Недосанкции

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Игра в преследование видных представителей пятой колонны - это для Зеленского, скорее, способ договориться, элемент торга, в котором Медведчук, возможно, даже разменная монета. На что рассчитывает власть, воюя с кумом Путина, и почему эта борьба напоминает имитацию.

Блокировка государством трех пророссийских каналов и введение санкций против их фактического владельца Виктора Медведчука и его близкого окружения вызвало в Украине не только радость и одобрительные возгласы патриотов и шок и злость в стане врага, отмечает издание  Тиждень

Не все так однозначно, подумала, заподозрив власть в возможных договорняках, значительная часть общественности, которая обычно находится вне политики, или наоборот - слишком активно ею интересуется. А некоторые правозащитники даже назвали такие действия президента и Совета национальной безопасности и обороны Украины незаконными. И имеющими признаки злоупотребления властью и похожи на попытку ее узурпации и покушение на ограничение прав человека. Мол, вводить санкции против своих граждан государство не может и не имеет права, потому что это по меньшей мере противоречит самой природе санкций. Ведь санкции являются международно-правовым механизмом политического характера, который одно государство применяет против другого государства, его физических и юридических лиц. Ну, а принимать такие меры в отношении собственных граждан возможно только при условии, если они недоступны для украинского правосудия, скрываются где-то за границей или на временно оккупированных территориях Украины. Обвинять же граждан без суда - это вообще смертный грех не допустимо для такого правового государства, как Украина. Поэтому прежде чем устраивать охоту на ведьм, следовало бы сначала дождаться все-таки вердикта справедливого украинского суда и тогда уже принимать соответствующие меры.

К слову, тезис о неправомерности введения санкций против украинских граждан и юридических лиц, зарегистрированных по украинскому законодательству, запустил сам Медведчук сразу после того, как президент Украины 2 февраля ввел в действие решение СНБО, которым фактически заблокировал деятельность Медведчукових телеканалов 112, NewsOne и ZIK. Кум Путина тогда отметил, что такие санкции могут применяться к нерезидентам, лицам, имеющих иностранное гражданство, лицам без гражданства, а также к юридически иностранным компаниям. Других оснований, мол, нет.

На эту тему: Министерство президентских дел

Впрочем, это неправда. Субъектами санкций, согласно законодательства, также могут быть лица, которые «находятся под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента», а также те, «которые осуществляют террористическую деятельность» (независимо от гражданства), что в соответствии с законом «О борьбе с терроризмом» означает планирование, организацию, подготовку и реализацию террористических актов, подстрекательство к их совершению, организацию незаконных вооруженных формирований, пропаганду, распространение идеологии, финансирование и другое содействие терроризму.

Наконец, первые санкции против граждан Украины были введены еще при каденции Петра Порошенко, и это отнюдь не ноу-хау Зеленского. Правда, тогда это не были персонажи такого большого калибра. И находились они не в парламенте, а на временно оккупированных территориях, куда пальцы украинского правосудия не могли дотянуться. Виктор Медведчук, очевидно, знал об этом и о существовании таких пунктов в законе, но почему-то решил, что они его не касаются. Потому что он вроде бы никакой не террорист и не находится под влиянием иностранцев. Впрочем, в СНБО решили иначе и применили санкции именно по статье «финансирование терроризма».

Однако, для объективности стоит отметить, что история применения санкций против упомянутых персонажей действительно довольно неоднозначная и вызывает много вопросов. При желании в ней можно найти что угодно. И покушение на нарушение прав человека в том числе. Все зависит от того, под каким углом и через какие очки рассматривать. Но это лишь одна сторона медали. На другой стороне - вопрос национальной безопасности и самого существования украинского государства, защита которого является важнейшей задачей. И методы, которые для этого применяются, не всегда вписываться в правовое поле. Иногда это попросту невозможно, потому что война - это не о законах и правилах, кто еще не понял. Тем более гибридная война с беспринципным и аморальным врагом. Поэтому все эти плачи об узурпации и нарушениях прав следует рассматривать только в контексте оговорки. Чтобы Владимир Зеленский как патриот начинающий и его разноцветная команда не наделали чего-нибудь вопиюще неправильного, что могло бы в дальнейшем навредить украинским интересам. В условиях, когда недореформированные правоохранительная и судебная системы демонстрируют инертность и беззубость, а иногда и откровенное нежелание выполнять возложенные на них функции, главе государства фактически не остается ничего другого, кроме как прибегать к хендмейду. Ведь инструмент, применяемый президентом Зеленским (как бы кто к нему лично ни относился), является сегодня едва ли не единственным действенным способом активного противодействия коллаборационистами и агентам Кремля в Украине высокого уровня.

На эту тему: Криминальный путь. Памятка «терминаторам» из СНБО

Слабое место таких подходов - это как бы возможность их дальнейшего обжалования и отмены через суд всей цепочки мер противодействия. Собственно, это Медведчук уже и попытался сделать, подав в Верховный Суд исковое заявление об отмене Указа Президента № 64/2021, которым введено в действие решение СНБО от 19 февраля 2021 года «О применении и внесении изменений в персональные специальные экономические и другие ограничительные мероприятия (санкции)» в части, касающейся его непосредственно. Суд открыл административное производство № П/9901/73/21, но шансов, что Медведчуку повезет, немного. Ведь Верховный Суд - таки не Печерский и не ОАСК со всеми возможностями, вытекающими из этого. И даже если эта история плохо держится вместе, токсичность Медведчука и обстоятельства, в которых он ее проявляет, существенно дополнят картинку жрецам Фемиды. А выдвинутые недавно (11 мая) подозрения в государственной измене еще и доведут ее до идеала и помогут высокому суду принять справедливое решение.

Однако, действительно сложно не согласиться с оппонентами президента в том, что вся эта неидеальная санкционные история в некоторых местах вообще отдает ароматами, которые могут указывать на наличие если не двойной игры, то договорняков между властью и пидсанкционными персонажами. Просить для обвиняемого в государственной измене владельца состояния на $620 млн (согласно последнему рейтингу украинского Forbes) залог в 300 млн грн - это даже не наивно. А длительное бездействие власти и органов, которым было поручено имплементировать санкции на практике, что позволило фигурантам дела минимизировать свои потери и смягчить для себя последствия ограничительных мер, таки указывает на то, что не все в этой истории действительно однозначно. Поэтому отвергать наличие договоренностей нельзя. Они существовали и при предыдущем президенте в еще более сложной и напряженной ситуации.

Топить оппонентов в Украине - это не в украинской политической традиции. Ни одна украинская власть, кроме разве что режима Януковича, никогда этого не делала. Дав возможность врагу, пусть и униженному и потрепанному, сохранить лицо, можно быть уверенным, что и с тобой в свое время поведут себя так же. Это неписаное правило, которого обычно придерживаются. Ведь никто не знает, что будет завтра в нашей свободной и демократической стране, и кого избиратель выберет вместо тебя. К тому же психология властной элиты (как старой, так и новой) не позволяет ей мыслить категориями победителя, который приходит навсегда.

На эту тему: Санкции СНБО: меч справедливости или амбициозный пиар?

Ну, а второй ключевой момент касается самого Владимира Зеленского и его стремления достичь мира любой ценой. Не забывайте, что он не воин и не собирается побеждать Путина в бою. Игра в преследование видных представителей пятой колонны - это для Зеленского, скорее, способ договориться, элемент торга, в котором Медведчук, возможно, даже разменная монета. Об этом свидетельствует, в частности, постепенное повышение ставок со стороны Киева, чтобы побудить Кремль к каким-то шагам. На введение санкций там отреагировали вяло, поэтому у Зеленского решили пустить в ход уголовные дела. Но уже сам способ подачи указывает на то, что обижать «главного оппозиционера Украины», как называют Медведчука кремлевские СМИ, никто не собирается. Потому что это все-таки торг. А цель каждого торга - до чего-то договориться. Поэтому Зеленскому и не важны ни чистота игры, ни то, удастся ли посадить кума Путина за решетку надолго. Тем более, что он не желает «использовать сомнительные с правовой точки зрения решения, чтобы узурпировать власть». Он и с имеющейся у него властью не способен справиться и, кажется, прекрасно это понимает. Зеленскому важно хоть что-то выторговать. Желательно, конечно, мир и возвращение Украине оккупированных территорий. Но если не удастся, то хотя бы в самом деле, как проанонсировал секретарь СНБО Алексей Данилов, обменять Медведчука на украинцев, заключенных в российских тюрьмах, и это уже будет большое дело.

Роман Малко,  опубликовано в издании  Тиждень


На эту тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]