Китайский вызов. Поднебесная и Интернет. Часть 1

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

О силе и слабости китайской сети Sina Weibo, цифровой цензуре и давлении на блоггеров и журналистов. Специальный доклад Комитета защиты журналистов.

Из-за сложной системы цифровой цензуры в сочетании с традиционным подходом к контролю за медиа — арестом журналистов — свобода слова в Пекине находится под наблюдением. Репрессивные режимы во всем мире смотрят на Китай как на модель. Зато пекинская система контроля становится все опаснее.  

Дэвид Шлесинджер: Предисловие

Ничто так не освещает множество противоречий, которыми полна сейчас эта страна, как чтение доклада о Китае и его медиа.

По сравнению с тем, когда я начинал изучать тему в 1980-х и 1990-х гг, ныне китайские медиа и журналистская среда резонируют так сильно, что трудно себе представить. И это меня удивляет.

Десятилетие реформ и открытости породили почти 600 млн пользователей интернета, более 400 млн пользователей мобильного интернета и более 300 млн микроблогеров. Объемы создаваемого ежечасно чистого контента, так же как и объемы коммуникации, поражают.

Многое из этого контента еще недавно было немыслимым: острые комментарии, репортажи, фотографии, шутки о коррупции и безопасность продуктов питания, о дорожной обстановке и нечестные сделки, о злоупотреблении властью и множество других острых тем.

Местные газеты и журналы пытаются расширить границы журналистики и публикаций, даже комментариев. Репортажи иностранных журналистов о Китае как никогда ранее расходятся эхом внутри страны, становятся частью внутренней дискуссии.

Сравните с тем, что было раньше. Когда в 1990 году я был в Китае заведующим бюро Reuters, огромные кипы провинциальных газет «приземлялись» на моем столе с удручающим отголоском. Каждый печатный лист, казалось, был набран одним шрифтом с официальной линией. У диссидентов не было тогда микроблогов, чтобы попытаться транслировать провокационные или дерзкие сообщения. В лучшем случае у них была одна общая телефонная линия.

Итак, очевиден ощутимый огромный прогресс. Однако подобно забору вокруг двора, обтянутого проволокой с пропущенным через него электрическим, над ним зловеще нависают пределы терпимости и свободы.

Быть слишком смелым означает подвергаться угрозам, преследованию или даже аресты. Любое слишком провокационное сообщение исчезает. Любой журналист, который «переборщил», дергается назад. На любую публикацию, которая выходит за рамки официальной линии, накладывает тяжелую лапу власть. Интернет, который является прекрасным орудием для создания контента, кажется, окружен все более непроницаемой Большой огненной стеной. Горячие темы исчезают. Так же как неожиданно и цифры в новостях. Государственная власть становится вездесущим призраком.

Компартия сталкнулась с вызовом. Изменения, происходящие в Китае, порождают у людей новые надежды на то, чтобы реализовать свои права, во многих случаях уже закрепленные в китайской конституции.

Важность этого доклада не в том, что его подготовил Комитет защиты журналистов. И не в том, что он обнародован в Нью-Йорке по проблеме, которая так или иначе уникальна для западной аудитории. Этот доклад важен потому, что дебаты о правах медиа и об ограничении свободы слова должны произойти в самом Китае. Наконец, это касается каждого из 600 млн гражданских журналистов, 400 млн пользователей мобильного интернета и 300 с лишним миллионов микроблогеров, каждый из которых может в любой момент оказаться по ту сторону политической линии, что меняется.

Автор: Дэвид Шлесинжер (David Shlesinger), член совета директоров КЗЖ, основатель и директор Media Advisors — консультативной медиаслужбы со штаб-квартирой в Гонконге. Бывший главный редактор глобальной службы Reuters и бывший глава Thomson-Reuters в Китае.

Софи Бич: Когда у цензуры короткие руки и двойная игра Sina Weibo

В марте 2012 года журналист Ян Хайпэн (Yang Haipeng) поместил в своем микроблоге Sina Weibo услышанную им историю о взаимосвязи между найденным в гостинице телом английского бизнесмена Нила Гейвуд (Neil Heywood) и Бо Силаем (Bo Xilai) — мощным руководителем компартии в мегаполисе Чунцин. Это сообщение было первым крупным публичным упоминанием о связи между этими двумя лицами. Поэтому прежде чем на следующий день его удалили, оно распространилось онлайн как лесной пожар. Через месяц блокнот Яня на Sina Weibo, который имел 247 тыс. сторонников, был закрыт.

Его опыт показывает как силу, так и ограниченность возможностей интернета в продвижении свободы слова в Китае. В течение нескольких дней из сообщения Яня мир узнал о связи между Гейвудом, Бо Силаем и его женой Гу Кайлай (Hu Kailai). За убийство Гейвуда ей был вынесен условный смертный приговор, а Бо Силая исключили из компартии и он подвергся уголовному обвинению. Однако Янь, уважаемый и популярный журналист и микроблогер, до сих пор лишен возможности общаться со своими последователями на популярном в Китае сервисе микроблогов Sina Weibo.

За последнее десятилетие медиасреда в этой стране изменилась в результате взрыва в интернете и феномена Sina Weibo, который насчитывает сейчас более 309 млн пользователей. Это новая онлайн-экосистема, в которой новости появляются и распространяются быстрее, чем цензоры в состоянии их отследить. Это, в свою очередь, влияет на общественное мнение и на политический резонанс вокруг определенных событий.

В тему: Фотография первой леди Китая вызвала скандал в мировых СМИ

Горячая новость о железнодорожной катастрофе 2011 года со скоростным поездом в г.Веньчжоу (Wenzhou), в результате которой погибли 40 человек, впервые появилась на Sina Weibo. В том году на это сообщение, согласно данным аналитической разведывательной службы фирмы CIC и фирмы по связям с общественностью Ogilvy Public Relations, откликнулись 4,5 млн. микроблоггеров. Большинство из них выразили критическое отношение по поводу ошибочного обращения правительства в связи с катастрофой. Частично вследствие этого власти ввели строгие правила безопасности на сетях скоростных поездов.

Тогда как китайское правительство оправдывает свой контроль над СМИ и интернетом как способ предотвращения социальной нестабильности, железнодорожная катастрофа в Вэньчжоу — один из примеров того, как свободна выражения мысли в Китае может способствовать отстаиванию общественных интересов.

Хотя дискуссии на Weibo происходят более свободно и открыто, чем где-либо в общественной сфере, строгие ограничения относительно того, каких тем можно касаться, еще жестко действуют. Новости подвергаются цензуре, аккаунты закрывают, а результаты поиска отфильтровывают с точки зрения остроты политического контента. Распространение слухов оправдывает масштабные жесткие притеснения нежелательного контента. Пользователей Weibo вызывали на допросы, а иногда бросали в тюрьмы за размещенный ими контент.

Китайское правительство не ответило на письменный запрос КЗЖ, оставленный посольству КНР в Вашингтоне с просьбой прокомментировать этот доклад.

Пекин четко видит экономические выгоды от содействия развитию коммуникационных технологий. Блокируя популярные глобальные социальные сети, такие как Facebook и Twitter, китайское правительство поощряло отечественные аналоги как способ стимулировать экономический рост и инновации. Результаты впечатляют. Sina Weibo — это многофункциональная удобная платформа, очень популярная в других социальных сетях, таких как Tencent. Одновременно она обеспечивает вторую по величине платформу микроблогов — сайт с видеоданными Youku, Renren, Kaixin и другие подобные Facebook сайты в социальных сетях.

«Новое платье короля». Интернет и общественное мнение поливают ливнем парад китайского руководства, изображенного без одежды, в виде обманутого императора из сказки Андерсена (Hexie Farm / Crazy Crab)

Однако компании, зажатые между их пользователями, которые часто требуют большей свободы, и властью, которая добивается от них внедрения самоцензуры, рискуют потерять лицензии. Компании, которые не отвечают ожиданиям правительства, почти не заметны на рынке. Например, самую первую платформу микроблогов Fanfou закрыли в 2009-2010 гг на 16 месяцев после того, как пользователи разместили на ней информацию о беспорядках в г. Урумчи и в провинции Синьцзян.

Пекинский редактор бюллетеня Sinocism Билл Бишоп (Bill Bishop) сообщил КЗЖ: компания Sina Weibo поднялась на вершину рынка благодаря широкому выбору, который она предлагает, а также потому, что, в отличие от Fanfou, «знала, что нужно сделать, чтобы не потерять милости правительства».

Чтобы выполнить требования правительственной цензуры, платформы микроблогов используют различные методы. Ключевое слово — «фильтрация». Это самый распространенный метод ограничения контента. Некоторые слова вообще не позволяют использовать в сообщениях, предназначенных для общего употребления, другие маркируют для редакционных обзоров, а часть не могут пробиться через поисковую систему платформы. Поэтому получить доступ к этим сообщениям сложно.

Список терминов, запрещенных в поисковике Sina Weibo, исследует и сохраняет China Digital Times. Начиная с апреля 2011 года она собрала почти 2 тыс. слов, запрещенных для поиска постоянно или временно. Кроме того, пользователи Sina Weibo часто информировали, что их сообщения появлялись только для просмотра. Они не могли сразу понять, что подверглись цензуре.

Если пользователь, несмотря на эти методы фильтрации,размещает сообщения на запретную тему, его аккаунт могут временно закрыть, а после повторных правонарушений — закрыть навсегда. Согласно внутренней инструкции менеджмента Sina Weibo, что просочилась в интернет, любая «вредная» информация должна быть изъята за пять минут, а каждое сообщение пользователей из черного списка, которым еще разрешено иметь аккаунт, перед выходом должно быть проверено.

От провайдеров сервиса Sina Weibo требуют предоставлять учреждениям государственной безопасности нужный им доступ. Так их сотрудники могут непосредственно ввести ключевые слова, которые должны быть заблокированы, и немедленно изъять видео и снимки. С тех пор как блокнот Яня Хайпэна на Sina Weibo впервые был закрыт в апреле 2012 года, он пытался не менее 65 раз открыть его под разными кодовыми именами, однако его каждый раз закрывали.

Большое распространение в китайском киберпространстве приобрело разоблачение, опубликованное в марте 2012 года в гонконгском Phoenix Weekly. В нем говорилось, что Sina Weibo создала систему мониторинга трех уровней, которая функционирует в тандеме с описанной выше системой фильтрации ключевых слов.

На первом уровне используются технологии для поиска запрещенных ключевых слов. На втором персонал вручную просматривает перед публикацией контент и передает информацию на третий уровень. На третьем уровне персонал отслеживает текущие события, чтобы улучшить фронтальную часть и обновить списки запрещенных ключевых слов.

Исполнительный директор Sina Weibo Чарльз Чао (Charles Chao) рассказывал в марте 2011 года Forbes, что в компании работают «не менее 100 сотрудников», которые осуществляют цензуру вручную. Однако многие считают эту цифру заниженной.

Sina Weibo задействовала также механизмы для целенаправленной реакции на определенные инциденты. Согласно докладу Phoenix Weekly, она имеет команду по меньшей мере из 600 добровольцев, которых можно мобилизовать в случае возникновения чрезвычайных ситуаций — таких как катастрофа скоростного поезда в Вэньчжоу. Команда состоит из персонала компании, а также из бывших редакторов и временных работников.

Sina Weibo выбирает себе «резерв», открыто приглашая к своему сообществу и обращаясь к своим пользователям, которые обычно «с энтузиазмом относятся к безопасности и надежности сети», пишет Phoenix Weekly. Иными словами, пользователей Sina Weibo, которые активно поддерживают правительственную политику и практику контроля интернета, вознаграждают, приглашая присоединиться к команде.

Это соответствует новой политике, которая социальная сеть продолжалаи в 2012 году. Пользователей вознаграждают или наказывают других пользователей по системе баллов. Согласно сообщению, помещенным в мае 2012 года менеджментом Центра сообщества Sina Weibo, баллы приплюсовывают за предоставление личной информации или вычитают, если пользователь распространяет «ложную» информацию или прибегает к персональным выпадам. Если резерв пользователя опускается до нулевой отметки, его счет закрывают. Однако определение того, какая информация — «ложная», возложено на цензоров, которые могут использовать это понятие в отношении любых политически непривлекательных сообщений.

Система баллов и регистрации пользователей под их реальными именами вводилась непоследовательно. Однако в декабре 2011 года Пекинский муниципалитет обнародовал правила, требовали от сервисов микроблогов собрать и проверить до 16 марта 2012 года реальные фамилии всех пользователей, содержащих сообщения на их платформах. Если это правило будет соблюдено в полном объеме, онлайн-диспуты остынут, поскольку свобода слова на платформах Sina Weibo связана с анонимностью пользователей.

Но, согласно сообщению, присланному в 2011 финансовом году Комиссии США по ценным бумагам и биржам (The US Securities and Exchange Commission), Sina Weibo призналась, что не смогла обеспечить соблюдение этого решения. Среди причин она назвала «поведение пользователей, в особенности продукции микроблогов, а также отсутствие понимания конкретных процедур его осуществления».

Sina Weibo признала, что «несоблюдение нами условий подвергает потенциально серьезному наказанию со стороны китайского правительства». В декабре 2012 года Всекитайское собрание народных представителей расширило правила регистрации пользователей под реальными именами для всех компаний, предоставляющих доступ к интернету, в частности, и для компаний мобильных телефонов.

Власть пытается также вести беседы онлайн, используя много платных комментаторов, продуцирующих проправительственные мысли на Sina Weibo и на других форумах. Интернет-пользователи прозвали этих комментаторов «пятидесятипроцентными партийцами за гонорар». Говорят, что им платят за каждое сообщение. В опубликованном в октябре 2012 года в New Statesman интервью, которое взял у одного из таких пользователей всемирно известный художник Ай Вэйвэй (Ai Weiwei), тот заявил, что по его оценкам, до 20 процентов сообщений на интернет-форумах пишут платные комментаторы.

Зато Sina Weibo создал новую публичную сферу для интернет-пользователей в Китае. Это, как правило, образованные горожане, которые относятся к среднему или высшему классу, что существенно меняет национальный дискурс.

Пользователей может раздражать цензура, но многие из них понимают: это цена, которую Sina Weibo платит за свое существование.

Епископ из Sinocism рассказал КЗЖ: «Пользователи могут злиться на Sina Weibo, в частности, за то, что она отвлекает на себя гнев, направленный против правительства. Но умные понимают, что она значительно расширила границы дискурса. И если Sina Weibo не будет услаждать правительство, сервис могут кастрировать или еще того хуже...».

Несмотря на обязательства перед правительственной цензурой, интернет-компании сами изобрели изощренные способы содействия свободе слова. В январе 2013 года менеджер Sina Weibo ответил на критику, что его компания цензурирует сообщения. Он пояснил, что даже в рамках цензуры информацию можно распространять, прежде чем она будет удалена.

Менеджер написал: «Вы завалили Weibo безумными сообщениями, и „маленькие секретарши“ деловито изымают их. Но разве эта ситуация мешаете вам видеть информацию? Если они не будут изымать на Sina Weibo отдельные сообщения, аккаунты просто закроют. В действительности уже есть давление по поводу того, когда именно ситуация взорвется. Но мы способны справиться с ней. То, что причиной этого может стать весь информационный поток — уже само по себе трудно одержанная победа».

Становясь на сторону пользователей интернета и способствуя свободе слова, Sina Weibo, чтобы обеспечить себе конкурентное преимущество, закрыла блокнот выдающегося блогера [венчурного капиталистa, разработчика компьютерных программ и исследователя социальных сетей. — MS] Исаака Мао (Isaac Mao), который имел около 40 тыс. сторонников. Это произошло в июне 2012 года после того, как он раскритиковал космическую программу Китая как расточительство.

Sina Weibo заявила, что ему некому жаловаться, потому что распоряжение поступило «от соответствующих органов» вне контроля компании. После этого Мао пригласила на свой сервис микроблогов компания Tencent. Сейчас у него 10 тыс. сторонников. На Tencent он не столь активен и после опыта работы с Sina Weibo стал осторожнее.

Китайским журналистам компания предоставила беспрецедентную платформу для публикации информации, которую они не могут распространять в традиционных медиа, в частности, о цензуре. Пропагандистский режим Китая традиционно строго запрещал журналистам освещать его распоряжения, которые, как правило, составляют государственную тайну.

Журналиста из провинции Хунань — Ши Тао (Shi Tao) осудили в 2005 году к 10-летнему тюремному заключению после того, как он опубликовал в сети правительственные приказы в сфере пропаганды. Сейчас журналисты часто анонимно помещают онлайн советы относительно цензуры. Они распространяются, прежде чем цензоры успевают их изъять.

Эта утечка правительственных приказов стала настолько распространенной, что китайские пользователи интернета начали ссылаться на них, как на директивы Министерства правды — отдела пропаганды в романе Джорджа Оруэлла «1984». В свою очередь, термин «Министерство правды» — один из тех, который, по данным исследователей университета Карнеги-Меллона (Сarnegie Mellon University), чаще других изымают на Sina Weibo.

Но даже на жестко цензурируемом поисковике Baidu попытка найти китайское выражение «министерство правды» принесло около 188 тыс. результатов. (China Digital Times собирает и переводит его на английский язык «как министерство директив правды».)

Sina Weibo предоставила также возможность журналистам укреплять солидарность в борьбе с цензурой. В январе 2013 года журналисты независимого Southern Weekly в Гуангджоу забастовали после того, как местные пропагандистские органы самовольно заменили проправительственным месседжем новогоднее поздравление, в котором говорилось об отстаивании Конституции и соблюдения верховенства закона. Разъяренные чрезмерным вмешательством цензуры в редакционный процесс редакторы призвали на Sina Weibo освободить шефа коммунистической пропаганды в провинции Гуандун (Guangdong) Туо Дзэна (Tuo Zhen).

Беспрецедентным образом газеты, отдельные журналисты и другие пользователи интернета по всей стране использовали свои аккаунты на Sina Weibo, чтобы сплотиться в поддержку Southern Weekly и высказаться за свободу прессы. Вскоре это обернулось серьезной проблемой для властей, поскольку кинозвезды и медиа мейнстрима помещали откровенные и кодированные месседжи солидарности на своих сайтах и ​​в аккаунтах.

Пользователи интернета имеют доступ к разнообразнейшим новостям и информации, и тон дискуссий изменился. Несколько лет назад громким, определяющим был голос «разъяренной молодежи», как называли тогда воинственных молодых националистов. Положение изменилось, когда на передний план выдвинулись другие общественные проблемы, а интернет предоставил большую возможность услышать широкий спектр голосов.

Выдающийся профессор журналистики Пекинского университета Ху Йонь (Hu Yong) обозначает этот поворотный пункт 2008 годом. Националистическая повестка дня все больше отходит на задний план, уступая повестке дня, связанной с благосостоянием. народа.

«Направление ветров изменилось, — писал он в China News Weekly. — Когда ваш ребенок не имеет возможности пить чистое молоко, ездить в безопасном автомобиле, когда вы идете пообедать и вам вместо еды на масле подают приготовленное из отходов, когда вы не знаете, насколько чист воздух, которым вы дышите, вас начинает больше беспокоить, куда движется китайское общество и проблемы, связанные со счастливой жизнью, а не еще одно боксерское восстание против иностранцев, которое произошло в 1900 году».

Это стало очевидным во время протестов, прокатившихся по китайским городам в сентябре 2012 года в связи с противоречивыми претензиями японцев на острова Дьяоюй [японское название — Сенкаку. — MS]. Эти санкционированные правительством уличные протесты были зажигательными и часто оборачивались насилием. Их участники в один голос осуждали Японию и даже призывали к войне.

Онлайн-дискуссии были более разносторонними. Многие интернет-пользователи отнеслись к протестам и к роли правительства, которое их поощряло, цинично. Один пользователь Sina Weibo писал: «На самом деле для меня главный вопрос: кто в Китае обладает островами Дьяоюй. Вероятно, не я. И, вероятно, не вы. Тогда, возможно, „народ“?».

Сейчас пользователи интернета чувствуют состоятельность противостоять официальной пропаганде. Редактор официальной Global Times постоянно использует свой аккаунт на Sina Weibo, чтобы выражать националистические, проправительственные взгляды. Однако на каждое его сообщение обычно поступают сотни, иногда тысячи ответов с жесткой критикой его позиции. Как правило, когда правительство публикует свою версию событий по важной проблеме, интернет-пользователи в ответ выражают свою версию, часто подвергая сомнению официальную информацию.

Пользователи Weibo, которые взбирались на Большую огненную стену, чтобы читать и пересылать ежедневные показатели состояния атмосферы в Twitter посольства США в Пекине, стали публично сомневаться в статистике китайского правительства, которая показывает значительно меньшую степень загрязнения. Когда в июне 2012 года Пекин объявил нелегальным сбор данных о качестве воздуха, осуществляемый американским посольством, пользователи Sina Weibo возмутились.

Сосредоточение внимания на этой проблеме, в конце концов, подтолкнуло власть некоторых китайских городов подавать точные данные. А в январе 2013 года правительство открыло сайт, на котором будут размещаться данные о состоянии воздуха в 74 городах. Когда рекордно высокие уровни загрязнения накрыли северный и центральный Китай, «Синьхуа» и другие официальные медиа продемонстрировали сдвиг в отношении к этой проблеме. Они необычно прозрачно сообщали уровни загрязнения воздуха, причины этого, а также отмечали необходимость общественного надзора для поиска решений проблемы.

Динамика онлайна не меняет того, что китайское правительство, как и ранее, не позволяет независимой прессе информировать о проблемах местного и национального значения. Без доверия, без легитимных источников новостей вакуум слишком часто заполняется неподтвержденным сообщениям, полуправдой и слухами.

Распространение слухов обернулось лихорадкой, когда в марте 2012 года появилось множество сообщений, что союзники Бо Силая в Пекине готовятся совершить переворот. Медиа запретили освещать ситуацию вокруг Бо. Зарубежным журналистам перекрыли доступ к ключевым данным. Общественность не знала, каким сообщением доверять.

В ответ на это правительство жестко подавляло распространение слухов, закрывало аккаунты на Sina Weibo лицам, обвиняемым в распространении ложной информации, а некоторых арестовывало. Тогда Sina Weibo и Tencent на три дня отключили функции комментариев (китайская платформа Weibo требовательнее Twitter и позволяет размещать комментарии в месседжи. — Прим. в оригинале).

Согласно «Жэньминь Жибао», после распространения слухов о перевороте власти закрыли 16 сайтов и арестовали шесть человек, кроме того определенное число лиц (точная цифра не раскрывается) «напутствовали и воспитывали».

Журналист финансового журнала Capital Week Ли Делин (Li Delin) исчез на некоторое время как раз после того, как сообщил на своем аккаунте на Sina Weibo, что слышал выстрелы в Пекине, сообщила радиостанция «Свободная Азия» (Radio Free Asia).

С 2010 года правительство начало регулярные жесткие кампании против «ложной информации» и слухов, закрывая сайты. Однако часто они имели масштабные цели. Так, внутренний распорядок работы по ограничению «ложных новостей» и информации, выданный отделом пропаганды в провинции Аньхой (Anhui), содержал директивы «создать конкретную систему мониторинга, внимательно отслеживая влиятельные сайты, своевременно выявлять распространяемую в интернете ложную информацию, делать точные выводы, быстро реагировать и решительно бороться с вредной информацией с нападками на партию и правительство и новую систему управления». Согласно этим директивам, «любой сайт, критический по отношению к правительству. может быть закрыт».

Новое поколение, пришедшее к власти в Пекине, будет править гораздо информированным гражданами, связанными между собой и с миром интернетом плотнее, чем когда-либо прежде. Китайский народ больше не будет принимать пропаганду за новости и не будет равнодушным, когда чиновники будут врать ему о проблемах, напрямую влияющих на его жизнь. Однако новое руководство располагает более изощренными и мощными средствами управления доступом граждан к информации.

Ребекка Маккиннон (Rebecca MacKinnon), автор книги «Согласие тех, кто в сети» (Consent of the Networked), член правления КЗЖ, доказывает: интернет скорее будет способствовать дальнейшему правлению компартии, чем станет силой, которая ее сбросит. Позволяя гражданам выходить на форум, где они могут обсуждать местные проблемы, лидеры страны получают возможность фиксировать истоки недовольства и одновременно давать гражданам отдушину, чтобы выразить свое разочарование. Поэтому требование политических перемен становится менее вероятным. Маккиннон сказала The Wall Street Journal: «Речь идет в большей степени об игре между правительством и гражданами в поддавки без изменения системы».

Однако нет сомнения, что доступ к интернету для тех в Китае, кто постоянно выходит в онлайн, произвел глубокое влияние на отношение к новостям и к правительству, на то, как они реагируют на несправедливости в повседневной жизни. В то же время, как у руля государства стало новое руководство, достоянием общественности гораздо больше информации о своих новых лидерах, чем когда-либо прежде.

В тему: В Китае избрали новых кормчих

Без Weibo общественность, возможно, еще не узнала бы, почему был уволен Бо Силай, не знала бы и о его связи с (британским бизнесменом) Нилом Гейвудом (Neil Heywood). Однако то, что известно общественности об этих недавних скандалах, — лишь верхушка айсберга. Блогер и сторонник свободы слова Исаак Мао заявил КЗЖ: «Даже в условиях безумной и смехотворной цензуры Sina Weibo позволила простым китайцам узнавать то, чего они не знали».

Софи Бич (Sophie Beach) — редактор China Digital Times. Бывшая исследовательница Комитета защиты журналистов. Получила степень магистра наук в Школе международных и общественных дел Колумбийского университета (The School of International and Public Affairs at Columbia University).

(Окончание следует).

— 

Опубликовано на сайте Комитета защиты журналистов (CPJ)

Перевод на украинский язык: Аркадий Сидорук, MediaSapiens

Перевод на русский язык: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com