Накануне Иловайского котла. Свидетельство майора Шмигельского

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

О трагических событиях августа 2014 года — человек, которого уже нет в живых ...

В Печерском районном суде г. Киева до сих пор рассматривается дело по обвинению в государственной измене полковника Ивана Безъязыкова, который в прошлом году вышел из плена. Поскольку полковник не относится к «майдановцам» или «добровольцам», его дело не имеет такого широкого резонанса, как в других случаях, когда речь идет о судьбах общественных активистов. В то же время, происходит беспрецедентное в судебной практике событие: судят полковника Вооруженных Сил Украины, который, находясь в плену, якобы сотрудничал с сепаратистами.

Дело Ивана Безъязыкова может быть ключом к ответу на один из главных вопросов, который интересует украинское общество: кто виноват в расстреле украинских войск под Иловайском?

В тему: Как выжить в плену и после него

Полковник служил в штабе сектора Д, возглавляемого генералом Петром Литвиным, большинство войск которого 13-го августа 2014 года в результате артиллерийских обстрелов оставили свои позиции и самовольно убыли домой. Важная шоссейная дорога, а также большой кусок российско-украинской государственной границы оказались в руках врага.

Теперь генерала Литвина, а также его штаб обвиняют в том, что они якобы скрыли эти обстоятельства, из-за чего украинские войска попали в ловушку.

В тему: Генеральский «полк» Литвиных: дезертирство клану не помеха

Однако начальник штаба сектора Д полковник Петр Ромигайло еще осенью 2014 года, во время рассмотрения этого дела специальной парламентской комиссией, отверг эти обвинения и доказал, что неоднократно докладывал об опасности начальнику Генерального штаба ВСУ и руководству проведения АТО. Из его слов следовало, что руководство не обратило внимания на угрожающую ситуацию, которая сложилась в секторе Д.

Между тем семьи военнослужащих 30-й отдельной механизированной бригады, которые, вероятно, погибли под Степановкой и Мариновкой, требовали от генерала Петра Литвина и других ответственных лиц разыскать тела близких. Именно под их давлением полковник Иван Безъязыков, майор Валерий Шмигельский и капитан Е. Мандажи 16-го августа отправились с белым флагом в село Степановка, чтобы договориться о передаче тел, где их и захватили в плен.

Почему в эту командировку поехал начальник разведки Сектора Д полковник И. Безъязыков? Ответ достаточно прост: больше некому было это сделать. В секторе Д оставалось очень мало людей. Позднее письменные показания об этой поездке, а также о пребывании в плену, предоставил майор юстиции Валерий Валентинович Шмигельский. К сожалению, этот достойный офицер, выпускник Военного института Киевского университета им. Т. Шевченко, участник миротворческих операций, трагически погиб в ДТП 5 июня 2016 года.

В тему: Дело Безъязыкова: СБУ оправдывает свое существование?

Приводим свидетельство Валерия Валентиновича почти без изменений. По этическим соображениям мы только опустили фамилии предателей, перешедших на сторону врага, поскольку, очевидно, члены их семей живут в Украине и к этому преступлению не имеют отношения.

«16 августа 2014 года я находился в пгт. Кутейниково, Амвросиевского района Донецкой области. Примерно в 9:00 утра ко мне подошел полковник Мицель Ф.В. — начальник Ужгородского зонального отдела Военной службы правопорядка и сообщил, что в с. Степановка, Шахтерского района Донецкой области в ночь с 13 на 14 августа состоялся бой между подразделениями 30-й отдельной механизированной бригады и сепаратистами. В ходе боя вероятно были человеческие потери, и подразделение Вооруженных Сил Украины вынуждено было оставить с. Степановку. Полковник Мицель Ф.В. сказал мне, что в секторе «Д» формируется переговорная группа, в состав которой должны войти представитель Военной службы правопорядка. Задачей этой группы будет выезд в село Степановка и проведение переговоров с сепаратистами, о предоставлении последним возможности (вывоза А.) тел погибших военнослужащих. Поскольку переговорная группа создана была по распоряжению начальника штаба сектора «Д» полковника Ромигайло П. Д., я согласился войти в состав переговорной группы.

Примерно в 11 часов 16 августа мы, 3 офицера (полковник Безъязыков И. М., я капитан Мандажи Е. П.) и группа прикрытия из нескольких военнослужащих роты глубинной разведки выбыла в село Степановку. Я с разведчиками двигался на БТР-80, а полковник Безъязыков И. М. и капитан Мандажы Е. П. на внедорожнике Мицубиси. Таким образом мы доехали до последнего населенного пункта, контролируемого ВС Украины — с. Петровское. Там мы оставили группу прикрытия и БТР-80, и втроем отправились в Степановку на внедорожнике Мицубиси.

На автомобиле был прикреплен белый флаг.

По дороге мы заехали на Саур-Могилу, которая по состоянию на 16 августа еще удерживалась нашими военнослужащими. Уточнив у них обстановку, мы поехали дальше в село Степановку.

В тему: Как геройски сражался и погиб командир 51-й бригады Павел Пивоваренко

Примерно через километр мы пробили автомобильную шину, и решили поменять запасное колесо. Я с капитаном Мандажи Е. П. занимался заменой колеса, а Безъязыков И. М. смотрел на село в бинокль, но, по его словам, он никого не увидел. В течение часа, пока мы меняли колесо, Степановку обстреливали из тяжелой артиллерии с стороны наших позиций. Полковник Безъязыков И. М. к кому-то позвонил и попросил, чтобы перестали стрелять, поскольку мы находились у самого села.

Въезжая в село, мы не встречали и не видели ни одного живого человека.

Когда мы заехали в центр села, я остался возле автомобиля, а Безъязыков И. М. и Мандажи Е. П. сказали, что пройдут еще метров 50 вперед, и если никого не встретят, мы вернемся назад. Через 10-15 минут вверху в воздухе я услышал какое-то шуршание и понял, что село снова обстреливают. Примерно в 15-20 метрах от меня начали рваться снаряды. Один осколок попал мне в кевларовый шлем позади, когда я прыгнул за кучу отсева. Так я пролежал примерно минут 10-15, возможно, на время потерял сознание, а потом, когда немного пришел в себя, отполз за забор, который частично был также разрушен. Через минут 10 я услышал, что капитан Мандажи Е. П. громко кричит мое имя. Я поднялся и вышел на дорогу. Примерно в 30 метрах от меня двигалось несколько вооруженных мужчин с нацеленными на меня автоматами. Один из них прятался за спину Мандажи Е. П., у которого были связаны руки. На ломаном русском языке мне выкрикнули, чтобы я снял свой автомат, и отбросил его подальше от себя. Когда я это сделал, ко мне подбежали два человека и бросили меня на землю лицом вниз.

По их разговору я понял, что это наемники из Чечни. Когда я их об этом спросил, один из них мне ответил, что он офицер вооруженных сил Чечни. На вопрос, что он делает в Украине, от ответил, что защищает «русских братьев» от бандеровцев. Когда мне связали руки, то погрузили в наш автомобиль и увезли в соседнее село Дмитровка, и бросили нас троих в сточную яму. В яме мы провели несколько часов. В течение этого времени нас поодиночке доставали из ямы и водили на допросы. В ходе этих так называемых допросов сепаратистами неоднократно применялось грубое физическое насилие, угрозы убийством, имитация расстрела в голову.

Оружие: АКС-74 и 240 патронов 5,45 до него, две гранаты РГД-5, магазин с восемью патронами к ПМ, личные документы и материальные ценности у меня были отобраны во время задержания.

Затем, когда стемнело, нас погрузили в грузовой микроавтобус и, как потом оказалось, повезли в г. Донецк.

В Донецке нас с завязанными глазами завели в какой-то подвал и снова начали допрашивать. После этого нас снова погрузили в автомобиль и увезли, как потом стало понятно, в здание Донецкого областного управления СБУ. Там, в подвальном помещении были оборудованы несколько камер, в каждой из которых сидело много людей. Нас развели по разным камерам.

В течение моего пребывания в подвале почти каждый день в камеры приводили новых пленных из Вооруженных Сил Украины.

22 августа нас перевели в бывший архив Донецкого областного управления СБУ. Количество заложников по состоянию на 22.08.14 было 54 человека.

24 августа нас всех вывели на так называемый парад военнопленных в центре г. Донецк. Меня и других пленных подняли в архиве СБУ около четырех часов утра и никто не конкретизировал: куда нас поведут, хотя ходили слухи, что нас поведут на парад военнопленных, или погонят на минное поле в аэропорт «Донецк». Террористами нам было доказано, что кто не пойдет, то он будет расстрелян. Все эту команду выполнили, в моем присутствии никого не расстреливали и не били. После осуществления так называемого парада нас вернули в камеру архива СБУ.

В тему: Как были добыты и сохранены доказательства вторжения РФ в августе 2014-го

Условия проживания были ужасными, а питание неудовлетворительным и недостаточным. Почти 70 дней ели только хлеб и водянистую кашу, которую готовили в столовой СБУ. Булка хлеба делилась между 10-12 лицами. Бывало, что охранники по несколько дней забывали о нас, и мы посещали туалет прямо в камере (имели бутылки в камере и т.д.).

Кроме того, каждого из пленных неоднократно вызывали на допросы к представителям так называемой ДНР. Допросы проводило лицо с позывным «Заяц», которого зовут Виктор Васильевич, ростом он 185 см., с черными волосами на голове, близорукий и при личном общении пользуется очками и имеет навыки работника правоохранительного органа, уроженец города Ярмолинцы Хмельницкой области, и лицо с позывным «63», психически неуравновешенный, агрессивный, сторонник господства славянства на планете, называл себя «руским», он в возрасте 50 лет, ростом 175 см.

Охрану осуществляли вооруженные сепаратисты, с их слов были на 80% жители г. Славянска. Охранники: позывной «Крутой» — Пилипенко Сергей Иванович, 1957 г.р., родом из Черкасской области. Позывной «Адреналин» — Колесник Иван Иванович, родом из Амвросиевского района. Позывной «Кент» — Ищенко Ярослав, 01.01.91 г.р., родом из Славянска. Позывной «Кирилл» — Коняхин Александр, 1987 г.р., житель г. Славянска.

В течение первого месяца пребывания в заложниках в помещении УСБУ в Донецкой области на сторону сепаратистов перешло четыре военнослужащих внутренних войск и военнослужащий Вооруженных Сил Украины — механик-водитель 24-й отдельной механизированной бригады«.

Ярослав Тынченко, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение о