Как возникла и жила Людвиковка. Эпизод из истории галицких немцев

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

… Осталось здесь только пять семей, которые также выехали в 1941 году, когда немецкие войска захватили страну. От этих поздних переселенцев мы узнали, что священника выслали в Россию, а нашу нарядную церковь превратили в общественный клуб, которым пользовались украинцы, а позже ее использовали как зернохранилище.

В 2019 году свет увидела книга Олени Серпень "Розповідають галицькі німці". Олена Серпень - журналист, общественный деятель и певица, которая некоторое время жила в Англии, а сейчас работает в Германии. Кто такие галицкие немцы? Какими путями они оказались в Украине? Почему ничего или совсем мало знают о них в Украине? Ответы на эти и другие вопросы - в книге.

Отрывок из этой книги о жизни села Людвиковка Ивано-Франковской области.

В северозападном направлении от Терезовки до улицы, которая простиралась вдоль притока реки Свичи, обрамленная красивыми, поросшими лесом горами, до немецкого села в 12 километрах по соседству - Людвиковки и соседних населенных пунктов - Леопольдсдорф и Йозефсталь.

В двадцатых и тридцатых годах предыдущего века под влиянием немцев из Западной Богемии началась лихорадка переселения: группа за группой немецкие семьи оставляли свою прекрасную родину в Егерере, Пильзнере, Пизекере, Брахине и Глязервальте в районе Западной Богемии - Бемервальде - для того, чтобы в Венгрии (Банате), Буковине и Галичине найти - а именно на это они надеялись - новую и красивую родину.

На эту тему: Расстреляны «на общих основаниях». Краткая история этнических немцев в ГУЛАГе

Это было в 1830 году, в те времена, когда родился кайзер (император Австро-Венгерской империи Франц Иосиф I - ред.), группа семей из Пизекера, Егерера и района Брахина пустилась в путь на Буковину.

Три недели они шли пешком на восток, потому что имели при себе лишь телеги для перевозки домашней утвари и маленьких детей, пока не проехали Краков, но здесь, в Галичине, они не увидели ничего "лучшего" своей родины, поэтому многие вернулись назад, но другие все еще надеялись на лучшую родину и еще за четыре недели перехода дошли до города Долина.

Там местный помещик Матковский, который владел имением Велдиж, узнал, что мимо проезжали немцы, прислал вербовщиков к немцам, сделавшим привал в Долине, для того, чтобы убедить их поселиться в его владениях южнее Велдижа.

Две семьи позволили себя уговорить и переехали в эту глушь, которая проходила напротив тогдашней Людвиковки, и места расположения которой теперь даже невозможно найти. Маленькое поселение, которое основали эти две семьи, они назвали в честь одного из осевших - Йозефа - Йозефсталь.

 

Эти двое осевших чувствовали себя одиноко и поэтому присылали письма в свою прежнюю родину, призывая других немцев тоже приехать. В этих письмах они хвалили тот дикий край, в котором они уже раз побывали и должны были в дальнейшем остаться, так, словно там с деревьев капал мед, а ручьи были молочными.

Это тоже убедило многих, и в 1832 году после долгого путешествия в Йозефсталь прибыла еще одна группа из 15 немецких семей. Среди этих семей были Гофманы, Гюттели, Фуксы, Магерли, Мартины и Шегерли, которые прибыли из Брахина, Нойдорфа, Пильзена и Глязервальда в Богемии.

Эти 15 семей искали себе лучшего места для поселения, и почти в 2 километрах к северу от Йозефсталя, в живописной долине, через которую протекал прозрачный ручей, основанное ими поселение назвали в честь дочери владельца этих земель - Людовика - Людвиковкой.

Землевладелец Матковский дал каждому, кто заселялся, по 6 югеров (1югер = 0.2942 га - ред.) земли и дров, которых им должно было хватить на год, за это каждый из них должен был платить землевладельцу 6 старых гульденов в год и работать на него в литейне для чугуна за меньшие деньги, так что Людвикивка, собственно, основывалась как рабочее поселение.

Так прошло 15 лет, имение, а вместе с ним и Людвиковку, к которой принадлежал и Йозефсталь, купил некий барон Винтерфельд. Барон постепенно прекратил выплавку чугуна, все больше и больше занимаясь деревообрабатывающей отраслью, строил лесопилки и начал вырубать лес, который до того казался вечным.

У барона Винтефельда в 1870 году барон Леопольд фон Поппер купил все имение, он же в одном километре к востоку от Людвиковки построил паровую лесопилку на 12 станков на реке Звика. Основал там же рабочий поселок Леопольдсдорф, который назвали в его же честь, и только тогда наконец прекратилось уничтожение лесов.

Из-за того, что транспортировка пиломатериалов посредством сплава по реке до железнодорожной станции Выгода, из-за чего пиломатериалы подвергались значительным повреждениям, в 1880 году паровую лесопилку перенесли на станцию Выгода и сплавляли сырье туда.

С 1880 года ежегодно производили 3 млн кубометров, и поскольку на смену срубленным деревьям все равно не сажали достаточное количество новых, правительство приняло решение запретить вывоз древесины из поместья.

Для немцев Людвиковки, которые вместе с Йозефталем и Леопольдсдорфом образовывали отдельную политическую общину на 700 человек, это стало тяжелым ударом судьбы, потому что женщины работали там мало, а мужчины были заняты именно в этой сфере, и теперь этот заработок исчез.

И теперь, когда семей 15 осели в этом поселке, они не нашли и следа "молока и меда", зато обнаружили, что земли там мало и она плохая, зато есть пралес, в котором живут медведи, и где, несмотря на тяжелую работу, можно было вести только беднейшую жизнь.

Некоторых охватила такая тоска по родине, что они оставили 6 югеров земли и деревянные хижины на произвол судьбы и вернулись в Богемию, однако приманили этим других, так что община разрослась до современного ее размера. В общине наконец поселился умелый немецкий коммерсант.

В 1861 году он построил немецкую частную школу, которая сегодня имеет статус одноклассной и имеет четыре группы, ее посещают 80 немецких детей. В 1870 году году возвели церквушку, но пастора туда назначили только в 1910 году.

До этого пастыри почти никогда не посещали Людвиковку для того, чтобы провести богослужение, потому что римско-католический приход в Велдиже, к которой принадлежала Людвиковка, бил расположен на расстоянии 17 километров, а в Велдиже служили только на польском.

Позже, осенью 1907 года у общины появился почтамт, в 1909-м - христианскій союз немцев Галичины, а в 1910-м - основали немецкую кассу взаимопомощи имени Райффайзена.

Господин Венцель Ведельбергер прибыл в Людвиковку вместе с семьей 13 марта 1835 года с лесовырубки района Штрайхнер административного округа №25.

Он ехал через Иглау (25 марта 1835 года), Ольмиц (29 марта), Тешен (1 апреля), и Пшемысль (8 апреля 1835 года) до Людвикивки. В то же время приехали другие немецкие семьи.

Была группа немцев из Бемервальда и Богемии (Богемское королевство). Среди них были семьи Винтер, Штекбауэр, Шведт, Геверт, Гроскопф, Дитц, Фихтель.

Эмиграция из Бемервальда и поселение в Людвиковке, Галичина ...

Граф фон Шварценберг был владельцем обширных владений в Бемервальде и Восточной Галичине. Имение, которое было расположено на реке Свича в Карпатах к югу от Долины, охватывал 50 000 югеров леса, и около 2000 югеров лугов и пахотных земель.

Там граф построил большую лесопилку и плавильную печь, в которой выплавляли железную руду, на которую был богат тамошний край. Таким образом, имение обеспечивало много работы. Здания фабрики были расположены в долине реки Свича.

Річка Свіча (одна із приток Дністра)

Река Свича (один из притоков Днестра)

Притоки Свичи - это Пустожак, Камйонка, Лисовский, Карбовский и Ильма. С левой стороны в реку Свича впадают Багонка, Кургулат, Ильница, Ростока, Верхние Старецкие, Нижние Старецкие и Пьянула.

Лесопилку приводила в действие вода реки Свіча. В 1825 году граф фон Шварценберг начал с того, что набрал немецкие семьи "із Бемервальда для переселения в его поместье в Восточной Галичине. Это были семьи из сел Стубенбах и Нойбрунн в округе Бергграйхенштайн и лесопильном округе Штрахинер.

С семьями переселенцев были заключены договоры, согласно с которыми они получали по несколько гектаров леса, который они должни били выкорчевать и превратить в пахотную землю.

Кроме того, поселенцы имели право пользоваться лесами, полями и лугами для выпаса своего скота, право на свободную охоту, так же как и строительные материалы для своих жилых домов и хозяйственных построек.

Путем докупки угодий некоторые хозяйства разрослись до 30 югеров. Удовлетворенние этими договорными обязательствами, 10 вишеуказанных немецких семей решили в 1825 году перебраться в Восточную Галицию. После долгого и изнурительного путешествия на волах они прибыли в долину реки Свіча, вблизи которой располагались здания предприятия, где они должны были поселиться.

Колонисты должни били осесть на том месте, в котором барон Леопольд фон Поппер позже учредит рабочий поселок Леопольдсдорф. Они все же селились не на реке Свича, а где-то на километр выше, на возвышенность Гургулатбах, упиравшееся в реку Свича.

Вблизи возвышалась гора Вельки Гургулат (Большой Гургулат), 1437 метров высотой. Согласно плану, поселение должно было простираться до притока Бахонка. Поэтому колонисты переезжали на возвышенность, потому что опасались: из-за таяния снега и сильных дождей воды реки Свича будут надолго затапливать луга и поля.

По имени одного из поселенцев селение получило название "Йозефсталь". Но не все 10 семей остались там, 5 через Карпаты переехали в Венгрию в Тайзебене. В 1837 году граф Шварценберг продал все свои владения в Восточной Галиции польскому графу Йозефу Матковскому из Велдижа в Долине.

Последний приложил все усилия для того, чтобы заселить все владения. В соседних селах нанимали украинских рабочих для того, чтобы иметь возможность нарубить больше древесины для лесопилки.

Большую часть населения Восточной Галиции образовывали украинцы, которых еще называли русинами, некоторые из них потом, после отмены крепостничества императором Францем-Йозефом в 1848 году, завели себе крупные хозяйства.

Ниже по течению реки Свича, в 18 километрах от Йозефсталь, было расположено украинское село Велдиж. На притоке Ильнице выше в горах в 15 километрах от Йозефсталь было маленькое украинское село Вышков, в 4-х километрах пролегала граница между Карпатской Украиной и Галичиною. До 1939 года это была граница между польским государством и Чехословакией.

В 1828 году большие группы поселенцев из Богемского Леса отправились на переселение в Буковину. Переселенцы прибывали из сел Штубенбах, Нойбрунн, Гутвассер и Германитц, все без исключения - из окрестности Берграйхенштайн.

Как только граф Матковский об этом узнал, то отправился в Долину им навстречу. Там он уговорил 20 семей поселиться в его владениях под Велдижом. С этими 20 семьями заключили такие же договоры, которые заключались ранее с графом Шварценбергом с тем обязательствам, что они имеют право получать ежегодно по 24 телеги дров и различные стройматериалы для своих преемников.

 

Поэтому 20 семей осели там, отказавшись от намерения поехать в Буковину. Это было 24 июня 1828 года, когда наши предки прибыли к большому первобытному лесу южнее Долины-Велдижа в Карпатах.

Они не остались в долине Свичи, но перебрались вверх по руслу Ильницы к притоку Росток, в долине которого они и поселились. У вечернего костра они посоветовались, что надо делать дальше.

У них действительно не было крыши над головой, поэтому необходимо было возвести хотя бы простейшие шалаши на первое время. Кропотливым совместным трудом всей общины возвели сначала приличные жилые дома, так что вскоре появилось маленькое нарядное поселение.

Деньги на хлеб насущный они должны были зарабатывать тяжким трудом в лесу. Очень трудно было покупать нужные продукты в Велдиже в 18 километрах или Долине, которая была расположена в 30 километрах.

Это было очень сложно сделать, потому что в то время еще не существовало таких дорог, как следует, а лишь плохо протоптанные лесные тропы. Там наши предки и проводили неимоверно тяжелую и затворническую жизнь. А когда для каждой из 25 семей построили по дому, 5 с 1825 и 20 из 1828, село должно было получить название. Старшую дочь графа Матковского звали Людовика, и поэтому граф дал селу название "Людвиковка".

Наши предки рубили лес и доставляли стволы на лесопилку, где это дерево обрабатывали. Работа была очень сложная и тяжелая, но они были к этому привычны; имели с этого заработок и почти приличную жизнь.

Молодежь была занята на рубке древесины и ее обработке на лесопилке, старшие и дети корчевали лес вокруг поселения и превращали эти земли в пахотные угодья и луга. В хозяйствах в основном были заняты животноводством, пастбищ и сена было в достаточном количестве.

Для содержания скота горные или высокогорные пастбища были очень благоприятны. Весной туда выгоняли молодняк скота, который оставался в горах на все лето. Четыре высокогорных пастбища были на горах Кургулат, Кругла, Должка и Цурапель.

Стара поштівка із полониною в Карпатах

Старая открытка с полониной в Карпатах

Были спокойные годы. Строились просторные, добротные хозяйственные дворы. Кое-где попадались очень хорошие и мягкие почвы, на которых хорошо родили рожь, овес и картофель. Поля обрабатывались деревянными плугами и боронами.

Часто бывало так, что переселенцы работали с марта по сентябрь в хозяйствах, а зимой рубили лес в горах перевозили его на лесопилку. Бывало и так, что после выполнения обязательной работы люди должны были работать там, где работа была именно необходимой и не терпела отлагательства; без уважительной причины никто не мог отлучиться. Некоторые людвиковцы работали в шахтах.

Очень огорчало наших предков то, что у них не было школы и церкви, не хватало также и других вещей. Но наибольшей проблемой было отсутствие школы и пригодных учителей.

На эту тему: Трагедия немецких колонистов или Убийство по признаку

Поэтому 25 поселенцев составили вместе план того, как можно решить эти хлопоты. Сначала в 1861 году возвели здание школы, затем выкорчевали вокруг нее поле для учителя, которого должны были нанять. После долгих поисков отозвался один немецкий учитель, который выразил готовность заступить на службу.

Он получил бесплатно жилье и от 3 до 4 югеров земли для строительства, так что бы он тоже мог себе завести одну или даже двух коров. Кроме того, он еще получил запас дров на весь год и маленькую зарплату в гульденах. Также он присматривал за местной канцелярией, за что дополнительно зарабатывал еще пару гульденов.

Наши предки построили хорошую маленькую церковь. Однако не хватало священника. В соседнем украинском селе Велдиж жили также и поляки, которые содержали католическую церковь и священника. С ним и договорились наши предшественники, чтобы он минимум раз в месяц в первую его неделю приезжал в Людвиковку, чтобы отслужить здесь службу Божью.

Когда у кого-то рождался ребенок, люди должны были ждать, пока приедет священник и покрестит его. Когда это было крайне необходимо, то люди ездили в Велдиж за 18 километров на крестины.

Когда невесты не хотели ждать, пока приедет священник, они должны были преодолеть долгий путь до Велдижа для того, чтобы их обвенчали. Так продолжалось до 1910 года, пока Людвиковка не стала отдельной парафией и не получила собственного священника.

Весілля у Лювіківці

Свадьба в Людвиковке

Незадолго до Первой Мировой войны Людвиковка передала свою немецкую частную школу в государственное управление территории Галичины. Учителя теперь должно было назначать государственное школьное управление, оно же и должно было ему платить. Община отныне только обеспечивала учителя бесплатным жильем.

Фирма Сильвиния, которая в то время заменила собой лесопилку, поставляла дрова на весь год. Община рубила рубить деревья в лесу, подвозила их и распиливала на поленья. Эту работу выполняли всей общиной.

Община ёподала прошение районному школьному советнику императорского королевского округа Долина о передаче немецкой частной народной школы в государственное заведование с сохранением немецкого языка как языка преподавания. На что получила ответ, что школьное заведение будет переведено на государственное администрирование только тогда, когда община согласится на внедрение польского языка как языка преподавания.

С главным лесничим Цламалем община имела достаточно причин для доброй дружбы. Цламаль добился, чтобы владельцы выделили древесину для строительства дома для священника бесплатно.

Школа в Людвиковке

Первыми общественными зданиями, которые немцы построили в Людвиковке, были школа и церковь, и это произошло в 1861-1870 годах.

Когда школу достроили, понадобился учитель, который бы давал детям уроки. Нашли одного немецкого учителя по фамилии Вильдман, который несколько лет учил детей Людвиковки читать и писать. Учителю община должна была платить сама.

Учитель Вильдман преподавал, пока не пошел в пожилом возрасте на пенсию. Его преемником был учитель по фамилии Вильд, учивший детей до самой своей смерти.

После учителя Вильда в 1900 году в Людвиковку прибыл учитель Франц Вайдлих из Новесело под Махлинец-Стройжем, который тоже учил детей на немецком языке. Учитель Вайдлих должен был содержать большую семью, поэтому его месячной и годовой платы не хватало. Поэтому община еще поставляла ему ежегодно по несколько центнеров ржи и картофеля, которые он получал осенью.

С 1906 по 1909 для Людвиковки наступили тяжелые времена вследствие грабительской лесозаготовки, поэтому община не могла содержать учителя. Община послала своих представителей к председателю округа Долина и попросила помощи.

Помощь пообещали предоставить при том условии, что организационно школа перейдет в государственное администрирование. Поскольку община не имела другого выхода, она согласилась.

С 1910 года учителю платило государство, и таким решением этого вопроса община была удовлетворена. Власть потребовала, чтобы раз в неделю преподавался польский язык, и община приняла это условие.

Учитель Вайдлих перешел в статус учителя на государственном финансировании и преподавал до начала Первой мировой войны. Во время русской оккупации учитель Вайдлих умер, а его жена с детьми вернулись в Новесело-Махлинец.

Его смерть стала для общины тяжелым ударом. Потому что он был очень умелым преподавателем. Во времена российской оккупации в Людвиковке не было учителя и не проводились школьные занятия.

В 1916 году в Людвиковку прибыла учительница, однако проработала она здесь недолго. В военные годы учителя часто менялись и часто проходили месяцы, прежде чем в общину присылали педагога.

В 1918 году образовалось украинское государство, в состав которой входила и Восточная Галичина. В Людвиковку прибыл украинский учитель, который учил детей на украинском языке.

 

Когда украинцы должны были уйти в 1920 году из-за польско-украинской войны, Восточная Галичиа вошла в состав новосозданного польского государства. В 1921 году в Людвиковку прибыл польский государственный учитель по фамилии Мокитич, который преподавал на польском языке до 1923 года.

Для немецких детей это было очень сложное и тяжелое время, потому что на польских уроках в 1 и 2 классах дети не понимали ни слова, и только с 3 класса раз в неделю проводился урок немецкого языка.

Для того, чтобы добиться от учебы хотя бы каких-то результатов, преподаватели, владевшие немецким, были вынуждены говорить с детьми на немецком, хотели они этого или нет.

Хотя учитель и пытался внедрить употребление польского языка, но ему этого не удалось. Когда учитель задавал детям вопросы по-польски, дети безмолствовали, пока учитель не позволял ответить на немецком.

Учитель тоже находился в затруднительном положении, потому что польское государство ожидало от него, чтобы он привил детям польский язык и полонизировал их, но немцы крепко держались за свой родной немецкий язык, как за святыню.

В 1923 году Мокитича перевели на другую должность, и нам прислали учителя, который не знал немецкого, но крепко держался своего и не отступал ни на шаг для того, чтобы внедрить в школе польский язык. Он хотел, чтобы по-польски читали даже молитвы перед уроком и после. Но дети не молились и молчали.

Поэтому учителю не оставалось ничего другого, как читать вместе с детьми школьную молитву на немецком языке, несмотря на то, что он сам ее не понимал. В этом вопросе мы и наши дети были непреклонны и держались своего.

Этот учитель преподавал в Людвиковке до своего выхода на пенсию в 1934 году. Тогда нам прислали молодого польского учителя по фамилии Граф. Этот тоже сначала пытался вести весь урок на польском языке. Его план ему удался так же мало, как и его предшественникам. Ему тоже пришлось принимать на уроках немецкий язык.

Так как детей в школе было много, в 1936 году нашу школу пришлось перевести на обучение в две смены, так что мы получили второго учителя, проработавшего в Людвиковке до переселения.

А поскольку польскому правительству не хватало учителей, чтобы обеспечить все немецкие и украинские общины учителями-поляками, то часто приходилось брать польскоязычных учителей украинского происхождения. Они хорошо относились к немцам и не так настаивали на внедрении польского языка, как учителя - этнические поляки.

Для немецких сел это было большим преимуществом, поскольку эти украинские учителя способствовали тому, что польское государство не могло так поспешно внедрять свою цель - полонизировать немецкие католические села, как оно того желало. Для того, чтобы достичь этой цели, опираясь на помощь лишь учителей - этнических поляков, непременно понадобилась бы больше сотни лет.

Церковные отношения в Людвиковке

Наши деды построили в период между 1860 и 1870 годами нарядную церковь, которая могла вместить 300 человек. Поскольку община Людвиковки была слишком маленькой для внедрения собственного прихода, каждое третье воскресенье приезжал католический священник из соседней общины Велдиж, расположенной в 18 километрах, для того, чтобы окрестить новорожденного ребенка или обвенчать пару.

В промежутках между его приездами многие ездили в Велдижа на крестины и венчания. Для похорон покойника тоже приводили священника из Велдижа. А в те воскресные и праздничные дни, когда священник из Велдижа не приезжал, наши бабушки и дедушки сами собирались в церкви и сами проводили службу, молясь и распевая.

В 1910 году Людвиковка стала отдельной парафией с собственным священником. Большая радость воцарилась в Людвиковке, когда приехал первый священник Собчак.

Он получил собственный дом, земельный участок и пастбище, так что мог держать одну корову. Фирма Сильвиния обеспечила ему, кроме права на свободный выпас коровы, еще и необходимый запас дров, которые поставляла и рубила община.

Вскоре после прибытия священника создали церковный хор и приобрели орган для того, чтобы можно было торжественно отправлять Божьи службы и молебны. Пели там только на немецком языке.

Учитель Вайдлих играл на органе. Когда он умер в 1914 году, у нас больше не было органиста. Только на большие праздники - Рождество, Пасху, Троицу - в Людвиковку прибывали приезжие священники, один из которых умел играть на органе.

Фамилия второго священника было Ксьожка, а третий священник по фамилии Сенковский приехал в Людвиковку в 1920 году, проповедовал немецком, как и его предшественники.

Похорони у Людвіківці

Похороны в Людвиковке

После того, как его перевели в 1927 году в другой приход, на его место прибыл священник немецкого происхождения по фамилии Генцель, и он говорил с настоящим швабским диалектом.

Он не пользовался большой любовью, потому что служил венчания за 200-400 злотых, эту сумму были способны собрать лишь немногие супружеские пары и их родители. В результате многие пары жили невенчанными.

Когда какой-то миссионер, владевший немецким языком, проезжал через Людвиковку, то провел пропущенное таинство венчания бесплатно. В 1929 году священнику Генцелю пришлось оставить Людвиковку. На его место прибыл польский священник по фамилии Щемецкий, пожелавший внести изменения в порядок службы, которая до того отправлялась только на немецком языке.

В 1928 году в Людвиковку приехали семьи польских пограничников и полицейских. Пограничный комиссар по фамилии Гавронский не желал терпеть того, что в церкви пели и молились на немецком и требовал, чтобы священник начал читать проповеди на польском языке.

Не получив на то согласия церковного совета, в одно из воскресений священник начал читать проповедь по-польски, в ответ на что мы лишь вытаращили глаза.

Мы не оставили без ответа это пренебрежение, проявленное к нашим правам, и сразу покинули церковь, так что внутри оставалась лишь пара польских семей. Такой поступок стал неприятной неожиданностью для нашего священника: такого поведения он от нас не ожидал.

По этому поводу священник созвал церковный совет и посоветовался с ним, как можно решить этот вопрос. Церковный совет и священник заключили полюбовную договоренность, согласно которой Евангелие сначала должно было читаться на немецком, и на немецком же должна была произноситься проповедь, а затем тоже самое должно было повторяться на польском.

Петь же на протяжении всей службы должны были только на немецком языке. Только таким способом пастору удалось достичь того, чтобы немцы остались в церкви до конца святой Божьей службы.

После смерти этого пастыря в 1936 году в Людвиковку прибыл польский священнник по фамилии Дзивок. Он был хорошим священником, который проводил Божью службу по той договоренности, которой мы достигли с его предшественником Щемецким. Единственное нам не нравилось в этом священнике - в своих проповедях он часто ругал Германию.

Тогда мы еще не знали о Гитлере и нацизме, и поскольку мы чувствовали себя связанными с немецким народом, то воспринимали эти упреки священника как оскорбление.

Когда в сентябре 1939 года началась война между Германией и Польшей, через несколько недель сразу после этого в село приехали русские. С тех пор читали Евангелие и произносили проповедь только на немецком языке, пока нам не пришлось покинуть нашу прекрасную Людвиковку в начале 1940 года.

Зустріч німецьких і радянських солдат на початку Другої світової війни

Встреча немецких и советских солдат в начале Второй мировой войны

На эту тему: Как немецкие пенсионеры нашли в Украине могилу отца

Осталось здесь только пять семей, которые тоже выехали в 1941 году, когда немецкие войска захватили страну. От этих поздних переселенцев мы узнали, что священника выслали в Россию, а нашу нарядную церковь превратили в общественный клуб, которым пользовались украинцы, а позже ее использовали как зернохранилище. Это был конец нашей церкви, которую наши дедушки построили такими трудами и потом.

Как в Людвиковке праздновали свадьбы

Когда должны были праздновать свадьбу, то гостей приглашали шафер и подружка невесты, невесты поручали им, кого и куда звать, и они приглашали гостей с поговоркой: "Жених, невеста и их родители сердечно просят почтить их свадьбу".

Так они приглашали своих гостей. После венчания, как правило, праздновали свадьбу в доме молодоженов, праздновали до полуночи, пока невеста не продавала свой башмачок, который с нее снять должен был жених, потом танцевали свадебный танец.

Посреди зала ставили три стула, двое мужчин ставили на стул тарелку с крышкой, и каждый, кто танцевал с невестой, должен был положить туда свою жертву, а затем двое мужчин ссыпали собранные деньги с крышки в тарелку, это было вознаграждение невесте за свадебный танец.

В полночь невеста снимала фату и венчик, а подружки невесты выстраивались цепочкой позади нее и пели песню.

На эту тему: "Дружбе» конец? Что думают о ГТС Украины строившие ее восточные немцы

Еще некоторые воспоминания о карнавале у людвиковчан

На карнавале фашинг всегда было очень весело, потому что с субботы до вторника танцевали до полуночи, и самыми веселыми были ляпанки, который проходили следующим образом.

Двое мужчин выходили на середину танцевального зала и садились там на стуле, ставили там и тарелку для ляпаных денег, из толпы выбирали двух мужчин для танцев, одного для женщин, и одного - для девушек, и двое мужчин готовили деревянные лопаты для ляпанок; когда пары протанцевали круг, мужчина с женщиной, мужчина с девушкой, и при этом двое мужчин деревянными лопатами хлопали женщин ниже спины, а женщина или девушка при этом бросала свои деньги в тарелку.

Тогда к танцу выбирали следующую женщину, и так продолжалось, пока не протанцуют все, и так могло повторяться - с танцами, и с ляпанками, и с деньгами.

Конечно, женщина и девушка, которые танцевали самые зажигательные танцы и платили лучше, награждались званиями Ляпаной Госпожи и Ляпаной Барышни, и становились победительницами, деньги шли на покрытие расходов.

И с ляпанками начинали в 22 часа вечера во вторник и играли в них до наступления “пепельной среды”, таким образом карнавал проводился все годы, это был старый обычай наших предков, и его придерживались, пока мы не покинули Людвиковку.

Всегда было 4 девочки, которые пели, и одна, которая носила корзину со сладостями для детей и сигаретами для мужчин. Это начиналось 24 декабря с края села, в каждом доме. Пока они успевали пройти село, иногда уже наступало Рождество, и когда девочки пели свою песню, им давали пару злотых, чтобы они могли покрыть свои расходы на подарки, и они начинали свой обход с песней ..

—.

Олена Серпень,  опубликовано в издании  Історична правда

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 

 

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

14:15
Розкрадач держактивів екснардеп Дубневич заявив про перемогу на виборах глави ОТГ під Львовом
13:13
Вбивця екснардеп Лозінський виграв вибори в Кіровоградській області поруч з місцем вбивства
12:09
Явка на місцеві вибори cклала 36,88%, обирати прийшли 10,5 млн українців
11:15
Суди відмовляють у спростуванні журналістами інформації із судових засідань
10:24
У ЦВК сподіваються, що остаточні результати виборів в Україні стануть відомі за 3-5 днів
09:27
На батьків неповнолітніх «волонтерів Зеленського» складуть адмінпротоколи
08:45
Посли G7 позитивно оцінили організацію місцевих виборів в Україні
19:05
Найбільша явка станом на 13:00 в Одеській області, найменша в Чернівецькій - ЦВК (ПЕРЕЛІК)
19:01
В Україні у понеділок хмарно, де-не-де дощі, вдень +12 - +21 градус (МАПА)
18:07
Ппротести у Мінську: на вулиці вийшли вже понад 100 тисяч осіб, півсотні затриманих - ЗМІ

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com