Кадастр исчезающих сокровищ

|
Версия для печатиВерсия для печати
   Фото: УНИАН

Создание национальной открытой базы археологического наследия Украины может стать весомым инструментом не только его учета, но и сохранения. Если нынешнее положение дел сохранится, мы можем потерять практически все отечественное археологическое наследие, и довольно быстро.

Украина объявила 2018-й Украинский годом культурного наследия в контексте аналогичного европейского. В Европе понемногу отходят от принципа, что объекты, которые принадлежат к упомянутому выше общенациональному достоянию, нужно просто защищать и реставрировать (или консервировать). Надо еще и привлекать граждан к интеракции с ними. То есть не только наделить знаниями о том или ином культурно-историческом феномене, но и сформировать у лица определенную эмоциональную связь с ним. Пока в нашем государстве будут руководители городов и бизнеса, для которых уничтожение чего-то вроде остатков застройки времен Киевской Руси на Почтовой площади для возведения очередного ТРЦ не представляет этической и репутационной угрозы и не влечет за собой серьезного наказания, археологическое наследие Украины находится под угрозой.

Но не меньше вреда ему наносит отсутствие открытого электронного национального археологического кадастра или карты, в которых фиксировались бы реальное количество и границы археологических памятников и объектов.

Фактически и на бумаге

Один из главных ключевых моментов для понимания проблематики защиты археологического наследия Украины заключается в том, что памятники археологии - это чисто государственная собственность и невозобновимый национальный ресурс, который ничем нельзя заменить после разрушения. Сегодня археологическое наследие нашего государства защищено и Конституцией, и Законом об охране культурного наследия, которые предусматривают, что его, по крайней мере, нельзя разрушать. Как отмечают в комментариях Тижню член правления Союза археологов Украины Евгений Синица и директор Охранной археологической службы Украины Антон Корвин-Пиотровский, государство сейчас фактически сложило с себя саму контрольную функцию относительно упомянутых выше объектов. «Сегодня контрольная функция государства через археологическую экспертизу отсутствует как на уровне областных управлений охраны культурного наследия, так и на уровне Минкульта, где такой инспекции нет. Согласно закону есть инспекционная функция, но фактически ее нет. Банально некому этот контроль осуществлять, не хватает штатных единиц», - рассказывает Антон Корвин-Пиотровский.

Он отмечает, что в соответствии с законодательством это должны делать центральный орган исполнительной власти в сфере охраны культурного и археологического наследия, то есть Минкульт, охранные органы в областях. Из-за отсутствия конкретных требований к тому, какими должны быть упомянутые органы, их функциями наделены администрации на местах. Много где это - отдел, сектор, управление - редкий формат, к тому же там не хватает специалистов-археологов. Важно, что именно там дают разрешения на все, что касается археологических памятников местного значения. Минкульт контролирует национальные памятники, а их не так много.

На рубеже 1990-2000-х годов практически в каждой области действовала археологическая инспекция, также было специализированное управление защиты культурного наследия, которое их курировало. Сейчас таких инспекций по всей Украине остались единицы. В частности, такая есть в Херсонской области, она ведет учет объектов археологического наследия и мониторит их состояние, однако и ее думают ликвидировать.

«Украина задекларировала свою проевропейскость, присоединилась к Мальтийской конвенции, однако наше законодательство идеологически совершенно другое. Закон об охране археологического наследия - это действительно закон о работе археологов, некий регламент работы сообщества, а не защиты и охраны археологического и культурного наследия», - констатирует Евгений Синица. Речь идет о принятой в 1992 году в Мальте Европейской конвенции об охране археологического наследия, в которой последнее названо источником европейской коллективной памяти. А также прописаны нормы обязательной каталогизации такого наследия, создания археологических заповедников там, где это возможно, а также механизмы их защиты. «Украина ратифицировала Мальтийскую конвенцию полтора десятка лет назад.

Наша беда в том, что нормы законов, в том числе по охране памятников, меняются часто и абсолютно бессистемно. Сейчас происходит дерегуляция бизнеса, отменяются определенные разрешительные процедуры. Под этот шумок с чем-то пустяковым отменено согласование строительства на археологических памятниках, на объектах культурного наследия», - описывает ситуацию Антон Корвин-Пиотровский. И добавляет: «У нас часто ссылаются на рейтинг Doing Business, и для того, чтобы подняться в нем еще на несколько ступенек, пытаются все отменить, что попадает под руку. В тех государствах, которые занимают в этом рейтинге первые позиции, очень строгие нормы по охране культурного наследия. Там можно практически все, но не на археологическом памятнике или в центре города».

Согласно украинскому законодательству есть памятники археологии, а есть объекты археологического наследия. Они отличаются тем, что первые внесены в госреестр, а вторые - нет. Доля объектов, получивших юридический статус археологических памятников, по словам экспертов, с которыми пообщался Тиждень, в грубом подсчете составляет около 1% всей археологического наследия Украины. Этим пользуются застройщики. Согласно Земельному кодексу местные органы охраны археологического наследия имели функцию согласования тех объектов, которые так или иначе касались объектов археологического наследия. После изменений в упомянутом Кодексе вместо слова «объекты» появился термин «памятки».

Антон Корвин-Пиотровский констатирует, что с археологической экспертизой ситуация не лучше. Раньше все проекты землеустройства согласовывались с органами охраны культурного наследия на основании археологической экспертизы. В рамках дерегуляции законом о регулировании градостроительной деятельности отменены все памятникоохранные экспертизы. «Если в Киеве и крупных городах незаконные действия в отношении культурного наследия, прежде всего архитектурных памятников, на виду, то что происходит с памятниками археологии, которых банально не видно и наличие которых может подтвердить только специалист, - большая тайна. Наибольший вред отечественному археологическому наследию наносят не черные археологи, а строительные и земляные работы. Черный копатель вынимает отдельные вещи, а вот бульдозером можно срыть памятник вообще, навсегда ее разрушив», - отмечает археолог.

В тему: Неисчислимые утраты

Археологическому кадастру быть?

Важнейшим в Мальтийской конвенции является пункт, в котором прописано участие археологов в планировании городов и территорий, чего в Украине не происходит. Также в документе предусмотрена необходимость проведения превентивных работ там, где археологические объекты могут пострадать в результате тех или иных строительных или земляных работ. Сейчас идут активные дебаты относительно свободной продажи земель сельскохозяйственного назначения. И это проблема, потому что земельщикам археология неудобна, потому что так или иначе появляются куски территории, которые занимают археологические памятники, и их уже нельзя использовать под различные нужды.

«В свое время, когда создавали Земельный кадастр Украины, звучало предложение от Института археологии НАНУ, что в этом кадастре отдельным разделом надо показывать археологические достопримечательности. Они подпадают под статус земель историко-культурного назначения. Но такой территория, на которой содержится археологический памятник, не станет, если на нее не будет разработан проект землеустройства, а это нуждается в деньгах. По меньшей мере, несколько тысяч гривен на каждый, а у нас археологических памятников - сотни тысяч», - рассказывает Евгений Синица.

Звучат сообщения, что через год-два в Украине заработает Градостроительный кадастр, к формированию которого археологов также вряд ли допустят. Когда города составляют свои генеральные планы, они стараются не указывать там достопримечательности. Таким образом наше государство не соблюдает положений Мальтийской конвенции, которую ратифицировало, на уровне планирования.

Эксперты, с которыми пообщался Тиждень, отмечают, что системный учет археологических памятников Украины никогда не велся. Несколько десятков тысяч таких объектов брали на государственный учет в 1970-1990-е годы решениями областных, районных советов. Отдельной базы данных не существует, а информация существует в форме гор бумаг и документации. Юридически такие территории имеют статус памятника, но информации о них нигде нет. Это порождает коррупционную составляющую: если выгоднее, чтобы памятник был, он есть, а если нет, то его существование замалчивают.

Еще около 300 тыс. археологических объектов зафиксированы в архиве Института археологии НАНУ в виде результатов исследований в течение всего ХХ и начала XXI веков. Этот массив информации недостаточно просто занести в базу, нужно также провести натурные исследования, проверить, снять благодаря GPS четкие границы, как того требует Земельный кадастр. В действующий Земельный кадастр внесены несколько памятников в Днепропетровской и Одесской областях. Это результат работы местных центров по охране культурного наследия. «Должен быть создан открытый археологический реестр, чтобы все могли посмотреть, что есть на определенной территории, в том числе и застройщики», - в один голос говорят Евгений Синица и Антон Корвин-Пиотровский.

Есть ли подобные проекты археологического земельного кадастра за границей? Например, во Франции есть национальный проект под названием «Археологическая карта Франции», которому почти 100 лет. Это целая государственная организация, которая имеет свои представительства в провинциях. На сегодня она зафиксировала в электронном виде около полумиллиона археологических памятников разных эпох, и эта информация публичная.

В соседней нам Польше есть проект AZP (Archeologiczne Zdjęcie Polski), который реализует с 1978 года. На сегодняшний день около 90% территории страны обследовано, и все археологические объекты, которые там есть, внесены на карту.

Создание карт и кадастров - дело лицензированных специалистов. В Польше в этой области сейчас работает около 10 тыс. ученых-археологов. В Украине их наберется в лучшем случае полторы тысячи. А единственная лицензия на проведение археологической деятельности - это открытое письмо Минкульта.

Научно-исследовательский центр «Охранная археологическая служба Украины» Института археологии НАНУ недавно зарегистрировал научную разработку под названием «Археологическая карта Киевской области», которую за свой счет понемногу наполняет информацией, прежде всего о районах вокруг Киева, где производится активная хозяйственная деятельность. «Так не должно быть, что сегодня в угоду тем, кто поддерживает провластные силы, например девелоперам, аграриям, обрежут разрешительные процедуры по археологическим объектам и памятникам. Должна быть рамочная структура, которая не будет зависеть от того, кто премьер и президент, который будет говорить, что трогать нельзя», - отмечает Евгений Синица.

Вопрос в том, что за созданием археологического кадастра, как и за учетом всех культурных ценностей, составляющих украинское историко-культурное достояние, должна стоять не группа энтузиастов-специалистов, а государство, как в европейских странах. Искать зарубежную грантовую поддержку на создание электронной археологической карты - тоже не вариант, потому что это равнялось бы поиску денег на содержание любой другой государственной собственности, которая прежде всего является интересом и обязательствам каждой конкретно взятой страны.

Если нынешнее положение дел сохранится, мы можем потерять практически все отечественное археологическое наследие, и довольно быстро. В частности, в местах ведения активной хозяйственной деятельности, таких как «золотое кольцо» вокруг Киева, активно застраивают кортежных городами, предприятиями. За примером далеко ходить не надо: пойма реки Ирпень уже размечена кольями на участки, и рано или поздно она будет застроена. А памятников разных времен и эпох там немало. Все отечественные крупные городские агломерации в той же ситуации. Еще один вопрос - крупные инфраструктурные проекты, строительство дорог, которое влечет за собой целую отрасль археологии автострад и усиление спасительной археологической службы в нашем государстве, что должно быть выгодно и археологам, и дорожностроительным организациям.

В украинском обществе до сих пор нет понимания, что археологическое наследие - национальный ресурс, одна из составляющих брендирования нашей нации в мире, которая делает ее узнаваемой. Если его разрушить, он будет утрачен.

База для бренда

Во всем мире археология является визитной карточкой государства, потому что в разных местах она разная, чем исключительно интересна. Когда речь заходит о Древней Греции, то все представляют себе Парфенон или храмы в Дельфах, о Египте - пирамиды, о Великобритании - Стоунхендж и Адрианов вал. Это устойчивый образ, который на руку гражданам тех стран, где находятся все эти объекты.

Мальтийская конвенция, о которой упомянуто выше, содержит еще один очень интересный пункт, в котором говорится о понятии валоризации: археологическое наследие, в которое все же вмешались, должно работать дальше. «В Украине результаты археологических раскопок, зафиксированные в отчетах, имеют ценность для науки. И неизвестно, когда эта информация будет обнародована. Мальтийская конвенция акцентирует внимание на том, что такая информация должна как можно быстрее становиться публичной и вокруг нее должна создаваться познавательная инфраструктура, которая формирует туристическую привлекательность - это то, чего нам не хватает в Украине сейчас», - делится идеями Евгений Синица.

И добавляет: «Археологическое наследие - это тот ресурс, от которого наше государство и общество отказались. В обществе нет понимания, что это ресурс, к тому же невозобновимый». Это непонимание порождает другую проблему: зачем делать музей на Почтовой площади в Киеве и какая из этого чисто деловая выгода? Дело в том, что сначала стоит говорить о возможности создания уникального на территории Европы музейно-археологического учреждения, на основе которого можно построить положительную брендовую составляющую Киева и Украины в целом, что привлечет и туристов, и деньги.

На совершенно конкретных археологических памятниках и артефактах можно построить бренды, узнаваемый положительный образ Украины. Есть такие вещи, которых больше нет нигде. Вспомним оформление наших биометрических паспортов: там использовано украинский археологию и архитектурные памятники. Ведь Украина - это не только Чернобыль, горилка, коррупция, Майдан и война. Это и скифская пектораль, сарматское золото, памятники Киевской Руси. Или Межиреченская стоянка позднепалеолитических охотников на мамонтов, красивое и уникальное место. Не менее интересной является трипольская культура, варяжские и славянские памятники Шестовицкого археологического комплекса.

Археология - это конкретный триггер, привязанный к определенному конкретному региону, и она в разных регионах разная, является элементом не только международной, но и внутригосударственной туристической привлекательности, которая у нас в эмбриональном состоянии. Археологические памятники работают на развитие регионов. Свезти все лучшее, что есть в регионах, в столицу - это абсолютно советская и имперская практика.

В тему: Борис Возницкий: «За 30 лет мы собрали артефактов на 17 миллиардов евро»

Как отмечает Евгений Синица, в древней истории хватает цепочек и сетевых тем, которые сочетают различные части Украины вместе, на что может опираться идея «Восток и Запад вместе». Так же там хватает и “крючков”, которые цепляют нас прежде всего к европейскому историческому контексту: античность, готы, варяги и тому подобное. Так же есть много связей с Востоком. Кочевые культуры (например, скифы, монголы) - это связь и с Казахстаном, и с более глубокими степными территориями в Азии. «Номады не так страшны, как кажется, и они были не только завоевателями, но и теми, кто принес на нашу территорию множество различных технологий. К примеру, каким образом производить чугун.

Это китайская технология, которую нам принесли кочевники. Они же подарили нам технологии верховой езды и конного боя. Авары принесли с собой стремена, и с них начинается история европейского рыцарства как боевой единицы. Дело в том, что ведение боя тяжелой кавалерией без стремян невозможно. Первые европейские тяжелые всадники-кавалеристы - авары», - констатирует археолог. Угроза со стороны кочевников способствовала консолидации местного населения украинских земель и созданию сети сложных фортификационных сооружений. Так появились городища у Трахтемирова и Бельска, а чуть позже так называемые Змиевы валы.

Реки обеспечивали местному населению связь с центром и севером Европы. «Мы не одни, а постоянно в связях. Украина уникальна как перекресток древнего мира, который по живостью уступает разве что Левантийскому побережью. Транзитный потенциал, о котором так любят говорить, был у нас всегда, и им пользовались в пределах доступных в давние времена логистических технологий. Эти цепи дают нам один ответ: Украина - это Европа», - констатирует Евгений Синица.

Анна Трегуб, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com