Иловайский мартиролог 7-29 (31) августа 2014 года

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Иловайский мартиролог 7-29 (31) августа 2014 года

Сегодня уже есть окончательная цифра безвозвратных потерь украинских войск под Иловайском.

И всех погибших и пропавших без вести можно назвать поименно ...

Количество погибших при осуществлении Иловайской операции и выходе из окружения по так называемому зеленому коридору (которого на самом деле не было) — один из главных предметов политических спекуляций. Политиками, журналистами, общественными деятелями, военными назывались разные цифры: 1 тыс., 450, 350 и т. д.

В августе 2014 года украинские войска имели наибольшие по сравнению с другими месяцами войны, потери. Всего на сегодня окончательно признаны погибшими на протяжении августа 2014-го 699 бойцов. Если учесть идентифицированных по ДНК погибших, чьи родители не хотят признавать этот факт, а также пропавших без вести, то цифра должна увеличиться еще примерно на 40, и тогда будем знать окончательное количество погибших в украинской армии за август 2014 года (включая потери в секторе Д — на юге Донецкой области, в секторе А — под Луганском и т.д.). Поэтому о «тысячах погибших украинских патриотов» речи быть не может.

14 августа 2015-го Анатолий Матиос обнародовал результаты расследования Иловайских событий военной прокуратурой. Он заявил: «Потери личного состава украинских Вооруженных сил, Национальной гвардии, МВД составляют 366 погибших, 429 раненых, 128 попали в плен, 158 считаются до сих пор пропавшими без вести».

В тему: Накануне Иловайского котла. Свидетельство майора Шмигельского

Практически сразу в этой цифре усомнился в одном из интервью авторитетный военный, который на протяжении 30 августа — 2 сентября 2014 ujlf возглавлял сбор тел погибших в районе Иловайска, полковник Игорь Палагнюк:

— Откуда тогда взялась информация, что погибло 360, 460 от того же Матиоса, а Геращенко вообще озвучивал тысячи погибших людей?..

— А откуда я знаю? Моя группа первая туда зашла и последней вышла, только мы, по сути, и работали с пленными, ранеными и погибшими. Еще по захоронениям откапывали людей, но данные отправляли непосредственно в штаб, мимо меня. Впрочем, там не слишком много было, основную массу двухсотых собрал я. С теми, что были закопаны, ну, может, до 200 человек погибших. И я больше чем уверен, что там закопаны были и россияне.

Мы тщательно проанализировали списки боевых потерь, которые составляют в Главном управлении персонала Генерального штаба Вооруженных сил Украины, штабах объединений и соединений, военкоматах, Национальной гвардии Украины. Провели опрос людей, работавших над сбором тел погибших под руководством Игоря Палагнюка, работавших в поисковой миссии «Эвакуация-200» («Черный тюльпан») под руководством Гражданско-военного сотрудничества Вооруженных сил Украины.

Исследовали данные Днепропетровского, Запорожского и Харьковского бюро судебно-медицинских экспертиз, куда поступали тела погибших. Проверили свидетельство об обстоятельствах исчезновения (гибели) бойцов, которые оставляли их родные и друзья в Объединенном центре освобождения заложников при Службе безопасности Украины, а также на различных интернет-ресурсах, что помогают искать пропавших без вести. Опросили большое количество командиров, офицеров, рядовых бойцов, членов семей погибших и пропавших без вести, собрали сведения о месте и обстоятельствах гибели людей.

В тему: Дело Безъязыкова: СБУ оправдывает свое существование?

На основании этих данных можно сделать вывод, что Паланик и Матиос были близки к определению точной цифры количества погибших. Но, как отметил военный прокурор в одном из своих интервью, за работой по уточнению обстоятельств событий во Иловайску работали несколько человек фактически на «голом» энтузиазме. Именно поэтому в списках, которые обнародовал Матиос, есть немало недостатков. Там представлены 209 фамилий и данные о 157 неидентифицированных телах, захороненных в Днипре и Запорожье, но:

  • среди названных поименно воинов далеко не все погибли в Иловайске. К примеру, там приводятся фамилии Ивана Ломачука, Владимира Степанюка, Сергея Пивоварчука — военнослужащих 30-й бригады, погибших под селом Степановка (в секторе Д) 6 августа 2014 года; младшего сержанта Александра Карасика, который трагически погиб во время движения ротно-тактической группы 92-й бригады в зону АТО (в помощь бойцам, окруженным в Иловайске). Фигурирует также имя бойца НГУ Вадима Наумова, героически погибшего 1 сентября 2014-го и так далее;
  • среди неидентифицированных погибших немало тел привезены из других локаций, не связанных с событиями в Иловайск, прежде всего с территории Сектора Д. Кроме того, в судебно-медицинских экспертизах учтены отдельными погибшими фрагменты 22 тел. На такое количество «неидентифицированных погибших» также увеличен и список Матиоса. Эти фрагменты тел (даже самые мелкие косточки) были собраны поисковиками миссии «Эвакуация-200» («Черный тюльпан»), которые обследовали места боев спустя некоторое время после работы групп Палагнюка, унесших основные части погибших.

В тему: Как геройски сражался и погиб командир 51-й бригады Павел Пивоваренко

В то же время в списках Матиоса отсутствует большое количество других погибших. Однако что интересно: если вычесть лишних и добавить отсутствующих, в конечном итоге общая цифра погибших, названная Матиосом, остается почти неизменной (см. «Хронология потерь»).

Отдельная категория потерь — пропавшие без вести (см. «Пропавшие без вести»). Их можно условно разделить на четыре категории:

1. Самая большая категория — идентифицированные по ДНК среди погибших, а также в большинстве случаев следственными органами вынесенные постановления о закрытии дел. Однако семьи по разным причинам отказываются признать это, судятся со следственными органами, жалуются в правозащитные и международные организации. В конечном итоге эти ребята до сих пор в одних списках числятся пропавшими без вести, в других — пленными (но место их пребывания неизвестно), в третьих — погибшими. Прежде всего речь идет о семьях воинов 93-й отдельной механизированной бригады, где на сегодня практически все идентифицированы по ДНК, но мамы считают, что данные сфальсифицированы и их дети находятся в плену.

2. Семьи сдавали ДНК, но совпадений нет. В то же время поисковиками (но не следственными органами) ориентировочно установлено: какие тела принадлежат тому или потому погибшему из числа тех, чьи семьи сдавали ДНК, и совпадений нет. В этом случае нужно проводить дополнительные действия:

а) отбирать образцы ДНК у максимального количества близких родственников;

б) отбирать ДНК у погибшего, осуществлять эксгумацию, выяснять в каждом конкретном случае, почему нет совпадений.

Все такие случаи — сложные и уникальные. Но уже были обнаружены и доведены до полной идентификации более 10 из них (например, когда в первом анализе ДНК по маме не было совпадений и только повторные тесты доказали, что конкретный погибший — ее сын). Но остается еще примерно столько же.

3. Семьи принципиально не сдают ДНК. Самая главная причина: не доверяют правоохранительным органам, считают, что те фальсифицируют данные ДНК, надеются, что их близкий в плену. Другие случаи: семья благосклонна к «ЛНР-ДНР» или погибший вообще не имел близких родственников, которые могли бы сдать ДНК.

4. Дезертиры, что и дальше «висят» в списках Министерства обороны Украины как пропавшие без вести (больше всего таких из 51-й бригады). Сегодня их осталось ориентировочно 15. Они легко вычисляются: семьи никуда не обращаются с заявлениями об исчезновении, избегают общения с кем-либо. Что интересно: этой «публике» до сих пор выплачивается зарплата.

По состоянию на сегодня нет совпадений по ДНК по 37 военнослужащим и добровольцам (принадлежащих к первым трем описанных категорий). В то же время 19 погибших украинских воинов, чьи тела вывезены из района Иловайска, также вообще не идентифицированы (кроме того, есть еще два тела, о которых нельзя с уверенностью сказать, что они принадлежат украинской стороне). Очевидно, эти 19 — погибшие, чьи семьи не сдали ДНК или в отношении которых по разным причинам нет совпадений по ДНК.

Куда делись остальные 18? Это прежде всего бойцы батальона «Кривбасс», некоторые из «Донбасса» и «Ивано-Франковска». К сожалению, логичнее объяснение, которое, кроме того, имеет немало аргументов: они были захвачены в плен отрядами сепаратистов во время самостоятельного выхода из окружения. Регулярные российские военные о пленных не знали, и сепаратисты (прежде всего речь идет об отрядах Моторолы и Гиви) их просто «по-тихому» убили. Тела этих воинов не найдены, потому что террористы их спрятали ...

Итак, суммируя все вышеизложенное, мы имеем 368 погибших в Иловайске в течение 7-31 августа 2014 года, а также еще 18 тех, чьи тела не найдены, поэтому их относят к пропавшим без вести.

Ярослав Тинченко, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главн