Как Украину подсадили на еще одну российскую «иглу»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Кто-то во власти цинично работает на Россию. СБУ почему-то молчит.

Ориентация на импорт из России угля и электроэнергии — на фоне до сих пор не преодоленной газовой и атомной зависимости — делают Украину абсолютно беззащитной перед потенциальным шантажом Кремля.

На десятом месяце полномасштабной российской агрессии, которая включает не только военное вторжение в Крым и на Донбасс, информационно-идеологическую войну, но и нескрываемый торгово-экономический и энергетический шантаж, по меньшей мере странными кажутся последние решения о переориентации страны на поставки угля и электроэнергии из России.

Страна, которая несколько последних лет так трудно пыталась избавиться от негативных последствий тотальной зависимости от российского голубого топлива для своего суверенитета, теперь добровольно садится на иглу поставок из РФ еще и тех источников энергии, которые должны были самым быстрым способом укрепить энергонезависимость.

Постановочный коллапс

Сейчас трудно определить, кто именно в нынешней власти и/или энергетическом секторе стоит за театральным сценарием «энергетического коллапса, который нужно преодолеть любой ценой». Но тот факт, что мы имеем дело с искусственно созданной вследствие преступного бездействия или даже деятельности проблемой, заметно невооруженным глазом.

С августа, когда эксперты и СМИ начали бить тревогу из-за ожидаемых проблем с обеспечением энергетическим углем украинских ТЭС, до ноября — декабря, когда это привело к массовым отключениям электроснабжения и стало удобным оправданием для усиления энергетической зависимости от России, ничего не было сделано для того, чтобы это предотвратить.

Особенно заметно это было на примере государственной компании «Центрэнерго», ТЭС которой тотально зависимы от угля антрацитовой группы, добыча которого в Украине почти полностью остался на оккупированных российскими войсками территориях Донецкой и Луганской областей.

Хотя именно «Центрэнерго» как государственная компания должна была показать пример, как решать проблемы с обеспечением углем за счет импорта, запасы последнего на складах ее ТЭС постоянно таяли: с 970 тыс. т в июле до 690 тыс. т в августе, 205 тыс. т в сентябре, 98 тыс. т в октябре, 58 тыс. т в ноябре. И, наконец, были полностью исчерпаны в декабре, что привело к остановке всех угольных энергоблоков Трипольской ТЭС в Киевской и Змиевской в Харьковской области.

В результате сложилась абсурдная ситуация, когда при остром, но объективном дефиците газа из-за искусственного дефицита угля на этих станциях производство электричества и тепла обеспечивалось исключительно сжиганием голубого топлива. Отсутствие электричества в системе пришлось компенсировать и за счет его производства на других станциях, использующих газомазутные блоки.

Даже в условиях потепления во второй половине декабря веерные отключения достигли невиданного размаха — 2-6 тыс. МВт, что равнозначно мощности крупнейших в стране АЭС или ТЭС. Представители энергетических компаний и «эксперты» целенаправленно нагнетали в СМИ апокалиптические настроения, заявляя о дефиците мощностей на уровне 20% потребности энергорынка при высокой температуре воздуха, и предрекали полномасштабную катастрофу с наступлением ожидаемых холодов.

К ним присоединился и Арсений Яценюк, который на заседании Кабмина не нашел ничего лучшего, как констатировать: «Если температурные показатели пойдут вниз, то потребление угля сразу увеличится и веерные отключения будут массированными», и попросил нового министра энергетики Владимира Демчишина ускорить решение вопроса с обеспечением наших электростанций углем и электроэнергией за счет импорта из России.

Будто не он, находясь на той же должности, еще летом призвал граждан переходить на электроэнергию в качестве основного альтернативу газовому отоплению, а в течение следующего полугода не мог не знать о нарастании проблем с обеспечением ТЭС углем и должен был сделать все, чтобы не допустить коллапса зимой. Так же как не мог не знать, что не следует полагаться «на коварного и вероломного врага» — Россию, ориентируясь на импорт львиной доли угля именно из страны-агрессора; угля, который Россия потом абсолютно прогнозируемо заблокировала у себя на границе и еще не раз сделает это снова.

Даже организованный в крайне недостаточных объемах предыдущим руководством Минэнерго импорт угля из ЮАР, который хоть как-то мог исправить ситуацию с обеспечением украинских ТЭС из альтернативных источников, был сорван вследствие коррупционного скандала. В СМИ появилось немало материалов, которые доказывали, что настоящей первопричиной стало стремление влиятельных лиц в высших эшелонах украинской власти (цепочка тянулась к руководству АП) и структур в энергетическом секторе замкнуть новый прибыльный бизнес на себя. Об интенсивном переделе энергетического рынка свидетельствуют и кадровые перестановки и даже аресты ряда руководителей ведомств и компаний в этой области.

Однако борьба различных бизнес-групп и чиновников за лакомые куски на украинском энергетическом недорынке, а тем более в государственных закупках — это печальная, но объективная дань реалиям. Настоящая проблема заключается не столько в том, что произошел передел рынка и маржа, в том числе и коррупционная, от поставок импортного угля достанется не одним, а другим «влиятельным людям», как в том, что в результате передела на этом этапе усилилась зависимость от поставок с подконтрольных Кремлю территорий.

По данным СМИ, в последнее время главными участниками совещаний в Минэнерго под руководством Владимира Демчишина стали Максим Тимченко, председатель ДТЭК, принадлежащей Ринату Ахметову, и близкий к структурам Александра Януковича Сергей Кузяра (рекомендуем статью Изнанка бизнеса на «копанках». Кто и как наживается на перепроизводстве угля в Украине). Излишне объяснять, что обе эти олигархические группы вполне завязаны на лоббировании схем наращивания зависимости Украины от поставок угля и электроэнергии из России и подконтрольных ей районов Донбасса.

В тему: В Минэнергоугля экстренно ищут уголь, — СМИ

Между тем в информационное пространство регулярно поступали сигналы об искусственности поддерживаемого дефицита угля украинской добычи. В частности, председатель Луганской ОГА Геннадий Москаль призвал правительство решить вопрос вывоза угля со складов в Луганской (на подконтрольной Украины территории находилось 142 тыс. тонн энергетического угля). Причина — саботаж руководства Донецкой железной дороги, которое до сих пор остается на оккупированной русскими территории, а правительство не может решить вопрос его замены.

Наконец, на шахтах Львовско-Волынского бассейна пока также, по информации главы Независимого профсоюза горняков Михаила Волынца, более 93 тыс. тонн угля. Минэнерго до 20-х чисел декабря тянуло с предоставлением статуса самостоятельного юридического лица шахте «Южнодонбасская № 3», которая находится на подконтрольной Украине территории Донецкой области, но ранее входила в состав компании с центральным офисом в оккупированном российскими войсками Донецке. В результате на забитых топливом складах шахты собралось 24 тыс. тонн энергетического угля, а сама она с 12 декабря была вынуждена перейти на аварийный режим работы, уменьшив до минимума добычу топлива.

Сыр в мышеловке

После подготовки общественного мнения как «единственно возможное спасение страны от энергетического коллапса» был представлен полномасштабный «безальтернативный» импорт угля и электроэнергии из России и подконтрольных ей районов Донбасса.

Во время пресс-конференции 29 декабря Петр Порошенко сообщил, что 26 декабря были разблокированы поставки в Украину закупленного ранее у России угля, а поа подписанному соглашению об импорте электроэнергии началось ее поступление в полночь 29 декабря мощностью до 1500 МВт. Вице-премьер правительства РФ Дмитрий Козак подтвердил, что Россия таки будет поставлять электроэнергию Украине по удивительно низким внутренним российским ценам (которые даже ниже оптовых украинских). Также речь идет о 500 000 тонн угля дефицитных марок ежемесячно, цена которого в январе якобы должна составлять около $73.

Тогда же президент сообщил о намерениях покупать уголь и на оккупированных территориях Донбасса, «чтобы заблокировать контрабанду» и «исключительно в случае, когда будем контролировать, что средства перечислят на зарплаты шахтерам». Хотя вполне понятно: в любом случае это будет означать облегчение жизни и увеличение доходов оккупационной власти в регионе, а также перманентная угроза очередного срыва поставок для давления на Киев в вопросе Донбасса или Крыма.

Параллельно вместо того, чтобы искать уголь из альтернативных источников на мировом рынка, украинское руководство договаривается о его поставках с Казахстаном, хотя доля таких поставок также будет зависеть от доброй воли Кремля и может быть в любое время им заблокирована.

Серия вторая: газовая

Между тем нарастает угроза повторения в феврале — начале марта такой же критической ситуации, которую в декабре вся страна наблюдала с углем, но уже с газом.

На 14 января подъемные запасы газа (без 5 млрд м³ «буферного») в ПХГ упали до 5,4 млрд м³. Показатель крайне низкий, учитывая то, что за неполные преимущественно теплые три месяца отопительного сезона (с 20 октября) из хранилищ уже было использовано 6,4 млрд м³. В последнее время Украина поднимала по 70-100 млн м³ в сутки. А впереди еще более трех месяцев отопительного сезона, в частности — традиционно холодная вторая половина зимы.

В декабре наблюдалось значительное превышение лимитов использования голубого топлива предприятиями ТКЭ и промышленными потребителями: соответственно 298,2 млн (28%) и 333,8 млн (31%). О неоправданности значительного превышения лимитов ТКЭ, которые, как и население, также потребляют газ для отопления, свидетельствует тот факт, что последнее использовало на 12% меньше плана, а бюджетные учреждения — на 24%. В то же время вместо того, чтобы полностью отключить от газоснабжения предприятия химпрома, которые расточительно используют голубое топливо как сырье для экспортной продукции, правительство допускает запуск дополнительных мощностей, в частности «Северодонецкого объединения «Азот» Дмитрия Фирташа, который простаивал еще с лета.

Затягивание Кабмина и Нафтогаза с принятием жестких решений для соблюдения лимитов потребления газа промышленными предприятиями, особенно теми, которые используют его в качестве сырья, неумолимо приближает газовый коллапс и угрозу замерзания страны. Лучше потерять в I квартале 2015 года дополнительно 2-3% промышленного производства, чем оставить десятки миллионов людей без тепла в домах или приблизиться к очередной капитуляции перед Кремлем уже в газовом вопросе. А сохранение и тем более ускорение нынешних темпов превышения лимитов потребления голубого топлива способны привести к его перерасходу до конца отопительного сезона на уровне 2-2,5 млрд м³ и поставить страну именно перед такой угрозой.

В то же время Нафтогаз с 9 по 24 декабря выбрал только 350 млн м³ с предоплаченного на декабрь 1 млрд м³ российского газа. Такая политика НАК кажется странной, ведь РФ может в любой момент для ухудшения ситуации в Украине прекратить под тем или иным надуманным предлогом поставки. Дальновиднее было оперативно выбрать как можно больший объем оплаченного топлива и закачать его в хранилища. Тем более, что повод для уменьшения поставок газа, даже предоплаченного, может дать иск к структурам Фирташа на конфискацию у него 5 млрд кубов, которые якобы находятся в украинских ПХГ.

Указанный комплекс факторов стремительно уменьшает запасы подъемного газа в хранилищах до критически низкого уровня. И делает страну потенциально беззащитной перед шантажом России в случае синхронного прекращения поставок ею электроэнергии, угля и голубого топлива. Реверс из стран Европы в этой ситуации не сможет стать панацеей. Так, в октябре — ноябре Украина импортировала 0,9-0,95 млрд м³ газа. Даже с учетом увеличения пропускной способности газовых перемычек, обеспечивающих поступление из Словакии с 15 декабря до 40 млн м³ в сутки, а также начатого в январе реверса из Венгрии на уровне нескольких миллиардов кубов топлива можно ожидать роста импорта из ЕС (включая польский маршрут) максимум до 1,2-1,3 млрд м³ в январе — феврале.

Что делать?

Антрацитовый уголь, добыча которого в Украине полностью осталась на оккупированных российскими войсками территориях Донбасса, действительно продает очень мало стран. Но на рынке достаточно угля, в тех или иных смесях способного гореть на угольных блоках украинских ТЭС, рассчитанных на антрацит. Кроме враждебной нам России на мировом рынке его предлагают дружественные США, а также Вьетнам, Китай, Южная Африка и другие страны.

Наконец, несмотря на коррупционный скандал и утверждениях о непригодности для украинских ТЭС, завезенные на станции Центрэнерго 240 тыс. тонн южноафриканского угля успешно там сгорели. Поэтому можно и нужно найти дополнительные миллионы тонн за пределами России, Казахстана и оккупированного российскими войсками Донбасса. Если воспользоваться всеми возможностями, первые его партии все еще ​​могут прибыть в Украину в марте, когда ожидается полное исчерпание запасов газа в хранилищах.

Кроме того, сегодня в полной мере не используются мощности ТЭС, работающих на дефицитных сейчас в Украине и Европе угле газовой группы. За его счет можно было бы значительно увеличить объем производства электроэнергии. Общая мощность блоков, сейчас работающих на газовом угле (кроме станций Донецкой и Луганской областей), составляет 5,8 ГВт. Это три ТЭС Западэнерго и угольные блоки Запорожской ТЭС. Как показывает пример Запорожской ТЭС ДТЭК, производство там может быть увеличено едва ли не на треть, если мощность ее блоков, которые могут работать на угле газовой группы, составляет 1200 МВт, а сейчас используется только 925 МВт.

​​Проблема в том, что все они до сих пор принадлежат ведущему лоббисту российских интересов в Украине Ринату Ахметову. Поэтому задача правительства заключается в том, чтобы заставить менеджмент ахметовской ДТЭК не продвигать в Украине российские интересы или своих шахт с подконтрольной террористам территорий Донбасса (как там это делают сейчас), а использовать все резервы для уменьшения зависимости от российских поставок. Если нужно, то для этого национализировать соответствующие активы или ввести туда временные администрации.

До следующего же отопительного сезона достаточно времени, чтобы с апреля — мая начать реконструкцию всех блоков ТЭС, которые рассчитаны на антрацитовую группу угля, для перехода на уголь газовой группы. Недавно экс-министр энергетики Юрий Продан оценивал стоимость реконструкции одного котла в символические $1,5-2 млн. Поэтому нескольких десятков — максимум сотен миллионов долларов, которые могут быть привлечены под целевые программы от международных кредиторов, вполне хватит, чтобы забыть уже к следующему отопительному сезону о необходимости дефицитного угля антрацитовой группы. По оценкам специалистов, утверждение проекта, изготовление и настройка оборудования займет четыре — максимум шесть месяцев. Причем все это можно начинать уже сейчас, чтобы к завершению отопительного сезона и поочередной остановки энергоблоков в мае — августе этот этап был уже пройден.

В перспективе Украине под силу построить несколько блоков ТЭС, которые могли бы работать на буром угле, более 2 млрд т разведанных залежей которого сконцентрированы в Центральной Украине. Несмотря на его меньшую теплотворную способность, он успешно используется для выработки электроэнергии в Германии, Польше, Чехии и ряде других стран Европы. Ранее им пренебрегали из-за проблем со сбытом донбасского угля, но теперь, похоже, самое время вернуться к его добыче.

Наконец, нужно прекратить игры в популизм и привести к рыночным ценам стоимость газа для всех категорий потребителей. Во-первых, чтобы иметь возможность стабильно его импортировать из разных источников. А во-вторых, чтобы стимулировать его добычу в Украине с больших глубин и менее рентабельных законсервированных в прошлом скважин. По подсчетам экспертов, это позволит в перспективе нескольких лет увеличить добычу на 5-6 млрд м³ в традиционных газоносных районах Западной и Левобережной Украины. В то же время реальные цены на топливо помогут понять, каков настоящий спрос на него на украинском рынке. И создать действенные экономические стимулы для масштабного энергосбережения и нахождения альтернативных источников энергии.

Между тем сегодня ситуация с ценами на газ остается катастрофической. В октябре Украина импортировала голубое топливо из Европы по $316 за тыс. м³, на 2015 год, по информации заместителя министра финансов Игоря Уманского, закладывается $345. Но даже если из-за удешевления нефти средневзвешенная цена составит $280-300, то при курсе 20 грн/$ с учетом НДС и доставки стоимость кубометра топлива для украинских потребителей должна равняться минимум 7-8 грн/м³. Тогда как сейчас не только население, но и ТКЭ, бюджетные организации и даже коммерческие потребители платят меньше.

В этом отопительном сезона у власти еще была хоть какая-то возможность оправдать подсаживание на угольно-электрическую иглу России форс-мажорными обстоятельствами и нехваткой времени для масштабной диверсификации поставок и модернизации электрогенерирующих мощностей. Но в течение ближайших трех — шести месяцев ей все же придется четко прояснить свою позицию по критической энергетической зависимости от РФ, которая формируется в результате перехода к масштабному импорту электроэнергии и угля с подконтрольных Кремлю территорий.

Рассказывать сказки о невозможности найти альтернативу следующему отопительному сезону уже не удастся, ведь до него есть все технические и технологические возможности для полного отказа от газа, угля и электроэнергии, которые сейчас попадают в Украину с (или через) России или оккупированных ею районов Донбасса. Если этого не будет сделано, то больше не останется никаких иллюзий относительно способности нынешнего руководства государства гарантировать энергетическую безопасность, а затем и устойчивость Украины к политическому шантажу со стороны РФ.

Александр Крамар, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com