«Не обращали внимания на женщин и детей. Кто не убежал, тот погиб»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  «Не обращали внимания на женщин и детей. Кто не убежал, тот погиб»

В 4.30 10 марта 1944 года жители украинского села Сагринь на Холмщине проснулись от выстрелов. Сейчас оно находится в Польше — пограничном с Украиной Грубешивском уезде Люблинского воеводства. До Второй мировой войны на этих территориях преобладало украинское население.

С приближением германо-советского фронта руководители польского подполья и эмиграционного правительства в Лондоне все острее переживают о будущей восточной границе Польши. Волынь и Галичину считали утраченными: там после кровавого противостояния летом 1943-го верх взяла УПА. Местные поляки были либо уничтожены, либо бежали. На Холмщине же — между реками Вепрь и Буг — сильные позиции имела польская Армия Краева. Ее террор против украинского населения края должен был заставить его перебраться за Буг, за которым начиналась Волынь.

Солдат с польской партизанской Армии краевой позирует над трупом украинского крестьянина, убитого в поле у ​​села Сагринь на Холмщине, март 1944

Солдат польской партизанской Армии краевой позирует над трупом украинского крестьянина, убитого в поле у ​​села Сагринь на Холмщине, март 1944

Воины польской партизанской Армии краевой фотографировались при уничтожении села Сагринь на Холмщине 10 марта 1944. Похоже на то, что снимки на фоне горящих украинских домов, круг убитых крестьян делались с целью распространить страх и панику среди украинского Холмщины и заставить их выехать за реку Буг - на Волынь

Воины польской партизанской Армии краевой фотографировались при уничтожении села Сагринь на Холмщине 10 марта 1944. Похоже на то, что снимки на фоне горящих украинских домов, круг убитых крестьян делались с целью распространить страх и панику среди украинского населения Холмщины и заставить их выехать за реку Буг — на Волынь

21 мая 1945-го в селе Руда-Ружанецька неподалеку от нынешнего польско-украинской границы между представителями командованием УПА и АК начались переговоры (на фото) о перемирии и прекращении взаимного истребления гражданского населения. Впоследствии даже состоялись совместные боевые акции УПА и АК. Известная - нападение на Грубешив 28 мая 1946-го - ячейка в уезде как советской оккупационной, так и польской коммунистической власти. Бой в городе продолжался полтора часа. Было разбито дома НКВД и ее польского аналога - Управление общественной безопасности, почту, восторженно комендатуру милиции, уничтожены автомобили и документацию, освобожден из плена 25 заключенных

21 мая 1945-го в селе Руда-Ружанецька неподалеку от нынешней польско-украинской границы между представителями командования УПА и АК начались переговоры (на фото) о перемирии и прекращении взаимного истребления гражданского населения. Впоследствии даже состоялись совместные боевые акции УПА и АК. Известная — нападение на Грубешив 28 мая 1946-го — ячейка в уезде как советской оккупационной, так и польской коммунистической власти. Бой в городе продолжался полтора часа. Было разбито дом НКВД и ее польского аналога — Управление общественной безопасности, почту, комендатуру милиции, уничтожены автомобили и документацию, освобождены из плена 25 заключенных

В марте 1944 года состоялась наиболее масштабная антиукраинская операция польского подполья на Холмщине — «Грубешевская революция». Ее лозунг: «От Вепря до Буга — черная полоса». С 10 марта по 5 апреля 1944 года было уничтожено 36 украинских сел. Сагринь была одной из первых.

Село начали со всех сторон обстреливать зажигательными патронами. В панике люди бросились спасаться кто как мог. Одни — в заранее приготовленных схронах или погребах, другие — в сторону леса. Сдержать нападавших пытался отряд Украинской вспомогательной полиции — 20 человек, и отряд самообороны из местных крестьян — 60 человек. Большинство из них не имели военной подготовки.

На Сагринь же наступало хорошо вооруженное польское партизанское соединение из почти 800 конных и пеших воинов. Подразделением АК командовал поручик Зенон Яхимек, псевдо «Виктор». В нападении участвовали и отряды «батальонов мужицких» — другой польской партизанской организации, под командованием Станислава Басая, псевдо «Рысь». А также — гражданские поляки из окружающих колоний и сел.

После 20-30 минут перестрелки самооборонцы начали отходить из села через бреши в рядах нападавших. Те же одновременно с нескольких сторон взялись поджигать Сагринь. Пучки соломы поливали бензином, запихивали под крыши домов и пускали огонь. Целый день в селе раздавались выстрелы. Нападающие прочесывали двор за двором. Убивали всех украинцев, которых находили, — независимо от возраста и пола. Одних расстреливали, других закалывали вилами или штыками, живьем сжигали, забрасывали гранатами в погребах и схронах, насиловали девушек и женщин.

— Сагринь отряды АК атаковали, потому что в селе находился пост украинской самообороны. Атака была следствием резни, которую чинила УПА на Волыни. Сначала на здания были брошены зажигательные патроны. Затем были застрелены вооруженные украинцы. В конце началась регулярная резня. Не обращали внимания на женщин и детей. Кто не убежал, тот погиб. Был приведен в действие механизм возмездия, — считает Мариуш Зайончковский из Люблинского Института национальной памяти. Его цитировала Gazeta Wyborcza Lublin 8 февраля 2008 года.

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 3: война с СССР

Через несколько дней после трагедии уцелевшие в бойне в Сагрыни давали показания в уездном городе Грубешове для Украинского комитета. Это была единственная в уезде украинская организация, разрешенная немецкой оккупационной администрацией. Она, как и на Волыни в 1943-м, в польско-украинский кровавый конфликт не вмешивалась.

«Рано 11.03 вышел из хранилища, это было около пяти, — записано со слов крестьянина из Сагрыни Антона Малика в протоколе, составленном 24 апреля 1944 года. — Все было сожжено и много убитых людей. В самом селе было меньше трупов, но на полях лежало очень много.

Я видел где-то 100 человек убитых в селе, а на поле — несколько сотен. Банда, сделав работу в селе, окружили его. Вторая часть банды пошла и окружила людей со стороны леса, потому что очень многие бежали туда, и там открыла огонь из пулеметов, карабинов и ружей. Людям некуда было бежать, потому что стреляли и из леса, и из села, а конница числом в 50 ездила меж людьми, загоняла их в огонь и убивала».

Сагринь сгорела дотла. Уничтожена церковь, приходские дома, более 260 домов, молитвенный дом общины евангельских христиан, сотни хозяйственных построек.

«Трупами наших людей были покрыты поля, огороды, дворы, — свидетельствует в воспоминаниях „Ужасная судьба села Сагрыни“ жительница Анастасия Крамик. — Мама, бабушка, я и моя младшая сестра Галя чудом остались живы, ибо были в хранилище — выкопанной яме на огороде за ригой, на которой сверху была насыпана копна. Бандиты сожгли все село.

И, убив всех людей, которые не успели спрятаться, ходили по дворам, открывали погреба и, если кого находили, чинили всяческие зверства: перерезали шеи, отрезали женщинам груди, убивали младенцев. Выкрикивали имена и фамилии знакомых им крестьян, имитировали плач и крики, и некоторые люди, думая, что это свои, выходили из хранилищ и тут же были убиты».

Уцелевшие в бойне мужчины в последующие дни свозили тела в село и хоронили на кладбище. Некоторых убитых похоронили в полях, на месте, где они и погибли. В одну яму закапывали по несколько человек. Поэтому сейчас невозможно выяснить точное количество жертв. Всего в Сагрыни от пуль и в огне погибли не менее 700 человек, информировал председатель Украинского комитета в Грубешове немецкую администрацию 21 марта 1944-го.

Объяснял: «Такое большое количество жертв в Сагрыни объясняется, во-первых, тем, что в этом селе каждый день перед заходом солнца собиралось много людей из соседних сел, чтобы заночевать под защитой украинской полиции и местной самообороны. На рассвете они возвращались в свои дома. Во-вторых, это было первое место, которое постигла такая участь, а жители, которых атаковали, были не подготовлены к такой атаке».

Вооруженное противостояние между украинцами и поляками за несколько недель превратило край в пустыню. «Сейчас огромные просторы Грубешивщины — это одни пожарища еще так недавно богатых целых десятков украинских сел и польских колоний, — писал украинский деятель Владимир Левицкий 1 апреля 1944 года. — Можно утверждать, что на этом еще не закончится, поскольку сейчас идет решающая кровавая расправа — резня за национальный характер этих земель».

В июле 1944-го Холмщину заняли советские войска. Вслед за ними прибыло созданное в Москве польское марионеточное коммунистическое правительство. В Кремле решили: граница с новой коммунистической Польшей на этом отрезке будет пролегать по реке Буг. Украинское население, жившее западнее этой линии, по меньшей мере, со времен Киевской Руси, должно было быть выселено в Украинскую ССР.

На протяжении следующих трех лет украинцы вывезли из Холмщины, зато сюда прибыли переселенцы — поляки из УССР. Вследствие такого обмена населением, устроенного коммунистическими правительствами обеих стран, национальный характер региона претерпел полное изменение. Как и Подляшье, Надсяння и Лемковщина, где до Второй мировой также преобладало украинское население.

Фото: Центр досліджень визвольного руху, Львів / cdvr.org.ua

Ярослав ФАЙЗУЛИН, опубликовано в журнале «Країна»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com