О евреях – либо хорошо, либо ничего

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   О евреях – либо хорошо, либо ничего

Или почему украинские СМИ избегают еврейской темы.

Именно так, читатель, избегают и игнорируют — во всяком случае, как повод для дискуссии и серьезного разговора.  Если, конечно, не считать еврейской темой заметки о том, что в городе N прошла Ханука/Пурим/Песах, там-то открыли синагогу, а вот тут внесли новый свиток Торы.

Еще бывают интервью: тот или иной раввин расскажет о возрождении духовности, о том, как он благодарен губернатору или мэру, или, наоборот, посетует на разгул ксенофобии и равнодушие власти. А вот серьезные материалы, касающиеся евреев, хотя бы просто анализирующие те или иные исторические, общинные или межнациональные процессы, — ну уж нет, увольте. Просто как о покойниках — либо хорошо, либо никак.

Почему? А Вы представьте, что в общенациональной газете над евреями не будут сюскать, а серьезно начнут обсуждать, например, вопрос об ограничениях при приеме в еврейские школы, об их учебной программе, да еще рассуждать, где проходит грань между традицией/культурой и религиозной пропагандой и т.п. Догадываетесь, какой шквал обвинений обрушится на СМИ? Страшных обвинений – в антисемитизме.

Несколько лет назад газета «Вечерние Вести» устами главного редактора высказалась по проблеме Голодомора, роли евреев в его организации и о том, почему еврем не подлежат обсуждению. В общем-то, бедный главред честно признался, что евреев боится, но попытался понять, разобраться – почему. Статья его изобиловала, на мой взгляд, глупостями о евреях и о том, как они не любят украинцев, но было в ней самое главное – попытка завязать разговор. Не получилось.

Вопль об антисемитизме поднялся до небес, газета была вынуждена извиняться, и даже объявить, что редактор уволен. Почти то же самое произошло, когда один из наиболее талантливых и честных украинских журналистов – Ярослава Музыченко – осмелилась написать что-то не очень комплиментарное о деятельности и некоторых украинских «главных евреев».

Правда, волна обвинений в антисемитизме не успела накрыть автора, поскольку ряд еврейских сайтов быстро перепечатал статью, переведя скандал в ранг внутриеврейского. Впрочем, и дискуссии не получилось.

Редактор великолепного журнала «Ї» — интеллигентнейший Тарас Возняк — дабы избежать обвинений в антисемитизме был вынужден изобрести уродца-неологизм — словечко гебрейський, заменившее абсолютно нейтральное в украинском языке (а тем более в его галицкой версии) прилагательное жидівський и налить в свои тексты столько юдофильского сиропу, что стало совсем непонятно, — если галицкие евреи и впрямь были такими зефирными марципанчиками, то как их мог хоть кто-то не любить?

С евреями обращаются как с тухлым яйцом — боятся трогать и трясти, еврейская тема дозволена лишь на уровне бесспорных утверждений вроде «Холокост —  это плохо», «Праздники — это хорошо», «Волга впадает в Каспийское море» — а оттого евреи со своими проблемами не воспринимаются обществом в качестве его интегральной части, играющей важную роль в общеукраинских процессах. Форма умолчания, игнорирование, по сути делегитимизирует евреев  в Украине, превращая их в нечто внешнее по отношению к своей стране.

Еврейский истеблишмент, впрочем, не возражает против сложившейся ситуации, ведь она — залог того, что практически у любых безобразий еврейских структур нет шанса попасть в публичное пространство, в зону внимания как местных, так и общенациональных СМИ. Отсюда и фантастическое ощущение безнаказанности и защищенности от любой критики.  И не только от критики, но и просто от открытой дискуссии — правильно ли они (лидеры) поступают в том или ином случае, и как можно было бы поступить.

Кто сейчас готов публиковать честные материалы — без сиропа, но и без огульной ругани, к примеру: «Кто и как управляет еврейскими организациями и контролирует их?», «Как (и почему именно так) работают хеседы (школы, синагоги, общинные центры)?», «За что уволен председатель Имярек в общине?», да и на любые другие актуальные и острые темы? Да практически никто.

Вы скажете — это функция еврейских газет и Интернет-сайтов. Так же считают и многие украинские СМИ, мол, «это еврейские дела, пусть между собой и разбираются». А евреи  тут же вспомнят славянские поговорки про сор из дома, грязное белье, а на все заявления о публичности, открытости, о праве на гласное и широкое обсуждение — будут только морщиться и цыкать зубом.    

На мой взгляд, вот так, с двух сторон, и укрепляются стены «еврейского гетто», усиливая ощущение оторванности евреев (именно как евреев) от украинского общества. Все остается внутри — и любые попытки прорвать эту блокаду воспринимаются или как агрессия, или как предательство.

Уверен, писать на еврейские темы и о еврейских проблемах в обычных газетах не только можно, но и нужно. Как и в еврейских — на украинские, ведь именно еврейские СМИ должны объяснить своим читателям, что их соседи любят Бандеру или Петлюру совсем не за их отношение к евреям и что вообще на евреях свет клином не сошелся. Что, разумеется, не должно мешать им поинтересоваться у властей, почему стоят заброшенными синагоги — памятники архитектуры, и где улицы Баал Шем Това или Жаботинского в наших городах, и отчего это всякие президенты и губернаторы развешивают на улицах плакаты-поздравления только с православными праздниками, а с еврейскими (да и с другими) почему-то нет.

Евреи в Украине редкие гости не только на страницах газет и журналов, но даже в путеводителях и туристических справочниках. Вот, к примеру, город Золочев, что в Львовской области. Его уроженец — лауреат Нобелевской премии Роалд Хоффман — открывает здесь памятник жертвам Холокоста, рядом тусят мелкие чиновники из местной администрации, высокое начальство не пожаловало — подумаешь, эка невидаль, лауреат-то не наш…

Роалд Хоффман на открытии памятника жертвам Холокоста, Золочев

И то верно — откроем брошюру о Золочеве, лежащую каждом киоске, и удивимся — откуда здесь взяться лауреату Нобелевской премии, если евреев в городе, судя по тексту, никогда не было. Впрочем, один раз о них вспоминают, как о погибших в Холокосте, но как они здесь появились, и кто еще недавно составлял подавляющие большинство населения этого типичного еврейского местечка — знать не знаем, и ведать не ведаем.

А вот Коломыя. Здесь о евреях помнят не больше — из местного путеводителя следует, что главной задачей немцев была борьба с украинским освободительным движением, правда мимоходом сообщается, что они (немцы), бывало, и евреев убивали. Все. Ни о Баал Шем Тове, который жил в этих краях, ни о ком другом упоминаний вы не найдете. А ведь это практически сердце Идишленда. В Вижнице, Косове, Кутах, Подгайцах и так далее — схожая ситуация. Плохо о евреях не говорят — но и хорошо тоже, их нет ни в истории, ни в актуальной действительности, и уж тем более никто не хочет говорить о них в будущем времени.

Хотя, признаемся, бывает и иначе. В Болехове прохожие во главе с депутатами местного совета, узнав, что мы — съемочная группа еврейской телепрограммы, стали просить посодействовать, чтобы евреи вернулись в заботливо сохраняемое здание огромной синагоги, чтобы в городе поселилось хоть несколько еврейских семей, возродив еврейскую жизнь. Респект вам, жители Болехова. Слышал я и о других подобных случаях, но о них не пишут в газетах, они не становятся публичными, общественно значимыми.

Интересно, что в еврейском социуме мы наблюдаем те же процессы, только в зеркальном отражении и с одним отличием. Вы же не думаете, что хоть в одной экскурсии для местных или зарубежных евреев по этим же городам есть нечто, выходящее за рамки рассказа о цадиках и хасидах, сионистах и миснагедах? В еврейском мире не присутствуют поляки, австрийцы, украинцы. Разве только тогда, когда речь заходит о погромах. Они как пейзаж или климат — если в какой-то год не было бури,  разве мы это отметим?

Заметили отличие? О евреях или хорошо, или никак, а об украинцах – или никак, или плохо. Но чаще никак, и те и другие просто предпочитают игнорировать друг друга.

Это касается не только прошлого, но и настоящего. Об украинском национальном возрождении в еврейских СМИ — либо ничего, либо с нескрываемым неприятием. Чаще украинскую жизнь просто игнорируют, а если нет — она воспринимается в штыки.

О чем у них (в украинском обществе) думают, какие проблемы обсуждают — если на это нельзя навесить  ярлык антисемитизма — евреям это не интересно. Даже великий поэт и переводчик Моисей Фишбейн находится за пределами еврейского «поля зрения» потому что он таки украинский поэт, а это — параллельное пространство. Его стихи и проза, его общественная деятельность практически никого не волнуют, его вовлеченность в украинскую общественную жизнь даже вызывает раздражение.

Евреям вообще свойственно позволять себе то, что они с глубоким возмущением запрещают другим. Помните, несколько лет назад прошла кампания против ассимиляции (на Западе даже крутили видеоролики), мол, женился не на еврейке — значит исчез. Не только раввины, но и светские еврейские лидеры открыто поддерживают такие призывы. А что если изменить ситуацию, представить, что нечто подобное позволяют себе не евреи, а, скажем, условный Тягнибок или условная Фарион?

Чтобы мы сказали, услышав от них рассуждения о сохранении чистоты украинской крови? А ведь призывы к «чистоте еврейской семьи» нас не смущают… То есть нам можно лезть в личную жизнь и требовать этнического отбора, а по отношению к нам — и думать не моги.  (Может им стоит выдать это за заботу о нас? Что-то вроде «Ни одного поцелуя еврею — спасем их от ассимиляции!» или «Спишь с евреем — помогаешь Гитлеру истреблять еврейский народ!»).

А что было бы, потребуй хоть одна украинская школа у ребенка документ, свидетельствующий о его украинском (в этническом смысле) происхождении? А потом отказала бы в приеме, выяснив, что мама — еврейка? Кого бы мы вспомнили?

Как негодуют евреи — Фарион не нравятся неукраинские имена в украинских детских садах! Но эти же евреи совершенно спокойно слушают рассуждения в еврейских детских садах и школах, что Борис и Семен имена совсем не еврейские, а гойские, и лучше зваться Борух и Шимон. Вчерашние Володи истово клянутся тебе, что испокон века их звали Зеевами, а знакомый с детства Виталик в любую минуту может обернуться Дов-Бером, Мойше-Лейбом, а то и Авраамом-Иосифом-Ицхаком. Почему у евреев это — возрождение духовности и возвращение к традициям, а у украинцев — разгул пещерного национализма и почти нацизм?

Может, стоит начать говорить об этом открыто? Ведь Украина, как и вся Западная цивилизация, ни в прошлом, ни в настоящем, ни, надеюсь, в будущем немыслима без еврейского колера. Но и евреям следует признать, что они лишь часть прекрасной картины. Важная, даже необходимая, но — часть.

Мне кажется, что первый шаг должны сделать мы. Еврейская тема перестанет быть «опасной», когда мы перестанем считать любой взгляд на нас вторжением, любой интерес — подозрительным, любую критику — антисемитизмом, любую попытку завязать разговор — нарушением «омерты».

А еще евреям Украины надо, наконец, заинтересоваться своей страной и ее историей, принимая ее не как «ихнюю», а как часть своей. Тогда не надо будет каждый год доказывать себе, что 22 января — это и наш праздник, и что нам тоже важно зажечь со своими детьми свечу в память о жертвах Голодомора, и рассказать им, о том, кто такие герои Крут, и почему Степан Бандера и Симон Петлюра станут в один ряд с Джузеппе Гарибальди, Симоном Боливаром и Уильямом Уоллесом.

Олег Ростовцев, опубликовано в издании «Хадашот»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com