Кто мантии раздает, тот Фемиду и «танцует»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

От конкурса по отбору судей Конституционного Суда в новом законе о КС осталось лишь название.

Пока депутаты точат водные лыжи на каникулы, судьи Конституционного Суда свечи в церквях за их здоровье ставят. Жирный куш, прописанный в ранее проваленном варианте закона о КС, служителям конституционной Фемиды не выгорел (речь идет о зарплатах в 200 000 гривен в месяц). Но и на то, за что Верховная Рада аврально проголосовала в предпоследний пленарный день сессии, судьям жаловаться грех. Осталось дождаться подписи президента под принятым в «блокадном» зале нового Закона «О Конституционном суде», и можно запасаться кошельками большего размера.

Председателю КС выделили 145 000 зарплаты, заместителям — 139 000, судьям — 126 000 в месяц (с каждым последующим ростом прожиточного минимума суммы будут увеличиваться). Судьи в отставке будут получать «пожизненку» в размере половины судейского заработка.

Только не спешите тешить себя мыслями: «Стерпится, слюбится, только бы Конституционный Суд наконец-то перестал быть марионеткой во властных руках и заработал без оглядки на телефонное право и „цэ-у“ сверху». От обещанного конкурсного отбора судей КС в принятом путем политических «договорняков» (25 голосов даже «оппоблоковцы» подбросили) законе лишь название осталось. Служителей конституционной Фемиды и дальше будут назначать в ручном режиме, оставляя нити в руках политических кукловодов.

В тему: Порошенко сделал еще один шаг к узурпации власти

Об этих и других нюансах нового закона — в беседе с экспертом Центра политико-правовых реформ Романом Куйбидой.

— Судя по тому, как профильный комитет зарубил едва ли не все правки ко второму чтению (из почти 600 учел лишь 15), а затем и в сессионном зале их конвейером провалили, кому-то очень нужно было, чтобы Закон «О Конституционном Суде» приняли в «правильной» редакции. Что имеем на выходе?

— Принятие нового Закона «О Конституционном Суде» было продиктовано тем, что в прошлом году в Конституцию были внесены изменения в части правосудия, введя такие новации, как конкурс на должность судьи Конституционного Суда и введение института конституционной жалобы. Конкурсный отбор — это важно. Такой подход должен сломать порочную практику назначения судей КС путем кулуарных консультаций, по принципу политической лояльности, а не профессионализма. Но так, как конкурсный отбор прописали в законе, — это растоптанные надежды на позитивные изменения. Оставили почти ту же систему, которая есть, только назвали ее конкурсом. (По-прежнему, по шесть судей КС будут назначать президент, Верховная Рада и Съезд судей. Списки кандидатов, отобранных якобы на конкурсной основе (на самом деле конкурс свели к спецпроверке и собеседованию), будут подавать, соответственно, комиссия, созданная президентом, парламентский Комитет по вопросам правовой политики и правосудия и Совет судей. Делали это с умыслом, пытаясь сохранить практику назначения судей КС в ручном режиме. Рекомендации — это не конкурсный отбор. По сути, право выбора остается без изменений: президент, парламент, Съезд судей могут назначить того, кто им нужен. Конкурс предусматривает состязания, по результатам которых должность получает лучший. А здесь с таким же успехом мантия судьи КС может достаться худшему из конкурсантов.

— На ожиданиях о перезагрузке Конституционного Суда можно ставить крест?

— Говорить о перезагрузке Конституционного Суда, к сожалению, не приходится. Более того, в КС до сих пор остается немало судей, которые позволили Януковичу узурпировать власть из-за отмены конституционных изменений, внесенных в 2004 году.

В тему: Конституционный суд разъяснил свой ничтожный КПД

— Верховная Рада своих «квотников» освободила — за нарушение присяги. А вот президент и Съезд судей, похоже, решили, что оставить на должностях судей КС, послуживших режиму Януковича, — это нормально.

Одному из судей КС, которых освободил парламент, удалось восстановиться через суд.

— После того, как в июне закончились полномочия двух судей КС, вакансий стало больше: из 18 судей осталось 13, что, по сути, парализовало и без того слабую работу КС. После принятия закона о КС с назначениями, очевидно, долго тянуть не будут?

— Без принятия этого закона ни одного нового судью КС нельзя было назначить. Поскольку изменениями в Конституцию предположили, что отбор осуществляется на конкурсной основе, но в порядке, определенном законом. А поскольку закона более полугода не было, заполнить вакансии не было возможности. Конституционный Суд и в неполном составе оставался полномочным. Но о результатах его работы статистика печальна. С начала года КС не принял ни одного решения по существу. В прошлом году — столько, что можно на пальцах одной руки пересчитать. КС слишком дорого обходится (в бюджете на Конституционный Суд предусмотрели 173 млн. грн., по сравнению с 100 млн. в позапрошлом году. — «ВЗ»), но результатов не дает. Остается ручным, и даже в обновленном составе ожидать от него прогресса трудно.

— Зато с какими прогрессивными зарплатами и «пожизненкой» ...

— В новом законе оклад судьи КС приравняли к окладу судьи Верховного суда. А это — 75 прожиточных минимумов. Если бы судьи достойно выполняли свои обязанности, а не работали марионетками, такие зарплаты были бы оправданы. Но когда судьи, которые должны быть уволены за нарушение присяги, еще и пожизненное денежное обеспечение от государства будут получать, это возмущает.

— В законе предусмотрели, что удостоверение судей КС подписывает президент. Вроде мелочь, но, если вдуматься, довольно символично. Словно президентский автограф должен напоминать служителям конституционной Фемиды о «высшей силе» над ними?

— Эта норма, записанная в законе (раньше ее не было), — полная ерунда. Для многих удостоверение — символ статуса. Но когда этим статусом наделяет якобы президент, это выглядит как признак зависимости судей. Нам давно надо свести удостоверения до статуса документов, которые может выписывать, скажем, руководитель аппарата того же Конституционного Суда, а не глава государства, причастный к формированию не всего состава КС, а только трети.

— Теперь в Конституционный Суд могут обращаться не только президент, депутаты, парламентский омбудсмен, но и обычные граждане. Действенным ли будет механизм конституционной жалобы?

— Граждане получили возможность обжаловать закон, который считают неконституционным, но при условии, что исчерпали возможности для защиты своих прав в обычных судах. Если суды, рассмотрев дело, опираются на закон, который лицо считает неконституционным, человек может после этого обратиться в Конституционный Суд.

— То есть обжаловать можно не любой закон, а лишь тот, который использован в судебном процессе против конкретного лица?

— Да, закон должен быть применен к лицу. Если раньше люди, пройдя судебные инстанции в Украине, обращались сразу в Европейский суд, то теперь смогут обратиться в КС. Правда, в условиях, когда Конституционный Суд остается заложником политических игр, говорить об эффективности этого инструмента сложно. Разве что вопрос будет касаться дел, которые политические силы не интересуют.

— Но здесь может быть и обратная сторона медали — использование механизма конституционной жалобы для блокирования «неугодных» законов. Находят гражданина Пупкина, организуют от его имени жалобу в КС — и готово. При этом организаторы остаются за кадром. Такие манипуляции возможны?

— Если мы говорим о том, что суд будет действовать управляемо, то можно все предполагать. Например, кто-то обратится в Конституционный Суд с обжалованием Закона «Об очищении власти», и КС может воспользоваться этим, чтобы прекратить действие закона. Злоупотребления возможны, как и в любом деле, которое будет решать политически зависимый суд.

— В законе прописано, что среди других выводов КС может оценивать соблюдение конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении президента с поста в порядке импичмента. Можно ли заблокировать процедуру импичмента через КС?

— Говорить о том, что эта процедура у нас существует, сложно, потому что закона об импичменте нет. Соответственно, эти нормы всегда были мертвыми. Поэтому оценивать возможную роль Конституционного Суда тоже не приходится.

— В заключительные положения Закона «О Конституционном Суде» вписали нормы, которые не имеют отношения ни к КС, ни к судебной реформе вообще. Речь идет о скандальной изменение процедуры избрания Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Тайное голосование переписали на открытое, что выглядит как подкуп «Народного фронта», который видит в кресле омбудсмена своего человека и не заинтересован в тайном голосовании.

— Это позорная практика — загонять в профильные законы нормы, которых эти законы не касаются. Очевидно, таким образом пытаются получить голоса конкретных фракций. К сожалению, принятие важных решений является заложником политических договоренностей, в результате которых определенные политические силы приобретают для себя дивиденды, включая назначения своих людей на желаемые должности. Закон «О Конституционном Суде» не стал исключением. Изменение процедуры избрания Уполномоченного по правам человека — тому подтверждение.

— Какую бы оценку поставили за судебную реформу ее организаторам и исполнителям?

— Законодательное поле для судебной реформы, за исключением Конституционного Суда, более или менее нормально создается. Самый сложный вопрос — воплощение этих законов в жизнь. И здесь, к сожалению, срабатывают позорные практики политических влияний. Что останется в итоге, трудно спрогнозировать. Даже с тем же Верховным судом. Пока Высшая квалификационная комиссия не озвучила рейтинг, на основании которого будет формироваться ВС, окончательную оценку давать рано. Хотя тревожит то, что в рейтинг попадет немало кандидатов с негативными выводами от Общественного совета добродетели.

Инна Пукиш-Юнко, опубликовано в издании Високий замок 

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть