«Глухари» системы. Почему тормозятся резонансные дела

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Не доводя до конца расследования резонансных дел, власть заставляет усомниться в подлинности желания что-либо менять.

В 1960 году агенты израильской разведки «Моссад» выследили в Буэнос-Айресе и похитили бывшего эсэсовца Адольфа Эйхмана, одного из вдохновителей Холокоста. Полтора года спустя, в присутствии сотен журналистов, Эйхману вынесли смертный приговор. Таким образом израильский премьер-министр Давид Бен-Гурион хотел продемонстрировать миллионам евреев возможность нового государства защитить и соотечественников.

Своё «дело Эйхмана», расследование которого необходимо не только для восстановления справедливости, но и для доказательства эффективности действующей власти, есть у многих правительств. В Украине своего «дела Эйхмана» пока нет. За последние два года начато больше десятка резонансных расследований, причём первые лица страны не раз заявляли, что берут их под личный контроль.

Несмотря на это, данные дела превратились в «висяки». Коррумпированность украинской Фемиды, несовершенство законодательства, корпоративная солидарность правоохранителей (ворон ворону глаз не выклюет) могут поставить крест на расследовании многих знаковых уголовных дел.

Завершение громких дел справедливым судебным приговором считается свое­образным тестом, во многом определяющим желание нынешней власти менять страну. Пока этот тест власть не прошла. Журнал Фокус проанализировал, как расследуются самые резонансные преступления, совершённые в Украине за последние два года, и убедился, что большинство этих дел рискуют остаться «глухарями».

Дело №1. Расстрел Майдана

Состав преступления: во время столкновений протестующих с силовиками в центре Киева погибло более ста активистов и правоохранителей. Всего, по данным Генпрокуратуры, во время Евромайдана пострадали около 2,5 тыс. человек.

Время совершения преступления: январь — февраль 2014 года

Казалось бы, для руководства страны это дело должно быть самым принципиальным. Ведь если бы не было Небесной сотни, Виктор Янукович до сих пор калифствовал бы в Межигорье, а многим из нынешних первых лиц государства пришлось бы эмигрировать. Но двух лет оказалось мало, чтобы полноценно расследовать самое громкое преступление в новейшей истории Украины. Причём масштаб правонарушений — не главная причина пробуксовки следствия. Для сравнения: Нюрнбергский процесс был подготовлен менее чем за 9 месяцев.

Сообщения о ходе расследования с самого начала были противоречивыми и запутанными. 18 ноября 2014 года тогдашний глава СБУ Валентин Наливайченко заявил на брифинге, что МВД совместно с СБУ «арестовали 16 офицеров бывшего «Беркута».

А уже в апреле прошлого года член коллегии МВД Антон Геращенко сказал, что 16 убийц активистов Майдана сбежали за границу или находятся на территории, не контролируемой украинской властью. Среди них — экс-командир роты «Беркута» Дмитрий Садовник, которому суд, вопреки здравому смыслу, заменил меру пресечения в виде взятия под стражу домашним арестом. Садовник воспользовался свободой и сбежал, предположительно в Крым.

Глава Управления специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк в интервью Фокусу (читайте на стр. 14) рассказал, что сейчас вручены 282 сообщения о подозрении. Из них в суд направлено 150 обвинительных заключений относительно 162 лиц, 13 человек сидят под арестом, а в розыске находятся около 120 подозреваемых. Кроме того, есть 26 приговоров, пятеро человек приговорены к реальным срокам заключения, остальные получили условные сроки. Однако кого и за что посадили — неизвестно.

В СМИ попала информация только о двух приговорах: два и три года условно за «превышение служебных полномочий» получили двое рядовых внутренних войск, издевавшихся над Михаилом Гаврилюком в январе 2014 года. И четыре экс-командира «Беркута» до сих пор находятся под следствием. Ещё двоих судят. Самым высокопоставленным лицом, арестованным по делу преступлений против Майдана, стал экс-глава СБУ в Киеве и области Александр Щёголев, которого задержали 20 августа прошлого года. 17 февраля ГПУ отчиталась о передаче его дела в суд.

Адвокат семей героев Небесной сотни Евгения Закревская в интервью Фокусу говорит, что, по её мнению, в установлении истины не заинтересованы многие представители постмайданной власти. В первую очередь из-за того, что немало тех, чью деятельность во время Майдана нужно расследовать, остались на своих должностях. «Поэтому позиция высшего руководства МВД такова: мы перевернули страницу Майдана.

Правоохранители, подозреваемые в преступлениях против гражданских активистов, нужны стране, не надо их трогать, преследовать и т. д.», — объясняет Закревская. Она также убеждена, что руководство ГПУ не заинтересовано в полноценном расследовании событий на Майдане. «Во-первых, это расследование очень трудоёмкое, а во-вторых, оно никогда не принесёт ни денег, ни пиара», — считает адвокат.

Ответ на вопрос, кто и зачем добивался радикализации Майдана, могло бы дать объективное расследование преступлений против правоохранителей. По данным другого адвоката родственников Небесной сотни, Виталия Титыча, за время протестов убили 17 и ранили около 150 бойцов внутренних войск и «Беркута». Однако о каком-либо продвижении по этим делам ничего не известно.

Обнародовав противоречащие друг другу цифры и факты, силовые ведомства, расследующие преступления против Майдана, не могут скрыть собственного бессилия и попыток саботировать процесс. Из-за этого самое принципиальное и резонансное уголовное дело за всю историю Украины постепенно превращается в «висяк».

Дело №2. Янукович и Ко

Состав преступления: причастность к массовым убийствам на Евромайдане, злоупотребление властью, превышение служебных полномочий, получение неправомерной выгоды в особо крупных размерах, завладение государственным имуществом, легализация незаконно полученного имущества, хищение и присвоение имущества.

Время совершения преступления: февраль 2010-го — февраль 2014 года

В июле прошлого года ГПУ впервые в украинской юридической практике инициировала заочное досудебное расследование против Виктора Януковича, а заодно против Николая Азарова, Сергея Арбузова и других соратников беглого президента, обвинив их в экономических преступлениях и превышении служебных полномочий. Начальник Управления спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк утверждает, что Виктору Януковичу, кроме причастности к расстрелу Майдана, предъявлены подозрения ещё в пяти делах, связанных с коррупцией и разворовыванием госимущества. В целом с подачи украинских правоохранителей ЕС ввёл персональные санкции против 17 функционеров прошлой власти. Решение об их продлении Евросоюз должен принять до 6 марта.

Правда, цифры у Генпрокуратуры не сходятся. Если в ноябре 2014-го ГПУ сообщала об аресте на время досудебного расследования в отношении Виктора Януковича и его соратников банковских вкладов, ценных бумаг и других активов на общую сумму свыше 6,2 млрд грн и $1,8 млрд, то год спустя появились уже другие цифры: около 5,3 млрд грн и $1,2 млрд в Украине, а также $157 млн – за границей. Активы за рубежом были выявлены у восьми экс-чиновников. А по бывшему народному депутату Юрию Иванющенко и экс-вице-премьеру Сергею Арбузову есть решения украинских и иностранных судов о блокировании средств. В целом, по данным Горбатюка, за границей заблокировано свыше $250 млн людей из окружения Януковича. При этом, как рассказал Фокусу бывший заместитель генерального прокурора Виталий Касько, из выведенных за границу средств семьи Виктора Януковича за прошлый год в казну не вернули ни копейки.

Премьер-министр Арсений Яценюк несколько раз инициировал принятие закона, по которому $1,5 млрд, которые связывают с беглым президентом и которые арестованы на счетах Ощадбанка, могли бы конфисковать и зачислить в бюджет. Но пока такое решение не принято.

ГПУ арестовала также 85 объектов недвижимости, 41 участок, 22 автомобиля и 1 судно, принадлежавшие бывшему президенту и его команде. Однако арестованные объекты зачастую никто не охраняет, из-за чего они постепенно приходят в негодность. Так, дачу бывшего генпрокурора Виктора Пшонки в Сухолучье разграбили ещё в 2014 году, вырвав из стен даже розетки. Преступников никто не ищет. Похожая судьба и у дома Виктора Пшонки в селе Гореничи под Киевом.

Самым ярким доказательством вины Виктора Януковича может считаться его огромная резиденция в Межигорье, которую он содержал за государственный счёт, — в распоряжении экс-президента было свыше 120 га заповедных земель. Однако эта резиденция не особо интересует Генпрокуратуру, которая до сих пор даже не провела инвентаризацию имущества беглого президента. Зато отчиталась о возврате земель Межигорья и Сухолучья (где у Януковича было охотничье хозяйство) государству. Впрочем, Денис Тарахкотелик, в течение двух лет являющийся комендантом резиденции, рассказывает Фокусу, что о передаче земель Межигорья кому бы то ни было ничего не знает. Фактически статус резиденции, которую контролируют волонтёры, до сих пор не определён.

От того, насколько успешно идёт следствие против соратников Януковича, напрямую зависит возможность конфискации активов беглых чиновников на Западе. К примеру, недавно лондонский суд разблокировал зарубежные счета экс-министра экологии и природных ресурсов Николая Злочевского: Украина не смогла предоставить доказательств его преступной деятельности. По той же причине суд Евросоюза в Люксембурге в конце января нынешнего года вынес решение по делу экс-премьера Николая Азарова и его сына Алексея Азарова, экс-вице-премьера Сергея Арбузова, экс-главы Администрации президента Андрея Клюева и экс-министра энергетики Эдуарда Ставицкого. Согласно решению суда все их активы, арестованные в странах ЕС, должны быть разморожены.

Руководитель украинского представительства Transparency International, занимающейся исследованиями уровня коррупции по всему миру, Андрей Марусов 23 февраля заявил, что с момента бегства Виктора Януковича практически ничего не сделано для расследования «элитарной коррупции» и возвращения в страну выведенных его окружением средств. Экс-заместитель генпрокурора Виталий Касько считает, что объективному расследованию экономических преступлений прошлой власти мешают непрофессионализм следователей и коррупция. Если Украина не сможет доказать причастность бывшей власти к экономическим преступлениям, санкции Евросоюза с экс-чиновников снимут. Наша страна потеряет не только деньги, которые можно было бы направить на социальные нужды, но, возможно, и доверие западных партнёров.

Дело №3. Бриллиантовые прокуроры-коррупционеры

Состав преступления: первый замначальника Главного следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и зампрокурора Киевской области Александр Корниец были задержаны при получении более 3 млн грн взятки. Об этом на своей странице в Facebook сообщил замгенпрокурора Давид Сакварелидзе. Во время обысков у задержанных обнаружили более $500 тыс. наличными, автомат Калашникова, холодное оружие, множество ювелирных изделий и 65 бриллиантов, после чего скандальных прокуроров стали называть «бриллиантовыми».

Время совершения преступления: 6 июля 2015 года

Дело расследовали быстро — уже в начале января 2016 года его передали в суд. А потом началась настоящая одиссея: сначала бывших прокуроров отказались судить в Печерском суде столицы, потом в Апелляционном, а после — в Высшем специализированном. По словам бывшего замгенпрокурора Виталия Касько, из Печерского суда в Апелляционный дело ушло потому, что судьи, которые могли его рассматривать, внезапно оказались в отпуске. А в Апелляционном суде неожиданно придрались к неправильному названию столичной улицы Физкультуры, упоминающейся в материалах дела, — она была по ошибке названа Физкультурной. Из Высшего специализированного суда дело снова вернулось в Апелляционный, который по непонятным причинам определил подследственность дела за Голосеевским судом Киева.

Касько утверждает, что генпрокурор Виктор Шокин использовал против него и членов его команды, работавших по этому делу, «все имеющиеся инструменты»: на следователей завели несколько уголовных производств, палки в колёса вставляло Управление внутренней безопасности, которое возглавляет бывший руководитель Шапакина, а также Главное следственное управление, где Шапакин работал замначальника. «У меня есть достаточно оснований считать, что делается максимум для того, чтобы убить это дело в суде», — рассказал Фокусу Касько.

При этом он считает, что дело «бриллиантовых прокуроров» очень перспективное. Ведь кроме основного эпизода о взятке есть и другие моменты, которые требуют расследования. К примеру, Корниец, по словам Касько, всю жизнь работавший на госслужбе, сумел оплатить $200 тыс. за учёбу своей дочери в Великобритании. Притом что его жена практически ничего не зарабатывала. Оплата же за учёбу дочери Корнийца осуществлялась в том числе через офшорную компанию, номинальным директором которой был Эрик Ваннегельс (известная личность, он связан со схемами покупки «вышек Бойко»). Кроме того, по мнению Виталия Касько, само завладение бриллиантами также может быть предметом преступления.

Интересно, что оба экс-прокурора отпущены под залог: Шапакин внёс 6,4 млн грн, а Корниец — 3,2 млн грн. Выступая в прямом эфире одного из украинских телеканалов, Александр Корниец не смог объяснить, откуда у него четыре квартиры, три автомобиля, а также где он взял 350 тыс. грн для выплаты кредита при официальной зарплате 7—8 тыс. грн в месяц.

Дело «бриллиантовых прокуроров» — далеко не первый коррупционный скандал, разразившийся в Украине после Революции достоинства. 25 марта прошлого года прямо на заседании правительства милиция задержала главу Государственной службы чрезвычайных ситуаций Сергея Бочковского и его заместителя Василия Стоецкого. Печерский районный суд Киева отпустил обоих под залог в размере 1,18 млн грн с каждого. 2 ноября прошлого года обвинительный акт по их делу направили в Шевченковский районный суд столицы.

Бывший глава Государственной службы занятости Ярослав Кашуба оказался ещё более удачливым. 11 сентября 2015 года сотрудники СБУ задержали его в служебном автомобиле в центре Киева во время получения взятки в размере 622 тыс. грн. По версии СБУ, «чиновник организовал механизм получения взяток от участников тендерных торгов, которые проводила госслужба». Однако уже через три дня Кашубу отпустили под залог в 1,8 млн грн, отстранив от должности до 12 января нынешнего года. Теперь Кашуба требует восстановить его в долж­ности.

Дело №4. Пожар в одесском Доме Профсоюзов

Состав преступления: в результате столкновений между пророссийскими и проукраинскими активистами погибли 48 человек и более 200 получили ранения. Большинство погибли во время пожара в Доме профсоюзов, где располагался лагерь пророссийских активистов.

Время совершения преступления: 2 мая 2014 года

«Мы провели 340 судебных экспертиз, допросили более 1 тыс. человек, провели более 100 осмотров и около 80 обысков, — рассказал в интервью Фокусу о расследовании одесских событий министр внутренних дел Арсен Аваков. — В итоге выделили 24 подозреваемых, среди которых, к примеру, представитель Правого сектора, застреливший одного из участников пророссийского митинга. То есть всё очень неоднозначно. 14 человек объявили в розыск. Многие из них находятся в России, в Крыму либо на оккупированных территориях Донбасса».

Однако Международная консультативная группа Совета Европы, работавшая в Одессе в течение 7 месяцев, в целом негативно оценила работу МВД и ГПУ по делу о событиях 2 мая. Ярчайшим примером «отсутствия тщательности», по мнению европейских консультантов, обнародовавших свой доклад в начале ноября прошлого года, является отказ от расследования непонятной задержки прибытия пожарных к Дому проф­союзов, на что следователи не обращали внимания вплоть до декабря 2014 года.

И это несмотря на то, что ещё в октябре 2014-го одесские активисты общественной организации «Верховенство права» опубликовали выдержки из акта служебного расследования Госслужбы чрезвычайных ситуаций, подтверждающего, что тогдашний руководитель ГСЧС в Одесской области Владимир Боделан распорядился не гасить пожар в Доме проф­союзов. Пожарные машины приехали, когда люди уже погибли.

По словам координатора Одесского внеполитического сообщества «Группа 2 мая» Татьяны Герасимовой, Боделан некоторое время скрывался в России, где охотно давал интервью пропагандистским телеканалам, рассказывая всевозможные небылицы об одесских событиях. Теперь он снова вернулся в Одессу, где его никто не преследует и не разыскивает, несмотря на уголовное дело, возбуждённое против него по требованию общественных активистов. Последние также настояли на возбуждении уголовного дела против бывшего главы областного управления милиции Петра Луцюка. Согласно служебным инструкциям, он был обязан ввести так называемый план «Волна»: использовать водомёты, слезоточивый газ и разогнать людей. Если бы это сделали, пожара в Доме профсоюзов удалось бы избежать.

По мнению Татьяны Герасимовой, правоохранители получили приказ саботировать расследование, создавая видимость активной деятельности. Поэтому спустя три дня после трагедии все материалы Одесского областного управления милиции передали Главному следственному управлению МВД Украины. После нескольких месяцев работы следователи ГСУ подготовили обвинительное заключение, касающееся 23 антимайдановцев, задержанных в торговом центре «Афины». Именно по этому эпизоду сейчас проходят слушания в Малиновском районном суде Одессы. По остальным эпизодам формально ведётся следствие. Разгромный доклад Международной консультативной группы вынудил власть внести изменения в ход следствия: дело забрали у ГСУ и направили в… Одесское областное управление МВД.

«Такое ощущение, что объективное расследование нужно только международным структурам, журналистам, общественным активистам, а также российским или пророссийским пропагандистам», — возмущается Татьяна Герасимова.

По её словам, в объективности расследования не заинтересованы правоохранители, которые, выполняя чьи-то приказы, не вмешивались в кровавое противостояние. Эта объе­ктивность, возможно, не нужна и политикам, прикрывающим сейчас своих людей во власти, которые были замешаны в событиях 2 мая. Не нужна она и праворадикальным организациям, представители которых наравне с антимайдановцами обвиняются в убийствах и организации беспорядков в Одессе. Помноженные на вездесущую коррупцию, эти интересы составляют мощное лобби, исключающее возможность когда-либо узнать правду о трагических событиях 2 мая.

Дело №5. Разборки в Мукачево

Состав преступления: в результате вооружённого конфликта между представителями Правого сектора и людьми народного депутата Михаила Ланьо 3 человека были убиты, ещё 13 ранены, в том числе 6 милиционеров.

Время совершения преступления: 11 июля 2015 года

Перестрелка, в которой были задействованы пулемёт, гранатомёты и автоматы Калашникова, произошла не в Донецком аэропорту, а более чем за тысячу километров от линии фронта. Когда выступившая на стороне людей Ланьо милиция попыталась заблокировать бойцов ПС на трассе Киев — Чоп, они расстреляли из гранатомётов два патрульных автомобиля и отступили в лес, где их окружили спецподразделения МВД. Двое бойцов ПС были ранены и сразу же отправлены в Ужгородскую больницу, где находятся до сих пор под охраной сотрудников МВД. Ещё двое добровольно сдались властям. Сейчас они находятся в Киевском СИЗО. Остальные, точное количество которых неизвестно, прошли через кольцо окружения и скрылись.

Двое из них 8 сентября 2015 года погибли в ДТП в Покровском районе Днепропетровской области, недалеко от базы Правого сектора. Бывшего главу ПС в Закарпатской области Романа Стойку, который участвовал в перестрелке, исключили из организации. Он, по информации губернатора Закарпатья Геннадия Москаля, скрывается на базе Добровольческого украинского корпуса в селе Новогродовка Донецкой области под именем Комбат Честный. Другие фигуранты мукачевских событий якобы находятся на базе ДУК на Днепропетровщине.

По мукачевским событиям МВД открыло три уголовных производства: создание преступной организации, террористический акт и превышение власти и служебных полномочий (относительно действий правоохранителей). Верховная Рада создала Временную следственную комиссию по расследованию обстоятельств инцидента. 18 сентября прошлого года глава этой комиссии Николай Паламарчук заявил, что «вооружённый конфликт 11 июля в значительной степени был спровоцирован действиями руководства УМВДУ и УСБУ в Закарпатской области». По его словам, руководители и сотрудники этих органов не только были проинформированы о встрече представителей бойцов Правого сектора с Михаилом Ланьо, но и принимали участие в организации этой встречи и её оперативном сопровождении.

В заключении комиссии также сказано, что «главной причиной вооружённого конфликта стало выяснение отношений между представителями основных политико-бизнесовых группировок Закарпатской области по контролю за контрабандными потоками, которые проходят через государственную границу Украины на территории этой области». Комиссия предложила парламенту принять несколько постановлений, которые бы обеспечили не только скорейшее раскрытие «дела 11 июля», но и сделали более эффективной борьбу с контрабандой. Однако это предложение на голосование в Раде поставлено не было.

«С тех пор я несколько раз направлял запросы в ГПУ о ходе следствия, но всегда получал общий ответ, что «дело расследуется», — рассказал Николай Паламарчук Фокусу. — Не могу понять, почему такое в целом несложное дело расследуют так долго. Возможно, всё дело в том, что с течением времени мукачевские события стали неинтересными как для общества, так и для руководства страны».

Адвокату членов Правого сектора, участвовавших в событиях11 июля, Сергею Пархоменко подробности следствия также неизвестны. «Защите не позволяют ознакомиться с материалами уголовного производства, хотя законом это предусмотрено, — рассказал Фокусу Пархоменко. — В Мукачеве говорят, что дело находится в Киеве, а в Киеве — что его передали в Мукачево».

Отказываясь от полноценного расследования перестрелки в Мукачеве, власть фактически даёт сигнал обществу: за стрельбу с человеческими жертвами ничего никому не будет. В крайнем случае, пострадают стрелочники. Настоящие же виновники событий, занимающиеся незаконным бизнесом и превращающие государственные структуры в мафиозные, останутся на свободе.

* Фокус отправил запросы в СБУ, ГПУ, МВД и НАБУ, чтобы узнать, как продвигаются расследования по всем этим делам. Однако ответ пришёл только от СБУ.

Ещё 8 резонансных дел, которые рискуют остаться «глухарями»

2 ноября 2015 года

Покушение на генпрокурора Виктора Шокина

Вечером 2 ноября рабочий кабинет Виктора Шокина обстрелял снайпер. О покушении заявил главный военный прокурор Анатолий Матиос, отметив, что снайпер, по всей видимости, использовал тепловизор. Матиос также сообщил, что злоумышленник стрелял трижды и каждый раз попадал в разные части окна кабинета.

Что сейчас. 23 февраля руководитель аппарата СБУ Александр Ткачук заявил, что расследование покушения на генпрокурора «существенно продвинулось». Однако назвать какие-либо детали отказался. Не смог он ответить и на вопрос, есть ли подозреваемые по данному делу.

11 сентября 2015 года

Задержание главы Госслужбы занятости Ярослава Кашубы

Кашубу задержали в центре Киева в его служебном автомобиле во время получения взятки в размере 622 тыс. грн. Прибывший на место задержания глава СБУ Василий Грицак заявил: «Думаю, сегодняшний случай заставит задуматься тех, кто хочет зарабатывать деньги преступным путём». Менее чем через неделю после задержания Ярослава Кашубу отпустили под залог более чем 1,8 млн грн.

Что сейчас. На днях министр социальной политики Павел Розенко заявил, что Печерский райсуд Киева обязал восстановить Кашубу в должности главы Службы занятости. Розенко также сообщил, что никакого судебного рассмотрения дела о взяточничестве нет.

2 сентября 2015 года

Расстрел мобильной группы в зоне АТО

Мобильную группу, которая отслеживала контрабанду в зоне АТО, расстреляли неподалёку от г. Счастье Луганской области. Тогда погибли волонтёр Андрей Галущенко с позывным Эндрю и старший лейтенант Госфискалслужбы Дмитрий Жарук. Ещё 4 были ранены. Глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий Тука заявил, что к расстрелу причастны военнослужащие ВСУ, покрывающие контрабанду товаров через линию разграничения в этом районе.

Что сейчас. По подозрению в умышленном убийстве с отягощающими обстоятельствами задержаны демобилизованные боец разведроты 92-й ОМБ Павел Долженко (позывной Крым), а также старшина Александра Свидро (позывной Змея).

31 августа 2015 года

Взрыв гранаты у ВР

Во время принятия в первом чтении поправок в Конституцию в части децентрализации и особого статуса Донбасса агрессивно настроенные активисты пытались штурмовать парламент. Позже в толпе у ВР взорвалась боевая граната: погибло четверо бойцов Нацгвардии, около 150 человек получили ранения. Задержаны 10 человек, министр внутренних дел Арсен Аваков обвинил в провокации лидера ВО «Свобода» Олега Тягнибока.

Что сейчас. Дело расследует ГПУ и СБУ. Главный подозреваемый — экс-боец батальона «Сич» Игорь Гуменюк свою вину не признаёт. В феврале 2016-го суд обязал Авакова опровергнуть обвинения в адрес Тягнибока.

Июнь 2015 года

Пожар на БРСМ

В результате масштабного пожара и нескольких взрывов на нефтебазе под Киевом погибло шесть и пострадало около 20 человек. По заявлению министра внутренних дел Арсена Авакова, нефтебаза (которую связывали с экс-министром экологии Эдуардом Ставицким) работала с нарушениями. Бывший глава СБУ Валентин Наливайченко заявлял, что сеть выводит деньги за рубеж (последнее заявление руководство компании опровергло, потребовав извинений).

Что сейчас. Дело об экоциде, вследствие которого могла возникнуть экологическая катастрофа, закрыто 18.06.2015 в связи с отсутствием в данном происшествии состава уголовного правонарушения. Однако Главное следственное управление Национальной полиции Украины продолжает расследование дела по сразу нескольким статьям Уголовного Кодекса. Под домашним арестом находится инженер нефтебазы по технике безопасности.

25 марта 2015 года

Задержание руководства ГСЧС

Глава Службы чрезвычайных ситуаций Сергей Бочковский и его заместитель Василий Стоецкий были задержаны «в прямом эфире» на заседании Кабмина. Им инкриминировалось вымогательство, а также хищение госсредств.

Что сейчас. Обвиняемых отпустили под залог в 1,2 млн. В конце 2015-го дело Бочковского и Стоецкого было направлено в суд. Следствие установило, в частности, хищение 1 млн грн госсредств.

22 февраля 2015 года

Теракт в Харькове

После митинга, приуроченного к годовщине Евромайдана, в колонне активистов, двигавшейся от Дворца спорта в сторону Московского проспекта, сработало взрывное устройство. Два участника митинга погибли на месте, ещё двое скончались в больницах, число пострадавших составило 11 человек. Среди погибших — 15-летний подросток.

Что сейчас. Исполнителей теракта задержали, но суд до сих пор не вынес обвинительный приговор.

Февраль 2014 года

Нефть Курченко

В ходе расследования ГПУ по фактам присвоения госимущества, незаконного обогащения, а также фиктивного экспорта в 2011–2014 годах компаниями Сергея Курченко суд арестовал несколько десятков тысяч тонн нефтепродуктов и газоконденсата.

Что сейчас. После череды противоречивых судебных решений (в том числе снимавших арест с нефтепродуктов) часть из них была реализована. Прокуратура Одесской области расследует уголовное дело об их разворовывании служащими ГП «Укртранснафтопродукт». Сам Курченко, которого называют «банкиром семьи Януковича», скрывается от правосудия в Москве.

Дмитрий Синяк, опубликовано в журнале ФОКУС


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой ин