Как воспринимают женщин на войне?

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Как воспринимают женщин на войне?

Темы невидимого женского труда и гендерного квотирования этого года пополнились еще одной — женщина на войне. Не секрет, что к женщине на войне могут относиться иначе, чем к мужчине — считать препятствием, лишней или сексуальным объектом. Как сегодня относятся к украинским женщинам на войне?

Инструктор-медик Анастасия Шевченко, которая принимала участие в дискуссии «Женский опыт войны» на Форуме издателей, признает, что такое отношение действительно существует. Настя попала на войну в конце августа 2014 года — поехала с волонтером, который возил гуманитарку и забирал раненых. Там встретилась с Добровольческой батальоном имени генерала Кульчицкого и решила остаться с ними на некоторое время. «Я дала себе 10 дней, чтобы понять, что такое война, и не переоцениваю я себя в желании воевать», — говорит девушка.

— Когда я уже несколько дней жила на позициях батальона, начался бой, — рассказывает она. — На наших позициях стояла волонтерская «скорая», и ротный сказал, что я могу поехать в бой. Я поехала, было много раненых и мы много с ними работали. На следующий день ко мне подошел заместитель командира бригады и спросил: «Ты такая молоденькая, а так хорошо работала. Ты с нами служишь?» — «Нет»- «Ну, служи». С первого сентября я уже служила официально.

В батальон Настя пришла как стрелок-санитар, но достаточно быстро перешла на роль парамедика, а затем — старшего санинструктора роты, то есть, взяла на себя медицинские функции.

— Мне ни одна из этих ролей не нравится, — признается она, — Но на войне вопрос не в том, что тебе нравится, а в том, что у тебя получается лучше. Как и многим девушкам, мне хотелось быть крутой и служить снайпером. Но что мне действительно удается — это именно сохранение человеческой жизни.

Хотя Настя и была фактически приглашена службу, в батальоне ее сначала приняли враждебно. Но затем ситуация изменилась.

Анастасия Шевченко. Фото из ФБ  

Три недели с момента, когда я оформила документы, меня ежедневно втаптывают в грязь. Мне говорили, что я здесь не нужна, что от меня будут только проблемы. Фантазировали, как я бегу под обстрелом, падаю, командир бежит меня спасать, его убивают, и они остаются без командира. Со мной показательно не разговаривали и отсаживались от меня за столом. Ребятами было трудно понять, что это за женщина, почему ее нельзя щипать за попу и зачем она здесь, если ее нельзя щипать за попу.

Волонтер-парамедик Елена Шарговская говорит, что ее опыт принятия был несколько лучше, ведь в добровольческом батальоне Правого сектора «Госпитальеры», где она служит, девушек, по меньшей мере, треть.

— Ко мне не относились как к слабой, потому что я пришла весной, и к тому времени мои сестры уже показали своими примерами, могут делать девушки на войне. Но в Вооруженных силах все несколько сложнее. Там существует определенное подчинение, и ты не можешь просто уйти, если есть какая-то неприемлемая для тебя ситуация, как можно было бы это сделать в добровольческом батальоне.

Елена Шарговская. Фото Алекса Заклецкого

С другой стороны, говорит она, существует еще и положительное предубеждение, когда из-за того, что ты — женщина, тебя не хотят куда-то пускать.

Кроме предубеждений и трудностей, с которыми сталкиваются женщины на фронте, есть еще и те, которые ждут их в тылу. Такой опыт имеет и Настя.

— Когда я вернулась из первой командировки, жена моего командира обвинила меня в том, что я поехала на войну, чтобы спать там со всеми подряд, — вспоминает она. — Я не знала, как ей объяснить, что чтобы спать со всеми подряд, не надо ехать так далеко, и когда на твою землянку летят снаряды, то сексуального возбуждения вообще не возникает. В другой раз парень сказал, что не может заняться со мной сексом, потому что я воевала и у меня руки в крови.

Кроме этого, мешает также чрезмерная героизация и вопросы «Ты больше туда не пойдешь?». Настя и Елена подчеркивают, что если бы было больше привлечения женщин, и если бы к женщинам на войне относились, как к чему-то нормальному, это значительно облегчило бы им пребывание там.

На вопрос, какова женская роль на войне, Настя отвечает быстро:

— Не существует отдельно женской роли на войне, как нет профессий исключительно женских или мужских. На войне есть только роль человека. А еще там все решает физическая сила, ведь слабые бойцы — любого пола — не смогут заряжать пулеметы.

Это мнение поддерживает и Елена Шарговская:

— Когда я пришла в военкомат, меня очень хотели взять и пытались найти способ, как это сделать. Мне говорили — да, нам очень нужны медики, но мужчины-медики. И я все хотела спросить — а каким органом мужчины-медики лечат лучше женщин? Во времена волонтерства я общалась с одним танковым батальоном, и мне говорили, что из меня была бы хорошая наводчица — я невысокая и легко поместилась бы в танке, но ни одной женщины-танкиста я еще не встречала. Что касается того, что женщина на войне должна быть ответственной за обслуживающую работу, то это полное заблуждение. В добровольческих подразделениях женщин слишком мало, чтобы могли готовить и убирать только они. Если им такое скажут, то они дадут отпор. С ними «ты же женщина» не сработает, потому что они уже преодолели множество предубеждений, чтобы прийти в Вооруженные силы.

Несмотря на все эти сложности, очень многие женщины сегодня покинули свою мирную жизнь и пошли служить. Настя отмечает, что когда-нибудь война закончится и всем нужно будет снова научиться жить нормально.

— Женщины так же получают ранения. Наши почки, желудки и мочевые пузыри так же изнашиваются, нам так же снятся кошмары и приходят те, кого ты не спасла, и те, кого ты отправил на тот свет. Наша психика поражается. Не все журналистки, ставшие пулеметчицей, смогут стать снова журналистками и писать о Форуме издателей. Женщина, потерявшая конечность, тоже хочет выйти замуж и хочет почувствовать, что она осталась женщиной.

Анастасия Шевченко. Фото с ФБ

Об участницах УПА когда-то говорили, что они идут в подполье, чтобы найти себе любовь. За 60 лет ситуация несколько изменилась — люди признают, что женщины тоже могут быть полезными на войне, но все же остается восприятие их, как отвлекающего фактора. В военных нарративах преобладают персонажи мужского пола. Однако, как и в 40-х годах прошлого века, женщины на войне присутствуют, они выполняют очень разные роли. Как и мужчины, они когда-то вернутся к мирной жизни. И им нужно, чтобы в этом мирной жизни их военный опыт уважали наравне с мужским, и он не становился причиной их отчуждения и стигматизации.

Наталия Еременко, опубликовано в издании Insider

Перевод: Аргумент


В тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]