположить, что Путин так поступит, и должно было подготавливать законодательную базу или какую-то концепцию, как с этим справиться.

- Многие эксперты говорят, что это новый этап вторжения, ведь Россия в случае нападения будет уверять, что они так хотят защитить своих граждан на украинских территориях, в так называемых «ЛНР» и «ДНР». Возможно ли это сейчас?

- Да, конечно. Они уже использовали этот аргумент в других местах. Путин использует каждую возможность, которая, по его мнению, дает ему законные основания делать такие вещи. Если он решит, что это законно, он это сделает. И без гарантий НАТО это настоящий вызов (для Украины — ред.)

Генерал британской армии, эксперт по нацбезопасности и обороне Глен Грант в студии Громадського, Киев, 25 апреля 2019 года. Фото: Громадське

- Если мы говорим о действующей администрации президента, которая уйдет, и о новой, которая придет взамен — что они должны делать в этой ситуации?

- Опять возвращаемся к тем первым шагам. Второй шаг — реформирование Министерства обороны. Часть этого реформирования — стратегическая команда. Я говорю не о комитете — это всегда только «бла-бла-бла». Я имею в виду команду из самых ярких и лучших — дипломатов, военных, ученых. Может, 15-20 человек, которые могут сесть и решить, как предстать перед Путиным.

Это должно было произойти еще пять лет назад, и в 2014 году это рекомендовали. И никто ничего не сделал. Без такой команды президент слабый, и все, что он может делать — просто реагировать, потому что у него нет скоординированной группы, которая думает о том, как справиться с Путиным. Другими словами — почему это Путин создал нам эту проблему с паспортами, а не мы ему ее создали?

В тему: Армия. Воры. Свинарчуки

- Но как мы можем ему создать проблему?

- Я не знаю.

- Выдавать украинские паспорта гражданам России?

- Он просто играет в игру с Украиной, и сейчас Украина всегда на один шаг позади. Украина должна быть на один шаг впереди. Вы должны усилить армию. Дипломатия работает, когда за ней есть сильная армия.

Все те вещи, которые делаются для усиления армии, должны быть удвоены. Все должно двигаться быстрее и эффективнее. В то же время, мы должны искать невоенные меры, которые усложнят жизнь Путину. Надо скоординировать, где это возможно, с международным сообществом. Надо использовать все намного эффективнее, чем сейчас.

- Вы много критикуете украинского министра обороны, президента — то, как происходит реформа армии. Но украинский президент сказал, что наша армия на 90% соответствует стандартам НАТО. Это правда?

- Нет, конечно, нет.

- Почему?

- Если рассмотреть технические стандарты (а у НАТО более тысячи таких стандартов), то сейчас Украина подписала только пять, может, шесть. Это одна вещь.

Вторая: структуры всех организаций до сих пор советские — способ работы, построение организации работы. Они вообще не соответствуют стандартам НАТО. Не только структурно, но и в том, как НАТО работает. НАТО работает совсем по-другому.

Я приведу вам один пример. Главные лидеры в министерстве обороны — политические директора, а не министры. Министры приходят и уходят, они политические. А вот мозг министерства обороны — политический директор, который является старшим госслужащим в основном. А в случае Финляндии, которая не является членом НАТО, следующий министр обороны занимается этим три года, прежде чем стать министром. Политический директор — руководитель, который балансирует бюджет, решает, на что мы должны тратить деньги, путем переговоров, дискуссии: почему мы это делаем, если вы уже этим занимаетесь? Можем ли мы одолжить ваши, например, средства противовоздушной обороны, которые невероятно дорогие?

- Не купить, а одолжить?

- Вся эта работа, которая заключается во взаимодействии с другими странами и переговорах с госсекретарем и руководителями вооруженных сил, чтобы все работало, здесь не происходит. Министерством обороны руководит министр обороны — он руководит деньгами, всеми ресурсами и тому подобное. А здесь у нас это делают заместители министров.

Они политизировали вещи, которыми должны управлять государственные служащие. Когда ты начинаешь делать такие вещи, ты в итоге получаешь круг неправильных решений. Проблемы не решаются так, как должны, потому что никто не учитывает длительное расходование денег.

Фото: Громадское

Вот эта команда заявила, что они хотят сбалансировать деньги, как в НАТО. Они сказали, что 50% пойдет на эффективный личный состав, 30% — на инвестиции, новое оборудование, и 20% — на тренировку и обучение. На самом деле, НАТО говорит 33-33-33. Сейчас мне кажется, что в Украине 70% идет на людей. Это означает, что на оборудование денег почти не остается. Именно поэтому мы ничего не покупаем. А еще не остается денег на тренировки и обучение.

Все эти вещи — базовые принципы НАТО.

Не спрашивайте меня, соблюдают ли их все страны НАТО. Надо признать, что не все. Но страны, у которых есть реалистичная база для операций, больше склоняются к этой концепции 33-33-33.

Посмотрите на оборонительные силы Австралии, Канады, США, Великобритании — увидите эти 1/3, 1/3, 1/3.

И если вы не идете этим путем, вы не можете проводить реформы, ведь это фундаментальные основы всех реформ.

Второй фундаментальный принцип реформ, к которому я отношусь критически, — если вы пойдете в любое министерство обороны страны, находящейся в состоянии войны, всюду на первом месте солдаты.

Не генералы. И самые важные люди в армии — новички, которые приходят. Потому что они будут долго влиять на армию, ведь эти солдаты могут в итоге занять руководящие должности. Вы должны их тренировать, заботиться о них в течение их пути. И, может, через три года солдат станет сержантом, а, может, через 25 лет. Будущее зависит от того, как вы заботитесь о своих солдатах. Надо удержать лучших. Надо их любить, тренировать, сделать их вашими лучшими друзьями.

- Сейчас многие солдаты хотят уйти из армии. Как вы думаете, почему?

- Из-за недостатка уважения. Одна, две, три, пять причин.

- Но также коррупция.

- Да, это часть тех самых вещей. Если солдат уважают, коррупции не может быть, потому что вы тратите деньги на солдат. Вы не крадете немного здесь, и немного там. Команда сосредотачивается на улучшении линии фронта. Что не так с линией фронта? Какого оборудования не хватает? Какой амуниции? Это руководит системой и должно руководить министерством обороны и генеральным штабом.

Чего не хватает пилотам? У них есть бомбы, все необходимые вещи на самолетах?

А что нужно морякам?

Если вы будете руководствоваться этим, наступит реформа.

- Вы сказали, что украинская армия все еще советская из-за кучи бумажной работы.

- Бумажная работа — это бред. Все даже ухудшается, потому что контроль важнее результатов. Все контролируется документацией. Это правда, что есть даже журналы для проверки журналов. Я имею в виду, что это доведение вещей до абсурда. Вы не должны заполнять бумажную форму для каждого боеприпаса, которым стреляете.

- Вы написали об этом всем в открытом письме к следующему президенту. Вы получили от кого-нибудь обратную связь? Может, встречались с Владимиром Зеленским или его новой командой?

- Да, я общался с его новой командой, но не с людьми, которые занимаются обороной. Я общался с президентом примерно полтора часа о проблемах на линии фронта и о реформах. Я вижу, что команда думает о том, что там происходит. Но превращение этих мыслей в реальность будет вызовом системе, которая не хочет меняться, которая очень противится изменениям.

Фото: Громадское

- Мы слышим определенные идеи о том, как новая команда хочет реформировать армию. Например, господин Апаршин, ответственный за безопасность, сказал, что они хотят ликвидировать Укроборонпром. Это хорошая идея или нет?

Вторая идея — посмотреть, какие земли есть у министерства обороны, какие у армии — так можно понять, можно ли что-то продать и получить с этого деньги.

Это хорошая идея или плохая? Ведь она новая.

- Конечно, хорошая. Думаю, это должно произойти. Много земли уже исчезло. Люди продавали ее и клали деньги себе в карман.

Но земля — не самая главная реформа, необходимая для линии фронта, об этом надо помнить. Это дополнительная вещь. Конечно, если они все сделают правильно и получат деньги, их можно будет потратить на линию фронта. Это не такое большое беспокойство.

Укроборонпром — это странная вещь. Он коррумпированный, мы это знаем, он крайне неэффективен. Организация, которая покупает собственные запчасти у того, кто их украл — это плохая сломанная организация.

Я думаю, что команда Зеленского подразумевает уничтожение идеи, концепта организации. Нам не нужна эта организация, если она работает так. Это монополия. Мы не должны платить им дважды. Как сфера обороны они должны жить за счет своей работы, за счет контрактов. И эти контракты должны быть открытыми.

В тему: К хищению денег на оборону причастна вся шайка Порошенко - от депутата до генпрокурора

- Все?

- Да, все.

- А как насчет секретов?

- Но в таких вещах нет секретов. Каждый может пойти в министерство обороны и спросить. Так делают. Эти люди идут домой и рассказывают своим женам: сегодня мы делали то-то.

- Даже если журналист, например, приезжает на линию фронта и снимает что-то, они не могут рассказать какие-то секреты другой стороне, потому что это просто невозможно?

- Другая сторона уже это знает. Они могут не знать деталей, что на этой позиции именно 23 человека. Но они знают, что позиция там есть. Догадаться, сколько там людей — это уже их дело. Но есть еще такие штуки, как дроны. И в солнечный безоблачный день они запустят этот дрон и посчитают: один, два, три, четыре, двадцать три. Это не так уж и сложно. Времена, когда это было секретом, уже прошли.

Вот что секрет — если у вас есть новое оборудование с действительно особой функцией, тогда надо держать его в секрете, пока не примените. Но когда вы его используете, другая сторона уже знает.

- Вы также говорите, что Нацгвардия не может быть частью министерства внутренних дел и должна быть частью армии. Почему вы так думаете?

- Нацгвардия — странная вещь. Она была создана для другой эпохи и для защиты власти. Иными словами, чтобы удерживать коммунистическую партию на плаву, защищать ее от людей. Мы уже это прошли. Теперь надо проанализировать, какую роль и задачи должна выполнять Нацгвардия сейчас. Она не может просто слоняться по железнодорожным станциям, курить, общаться друг с другом и ничего не делать.

- А как насчет защиты административных зданий? Например, во время Майдана были ситуации, когда люди могли зайти в администрацию президента или в парламент.

- Если вы пойдете на Даунинг-стрит 10, там будет полиция. Но их там не 20 тысяч ежедневно. Это не огромная длинная линия. Это просто один парень у ворот и один у входной двери. В этом должна быть рациональность. Сейчас деньги имеют значение. И если вы тратите деньги на работника Нацгвардии, который не выполняет свою работу...

- Вы имеете в виду, не находится на линии фронта?

- Или не на линии фронта, или не является частью полиции безопасности. Не забывайте — у нас есть охрана президента. Охрана президента, Нацгвардия и полиция.

- У нас есть полицейские полки спецназначения.

- Да. Это копии. Не забывайте о спецназе в армии. Если вам нужна антитеррористическая операция — это может быть их работа. У вас есть СБУ и ряд копий. Это все съедает деньги — фактически, пенсию вашей мамы. Именно поэтому новое правительство обязано рационализировать все эти вещи: задачи, работу и то, сколько людей на самом деле нужно. Нужна Нацгвардия по всей стране? Да, в некоторых местах полиция безопасности нужна. Но в других местах — вообще не нужна. Там для них просто нет работы. Есть такое замечательное английское выражение: дьявол находит работу для свободных рук. Что делает СБУ? Какова их работа?

- Антитеррористические операции.

- В самом деле? Тогда для чего остальные четыре структуры?

Все эти вещи требуют пристального анализа нового правительства. Они должны иметь смысл, основанный на задачах, реальных требованиях и деньгах. Деньги нужны на линии фронта. Каждый ненужный человек в СБУ — это солдат на линии фронта, который погибнет, потому что у него нет нужного оборудования. Именно с такой точки зрения надо на это смотреть. Если у солдата нет прицела ночного видения... Вы можете поехать на линию фронта и проверить, как я это сделал, у скольких солдат есть правильные прицелы ночного видения. У них нет этих прицелов, потому что солдат Нацгвардии ходит по улице и курит. Это непосредственно связанные между собой вещи, это деньги. А деньги можно потратить только раз.

- Кто должен возглавить армию? Кто должен быть министром обороны и кто — тем парнем, который руководит армией? Это должен быть полковник, который был на линии фронта?

- Главой армии должен быть самый лучший, самый умный командир. Работа руководителя Генштаба заключается не в борьбе. Его работа — политическая. Она об отношениях, об отношениях с президентом.

Политическая сторона переговоров с другими людьми — с НАТО, союзниками НАТО, формирование взаимоотношений — это все очень важно. Именно поэтому начальник Генштаба должен владеть свободным английским, ведь это язык обороны в Европе и НАТО. Он должен быть умным, уметь смотреть вперед, куда идет армия. Не только сегодня, но и на пять лет вперед, на десять, на 15. Он должен заставить министра обороны дать деньги на новое оборудование, на новые технологии и тому подобное. Вам нужен именно такой человек.

Министр должен быть бизнесменом. Проблемы министерства обороны связаны с деньгами, бизнесом, процессами и менеджментом. И если у вас нет бизнесмена, а вы назначаете бывшего солдата, у которого есть только военный опыт, он терпит поражение, не сможет ничего изменить. Это совсем другая задача. Это бизнес.

- Степан Полторак в итоге стал из военного гражданским министром обороны. Как вы оцениваете этот шаг?

- Нельзя извлечь из человека его генеральский мозг, просто надев костюм. Он до сих пор генерал. А он был еще и генералом полиции, не военным. У него нет опыта в воздушной обороне и тому подобное. Перед ним поставили чрезвычайно важную и в принципе невозможную задачу с невозможными квалификацией и опытом. Я критикую его за то, что он просто не послушал достаточное количество людей. Он принимал нефункционирующие решения.

- Каким будет ваш первый совет новому президенту?

- Вернусь к началу — выбрать правильный политический курс. Он должен осознавать, что люди ждут от президента определенных действий.

А вторая вещь — он должен сказать армии: снимите контроль и позвольте ребятам выполнять свою работу должным образом — в бригадах, на море и в воздухе.

Анастасия Станко, опубликовано в издании  Громадське


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com