Как власть финансирует терроризм

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Почему и как украинские деньги и бесплатные ресурсы достаются террористам из «лнр» и «днр».

Прекращение легального транспортного сообщения с оккупированными районами Донетчины и Луганщины и формальный захват террористами размещенных там еще до недавнего времени формально украинских предприятий уменьшили масштаб финансирования Украины террористических организаций «ДНР» и «ЛНР». Однако не положили конец этой практике. Многочисленные сообщения из региона свидетельствуют о продолжении нелегального перемещения ряда видов товаров через линию разграничения. А лоббисты восстановления полноценной торговли с ОРДиЛО в парламенте, общественной среде и чиновничьих кабинетах не прекращают бомбить информационное пространство «убедительными аргументами» в пользу снятия любых препятствий для нее. Более того, Украина и в дальше безвозмездно поставляет в ОРДиЛО до 2 млрд кВт•ч тока и 18-20 млн м³ воды в течение года, выплачивает до 10 млрд грн в год фиктивным переселенцам, которые периодически пересекают линию разграничения с «укропией» только для вывоза денег. При этом в сохранении таких социально-экономических связей с захваченными «ЛНР» и «ДНР» территориями украинские чиновники и значительная часть общественности упорно не хотят видеть финансирования терроризма и одновременно причину осложнения ситуации на неоккупированной территории.

Тиждень решил выяснить основные каналы и объемы вливания украинских средств в оккупированные Россией территории Донецкой и Луганской областей, а также механизм изъятия значительной их части в пользу террористических организаций «ДНР» и «ЛНР». Анализ показал, что в результате каких-либо торговых операций, безвозмездной поставки ресурсов или социальных выплат до 40-50% их суммы через разветвленную систему «налогов, сборов и взносов» попадает в так называемых бюджетов «ЛНР» и «ДНР» и становится частью финансирования их террористической деятельности. Если до введения транспортной блокады на государственном уровне Тиждень оценивал совокупный объем финансирования террористов Украиной, по крайней мере, в $1 млрд в год (см. 6/2017),то сейчас он снизился, но менее чем вдвое.

Каналы прямого финансирования

До сих пор неприкосновенным каналом прямого финансирования террористов остается бесплатная поставка на оккупированные территории электроэнергии и воды, годовой объем которых может быть оценен, по крайней мере, в 4-5 млрд грн. Это финансирование компенсируют потребители электроэнергии со всей Украины, расплачиваясь за неполученные ГП «Энергорынок» суммы с оккупированных территорий завышенными тарифами. Только за первые два месяца 2017 года, по данным названной компании, неоплаченной на 0,5 млрд грн осталась электроэнергия, поступившая на оккупированные территории Луганской области, и на 0,31 млрд грн - Донецкой. Однако на самом деле объем убытков Украине через поставки в «республики» значительно превышает указанные цифры через перекрестное субсидирование электроэнергии на оптовом рынке. Как показывает анализ отчетов Минэнерго, в 2016 году безвозмездно на оккупированные территории Луганской области (из Луганского энергетического объединения (ЛЭО) российского олигарха Константина Григоришина) было предоставлено 1,046 млрд кВт•ч электроэнергии, а Донецкой области (через две подконтрольные ДТЭК Рината Ахметова компании: Донецкоблэнерго и ПЭС-Энергоуголь) - 0,65 млрд кВт•ч.

В тему: Владимир Лановой: Экономика бессмысленной войны

Совокупно речь идет о 1,7 млрд кВт•ч годовой поставки электроэнергии, что по усредненному тарифу стоило 2,36 млрд грн, однако на самом деле обошлось ГП «Энергорынок» значительно дороже. Причину этого хорошо видно на примере Луганской ТЭС, работающей в режиме энергоострова на антраците, который завозили недавно из ОРДиЛО, из-за чего невозможно «смешивать» ее электроэнергию с дешевой атомной или производимое ГЭС. Так вот, в 2016 году 40,3% реализованной Луганским энергетическим объединением электроэнергии ЛТЕС было поставлено на оккупированные территории области абсолютно бесплатно, а еще 9,3% (0,24 млрд кВт•ч) - по тарифу 1,33 грн/кВт•ч - что значительно дешевле 1,64 грн/кВт•ч, которые за отпущенную этой самой ТЭС электроэнергию ГП «Энергорынок» платил ее оператору ДТЭК-Востокэнерго. Аналогичная ситуация в Донецкой области, где в оккупированные районы поставляли прежде всего электроэнергию Кураховской ТЭС того же ДТЭК-Востокэнерго. С учетом этой реальной цены 1,7 млрд кВт•ч электроэгнергии, поставленной в ОРДиЛО, но не оплаченной, можно оценить в 2,8 млрд грн. Еще 0,13 млрд грн должны стоить прошлогодние убытки ГП “Энергорынок” из-за оплаты поставленных ЛЭО и Донецкоблэнерго в оккупированные районы 0,43 млрд кВт•ч электроэнергии по заниженным тарифам. Сейчас, когда ТЭС отпускают электроэнергию уже по 2,4 грн с НДС, убытки от потенциальной поставки за год 1,5-2 млрд кВт•ч электроэнергии в ОРДиЛО можно оценить в 3,6-4,8 млрд грн.

А считать безвозмездные поставки электроэнергии прямым финансированием террористов дает основания тот факт, что подконтрольные «ДНР» и «ЛНР» «энергокомпании», в свою очередь, исправно взимают платежи за нее с потребителей на оккупированных территориях. Более того, благодаря безвозмездной поставкой из Украины террористы могут демонстрировать жителям ОРДиЛО свои преимущества над «киевской хунтой», ведь, например, электроэнергия для населения там стоит почти втрое дешевле, чем в остальной стране.

Меньше, но так же заметен канал прямого финансирования Украины террористов - поставка в ОРДиЛО воды. По оценкам, ежемесячно они получают ее с неоккупированных территорий около 1,5 млн м³, за которые обычно не платят. Например, Попаснянский водоканал 90% гидроресурса качает на оккупированные территории. А общая сумма долга за воду, реализуемую на оккупированных территориях Луганщины, уже превысила 0,26 млрд грн. Опять же, это при расчете по явно заниженным тарифам, который держит в критическом состоянии водопроводные предприятия на подконтрольной Украины территории. При этом плату за воду, как и в электроэнергию, террористы взимают исправно и используют полученные средства по своему усмотрению.

Однако самым масштабным инструментом финансирования террористов остается уплата пенсий фиктивным переселенцам. Причем факта фиктивности большинство из них даже не скрывает, устраивая многочисленные очереди и сетуя на тяжелые условия пребывания в городах на подконтрольной территории, где проходит идентификацию в отделениях Сбербанка, которая должна отсеять «мертвые души». По данным ПФУ, в ОРДиЛО на август 2014 года насчитывалось 1,28 млн пенсионеров, и до конца 2015 года абсолютное большинство из них (0,96 млн по состоянию на 1 января 2016 года) зарегистрировалось как «внутренне перемещенные лица» на подконтрольной Киеву территории и наладило получения украинских пенсий, живя реально и в дальнейшем в ОРДиЛО. В 2015 году, по данным Пенсионного фонда, им было выплачено 29,4 млрд грн. При этом, по его же статистике, именно в Донецкой и Луганской областях одни из самых высоких в стране средних пенсий: на 1 января 2017 года - соответственно 2,1 тыс. грн и 1,99 тыс. грн по сравнению с 1,83 тыс. грн в среднем по Украине и, скажем, 1,65 -1,69 тыс. грн в Винницкой, Хмельницкой или Житомирской областях. 2016 году благодаря проверкам и сосредоточению выплат исключительно в отделениях Сбербанка, которые периодически проводят мониторинг, численность пенсионеров-переселенцев уменьшилась до 0,55 млн человек на 1 января 2017 года, а общая выплачена им сумма - до 11,5 млрд грн за 2016-й . Однако остаются основания считать, что не менее 70-80% пенсионеров, которые получают выплаты как внутренне перемещенные лица, проживающие на подконтрольной Украины территории, - это на самом деле фиктивные переселенцы, которые, получив средства в украинских банках, и дальше везут их тратить на оккупированные территории. А значит, через разветвленную систему «налогов и сборов», это является инструментом финансирования террористических организаций «ЛНР» и «ДНР».

Продолжение выплаты пенсий Украиной этим жителям оккупированных территорий, которые фактически не переехали на жительство на подконтрольные Киеву территорию, является явной финансовой поддержкой террористов из «ДНР» и «ЛНР». Как непосредственно (вследствие уменьшения необходимости искать средства для содержания соответствующего количества пенсионеров на подконтрольных этим организациям землях), так и опосредованно (вливание в ОРДиЛО около 10 млрд грн, которые после их расходования попадают в обращение на оккупированной территории и через систему налогов и сборов, в конце концов, на 40-50% оседают в «бюджетах» террористов).

Однако кроме финансирования террористов, выплата пенсий жителям оккупированных районов приводит еще и к ухудшению положения пенсионеров и плательщиков пенсионных отчислений на подконтрольной Украине территории. Например, при выдаче до 10 млрд грн фиктивным переселенцам в 2016-м из-за дефицита средств в ПФ Украины был введен «особый порядок выплаты пенсий работающим пенсионерам». Который помог сэкономить во всей стране только 2,9 млрд грн в 2015-м и 3,2 млрд грн в 2016-м. Даже эффект от постепенного повышения пенсионного возраста для женщин до 60 лет, которое продолжается и в настоящее время, также значительно меньше 10 млрд грн пенсий, которые ежегодно выплачивают фиктивным переселенцам. Наконец, прошлогодние выплаты им - это почти 10% всех собственных поступлений Пенсионного фонда Украины за то же время.

В тему: Медведчук делает бизнес на горе Украины под протекцией Порошенко — СМИ

Ссылки на то, что они эти пенсии заработали и имеют право получать их где угодно, лишены здравого смысла. Пенсионная система Украины функционирует как содержание пенсионеров работающим поколением. В свое время они содержали предыдущее поколение пенсионеров из тех же оккупированных ныне территорий. А сегодня средства, которые платят трудоустроенные жители ОРДиЛО, как будет показано ниже, исправно собирают в виде «единого взноса на общегосударственное обязательное социальное страхование» на землях, оккупированных террористами «ЛНР» и «ДНР». Зато, несмотря на голословные заявления определенных украинских чиновников, на самом деле и до блокады «огромные» налоговые поступления и пенсионные отчисления с оккупированных территорий не покрывали и половины расходов даже на выплату существенно урезанных пенсий фиктивным переселенцам оттуда. Так, в 2016 году, по данным ГФС, зарегистрированные в Украине предприятия по ОРДиЛО оплатили только 1,3 млрд грн ЕСВ (только 90% из него уходит в Пенсионный фонд), а остальные поступления в государственный и местный бюджеты составили лишь 2,8 млрд грн.

Любой пенсионер из ОРДиЛО имеет право на поддержку государства и получение пенсии на территории, подконтрольной Украине, однако при условии, что будет фактически проживать и тратить полученные средства именно там, а не финансировать ими террористические организации. Наконец, формально юридическое основание для отказа фиктивным переселенцам в выплате пенсий дает и законодательство Украины. В частности, ст. 80 Закона «О пенсионном обеспечении» определяет, что «заявление о назначении пенсии подается неработающими по месту жительства», а ст. 85 - что «пенсии выплачиваются по месту жительства пенсионера, независимо от регистрации». Ст. 87 «Выплата пенсий за прошедшее время», в свою очередь, допускает, что «начисленные суммы пенсии, не востребованные пенсионером своевременно, выплачиваются за прошлое время не более чем за три года перед обращением за получением пенсии».

В тему: Блокада ОРДЛО. За что простые люди ненавидят официальный Киев

Как украинские деньги попадают к террористам

Чтобы показать, как террористы из «ЛНР» и «ДНР» присваивают значительную часть средств, которые всяческими путями попадают на оккупированные территории из Украины, или получают свою долю от торговли товарами через линию разграничения, мы решили рассмотреть систему налогообложения, которую они ввели на оккупированных территориях. Сделаем это на примере «ЛНР», однако в «ДНР» она существенно не отличается.

«Закон ЛНР о налоговой системе», подписанный вожаком луганских террористов Игорем Плотницким 28 декабря 2015-го (в редакции на 27 февраля 2017 года), определяет обширный перечень налогов и сборов, благодаря которым гривна, рубль или доллар, попадающих на оккупированную террористами территорию, в конце концов, оказываются в руках террористов. Только «республиканских налогов и сборов» насчитывается 10: налог с оборота; налог на прибыль; акцизный налог; экологический налог; сбор за транзит, продажу и вывоз отдельных видов товаров; плата за пользование недрами; сбор за специальное использование воды; сбор на развитие виноградарства, садоводства и хмелеводства; сбор за осуществление валютно-обменных операций; плата за патент за добычу угля (угольной продукции) артелями. Еще пять «местных»: налог на доходы; плата за землю; упрощенный налог; плата за патент; сельскохозяйственный налог; транспортный налог. В соответствии со ст. 15 «Закона ЛНР о налоговой системе» плательщиками налогов, сборов и других обязательных платежей признаются как «резиденты, так и нерезиденты, осуществляющие  /или не осуществляющие деятельность на территории ЛНР», а «деятельность юридических лиц-нерезидентов, физических лиц предпринимателей-нерезидентов допускается только через налогового агента (юридическое, физическое лицо-предприниматель, зарегистрированное в соответствии с законодательством ЛНР), кроме случаев создания филиалов иностранных юридических лиц, прошедших аккредитацию».

При этом следует принимать во внимание мультипликационный эффект. Деньги, влитые в ОРДиЛО Украины через начисление пенсий фиктивным переселенцам или как плата за местные товары, террористы облагают не только тогда, когда тратят их впервые на покупку тех или иных товаров или услуг на оккупированной территории. Ведь продавцы (поставщики) последних за то, что заработали таким образом, в свою очередь, и в дальнейшем что-то себе покупают, а те, кто им продает, продолжают эту цепочку. Такой круговорот приводит к тому, что каждая гривна, которая вливается в экономику оккупированных районов с Украиной, переходя из рук в руки на подконтрольных террористическим организациям «ЛНР» и «ДНР» территориях, облагается налогоами много раз, и, наконец, до 40-50% , а то и больше, средств, влитых в ОРДиЛО Украиной, попадает в распоряжение террористов.

В соответствии со ст. 69 «Закона ЛНР о налоговой системе» для большинства предприятий и физлиц, работающих на оккупированных территориях Луганщины, ставка налога на прибыль составляет 20%. Но для тех, кто осуществляет «операции с нерезидентами», то есть, например, торгует с зарегистрированными в Украине компаниями, составляет 10% от суммы операции в случае приобретения продукции и 20% от суммы операции в случае приобретения работ или услуг. Предусмотрены и сбор за транзит, продажу и вывоз отдельных видов товаров, к которым относятся лом черных и цветных металлов, уголь и угольная продукция, мука всех сортов и продовольственная пшеница 1-3-го классов. Так, за вывоз на подконтрольную Украине угольную продукцию железнодорожным транспортом установлена фиксированная ставка 400 грн/т за коксующийся уголь и 180 грн/т за энергетический. В случае вывоза автомобильным транспортом фиксированная ставка равна 400 грн/т независимо от марки угля. Вывоз лома черных металлов приносит террористам из «ЛНР» 200 грн/т, цветных - 1,5 тыс. грн/т. Взимается еще и «плата за пользование недрами», которая для коксующегося угля составляет 11 руб./т, антрацита - 16 руб./т. С копанок, которые террористы интерпретируют как «угольные артели», они взимают «упрощенный налог». Если годовая реализация продукции не превышает 240 млн руб., уплачивается 3% ее объема.

Согласно ст. 106 «закона ЛНР о налоговой системе» все юридические и физические лица-предприниматели платят налог с оборота в размере 2% на товары и 5% на изделия из цветных металлов. Освобождены от него плательщики сельскохозяйственного налога, упрощенцы, те, кто осуществляет валютообменные операции, а также некоммерческие организации. Причем налог объемом 2% взимается с дохода, полученного как на подконтрольной террористам территории, так и за ее пределами. Те, кто торгует алкоголем, должны платить «республикам» сбор на развитие садоводства, виноградарства и хмелеводства, который составляет 1% выручки на всех этапах реализации. Кроме того, согласно ст. 84 «Закона ЛНР о налоговой системе» предусматривается взимание акцизов по ряду видов товаров: нефтепродуктов (150 руб./т), сжиженного газа (60 руб./т), сигарет с фильтром (2,6 руб. за 20 шт.), спирта и алкогольной продукции на его основе (60 руб./л), а также в значительно меньших размерах с пива и натуральных вин. Причем для апологетов беспрепятственной торговли с ОРДиЛО было бы интересно знать, что в таком случае местные террористы могли бы немало зарабатывать даже на транзите (на самом деле контрабанде) ряда товаров по своей территории и далее через не подконтролный Украине отрезок государственной границы с Россией. Ведь акциз на транзит (контрабанда) составляет: для алкогольных напитков на основе спирта - 37,5 руб./л, сигарет с фильтром - 5 центов США за каждые 20 шт., нефтепродуктов - 100 руб./т, сжиженного газа - 60 руб./т.

С доходов граждан взимается 13% их суммы, а также дивидендов, 5% стоимости наследства или от продажи недвижимости, 20% дохода от сдачи в аренду. При этом база налогообложения не может быть меньше размера минимальной заработной платы, а минимальную стоимость месячной аренды одного квадратного метра общей площади недвижимого имущества устанавливают оккупационные администрации городов и районов подконтрольных террористам территорий. Причем для нерезидентов объектом налогообложения выступает любой доход, источником происхождения которого является подконтрольная «ЛНР» территория.

Бесспорно, в условиях социально-экономического кризиса в ОРДиЛО значительная часть жителей и мелких предпринимателей не платит налогов на общих основаниях. Однако и те, кто работает на системе «упрощенного налогообложения», платят террористам значительные фиксированные суммы, без чего не смогли бы работать. Например, вместо налога на прибыль и с оборота можно платить так называемый упрощенный налог. Для I группы он устанавливается на выбор: или 2,5% суммы валового дохода ежемесячно, или фиксированная ставка 2 тыс. руб./месяц (если стоимость единицы товара, которым торгуют, не превышает 20 тыс. руб.), или 3 тыс. руб. (если не предоставляют медицинских услуг и не продают товар ценой более 50 тыс. руб. за единицу). При этом такая фиксированная ставка налога устанавливается для каждой “точки”. А в случае осуществления на ней нескольких видов деятельности нужно платить на 800 руб./месяц и больше.

Однако на правах первой группы «упрощенного налогообложения» дань террористам могут платить только те предприниматели, которые имеют до 10 наемных работников и в 1,5 млн руб. выручки в год (для тех, кто платят 3 тыс. руб./месяц - до 6 млн руб. выручки в год). Тем, кто выбрал ставку 2,5%, запрещается осуществлять торговую деятельность, медицинскую практику, в том числе предоставление стоматологических услуг. Однако всем плательщикам по I группе «упрощенного налога» террористы запрещают заниматься независимой профессиональной деятельностью, пассажирскими и грузовыми перевозками, предоставлять в аренду недвижимое имущество, торговые места или МАФы площадью более 50 м²; осуществлять отдельные виды розничной торговли. Чтобы получить от террористов право осуществлять на подконтрольной им территории соответствующую деятельность, нужно платить дань в размере 6% выручки, если она не превышает 60 млн российских рублей в год. В то же время любой группе упрощенцев запрещается торговать алкогольной и слабоалкогольной, табачной или фармацевтической продукцией, поборы с которой террористы взимают на общих основаниях.

Еще одной вариацией взимания дани с мелкого бизнеса является продажа патентов, которые позволяют не платить другие налоги при условии, что годовая выручка не превышает для различных видов деятельности 1-14 млн руб., а стоимость единицы товара - 10 тыс. руб. Например, стоимость патента составляет 510 руб./месяц для каждой торговой точки в МАФах, магазинах и торговых центрах, и 1200 руб. для выездной или выносной розничной торговли, кроме пищевых продуктов. Тем, кто на оккупированных территориях продает продукты в пределах нестационарной торговли (авто, прицеп и т.д.), приходится ежемесячно платить террористам за патент 6 тыс. руб., если площадь торговой точки не превышает 20 м², и 10 тыс. руб., если до 30 м². Патент на осуществление пассажирских перевозок на такси стоит 510 руб. за месяц на каждое авто, для маршрутных (до 20 мест) и грузовых - 1020 руб., для загородных и пригородных перевозок автобусами более чем на 20 мест - 4 тыс. руб. Патент на добычу угля артелями стоит 50 тыс. руб./месяц.

В то же время, как и другие категории упрощенцев, те, кто работает на патенте, не освобождаются от уплаты единого взноса «на общеобязательное государственное социальное страхование». Оно является одним из главных инструментов изъятия средств из экономики на оккупированных территориях. «Закон о едином взносе на общеобязательное государственное социальное страхование» предусматривает его взимание в объеме 31% суммы начисленных выплат работникам для всех предприятий, организаций, учреждений, других юридических лиц и ФЛП, использующих наемный труд. Для ФЛП, работающих на патентной системе налогообложения, единый соцвзнос составляет 600 руб., для упрощенцев первой и второй групп - 800 руб., для упрощенцев третьей группы - 1000 руб., для плательщиков сельскохозяйственного налога и ФЛП, которые являются плательщиками налога на прибыль, а также лиц, осуществляющих независимую профессиональную деятельность, - 15% чистой прибыли, но не менее 800 руб...

Александр Крамар, опубликовано в издании Тиждень

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответст