Облучение жадностью в украинской атомной энергетике

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Облучение жадностью в украинской атомной энергетике

Догадывался ли американский министр, что протянутая ему для пожатия рука украинского премьера за несколько недель до этого фактически перечеркнула то, о чем так пафосно вещал глава правительства Украины, встречая гостя из Вашингтона?

Покидая в начале ноября Украину, глава Министерства энергетики США Рик Перри воодушевленно настрочил в Twitter: "Спасибо, президент Порошенко, за вашу приверженность диверсификации энергетики". 

Интересно, подозревал ли он в тот момент, что в Киеве эту диверсификацию видят иначе, нежели в Вашингтоне?

О чем думал улыбающийся Перри, когда украинский премьер Гройсман благодарил в его лице США за поддержку и сотрудничество, давшие нам "возможность выстоять в это непростое время", "нарастить возможности нашей энергетической системы", когда "с первых дней российской агрессии мы почувствовали на себе агрессию не только военную, но и в энергетической сфере"? Догадывался ли американский министр, что протянутая ему для пожатия рука украинского премьера за несколько недель до этого фактически перечеркнула то, о чем так пафосно вещал глава правительства Украины, встречая гостя из Вашингтона?

перри гройсман

Как стало известно изданию ZN.UA, этой осенью (к слову, когда Украина уже приняла политическое решение прекратить действие рамочного Договора о дружбе с РФ!) в атмосфере секретности было заключено соглашение с российской компанией "ТВЭЛ", продлевающее контракт на поставку ядерного топлива на большинство энергоблоков украинских АЭС до 2025 г.

Подписание этого документа, а также некоторые другие телодвижения украинской власти в атомной энергетике за последнее полугодие, о которых будет рассказано ниже, могут еще надолго закрепить (если не увековечить) доминирование страны-агрессора в стратегической отрасли, дающей Украине 55–60% электроэнергии, и значительно снизить энергетическую безопасность нашего государства. Эти действия поставили под угрозу 20-летнее сотрудничество с США по диверсификации поставок ядерного топлива на украинские АЭС и осложнили отношения со стратегическим партнером, оказывающим самую значительную и эффективную помощь Украине в ее противостоянии российской агрессии. И ради чего? Как всегда, ради корытца. Причем в его создании Недашковскому и даже Гройсману отведена роль не едоков, а всего лишь столяров…

В тему: Удар по бизнесу Жвании и Мартыненко: Кабмин уволил президента «Энергоатома»

По информации ZN.UA, Вашингтон уже послал Киеву однозначный и жесткий сигнал: последние шаги украинской власти в атомной энергетике серьезно подрывают доверие в двусторонних отношениях Украины и Соединенных Штатов. Каковы будут последствия? Зависит от решений, которые примет или не примет Киев.

Узнав о подписании весьма неоднозначного документа с россиянами, мы обратились за разъяснениями к главе НАЭК "Энергоатом" Юрию Недашковскому. В интервью редактору отдела экономической безопасности ZN.UA Алле Еременко он подтвердил: в сентябре 2018 г. "Энергоатом" подписал дополнительное соглашение с ОАО "ТВЭЛ" до 2025 г. И тут же подчеркнул, что ранее, в январе 2018 г., допсоглашение было подписано и с американской компанией Westinghouse.

Вот только почему-то о заключении соглашения с американцами 29 января 2018 г. на сайте НАЭК размещено подробное сообщение с цитатами участников события и четырьмя фотографиями радостных людей, довольных собой, друг другом и подписанным документом. 

321

А вот о подписании с россиянами — ни слова. Перед походом в НАЭК мы просмотрели все сообщения "Энергоатома" за сентябрь-октябрь, узнали много познавательного о визите молодых инженеров из Германии и знакомстве участников и гостей фестиваля юных изобретателей с атомной энергетикой, а вот знаниями о заключении соглашения с топливной компанией "Росатома" "ТВЭЛ", увы, не обогатились.

Откуда же такая скрытность? И почему свое августовское письмо премьеру Гройсману, к которому мы еще обязательно вернемся, г-н Недашковский завершил констатацией того, что "заключение такого дополнительного соглашения к действующему контракту с российской компанией может вызвать негативный резонанс", и высказал мнение о необходимости рассмотреть данный вопрос на закрытом межведомственном заседании под председательством премьер-министра? Судя по тому, что документ, продлевающий доминирование россиян на украинском рынке ядерного топлива, был подписан, премьер это действо благословил. Любопытно, чьи еще подписи стоят на документах согласования?

Немного истории

Прежде чем начать разбираться, что и почему было подписано, вспомним хотя бы основные моменты истории отношений Украины с российской "ТВЭЛ" и американской Westinghouse.

Со дня обретения Украиной независимости и поныне "ТВЭЛ" занимает доминирующее положение на отечественном рынке ядерного топлива (ЯТ) для четырех украинских АЭС, на которых работают 15 энергоблоков советского типа (13 блоков ВВЭР-1000 и 2 — ВВЭР-440). Долгое время российская компания была монопольным поставщиком тепловыделяющих сборок (ТВС) для этих типов реакторов. Но еще в далеком 1993 г. в рамках Международной программы по ядерной безопасности, донором которой является правительство США, были начаты программы сотрудничества с Украиной. Благодаря им, признал в интервью ZN.UA и Ю.Недашковский, "мы теперь имеем и тренажеры на всех АЭС, и системы поддержки операторов систем безопасности, и усовершенствованную защиту, и Проект квалификации топлива". Этим Проектом, начатым в 1998 г., предусмотрены разработка и поставка на АЭС Украины альтернативного ядерного топлива, совместимого с российским, т.е. диверсификация поставок ЯТ и повышение энергетической безопасности Украины. На реализацию данного Проекта правительством США было выделено более 70 млн долл.

Для проектирования, изготовления и поставок альтернативного российскому ЯТ была выбрана компания Westinghouse. Инвестировав солидные суммы, Westinghouse с нуля разработала и запустила в производство ТВС, предназначенные только для Украины. Ее пилотные сборки начали загружать в третий блок Южноукраинской АЭС с 2005 г.

А 30 марта 2008-го "Энергоатом" подписал с Westinghouse контракт на поставку ТВС ВВЭР-1000 для украинских АЭС в течение 2011–2015 гг. Этим документом предполагалась плановая перезагрузка не менее трех энергоблоков ежегодно, а в случае необходимости поставки могли быть увеличены еще до трех перезагрузочных партий в год. Westinghouse оставалась очень миноритарным поставщиком, однако его наличие на украинском рынке позволяло Киеву попугивать "ТВЭЛ" увеличением доли американцев и выторговывать для себя более выгодные условия поставок российских сборок.

В том же 2008 г. Westinghouse была первой, кто предложил Украине передать ей технологию изготовления топлива и построить на ее территории завод по производству ЯТ. Уже при Януковиче Украина в 2010 г. объявила конкурс на строительство завода, однако выиграла его "ТВЭЛ", что, впрочем, никого не удивило. В том же году с российской компанией был заключен долгосрочный контракт на поставку ядерного топлива, одним из пунктов которого было обязательство российской стороны построить в нашей стране завод по фабрикации топливных сборок. Украина ожидала его к 2014-му. Не сложилось. Что, впрочем, тоже никого не удивило.

С началом агрессии РФ Киев резко озаботился дальнейшей диверсификацией поставок ядерного топлива. И в 2014 г. Государственная инспекция ядерного регулирования Украины (ГИЯРУ) одобрила модифицированное ядерное топливо Westinghouse для дальнейшего использования на большем количестве АЭС. А в декабре 2014-го "Энергоатом" подписал с американской компанией контракт, предусматривающий постепенное, но значительное увеличение объемов поставок топлива: по свидетельству Ю.Недашковского, "до шести перезагрузок в год, и этот показатель уже достигнут".

В тему: Яценюк: Украина подпишет с Westinghouse договор об увеличении поставок ядерного топлива

южноукраинская аэс

Сегодняшние расклады

На сегодняшний день расклад таков: "ТВЭЛ" поставляет топливо на девять украинских реакторов (семь — ВВЭР-1000, два — ВВЭР-440), Westinghouse — на шесть (все ВВЭР-1000). При этом Украина является единственной в мире страной, реально диверсифицировавшей поставки свежего ядерного топлива для своих АЭС, получая сборки не просто от двух разных поставщиков, а ТВС разного дизайна, произведенные по двум разным лицензиям. Но при этом мажоритарным поставщиком стратегической продукции по-прежнему является государство-агрессор — непредсказуемый и коварный.

Что представляется логичным в этой ситуации? Уменьшить долю поставщика, надежность которого вызывает обоснованные опасения, и увеличить присутствие на рынке компании страны — стратегического партнера, оказывающего Украине существенную помощь в борьбе с агрессией. Тем более что, по свидетельству экспертов рынка, цены на американское и российское топливо на килограмм тяжелого металла сравнимы, а в настоящее время, по словам Ю.Недашковского, "цена российских, да и американских сборок очень резко падает в результате удешевления компонентов ядерного топлива на мировом рынке". Но, как утверждают эксперты, по соотношению цена/качество лучше сборки американские — они более энергетичны, в них больше урана, они более функциональны (из них можно вынимать и заменять твэлы — топливные трубки), эксплуатационные характеристики в течение четырех лет у американских ТВС также лучше российских (у них меньше деформаций). Кроме того, по свидетельству Ю.Недашковского, "у "ТВЭЛ" мы закупаем готовое топливо и почти все компоненты", а с Westinghouse несколько иная схема — "мы сами на открытых тендерах закупаем урановый обогащенный продукт на международных рынках и покупаем там, где предлагают лучшие условия и цены".

Короче, казалось бы, все говорит о том, что Украине следовало бы еще больше переориентироваться на американское топливо, оставив россиянам (в целях диверсификации и сохранения конкуренции) меньшую долю рынка. На первый взгляд, к этому все и шло. После визита в США и столь долгожданной первой встречи с президентом Трампом президент Порошенко в июне прошлого года в телевизионном интервью сообщил, что Украина планирует довести закупки у Westinghouse до 55%. "Энергетическая безопасность заключается также и в ядерной энергетике. И тут мы значительно увеличиваем долю американских поставщиков ядерного топлива — Westinghouse, я надеюсь, что нам удастся это сделать до 55%", — отметил он.

Американцы словам президента поверили. "В ходе своего визита в Вашингтон президент Петр Порошенко заявил о намерении обеспечить более высокую безопасность этого жизненно важного источника энергии (ядерного топлива. — Т.С.) путем увеличения поставок топлива Westinghouse… Этот исторический шаг — в пределах досягаемости, и мы с нетерпением готовимся к реализации намерений президента и укреплению энергетической независимости страны", — цитировала пресс-служба компании в августе 2017-го слова вице-президента Westinghouse в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке Люка Ван Хулле.

Допсоглашение с Westinghouse от 29 января 2018 г., по свидетельству Ю. Недашковского, "прежде всего касается увеличения поставок топлива — с 2021 г., это должно быть не менее семи топливных закладок". Заметим, что "не менее" совершенно очевидно означает, что может быть и более.

Как отмечает глава "Энергоатома", согласно действующему документу, подписанному еще 30 декабря 2014 г., Westinghouse, доведя на сегодняшний день объем поставок уже до шести топливных перезагрузок в год, в случае форс-мажора (т.е. отсутствия поставок из РФ. — Т.С.) имеет возможность "на протяжении года увеличить объем производства топлива для реакторов ВВЭР-1000 до 13 блоков". Другими словами, обеспечить топливом все 13 украинских "тысячников".

"Сейчас у нас создан годичный запас свежего ядерного топлива для реакторов ВВЭР-1000 на случай форс-мажора, — поделился Ю.Недашковский. — А для реакторов ВВЭР-440 мы до конца текущего года создадим двухлетний запас топлива. Потому что Westinghouse в случае необходимости потребуется определенное время, за два года они могут разработать технологию производства топлива и для реакторов ВВЭР-440. У них есть опыт производства топлива для реакторов и этого типа". К слову, как следует из уже упомянутого послания Ю.Недашковского премьер-министру, НАЭК "Энергоатом" принимает участие в проекте разработки и внедрения альтернативного ЯТ для реакторов ВВЭР-440, реализуемом Westinghouse при участии ряда европейских стран, эксплуатирующих у себя энергоблоки этого типа.

недашковский

Юрий Недашковский

Однако вернемся к "тысячникам", которых в Украине 13 из 15 имеющихся энергоблоков. По информации источников ZN.UA в украинском Минэнергоугольпроме, Westinghouse готова существенно увеличить производство топлива для украинских АЭС на своем заводе в Швеции и объемы регулярных поставок в нашу страну, что позволит значительно уменьшить форс-мажорное время для обеспечения теплосборками все 13 реакторов ВВЭР-1000. Так, если при сегодняшней доле украинского рынка в шесть энергоблоков американской компании требуется 12 месяцев для наращивания производства до 13 реакторов, то, как свидетельствуют наши источники, увеличение доли Westinghouse до девяти реакторов позволит снизить форс-мажорные сроки поставки до шести месяцев, а доля в 11 реакторов уменьшит это время до двух месяцев.

Но что делает НАЭК "Энергоатом"? Она втихаря подписывает соглашение с россиянами и закрепляет за "ТВЭЛ" до 2025 г. доминирующее положение на украинском рынке (восемь реакторов). Вместо того, чтобы позволить Westinghouse нарастить производство и, следовательно, значительно снизить время форс-мажорной поставки в случае прекращения поставок из России, "Энергоатом" продолжает активно закупать топливо у россиян, чтобы создать внушительный запас на случай, если в Москве вдруг решат создать Украине проблемы еще и в ядерной энергетике. То есть вместо того, чтобы усилить тех, кто нам готов и хочет помочь, ведомство Недашковского закрепляет позиции тех, от кого мы ожидаем вероломства.

Сам г-н Недашковский в интервью ZN.UA подтвердил, что американцы поднимали вопрос об увеличении поставок. Но при этом заметил: "Мы всем поясняем нашу стратегию диверсификации поставок топлива для атомных реакторов — не более 60% поставок от одного производителя", "это может быть 60х40, 40х60 или 50х50".

Допустим. Но почему во время российской агрессии 60% — у российской "ТВЭЛ", а 40% довольствуется Westinghouse, у которой контрактные обязательства перед украинской стороной обеспечить наши АЭС топливом в случае прекращения поставок из России? И семь реакторов с 2021 г. — это все еще даже не 50%, а менее 47. И это если считать доли в реакторах. А если взглянуть на статистику закупок Украиной ядерного топлива в денежном эквиваленте, то в 2017 г. доля "ТВЭЛ", согласно данным украинского Госстата, составила 69,17% (368 млн 964,1 тыс. долл.), Westinghouse (Швеция) — 30,83% (164 млн 458,2 тыс. долл.); за девять месяцев 2018 г. у "ТВЭЛ" — 66,7% (243 млн 398,3 тыс. долл.), у Westinghouse (Швеция) — 33,3% (121 млн 405,4 тыс. долл.).

Никто не призывает отдать американской компании 100% рынка, и правы те эксперты, кто резонно замечает: "Зачем нам менять одного монополиста на другого? Необходима конкуренция, 100% нельзя отдавать никому". Вот, например, Франция, имея собственную компанию Areva, передала Westinghouse 30% своего рынка, чтобы отечественный производитель "не сел на голову", поясняют эксперты. При этом нам не стоит забывать, что Westinghouse тоже палец в рот не клади: это весьма напористая компания, в которой, как шутят знатоки рынка, "на одного инженера — два юриста".

Однако проблема в том, что только российская "ТВЭЛ" и американская Westinghouse могут производить топливо для реакторов ВВЭР-1000. "И что делать, если один из двух твоих партнеров-конкурентов — маньяк?" — задается вопросом один из наших весьма искушенных в проблемах отечественного рынка ядерного топлива собеседников.

Приемлемые варианты существуют. Например, оставить россиянам два реактора ВВЭР-440, американское топливо для которых еще не квалифицировано, два ВВЭР-1000 — на коротких, годичных, контрактах, и два "исконно русских" реактора-"тысячника" (второй блок ХАЭС и четвертый РАЭС), поставка топлива на которые закреплена двумя контрактами за "ТВЭЛ" до конца срока эксплуатации блоков. Итого шесть реакторов у россиян, девять — у американцев: 40% на 60%, — и никакого противоречия с украинскими национальными концепциями и стратегиями.

Правда, в интервью ZN.UA г-н Недашковский заявил, что все три контракта с "ТВЭЛ", включая документ 2010 г., касающийся 13 "тысячников", "действуют весь срок эксплуатации блоков", но "методика ценообразования на топливо "ТВЭЛ" предусмотрена только до 2020 г.". Мол, это и послужило поводом для заключения допсоглашения с российской компанией, плюс снижение поставок для ВВЭР-1000 вследствие увеличения доли поставок американских: "С россиянами в сентябре откорректировали цену, уменьшили объемы и ограничили срок действия до 2025-го, как и с Westinghouse". Вот только непонятно: если "ограничили до 2025-го", то почему тогда контракт действует "до конца сроков эксплуатации блоков"? Что-то не сходится. По информации ZN.UA, полученной из нескольких источников, срок долгосрочного контракта с россиянами от 2010 г. на 13 реакторов-"тысячников" истекает в 2020 г. Следовательно, с 2021-го можно было свободно увеличивать поставки американцев до объемов, необходимых для обеспечения энергетической безопасности в украинской "ядерке" (о чем мы писали выше). Что, собственно, доказывает тот факт, что с 2021-го Westinghouse будет поставлять топливо уже на семь реакторов.

южноукраинская аэс

Так зачем же было заключать с "ТВЭЛ" долгосрочный контракт и снова фиксировать мажоритарное положение российской компании на украинском рынке? 

О чем написал Недашковский Гройсману?

Формальные пояснения президента "Энергоатома" Ю.Недашковского (видимо, вполне устроившие премьера, раз документ был подписан уже в сентябре) содержатся в его послании В.Гройсману от 17 августа.

Глава НАЭК сообщил главе правительства о том, что по долгосрочному контракту с "ТВЭЛ" от 2010 г. существует ряд проблемных вопросов, требующих "скорейшего урегулирования". В частности, "пересогласование с АО "ТВЭЛ" объемов поставок ядерного топлива по действующему долгосрочному контракту, заключенному в 2010 г., с учетом согласованных объемов поставок топлива Westinghouse".

Но, как утверждают люди, знакомые с содержанием контракта с "ТВЭЛ", он содержит положения, позволяющие украинской стороне пересмотреть (уменьшить) поставки топлива, если российская компания не выполнит важнейшее контрактное обязательство — построить в Украине завод по производству топливных сборок. Как всем известно, этого завода у нас как не было, так и нет. А о том, что россияне нарушили свои обязательства, украинское правительство заявило еще в 2015-м. Поэтому для "пересогласования" объемов поставок не было необходимости заключать еще одно соглашение, да к тому же срочно. Да еще и так надолго.

Вторая проблема, беспокоящая Ю.Недашковского, — "устранение штрафных санкций и возможных судебных исков со стороны АО "ТВЭЛ" в связи с недозаказом объемов поставок ядерного топлива вследствие увеличения объемов поставок ядерного топлива Westinghouse" — также надумана, утверждают читавшие контракт специалисты. По той же причине: "ТВЭЛ" нарушила обязательства, до сих пор не построив завод, поэтому украинская сторона вольна снижать закупки у недобросовестного партнера.

Кроме того, еще большой вопрос, а имел ли место этот самый "недозаказ" у "ТВЭЛ"? Ведь после декабря 2014 г., когда правительство Яценюка с призывом "Help!" обратилось к Westinghouse и подписало с ним документ, позволяющий нарастить поставки ядерного топлива, американская компания по факту увеличивала эти объемы постепенно и только в 2017 г. вышла на уровень шести реакторов. А у "Энергоатома" за это время откуда-то ведь появился годичный запас топлива, о котором нам поведал его глава Ю.Недашковский. Так что вполне может оказаться, что те объемы, которые "Энергоатом" недобрал по контракту с "ТВЭЛ" из-за увеличения поставок Westinghouse, он компенсировал объемами, которые покупал у россиян и складировал в "закромах родины", создавая запас на случай форс-мажора.

От каких еще печалей собирался избавиться глава НАЭК, подписав допсоглашение с "ТВЭЛ"? В обращении к премьеру он упоминает "смягчение штрафных санкций за несвоевременность оплаты за поставки ядерного топлива". Но заметим, что, во-первых, чтобы не было подобных проблем, нужно не новые обязывающие документы подписывать, а вовремя платить. Тем более что сам же Ю.Недашковский в интервью ZN.UA, отвечая на вопрос, откуда возьмутся средства на строительство двух новых энергоблоков на ХАЭС, гордо сообщил, что "атомная отрасль конкурентоспособна", и "деньги сейчас не проблема найти, было бы желание". А во-вторых, напомним, что зимой-весной 2016-го "Энергоатом" задерживал платежи и Westinghouse, но американцы никаких штрафов не требовали. Так с кем стоит больше дружить, спрашивается?

И последний "проблемный вопрос", который был изложен Ю.Недашковским премьеру и решить который, по его мнению, поможет допсоглашение с "ТВЭЛ", тот же, что был назван и в интервью ZN.UA, — коррекция методики ценообразования. Но кое о чем глава НАЭК в беседе с журналистом умолчал. Потому что в письме В.Гройсману говорится о "внесении изменений в методику ценообразования на ядерное топливо, что является неотъемлемой частью контракта с АО "ТВЭЛ" с целью улучшения ее условий для ГП "НАЭК "Энергоатом", и продлении срока действия, который заканчивается в
2020 г.
". Так, значит, контракт с россиянами заканчивается все-таки в 2020-м? Почему же тогда допсоглашением просто не изменили формулу цены на оставшееся до 2020 г. время? Зачем было фиксировать значительную зависимость в поставках ядерного топлива от России аж до 2025-го?

Один из аргументов главы "Энергоатома" — "с учетом вопроса экономической целесообразности, поддержания конкуренции, а также необходимости гарантированного обеспечения АЭС ядерным топливом важным является сохранение до 2025 г. достигнутого уровня диверсификации и, соответственно, продолжение сотрудничества с двумя поставщиками ядерного топлива для АЭС Украины".

А вот здесь хочется отдельно остановиться на словах главы "Энергоатома" по поводу "необходимости гарантированного обеспечения АЭС ядерным топливом". Даже если не брать во внимание агрессию России против Украины (что весьма сложно) и рассуждать теоретически на основании лишь действующих контрактов и имеющихся объемов производства ядерного топлива, то гораздо большая угроза обеспечению украинских АЭС топливом исходит от "ТВЭЛ", а не от Westinghouse. И нынешнее распределение объемов поставок, которое г-н Недашковский считает важным сохранить, цементирует эту угрозу как минимум до 2025 г.

Судите сами: как было отмечено выше, имея производство для обеспечения топливом лишь шести украинских (и только украинских!) энергоблоков, Westinghouse в случае прекращения поставок российской "ТВЭЛ" может нарастить производство для поставок ЯТ на все 13 украинских "стотысячников" всего за 12 месяцев. Россиянам же, если представить, что Westinghouse вдруг по какой-то фантастической причине сорвет поставки, необходимо всего несколько недель для замещения американских поставок, поскольку их производство топлива для ВВЭР-1000 примерно в пять раз мощнее, они обеспечивают своими сборками 32 реактора в разных странах мира.

Относительно некоторых других аргументов г-на Недашковского, изложенных в письме премьеру, заметим, что вряд ли таковым можно считать упоминание факта, что топливо Westinghouse "продолжает использоваться в режиме опытной эксплуатации". Во-первых, когда в 2014 г., в начале российской агрессии, Киеву стало очень страшно от перспективы прекращения российских поставок, опытный режим отнюдь не стал препятствием для расширения поставок топлива американского и подписания соответствующего соглашения с Westinghouse. Госинспекция ядерного регулирования Украины благословила загрузку американских кассет в два энергоблока на Южно-Украинской АЭС и в четыре — на Запорожской. Более того, как уже упоминалось, в текущем году "Энергоатом" договорился с американцами с 2021 г. расширить поставки до семи реакторов. Значит, никаких сомнений в том, что отечественный регулятор окончательно одобрит топливо Westinghouse, ни у кого нет.

А во-вторых, летом 2019 г. уже будет выполнено требование "эксплуатации не менее одного года активной зоны, полностью состоящей из топлива Westinghouse". Так что к 2020 г., когда истечет срок действия контракта с "ТВЭЛ", американское топливо уже даже формально будет удовлетворять требованиям для перевода в промышленную эксплуатацию. Таким образом, нынешний "опытный режим" эксплуатации топлива Westinghouse никоим образом не может служить аргументом для закрепления еще как минимум на несколько лет доминирующего положения "ТВЭЛ" на украинском рынке.

Что же касается "необходимости накопления и поддержания 1,5–2-годичного запаса ядерного топлива для обеспечения бесперебойной работы АЭС", то, как считают эксперты рынка, такой запас избыточен и является скорее неоправданным расточительством, нежели необходимой гарантией "бесперебойной работы АЭС". По их свидетельству, ни одна страна в мире не имеет столь большого запаса ЯТ. Например, Чехия, второй по объему рынок для "ТВЭЛ", накопила топлива примерно на год. А, как сообщил ZN.UA Ю.Недашковский, годичный запас для ВВЭР-1000 у Украины уже создан. Нам могут возразить, что, мол, ни одна другая страна не подвергается российской агрессии. Ответим: но ни у одной другой страны нет и контракта с Westinghouse, гарантирующего в случае форс-мажора в течение 12 месяцев поставку на все реакторы-"тысячники". Так зачем же тогда, спрашивается, покупать столько запасного топлива у агрессора?

Еще один аргумент главы "Энергоатома" требует особого внимания — "необходимо создание условий, при которых в дальнейшем возможным будет обеспечение АЭС Украины ядерным топливом собственного производства, в случае если решение о строительстве в Украине такого завода будет принято и реализовано".

Учитывая, что этот аргумент приводится для доказательства необходимости подписания допсоглашения, закрепляющего для "ТВЭЛ" доминирующее положение на украинском рынке, можно предположить, что создание в Украине завода по изготовлению ЯТ видят в "Энергоатоме" на самом деле с участием именно российской компании или как минимум по российской технологии.

Подготовка условий для строительства завода — именно в этом, похоже, и кроется основная причина фиксации за "ТВЭЛ" мажоритарной доли украинского рынка, и, как подозревают некоторые наблюдатели, старательные попытки ограничить присутствие Westinghouse направлены на создание условий, при которых американская компания может вообще уйти из Украины.

аэс топливо

"Свечной заводик"

Еще в далеком 2001 г. строить завод по производству ЯТ для украинских АЭС решили "на троих". Для этого было создано ЧАО "Совместное украинско-казахстанско-российское предприятие по производству ядерного топлива" ("УКРТВС"), равные доли в котором (33,33%) получили Фонд госимущества Украины, ОАО "ТВЭЛ" и ЗАО Национальная атомная компания "Казатомпром". "На троих" по разным причинам не получилось, и до недавнего времени об этом "спящем" СП ничего не было слышно.

После того, как в 2008–2009 гг. Westinghouse предложила строительство завода, а конкурс в 2010 г. выиграла "ТВЭЛ", в 2011 г. было создано ЧАО "Завод по производству ядерного топлива", 50%+1 акция в котором по сей день принадлежит украинскому Госконцерну "Ядерное топливо", а 50%-1 акция — ОАО "ТВЭЛ". Но завод построен не был.

Как пояснил в интервью ZN.UA Ю.Недашковский, "российская сторона не выполнила взятые на себя обязательства по конкурсу (в частности, вопросы лицензии, передачи технологий), потом еще война началась, и стало понятно, что это СП утратило шансы на жизнь".

В 2015 г. тогдашний министр энергетики В.Демчишин заявил, что Украина отказывается создавать завод по производству ЯТ с Россией, "потому что договор плохой", и сообщил, что этот документ, скорее всего, будет денонсирован.

В 2016-м министр энергетики И.Насалик анонсировал: работу по строительству в Украине завода для производства ЯТ готов начать Westinghouse. Однако американская компания вскоре опровергла слова министра. В ответе на запрос Delo.UA вице-президент и управляющий директор Westinghouse в странах Северной и Восточной Европы Азиз Даг сообщил: "В настоящее время существует избыток производственных мощностей ядерного топлива в мире, поэтому строительство нового топливного завода в Украине не принесет экономической выгоды для страны. Тем не менее, если Украина решит сделать такого рода инвестицию, Westinghouse рассмотрит вопрос участия". Также вице-президент компании посоветовал Украине "сосредоточиться на существующих украинских производственных мощностях" и использовать их "для изготовления деталей топливных сборок; данная деятельность может быть перемещена в Украину без необходимости строительства нового завода".

Кроме того, как поясняют эксперты, поскольку согласно договоренности 2014 г. Westinghouse взяла на себя обязательства не только увеличить поставки в Украину, но и обеспечить топливом все ее 13 реакторов-"тысячников" в случае прекращения российских поставок, то ждать годы, пока будет построен завод в Украине, было неразумно, поэтому американцы расширили свое производство в Швеции специально для производства ЯТ для нашей страны.

Тема завода немного утихла, но летом 2017-го вдруг началась активность вокруг уже почти забытого СП "УКРТВС": долю ФГИУ за 47,8 млн грн на аукционе выкупило мало кому известное ООО "Вайс Трейд" с уставным капиталом на декабрь т.г. 229,6 тыс. грн. Имя его владельца и руководителя Андрея Каримова вряд ли знакомо не только широкой общественности, но и узкопрофильному атомному сообществу.

Летом 2018 г. всплыли имена и реальных собственников украинской доли в "УКРТВС". Как сообщил "Цензор.нет", ими оказались, "бизнесмены со специфической репутацией" Леонид Крючков, Нурулислам Аркаллаев и Сергей Тронь, вошедшие в наблюдательный совет компании с украинской стороны.

Нурулислам Аркаллаев — бывший нардеп от "Партии регионов" и президент федерации дзюдо Донецкой области, в чьей бурной донецкой молодости было место не только спорту, больше известен в своей естественной среде обитания как "Нурик". С.Тронь — партнер по бизнесу и бывший помощник нардепа Аркаллаева.

Однако наиболее любопытна в контексте атомной тематики фигура Леонида Крючкова, чей старший брат — бывший нардеп от БЮТ Дмитрий Крючков, разыскиваемый НАБУ, — минувшей весной был задержан немецким Интерполом, а затем выпущен под залог из тюрьмы Мюнхена. Младший Крючков, судя по всему, личность тоже неординарная и разносторонняя. Как сообщали СМИ, круг его интересов отнюдь не ограничивается портовым бизнесом и компанией ООО "Портосервис-Николаев", благостное отношение к проектам которой (и не только) обеспечил И.Кононенко. Л.Крючков успел поработать и в оружейном бизнесе с Пшонкой-младшим; и вместе с братом подружиться и поработать с Андреем Деркачом (одним из главных лоббистов "Росатома" и "ТВЭЛ" в Украине) в бытность того главой "Энергоатома" ("Деловая столица"); и засветиться в оборонке на должности замглавы "Укринмаша", куда его пролоббировал бизнес-партнер П.Порошенко О.Гладковский. Нынешние же визиты на Банковую, зафиксированные программой "Схемы Радио Свобода", СМИ поясняют его общими интересами с Игорем Кононенко. Как писали "Наші гроші", братья Крючковы "стали известны как бизнесмены, которых в государственные энергопредприятия лоббировал первый замглавы парламентской фракции БПП Игорь Кононенко — бизнес-партнер президента Петра Порошенко". Глава НКРЭКУ Д.Вовк в интервью "Экономической правде" поведал, что И.Кононенко ему говорил, что, мол, "Крючковы из "Енергомережі" — неплохие парни".

Возглавляет "УКРТВС" с августа прошлого года Юрий Неретин, который в атомной отрасли отнюдь не неофит. И хотя в июне 2018-го он не прошел по конкурсу на должность директора департамента ядерной энергетики и атомно-промышленного комплекса Минэнергоугольпрома, послужной список в "ядерке" у него весьма внушительный. После окончания Московского высшего технического училища им. Баумана он 25 лет проработал на Чернобыльской АЭС, дослужившись до должности гендиректора. Потом трудился в Минэнерго и НАЭК "Энергоатом", был главным инженером на строительстве Белорусской АЭС. В украинской атомной отрасли знает всех и вся.

Офис "УКРТВС" находится по тому же адресу, что и офис представительства АО "ТВЭЛ" в Украине, — г. Киев, ул. Константиновская, 31. В набсовет "УКРТВС" от российской компании входят М.Тимошенко, Олег Григорьев и Александр Иванов. Фамилии этих же людей можно обнаружить и в набсовете ЧАО "Завод по производству ядерного топлива". О.Григорьева (старшего вице-президента по коммерции и международному сотрудничеству АО "ТВЭЛ") и А.Иванова (бессменного генерального представителя АО "ТВЭЛ" в Украине) эксперты рынка называют одними из самых агрессивных и эффективных промоутеров интересов российской компании в нашей стране.

Как сообщала Gazeta.UA, 30 мая с.г. украинский собственник трети "УКРТВС" — ООО "Вайс Трейд" — обратился к КМУ с письмом, в котором засвидетельствовал "наличие у общества и его партнеров необходимых финансовых ресурсов, опыта и деловых связей" для реализации "амбициозной цели" — строительства в Украине завода по производству ядерного топлива. В связи с чем компания предложила провести переговоры с ней как "потенциальным инвестором" реализации этого проекта.

После завершения строительства завода, писал "Бизнес-цензор", "УКРТВС" планирует передать его СП "Завод по производству ядерного топлива" (половина которого принадлежит "ТВЭЛ") и получать процент или фиксированную сумму с каждой проданной единицы продукции. От Кабмина же "УКРТВС" хочет получить гарантию того, что произведенное на украинском заводе топливо полностью будет выкупать НАЭК "Энергоатом".

Встреча в Минэнергоугольпроме с "Вайс Трейд" состоялась 5 июля. В ответ на запрос "Цензор.нет", пресс-служба ведомства подтвердила, что на этом рабочем мероприятии компания озвучила свою заинтересованность как потенциального инвестора в реализации строительства завода по производству ЯТ. Также получила подтверждение и информация о том, что "в качестве руководителя проектов" АО "СП "УКРТВС" на встрече присутствовал отсутствовавший в предварительно заявленном списке участников мероприятия от "Вайс Трейд" гражданин Джомарт Алиев.

Кто этот человек? Ранее он несколько лет проработал генеральным директором маркетинговой "дочки" ГК "Росатом" на глобальном рынке — ЗАО "Русатом Оверсиз".

Еще одна любопытная деталь: по свидетельству пресс-службы Минэнерго, на встрече 5 июля представителями ведомства было подчеркнуто наличие у "УКРТВС" значительных долгов (148,6 млн грн) перед "Энергоатомом", подтвержденных судебными решениями. "В связи с этим, учитывая невозможность исполнительной службы выполнить судебные решения принудительно (средства на счетах АО "СП "УКРТВС" и имущество в необходимом количестве отсутствуют), ГП "НАЭК "Энергоатом" будет принято решение об инициировании процедуры банкротства АО "СП "УКРТВС".

Подведем итог. Что же получит Украина в случае, если вдруг инвестором для строительства завода будет выбрано ООО "Вайс Трейд"? Полный контроль России над украинской атомной энергетикой. Ведь "ТВЭЛ" принадлежит треть СП "УКРТВС" и половина СП "Завод по производству ядерного топлива".

Россияне уже дважды не построили завод в Украине. Может быть, потому, что он им совершенно не нужен? Потому что в России хватает и своих предприятий, производящих ядерное топливо, которые и так недозагружены. А если россияне и сподобятся все-таки поучаствовать в создании производства ядерного топлива в Украине, то, как уверены искушенные эксперты, это будет "отверточная сборка" с весьма небольшим количеством рабочих мест, а Украина снова будет критически зависеть от РФ — в поставках комплектующих, в поставках обогащенного урана, составляющего основную часть цены на ЯТ, так как вряд ли россияне позволят покупать уран где-то еще, кроме России (а ведь Украина с 2016 г. уже диверсифицировала свои соглашения на поставку урана!). Едва начавшаяся интеграция Украины в мировые цепочки производства ЯТ будет прервана, а отечественная "атомка" останется законсервированной в затхлом советско-российском заповеднике. Более того, поскольку российские технологии предполагается передать Украине на условиях аренды, то угроза прекращения в любой момент этой аренды страной-агрессором будет висеть над нашей страной постоянно. При этом вряд ли Украина сможет сохранить хотя бы сегодняшний уровень диверсификации поставок топлива на свои АЭС. Потому что при таком раскладе Westinghouse вряд ли останется в Украине.

Кому выгоден такой вариант? Безусловно, России. И, судя по всему, тем в Украине, кто после умерщвления еще в колыбели рынка в украинской атомной отрасли планирует получать свой процент по старинке, то есть по понятиям.

аэс

Российское "шило" на китайское "мыло"

Примерно в это же время, летом 2018-го, в Киеве вокруг темы строительства завода по производству ядерного топлива стал активно раскручиваться и "китайский" трек.
10 июля пресс-служба Минэнергоугольпрома сообщила: "В июне 2018 г. от руководства компании China Nuclear Energy Industry Corporation поступило предложение о проведении трехсторонних переговоров об участии китайской стороны в реализации проекта строительства завода по производству ядерного топлива на территории Украины. В ходе переговоров планируется обсудить условия участия китайской стороны в реализации проекта, выкупа доли акций АО "ТВЭЛ" и определения первоочередных шагов сотрудничества".

Тогда же разгорелся скандал вокруг письма министра И.Насалика первому замдиректора "Росатома" Кириллу Комарову с приглашением на переговоры, в котором министр то ли предлагал российской стороне возобновить ряд совместных проектов с "ТВЭЛ", то ли, по утверждению самого Насалика, говорил лишь о необходимости "обсудить состояние реализации совместных проектов". Как пояснял министр, утверждавший, что его подставили "фейковым" письмом, "основной месседж — не продолжение работы с "Росатомом", а завершение работы с "Росатомом", и трехсторонняя встреча украинской, китайской и российской сторон будет касаться условий выкупа российской части китайцами.

Как поведал министр на брифинге, существуют два варианта дальнейших отношений с россиянами в вопросе строительства завода: либо долю "ТВЭЛ" (50%-1 акция) в СП "Завод по производству ядерного топлива" выкупает китайская компания и инвестирует в создание производства ЯТ на территории Украины, либо соглашение с россиянами будет расторгнуто. Если трехсторонняя встреча не состоится, заявил министр Насалик, то Украина впервые за восемь лет будет инициировать расторжение соглашения о строительстве завода по производству ЯТ. Помнится, министр Демчишин это уже обещал…

Итак, что же нам могут предложить китайцы, кроме денег на строительство? Все ту же российскую технологию. У китайцев есть лицензия "ТВЭЛ" на производство топлива, но… на территории лишь Китая. Однако, думается, особых проблем с ее расширением на Украину не будет. Потому что "Росатом" крайне заинтересован в сохранении, желательно навечно, технологической привязки украинской атомной отрасли к России. И он настойчиво и методично будет продолжать протискиваться в Украину: из Чехии через Škoda JS, принадлежащую Газпромбанку, — на строительство третьего и четвертого блоков ХАЭС; через Китай — на строительство завода по фабрикации ядерного топлива.

Получив на своей территории "русо-китайский" завод с вторичными технологиями ("будет дешевле, но чаще ломаться", как прокомментировал этот эрзац один из наших экспертов), все дальнейшие усовершенствования топлива, вопросы возможного экспорта и прочее Украина будет вынуждена согласовывать опять-таки с российской стороной. Хотя, скорее всего, ни усовершенствования, ни тем более экспорта не будет. Зачем это России? Далее — см. выше. Только, возможно, свой процент в Украине будут получать иные люди.

Будет ли строить завод Westinghouse?

В Киеве о Westinghouse в этой летней суете вокруг завода как-то подзабыли. Или же решили, что американцы с их ориентацией на прозрачность и рынок в атомной энергетике в этой игре будут лишними…

Однако когда из-за океана стали поступать первые тревожные сигналы, Минэнергоугольпром 9 ноября, аккурат к визиту министра Перри, прилетевшего 10 ноября, своим письмом пригласило представителей Westinghouse в Киев на встречу "для обсуждения возможности участия Westinghouse Electric Company в производстве ядерного топлива для реакторов ВВЭР-1000 в Украине и последующих шагов этого проекта".

"Для того чтобы перенести производство в Украину, необходимо создавать завод. А для этого нужно, чтобы Westinghouse сама этого захотела. Я знаю их позицию: для того чтобы перенести их производство в Украину, необходимо один из их трех заводов в Европе закрыть вообще, — прокомментировал в интервью ZN.UA возможность участия Westinghouse в строительстве завода на территории нашей страны Ю.Недашковский. — Выгодно ли это американской компании? Возможно. Но сначала надо сделать технико-экономическое обоснование. На последней встрече с министром, насколько я слышал, представители Westinghouse сказали, что компания готова рассмотреть это предложение, но необходимо "просчитать экономику", надо начать с ТЭО. Как долго его будут делать? Хороший вопрос, но не к "Энергоатому". НАЭК, согласно своему уставу, обязана закупать топливо и обеспечивать им украинские станции. А у нас есть Госконцерн "Ядерное топливо", основное уставное обязательство которого — создать в Украине производство этого топлива. Поэтому вопрос — к нему.

Но на данном этапе, скажу честно, я за то, чтобы эту задачу передали "Энергоатому". Еще в 2008–2009 гг. Westinghouse высказывала нежелание создавать СП. Она была готова продать технологии, а потом их поддерживать. Сейчас Westinghouse на переговорах, которые мы с ней вели, не дожидаясь, по собственной инициативе, хотя это полномочия госконцерна, снова подтвердила, что она не желает участвовать в капитале, создавать СП. Но если правительство Украины или правительственные структуры заявят о намерениях и примут решение создавать собственное производство ядерного топлива, то Westinghouse готова передать на определенных условиях свою технологию сюда. Разумеется, она рассмотрит степень локализации, что именно будет передаваться — полное производство ЯТ (обратная конверсия, производство топливной таблетки, топливной трубки, твэлов, сборка из них кассет) или же сюда перенесут какие-то части производства. Эти вопросы еще предстоит изучить.

Так вот, когда у нас есть желающие передать технологии без участия в капитале, то задание строительства завода могла бы взять на себя НАЭК. Правительству стоит рассмотреть передачу этого задания от Госконцерна "Ядерное топливо" — "Энергоатому". Тогда "Энергоатом" сможет купить технологию, создать отдельное подразделение и начать создание в Украине производства ядерного топлива.

У нас уже существуют с Westinghouse совместные планы по производству на мощностях нашего "Атомэнергомаша" отдельных деталей (головок и хвостовиков — частей кассеты из нержавеющей стали, других деталей). Проведен аудит, над будущим производством работаем вместе с Westinghouse.

Если технико-экономическим обоснованием будет определена необходимость и целесообразность расширения совместного с Westinghouse проекта, сможем расширить программу, в частности, изготовлять циркониевые трубки, сборку кассет, выпекать топливные таблетки.

Поэтому я и говорю, что если ответственным за создание производства ядерного топлива в Украине будет назначен "Энергоатом", мы готовы к такой работе. Но это должно решить правительство".

А еще правительству стоит проверить, как планы главы НАЭК согласуются с Третьим энергопакетом ЕС, и не возникнут ли у нас в будущем проблемы с Евросоюзом по этому поводу. Поскольку некоторые эксперты опасаются, что производство "Энергоатомом" еще и топлива для АЭС может противоречить европейскому законодательству.

Благостная картина сотрудничества с Westinghouse, нарисованная Ю.Недашковским, как-то совсем не вяжется со многими вещами. Ни с его августовским письмом В.Гройсману. Ни с тайно подписанным допсоглашением с "ТВЭЛ", закрепляющим российские позиции в Украине и перечеркивающим возможность американцев расшириться до уровня, позволяющего им перенести в Украину свое производство. Ни с заигрыванием Минэнергоугольпрома с китайцами по поводу строительства завода "на двоих" с россиянами "в кустах". Ни со схемой "на троих", увековечивающей российское доминирование в украинской "ядерке" и позволяющей неплохо подзаработать людям, близким к Банковой. Ни, в конце концов, с жесткой реакцией Вашингтона на последние украинские игрища в атомной энергетике.

Каковы же планы самой Westinghouse относительно строительства завода по производству ядерного топлива в Украине?

К сожалению, в самой компании отказались отвечать на этот вопрос и комментировать сложившуюся ситуацию. Но, как стало известно ZN.UA из источников в Минэнерго, Westinghouse серьезно рассматривает данную возможность и в перспективе (ориентировочно лет через пять) могла бы перенести производство ЯТ для ВВЭР-1000 в Украину, использовав свой весьма успешный опыт в Испании, где Westinghouse и тамошняя ENUSA реализовали аналогичный проект и теперь выпускают топливо для Франции, Бельгии и Испании.

Если наша страна увеличит долю Westinghouse на своем рынке, если в Украине будет выпускаться ЯТ еще и для государств Восточной и Центральной Европы, такой проект для американской компании может быть вполне привлекателен, поскольку наши соседи, например Чехия и Болгария, в настоящее время всерьез задумались о сотрудничестве с Westinghouse в обеспечении топливом их атомных реакторов советского дизайна, поскольку Стратегией энергетической безопасности ЕС 2014 г. всем странам Евросоюза предписано иметь второго поставщика ЯТ. Кстати, когда американцы наконец будут готовы запустить производство топлива и для реакторов ВВЭР-440, почему бы не сделать это в Украине на том же заводе? Также нельзя исключать, говорят наши источники, что в Украине Westinghouse захочет открыть линию для производства топлива "западного" образца (четырехгранного в отличие от шестигранного, используемого в советских ВВЭР).

Придется ли для этого закрывать завод в Швеции? Вовсе не обязательно. Поскольку сегодняшнее производство сборок для Украины составляет всего 10–15% объема продукции шведского завода. Но пока не будет сделано ТЭО, и американцы не определятся со своими планами, все это лишь рассуждения и предположения.

Но для принятия решений любой компанией на любом рынке ей крайне важно понимать, что будет дальше, каковы планы той или иной страны в сфере ядерной энергетики. Станет ли Украина развивать свою "атомку" после завершения срока эксплуатации всех ее советско-российских энергоблоков? А если станет, то какими видит будущие замещающие мощности через 10–15 лет, на какие и чьи реакторы будет ориентироваться? Именно это — главный вопрос.

Не зря ведь, как утверждают некоторые наши собеседники, россияне очень хотят законтрактовать строительство замещающих все нынешние 15 украинских реакторов мощностей. Готовы строить даже за свои деньги. Но контракты хотят сейчас…

Все эксперты, с которыми довелось общаться на эту тему, твердо уверены, что Украина должна сделать иной выбор — в пользу новых и перспективных западных технологий. В частности, более компактных и безопасных малых модульных реакторов (ММР), передовые позиции в производстве которых занимают американцы — не только Westinghouse, но и General Electric, и Holtec, рассматривающий возможность строительства своего завода по выпуску ММР в Украине. Вот это уже настоящий рынок, конкуренция, а значит, и более широкий выбор, прозрачные условия бизнеса и передовые, а не постсовковые технологии.

А еще было бы здорово, заглядывают за горизонт некоторые эксперты, если бы в Украину пришла канадская технология CANDU. Потому что построенные на ее основе реакторы могут работать, во-первых, на практически необогащенном природном уране, запасами которого обладает Украина; а во-вторых, в этих реакторах можно было бы использовать отработавшее ядерное топливо с отечественных АЭС (с 2020 г. оно больше не будет вывозиться в Россию, а станет сберегаться в Центральном хранилище, его сейчас достраивает Holtec в Чернобыльской зоне). Еще десять лет назад, в 2008 г., специально созданная межведомственная рабочая группа пришла к выводу, что технологию CANDU целесообразно использовать в ядерной энергетике Украины. Лоббисты российского атома немало потрудились, чтобы нейтрализовать тогда эти планы…

Сегодня же, если Киев снова выберет российский вариант — будь то "свечной заводик" "на троих" либо русо-китайский эрзац как бы "на двоих", — это, вероятно, приведет к одному результату: вынужденному уходу Westinghouse из Украины. Чего, очевидно, и добивается Москва.

твэл

Ядерное топливо

Когда жадность может обойтись дорого

Россия отчаянно борется за свои позиции в украинской "атомке". Ей очень нужны украинский уран и украинские кадры. Она боится потерять рынок "Росатома" и "ТВЭЛ", причем не только украинский, но и в мировом масштабе. Потому что вытеснение или даже значительное ослабление "ТВЭЛ" в Украине, на самом большом и историческом рынке российской компании, подаст весьма нежелательный сигнал остальным партнерам "Росатома". Глядя на Украину, уже гораздо смелее к Westinghouse побегут страны бывшего советского блока. За ними — другие. Цепная реакция бывает ведь не только в ядерном реакторе, но и в бизнесе.

Но сражение за рынки — не главный резон, заставляющий РФ цепляться за украинскую ядерную энергетику. Не по этой причине россияне через некоторых своих влиятельных агентов в Украине несколько лет назад уже почти уговорили Александра Януковича (ошибки нет) продать России всю "атомку".

В свое время Сергей Кириенко, ныне первый замруководителя администрации Путина, а до этого 11 лет глава "Росатома", объяснил президенту РФ, что атомная энергетика — это не только деньги, это мощный фактор геополитического влияния, способный соперничать на данном поприще с самим "Газпромом".

Кириенко был премьером РФ и на "ты" с Путиным, когда тот занимал его нынешнее кресло первого зама главы президентской администрации. Именно Кириенко привез будущему властителю России новость о назначении на должность директора ФСБ. Кириенко для Путина — не просто глава "Росатома" или чиновник его администрации. К мнению этого человека хозяин Кремля прислушивается. А когда Путину предлагают новое геополитическое оружие, у него загораются глаза.

"Росатом" — не такой грубый таран, как "Газпром", прущий напролом и разбивающий своими "стримами" даже пресловутое европейское единство. "Росатом" работает тоньше, а Кириенко по-прежнему старается блюсти его репутацию на международном уровне, потому что атомный рынок куда более чувствителен, чем газовый, ведь здесь гораздо легче потерять свою долю, нарушив обязательства или даже просто сделав неловкое движение. Но "Росатом" — это все равно мощное оружие, инструмент российской экспансии, пусть и более утонченный. Как утверждают люди знающие, в каждой стране, где работают АЭС или их планируют строить, в посольстве РФ есть человек, отвечающий за продвижение интересов "Росатома". Российской госкорпорацией создана широкая сеть своих агентов по всему миру. У "Росатома" во многих странах, как и у "Газпрома", есть прикормленные журналисты, эксперты, политики. И, отрабатывая щедрые российские чаевые, они вовсю участвуют в гибридной войне против Украины.

Украина же тем временем подписывает с топливной "дочкой" "Росатома" новый документ и еще на долгие годы закрепляет у себя его позиции…

Несколько месяцев американцы смотрели на всю эту "околоатомную" возню в Киеве сквозь пальцы. Полагали: "Вдруг там опомнятся? Ну, не может же такого быть, чтобы мы им так помогали, а они в нас так плевали".

Оказывается, может. Подписание допсоглашения с "ТВЭЛ", похоже, стало последней каплей для Вашингтона. По информации ZN.UА, в течение последней пары недель по разным каналам и на разных уровнях официальному Киеву, в том числе и на Банковую, был передан четкий и жесткий сигнал, причем уже не ограничивающийся лишь дипломатической "обеспокоенностью". Даже не читая дипломатических депеш и не присутствуя в высоких кабинетах на встречах с заокеанскими партнерами, вдумчивый читатель вполне может предположить, что озвучено американской стороной было примерно следующее: вы у себя в Украине, конечно, вольны делать что угодно, — и документы подписывать разные, и заводы по производству ядерного топлива с китайцами или частными лавочками создавать, но если вы примете именно такие решения, то в наших с вами отношениях доверие будет серьезно подорвано. В переводе на общедоступный это означает обещание значительного охлаждения и снижения уровня отношений между официальными Вашингтоном и Киевом со всеми вытекающими последствиями.

лэп закат

Скандал еще не выплеснулся в публичную плоскость, но шлюзы уже открываются. На прошлой неделе на заседании в Вашингтоне Украинского бизнес-совета представители Госдепа и Министерства энергетики США уже публично говорили о препятствиях, возведенных в Украине перед американской компанией после затраченных ею двадцати годах усилий и значительных инвестиций в диверсификацию поставок ядерного топлива для украинских АЭС.

В американских умах сейчас наверняка происходит когнитивный диссонанс: как это Киев, постоянно твердя, что враг у ворот, и призывая западных партнеров увеличить помощь Украине в борьбе с этим врагом и усилить санкции против агрессора, со своей стороны принимает решение о финансировании длительной зависимости от агрессора в стратегической отрасли и отвергает предлагаемую его основным союзником в борьбе с агрессором поддержку в этой сфере?

На диверсификацию поставок ядерного топлива в нашу страну американскими налогоплательщиками потрачены десятки миллионов долларов. США — наш главный форпост на пути "Северного потока-2". На военную помощь Украине Соединенные Штаты выделяют в своем оборонном бюджете на следующий год 250 млн долл. (ненамного меньше, чем Украина платит России за топливные сборки для своих АЭС) и при этом продлевают все запреты и ограничения на военное сотрудничество с Россией. Американцы возводят в Очакове три объекта для ВМС Украины, по сути, заново создавая береговую инфраструктуру нашего флота, утерянную после российской аннексии Крыма. Этот список можно продолжать и продолжать. На этой неделе спецпредставитель Госдепа по Украине Курт Волкер убеждал европейских партнеров принять дополнительные санкции против России за агрессию в районе Керченского пролива и анонсировал новые американские военные поставки в Украину.

Но будет ли продлен этот список, если Киев не одумается?

На пресс-конференции в минувшее воскресенье президент Порошенко заявил, что на сегодняшний день "у нас продолжает существовать угроза вторжения вооруженных сил РФ на суверенную территорию Украины".

Поэтому пока в стране де-юре действуют условия форс-мажора — военное положение, до конца которого осталась всего неделя, власть должна принять единственно правильное решение: вслед за прекращением Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Российской Федерацией немедленно денонсировать безрассудное и противоречащее национальным интересам Украины тайное сентябрьское допсоглашение с "ТВЭЛ".

Татьяна Силина; опубликовано в издании «Зеркало недели. Украина»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com