Операция Anthropoid

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

На рассвете 18 июня 1942 в центре Праги началось необычный движение. Неподалеку от Карловой площади, вокруг церкви святого Карла Боромейского по улице Рессловой собирались отряды CC и гестапо. Более семи сотен немцев под командованием 17 офицеров взяли церковь в двойное кольцо.

Под первыми солнечными лучами в половине пятого утра должен был начаться бой с заранее известным победителем.

Источник: echo24.cz

От редакции. "Историческая Правда" в сотрудничестве с Чешским центром в Киеве начала новый авторский проект. На сайте в рубрике "Czech-in" ежемесячно будут публиковаться статьи о чешском двадцатом веке.

Исторические и культурные связи Украины и Чехии общеизвестны: от украинских академий и университетов, которые действовали в Чехословакии в межвоенный период, через Пражскую поэтическую школу и до драматических событий Пражской весны 1968 года. В то же время, при акценте на "украинских" следах в истории Чехии, иногда недостаточно внимания уделяется истории самой Чехии, чешским выдающимся деятелям и веховым событиям.

Czech-in призван восполнить эти пробелы и ознакомить украинского читателя с ключевыми событиями и личностями новейшей чешской истории - от Томаша Масарика до Милана Кундеры, от провозглашения независимости в 1918 году до Бархатной революции 1989 года. Приоритетом проекта является непосредственно чешский взгляд на собственную историю и дискуссии в чешской среде по истории собственного государства.

Менее года до описанных событий, 27 сентября 1941 года, на Пражский Град - историческую резиденцию чешских королей, заехала колонна автомобилей. В одном из мерседесов ехал обергруппенфюрер СС, генерал полиции Рейнхард Гейдрих. Именно он должен был стать новым хозяином Пражского Града.

В конце сентября 1941 года Адольф Гитлер издал указ, согласно которому Гейдрих должен был временно исполнять обязанности его наместника в протекторате Богемии и Моравии. После подписания Мюнхенского договора в 1938 году и отторжения Судетских областей Чехословакии в пользу Рейха, Гитлер ожидаемо не остановился.

Уже в марте следующего года солдаты Вермахта вошли в Прагу, а Чехословакия превратилась в протекторат Богемии и Моравии. Более года страна находилась под фактической оккупацией, одновременно сохраняла собственные символические атрибуты автономии: формальным президентом был Эмил Гаха, главой правительства Алоис Элиаш.

Адольф Гітлер на Празькому Граді, березень 1939 року

Адольф Гитлер на Пражском Граде, март 1939 года. ИСТОЧНИК: IROZHLAS.CZ

Реальным руководителем Протектората был прямой наместник Фюрера, рейхспротектор. Эту функцию с начала оккупации выполнял Константин фон Нойрат. И именно его Гитлер решил отозвать в сентябре 1941 года.

По мнению Адольфа Гитлера, стареющий фон Нойрат был слишком мягок, а Чехословакия была слишком важной территорией для того, чтобы позволить себе здесь какие-то послабления. Поэтому на смену фон Нойрату должен был прийти значительно энергичнее Гейдрих.

Гейдрих отнюдь не был рядовым эсэсовцем. Он строил многообещающую карьеру, пройдя ряд функций в CC и гестапо, со временем Гейдрих стал главой RHSA, Главного управления имперской безопасности. В июле 1941 года именно Гейдрих был уполномочен Германом Герингом "осуществить все необходимые приготовления, чтобы окончательно решить еврейский вопрос в областях немецкого влияния в Европе". Гейдрих был одним из двигателей Холокоста, и "решение еврейского вопроса" для него не составляло проблемы.

На эту тему: Клод Ланцман и Холокост

Осенью 1941 года в Прагу Гейдрих приехал только получив звание обергруппенфюрера СС и генерала полиции. Германия ожидала быстрой победы над СССР, Европа была почти полностью контролируема нацистами. Обергруппенфюрер приезжал как победитель, который должен был подавить тлеющее чехословацкое подполье и ускорить германизацию чехов. В Берлине были убеждены, что окончательная победа Рейха не за горами.

Новый временный рейхспротектор принадлежал к нацистской элите и не привык действовать в перчатках. В тот же день, 27 сентября вечером был арестован глава правительства Алоис Элиаш, а сам Гейдрих подписал несколько приказов о расстреле целого ряда чехословацких офицеров, заподозренных в подпольной деятельности.

Рейнгард Гейдріх

Гейдрих. ИСТОЧНИК: CESKATELEVIZE.CZ

Со следующего дня в протекторате было введено военное положение. В течение первых дней власти Рейнгарда Гейдриха по его приказу расстреляли генералов Йозефа Белого, Уго Войту и Франтишека Горачека, бывшего главу "Сокола" Августина Пехлата и десятки других чехословаков.

Прагу заполонили багровые плакаты, сообщавшие о ежедневных расстрелах соотечественников. Осенью 1941 года оккупированная Чехословакия оказалась под неслыханной волной террора. И из Пражского Града им руководил прибывший временный рейхспротектор - Гейдрих.

"Set Europe Ablaze!"

В июле 1940 года война в Европе шла на полных оборотах. Франция была оккупирована нацистами. Следующей жертвой Рейха должна была стать Великобритания, ее перспективы также выглядели не слишком радужными. Именно тогда британский премьер Уинстон Черчилль бросил лозунг "Подожгите Европу!".

Британцы были намерены запустить ряд саботажей на подконтрольных Рейху территориях - террористические атаки, поджоги, уничтожение промышленных объектов. С этой целью была создана специальная организация - SOE (Special Operation Executive), которая должна была вести, по сути, партизанскую войну на оккупированных территориях.

В этой программе идеально сошлись интересы двух сторон - британского правительства, которое пыталось разложить Рейх изнутри, и чехословацкого правительства в изгнании, которое вместе с президентом Бенешем находилось в Лондоне.

На Британских островах также расположились несколько тысяч чехословацких военных. Правительство в изгнании решило не терять времени. Уже в конце 1940 года были достигнуты договоренности с британскими властями о подготовке чехословацких диверсантов.

Добровольцев для обучение отбирали по разным жестким критериям - боевой опыт на французском фронте, физическая подготовка, преданность Родине. Перед отправкой на спецоперации, солдаты проходили многоуровневые курсы подготовки. Для чехословацкой группы выделили базу в Шотландии, в графстве Инвернесс.

Перша команда чехословацьких диверсантів, підготовлена в Шотландії та Манчестері. Третій праворуч Йозеф Ґабчік

Первая команда чехословацких диверсантов, подготовленная в Шотландии и Манчестере. Третий справа Йозеф Ґабчик. ИСТОЧНИК: CESKATELEVIZE.CZ

Именно здесь, в гористой шотландской местности, на ферме неподалеку от озера Лох-Морар, в июле 1941 года первая группа чехословацких добровольцев начала обучения под руководством британских офицеров. Обучение включало физическую подготовку, стрельбу, ближний бой, ориентацию на местности, коммуникации, работу с картами, особое внимание уделялось взрывчатке и другим подрывным средствам.

После нескольких недель учений, группа будущих диверсантов переехала в аэропорт Рингве неподалеку от Манчестера, где состоялся дополнительный курс прыжков с парашютом. Единственный способ, как попасть в Чехословакию, минуя пылающую Европу, был именно прыжок с парашютом с самолета, который доставлял диверсантов из Британии.

Под Манчестером чехословацкие бойцы тренировали приземления, складывание парашютов и занимались соответствующей гимнастикой. Первая группа диверсантов была готова выполнять задачи в начале сентября 1941 года. Предполагалось, что планирование операций продлится месяцы, однако реалии внесли собственные коррективы. Ведь через несколько недель после того, как в Шотландии и Манчестере подготовили первых диверсантов, в Прагу приехал Гейдрих и начал расправу над чехословацким подпольем.

"Теперь наша очередь прийти на помощь"

За столом в небольшом офисе дома Порчестер Гейт неподалеку от Гайд Парка в центре Лондона сидели шестеро мужчин. Встречу созвал председатель второго отдела министерства обороны чехословацкого правительства в изгнании, полковник генерального штаба Франтишек Моравец.

На дворе было 3 октября 1941 года. На прошлой неделе полковник получил сообщения о жестоких репрессиях в Праге и решил действовать. Кроме полковника, за столом собрались трое старших офицеров и двое младших - ротмистр Йозеф Ґабчик и ротный Карел Свобода.

Присутствие двух молодых людей на этом совещании не было случайным. Именно их полковник Моравец выбрал для выполнения особо опасного задания. Полковник принял решение: пора отомстить за убитых в Праге. Ситуация была сложной - кроме желания отомстить, чехословацкое руководство преследовало и стратегические мотивы.

Немецкая пропаганда активно работала для того, чтобы создать впечатление, что жизнь в протекторате проходит спокойно, и чехословаки не имеют ничего против своего нового статуса. Тем более, что как сдача Судетских областей, так и последующее создание Протектората было подтверждено, пусть и ничтожными, юридическими документами.

Ян Кубіш та Йозеф Ґабчік

Ян Кубиш и Йозеф Ґабчик

Очевидно, что ни у кого не возникало сомнений - речь идет именно об оккупации. Однако особого энтузиазма в отношении "чехословацкого вопроса" в Европе не было. Массированная пропаганда создавала впечатление, что чехословаки безусловно подчинились Рейху. В дополнение к этому, нацисты начали массовые репрессии на оккупированных территориях. Пришло время действовать.

"По радио и из новостей мы узнаем о бессмысленных убийствах у нас дома. Немцы убивают лучших из лучших. Это - состояние войны. А это значит - не ныть, не плакать, а действовать. Дома наши работали, но сейчас они оказались в обстоятельствах, когда их возможности ограничены.

Наступила наша очередь прийти на помощь. Одна из задач такой помощи будет доверена Вам. Октябрь месяц - это месяц нашего праздника нашего освобождения. В ситуации, когда наш народ будет праздновать этот праздник в таких печальных обстоятельствах, необходимо наш праздник выделить. было принято решение, чтобы это выделение было совершено поступком, который войдет в историю так же, как и их убийства.

В Праге есть два человека, которые олицетворяют эти убийства. это К. Г. Франк и Гейдрих, новоприбывший. Мы, вместе с высокими представителями нашей власти, убеждены, что необходимо, чтобы один из них за это поплатился. Чтобы мы показали, что отвечаем ударом на удар. В общем, это та задача, которую мы Вам доверяем.

Завтра вы поедете испытать ночные прыжки. Домой вы поедете вдвоем, и Вы должны помогать друг другу. Это будет необходимо, ведь по причинам, о которых Вы узнаете, Вы выполните задание без помощи местных. Говоря "без помощи", я имею в виду, что такая помощь исключается до момента проведения операции.

После этого Вы получите полную поддержку и охрану от наших дома. Способ и время выполнения задания Вы должны определить самостоятельно. Вы приземлитесь на местности, максимально благоприятной для посадки. Вы будете обеспечены всем, чем мы можем Вас обеспечить ...

Мы еще будем говорить об этом деле после Вашего возвращения с дополнительного обучение. Как я уже сказал - это задача очень серьезная. Поэтому сердце должно быть на правильном месте. Если у Вас возникли сомнения после всего, что я сказал - скажите об этом сейчас".

Ни у Йозефа Габчика, ни у Карла Свободы сомнений не возникло. Оба сразу же согласились. Ликвидация одного из нацистских лидеров была назначена на конец октября, к годовщине провозглашения независимости Чехословакии 28 числа - через три недели. Времени осталось мало. В тот же вечер Габчик и Свобода отправились в аэропорт у Манчестера на очередной инструктаж под руководством SOE.

Anthropoid, Silver A, Silver B

Спецоперация высадки двух диверсантов, которая получила название Антропоид, была назначена на 8-10 октября. В течение двух дней Габчик и Свобода должны были совершенствовать свои навыки парашютистов. Однако операцию с самого начала сопровождали осложнения. В первый день дополнительных учений Карел Свобода неудачно приземлился, получив ранения спины и сотрясение мозга.

Через два дня стало окончательно ясно - Свобода не сможет лететь. Йозеф Габчик рекомендовал своего лучшего друга Яна Кубиша, также парашютиста, который прошел шотландский и манчестерский курс, и получил одобрение. Спецоперацию решили отложить. Именно Ян Кубиш, который присоединился к операции в последний момент, сыграет решающую роль при осуществлении покушения на Гейдриха.

Йозеф Габчик и Ян Кубиш дружили уже не первый год. 30-летний Габчик происходил из Словакии, после оккупации присоединился к чехословацким легионерам, участвовавшим в боях за Францию. Именно во Франции Габчик познакомился с на год моложе его Яном Кубишем.

Ян Кубіш

Ян Кубиш. ИСТОЧНИК: MISTAPAMETINARODA.CZ

После поражения Франции оба солдата были эвакуированы в Великобританию. Именно этим двум мужчинам доверили рискованную и важнейшую миссию - ликвидацию Рейнхарда Гейдриха.

Отсрочка операции позволила провести дополнительные инструктажи - прежде всего по обращению со взрывчатыми веществами и метанием гранат. В начале ноября пути британских инструкторов и чехословацких диверсантов окончательно разошлись. Кубиш и Габчик переехали в имение Белассис Хаус у города Доркинг.

Здесь находилась специальная тайная база чехословацких парашютистов, где кроме “антропоидов” ожидали вылета и другие группы - Silver A и Silver B. Две последние группы имели собственную задачу, прежде всего установление связи чехословацкого подполья с Лондоном.

Silver A состоял из руководителя группы лейтенанта Адьфреда Бартош, Йозефа Валчика и Иржиго Потучека. Silver B была запасной, на случай неудачи группы Silver A. После нескольких неудачных попыток высадки из-за погодных условий, было принято решение об одновременном совместном вылете всех трех групп в составе семи парашютистов.

Ночью на 29 декабря 1941 года, команды Anthropoid, Silver A и Silver В в составе семи подготовленных чехословацкий диверсантов и экипажа взошли на борт самолета Handley Page Halifax, который был частью RAF - Королевских Воздушных Сил.

Полет не был спокойным - дважды Halifax оказывался под обстрелом как вражеских самолетов, так и противовоздушных систем. Однако парашютистам удалось пересечь границу оккупированной Чехословакии. В 02.24 по британскому времени в кабине самолета прозвучало "Action Station! Go!" и Йозеф Габчик, а вслед за ним и Ян Кубиш, выпрыгнули из самолета. Через несколько минут последовали и группы Silver A и Silver B.

Плзень-Прага

- "Здравствуйте, я возвращаюсь с работы в Рейхе, но по дороге заблудился, Вы не подскажете, где я нахожусь и как добраться до Плзень?"

Ян Кубиш постучал в дверь дома священника. Напротив него стоял местный настоятель церкви Франтишек Самек. Замысел Кубиша был рискованным - страна была под оккупацией и в условиях объявленного военного положения, поэтому стучать в первые попавшиеся двери было опасным делом, но парашютисты должны были сориентироваться на местности.

- "До Плзень? Может, в Прагу?"

Священник объяснил Яну, что они находятся в городе Негвизды, что в нескольких километрах к востоку от Праги. Для Кубиша это была шоковая информация, оказалось, что самолет сбился с ориентиров и высадил парашютистов в сотне километров от города назначения.

Контактные адреса, связисты и дальнейший план действий парашютистов был связан с городом Пльзень, Прага была лишь следующим местом назначения. Кроме этого, приземление не прошло гладко - Йозеф Габчик серьезно поранил ногу, поэтому оставался в лесу, пока его товарищ пытался сориентироваться, что делать дальше.

Антропоидам повезло. Священник, несмотря на очевидно подозрительную ситуацию, не сдал их гестапо. Парашютисты спрятали оружие, приемник и парашюты в фермерской будке в поле и отправились в город Рокицаны, в направлении Плзень.

В этом городке они нашли дом, где жил Вацлав Стеглик, участник подполья, и пароль "Передаем привет от Градецкого!" открыл перед парашютистами двери его дома. Здесь Габчик получил медицинскую помощь и оба военные из команды антропоидов провели свои первую ночь в оккупированной Чехословакии.

Сеть невероятных людей

Последующие месяцы для парашютистов проходили в круговороте временных помещений, законспирированных встреч и сбора информации. Некоторое время Йозеф Габчик оставался в городе Плзень, где залечивал раненую ногу, Ян Кубиш тем временем отправился в Прагу.

Важным контактом для антропоидов стало знакомство с Яном Зеленкой-Гайским, который был одной из ключевых фигур подполья, организованного в Праге местным «Соколом». Репрессии против "Сокола", убийство по приказу Гейдриха его председателя Ф. Пехачека, придавало личных мотивов для мести.

В "Соколе" организовали ударную группу под кодовым названием "Индра", которую возглавлял Зеленка-Гайский. Организация стремилась к мести и готовила диверсии. Поэтому высадка антропоидов стала для них словно подарком с неба. Зеленка-Гайский долгое время оставался единственным, кто знал точную цель высадки парашютистов, и всячески способствовал им в осуществлении запланированного задания.

Он ввел молодых людей в подпольную сеть и организовывал для них всестороннюю помощь. Таким образом к операции антропоидов были привлечены десятки и даже сотни чехословацких семей. Местные прятали парашютистов, получали для них талоны на еду, готовили фальшивые документы, стирали одежду, обеспечивали медицинскую помощь.

Сотни людей рисковали собственной жизнью в условиях террора и военного положения, и ни один из них не сдал информацию о парашютистах гестапо. Чехословаки обеспечили Йозефу Габчику и Яну Кубишу максимально благоприятные условия (насколько это было возможно при данных обстоятельствах) для проведения спецоперации. В начале 1942 года антропоиды смогли заняться непосредственной подготовкой к выполнению своей миссии.

Кубиш с Габчиком рассматривали несколько вариантов проведения покушения: нападение в Рудольфинум (филармония в центре города), теракт во время передвижения на автомобиле и даже вполне невероятный - проникновение на Пражский Град и убийство Гейдриха прямо в сердце города. В конце концов, антропоиды принял решение использовать наиболее безопасный и натренированный способ - нападение на кортеж Гейдриха дороге на работу.

Сразу же возникла серьезная проблема - нехватка информации о передвижении и привычках обергруппенфюрера. Гейдрих достаточно часто ездил отчитываться в Берлин, его передвижение по городу не было регулярным, составить четкий план действий при таких условиях было крайне трудно. Однако парашютистам удалось найти ключевой контакт.

Ян Зеленка-Гайський

Ян Зеленка-Гайский. ИСТОЧНИК: MISTAPAMETINARODA.CZ

Зеленка-Гайский вспомнил, что его бывший ученик, Франтишек Шафарик работает в хозяйственном отделе Пражского Града. По словам Шафарика, он согласился помочь в проведении спецоперации и предоставить всю необходимую информацию о передвижении Гейдриха. Благодаря Шафарику удалась еще одна важная вещь - весной 1942 года Ян Кубиш побывал на Граде, где имел возможность лично осмотреть автомобиль рейхспротектора.

В течение нескольких месяцев Шафарик готовил отчеты для антропоидов и относил их на улицу Летенску, 526. Там он стучал в третье окно слева, из которого выглядывала молодая девушка и без лишних слов брала у Шафарика очередной отчет. Трое молодых женщин, которые участвовали в этом деле - Анна Малинова и сестры Мария и Людмила Соукуповы были впоследствии казнены нацистами.

В апреле 1942 года Гейдрих облюбовал для себя имение недалеко от Праги - Паненске Бржезаны. Оттуда он ездил на Град выполнять свою репрессивную функцию. Для изучения маршрута Ян Кубиш и Йозеф Габчик неоднократно ездили на "велопрогулки" из Праги в направлении имения обергруппенфюрера.

Иногда и встречали Гейдриха по дороге, непременно приветствуя вздёрнутой вверх правой рукой, как и положено добросовестным гражданам на территории Рейха и оккупированных территорий. Подробно изучив маршрут, антропоиды выбрали место для проведения покушения и стали ждать удобного случая.

Однако еще в конце марта произошло событие, ставшее судьбоносным для дальнейшего развития ситуации. Для проведения диверсионных операций в Чехословакию была отправлена еще одна группа парашютистов (это была уже седьмая операция высадки диверсантов) - Out Distance в составе Адольфа Опалки, Ивана Коларжика и Карела Чурды. Именно последний из перечисленных впоследствии сыграет главную роль в судьбах антропоидов.

Покушение

В среду утром 27 мая 1942 года в Праге была пасмурная погода. Двое молодых людей приехали в пражский район Либень. Свои велосипеды они оставили неподалеку трамвайной остановки по улице Кирхмаера. Трамвайная остановка находилась прямо на крутом повороте улиц, для высадки пассажиров здесь не было специальной площадки, люди выходили из трамваев сразу на тротуар.

Один из молодых людей был в шляпе и держал в руках небольшой портфель. Второй положил шляпу на велосипед. Это был Йозеф Габчик - под плащом, наброшенным на правую руку, солдат держал автомат Sten. В портфеле его напарника Яна Кубиша было несколько гранат, изготовленных еще в Британии. Молодые люди не привлекали к себе внимания. Могло сложиться впечатление, что молодые люди просто ждут трамвай.

Однако они знали, что утром по этой дороге будет ехать Гейдрих, и именно его кортеж ожидали диверсанты. Место было выбрано идеально - на крутом повороте машина Гейдриха должна притормозить, расстояние от проезжающей машины до тротуара на повороте сужалась. Габчик с автоматом расположился ближе по маршруту кортежа, Кубиш с гранатами следовал несколько метров позади.

Рейхспротектор задерживался. Накануне он вместе с женой посетил концерт классической музыки во Валленштейнском дворце и домой вернулся позже обычного. Поэтому в среду 27 мая позволил себе поспать подольше. Гейдрих не любил кортежи, поэтому и в этот раз сел в автомобиль с номерными знаками SS-3 на переднее сиденье сам, за рулем был только водитель и охранник в одном лице - Иоганнес Кляйн.

Гейдрих самоуверенно пренебрегал средствами безопасности. В гестапо знали о высадке чехословацких парашютистов, хотя и не догадывались, какая именно у них цель и планы. Поэтому меры безопасности были усилены, в том числе и в имении Гейдриха.

Ирония судьбы, что именно рейхспротектор недавно выдал обязательные к исполнению приказы об "обеспечении личной безопасности выдающихся личностей Рейха". Сам же он проигнорировал собственный приказ и утром выехал на работу в обычном автомобиле в сопровождении лишь водителя-охранника.

Около 10.30 мерседес Гейдриха появился в поле зрения Йозефа Габчика. Между тем, на перекрестке, где ждали агенты-антропоиды, сложилась нетипичная ситуация - с обеих сторон съехались два трамвая. Автомобиль с Гейдрихом на переднем сиденье двигался прямо за трамваем, который вот-вот должен был остановиться на остановке.

Конечно, рейхспротектор не собирался ждать, пока пассажиры выйдут из общественного транспорта, поэтому прямо на повороте Кляйн решил объехать трамвай слева, вопреки дорожным правилам. В это же мгновение навстречу машине начал двигаться трамвай № 14, что могло вызвать аварийную ситуацию.

Перехрестя, на якому відбувся атентат, реконструкція події. Фото з документації гестапо

Перекресток, на котором состоялось покушение, реконструкция события. Фото из документации гестапо. ИСТОЧНИК: MISTAPAMETINARODA.CZ

Кляйн нажал на газ, чтобы проскочить между трамваями, таким образом проезжая поворот на гораздо более высокой скорости, чем обычно. Казалось, что автомобиль Гейдриха на скорости проскочит поворот и продолжит привычный маршрут. По стечению обстоятельств, из-за угла появился еще один трамвай №3, и на этот раз почти проехав перекресток, Кляйн должен был затормозить, чтобы избежать столкновения.

Все эти маневры продолжались лишь несколько секунд, однако автомобиль двигался быстрее, чем рассчитывали Кубиш с Габчиком, и когда мерседес выглянул из-за трамвая, он уже объехал Габчика и начинал удаляться от Кубиша. Антропоид мгновенно сориентировался. Йозеф Габчик отбросил плащ и подпрыгнул к автомобилю. Расстояние между автоматным дулом и лицом Гейдриха была едва полтора метра.

Габчик нажал курок - раз, второй, третий. Выстрел не прозвучал. Автомат дал сбой. Водитель заметил стрелка и крикнул "Внимание! Нападение!". Реакция Гейдриха была абсурдной - вместо того, что бежать с места нападения, он скомандовал остановиться. Кляйн послушался и ударил по тормозам. В это же мгновение Ян Кубиш вытащил гранату из портфеля и бросил ее в машину.

Несмотря на то, что результаты Яна Кубиша в метании гранат не были лучшими, на этот раз он попал. Раздался взрыв. Машина прокатилась по инерции несколько метров и остановилась сразу за перекрестком. Бомба попала в правое заднее крыло машины.

Оба агента-антропоида бросились бежать. Габчик отбросил автомат и взял в руки пистолет. Он не смог добраться до своего велосипеда, поэтому бросился бежать. Ян Кубиш оставил на месте портфель, в котором была вторая бомба, запрыгнул на велосипед неподалеку и закрутил педалями. Осколок от бомбы ранил лицо, из раны сильно текла кровь, но сейчас Кубиш на это не обращал внимания.

Между тем в уничтоженном автомобили также не теряли времени. Кляйн, несмотря на логику, бросился догонять Габчика, оставив Гейдриха самого в автомобиле. Сам Гейдрих тоже не сидел сложа руки - он вышел из поврежденного автомобиля и сделал несколько выстрелов в сторону преследуемых.

Лишь через мгновение рейхспротектор осознал, что ранен, резкая боль в спине заставил его вернуться к машине. Люди, успевшие собраться вокруг, остановили проезжающую машину, которая и отвезла обергруппенфюрера в больницу.  

Автомобіль Гейдріха після вибуху

Автомобиль Гейдриха после взрыва. ИСТОЧНИК: RADIOZURNAL.ROZHLAS.CZ

Иоганнес Кляйн преследовал Габчика пражскими улицами. Капитан бросился в сторону улицы Колинской (ныне улица Йозефа Габчика). В одной из следующих улиц Габчик заметил небольшой продуктовый магазин. Он решил, что сможет через него пройти и уйти от преследования задним входом.

Однако владелец магазина, увидев ротмистра, выпрыгнул на улицу и указал Кляйну, где скрывается беглец. Как только охранник Гейдриха приблизился к магазину, прозвучало несколько выстрелов. Габчик попал в ногу Кляйна и бросился из магазина. Ему удалось бежать.

На эту тему: Как холокост стал «Холокостом»

В то же время Ян Кубиш энергично крутил педали своего велосипеда, направляясь в другой конец Праги. С лица текла кровь, оставляя следы и на велосипеде. По дороге он столкнулся со случайной прохожей, которая в тот же вечер обратилась в гестапо и самостоятельно предоставила все показания о передвижении Яна Кубиша.

Благодаря этим и другим свидетельствам, полиции быстро удалось восстановить маршрут одного из антропоидов, а также установить, что окровавленный велосипед Кубиш оставил возле магазина Бате на углу улиц Славатовой и Приматорской. Также гестапо узнало, что через несколько минут велосипед со следами крови оттуда забрала четырнадцатилетняя девочка.

Этой девушкой была Индржишка Новакова, дочь Вацлава и Марии Новаковых. Именно к их дому сразу после покушения направлялся Ян Кубиш. Семья предоставила ему медицинскую помощь, новую одежду и дала возможность помыться от крови.

Їндржішка Новакова

Индржишка Новакова. ИСТОЧНИК: TELEVIZESEZNAM.CZ

Их четырнадцатилетняя дочь убрала с глаз разительное доказательство - окровавленный взрослый велосипед, самостоятельно отведя его в безопасное место. Девушку с велосипедом остановили двое соседей, начав выспрашивать, почему маленькая девчонка ведет окровавленный взрослый велосипед. Она ответила, что это велосипед ее отца, который поранился на работе и попросил дочь отвести его домой. Женщины сразу же передали эту информацию полиции.

Четырнадцатилетняя Индржишка Новакова могла стать ключом к быстрому обнаружению антропоидов. Уже в первые дни после покушения нацисты задержали более двухсот девушек ее возраста - в местном кинотеатре гестапо устроило опознание.

Сотни девушек 13-15 лет вели взрослый велосипед, а свидетели проводили опознание. Среди девушек была задержана и Индржишка Новакова. Она тоже вела велосипед на сцене кинотеатра. Однако под пристальным наблюдением гестаповцев ничем не выдала себя - свидетели ее не узнали. Между тем Яну Кубишу, так же как и Йозефу Габчику, удалось скрыться.

Террор

Атентат на Рейнгарда Гейдриха вызвал ярость нацистских оккупантов. Пока же рейхспротектора оперировали в пражской больнице, местный нацистский секретарь и вторая потенциальная жертва чехословацких агентов К. Г. Франк связался с Гитлером для уточнения дальнейших действий.

Фюрер лично одобрил план мероприятий, предложенных Франко. Он предусматривал принятие всех возможных мер для обнаружения "преступников". Вознаграждение за информацию о чехословацких агентах достигло астрономической суммы в 10 млн крон.

В отместку предусматривался арест десяти тысяч чехословаков и казнь любого, кто "вызвал сомнения" - как на воле, так и в концлагерях. В протекторате ввели гражданское чрезвычайное положение, в Праге остановился общественный транспорт, город перекрыли. Из громкоговорителей зловещие голоса постоянно повторяли:

"Кто прячет или оказывает помощь лицам, совершившим покушение, или имеет информацию о них и не предоставит ее полиции, будет расстрелян вместе со всей своей семьей».

 

Обыски и аресты начались в тот же вечер, 27 мая 1942 года. Операция стала неслыханной демонстрацией силы - было привлечено более 4,5 тысячи гестаповцев, 2,4 тысячи членов Вермахта, полиции и даже Люфтваффе. В первый вечер был арестован 541 человек, однако парашютистов среди них не оказалось.

Той же ночью нацистское руководство издало приказ, согласно которому должны быть осмотрены все общежития, гостиницы, проверены документы всех гостей. Прагу заклеили багровыми плакатами с информацией о вознаграждении в 10 млн крон и угрозами смерти в случае сокрытия информации.

С 28 мая в протекторате возобновили работу временные чрезвычайные суды, которые выдавали смертные приговоры друг за другом. Власть Протектората выпустила новый приказ, согласно которому смертный приговор угрожал всем, кто "одобрял покушение на господина и.о. рейхспротектора или поддержал тех, кто его совершил".

По сути, это означало, что приговорить к смерти можно было любого за любое неудачно сказанное слово. И "суды" не замедлили сказаться. Только в течение первого месяца после покушения были казнены 1412 человек.

 

Наряду с массовыми репрессиями проходила и пропагандистская кампания. Целью было убедить мир, что покушение было совершено вопреки воле народа, который однозначно осуждает его, и не хочет ничего, кроме мирного существования под нацистским господством.

2 июня на центральной площади Праги собрали толпу более 60 000 человек, котрая  выслушала выступление полковника-коллаборанта Эмануэла Моравского с однозначным осуждением покушения. В то же время из громкоговорителей озвучивали списки казненных "предателей Рейха". В протекторате воцарилась гнетущая атмосфера кровавого террора.

Шли дни, репрессии продолжались, однако поиски не давали результатов. 4 июня Чехословакию всколыхнула новая весть - рейхспротектор Гейдрих после нескольких операций скончался в больнице. Несмотря на все старания лучших нацистских врачей заражение крови, вызванное ранением во время покушения, оборвало жизнь обергруппенфюрера.

На тот момент нацисты уже завершали "расследование" о возможном сотрудничестве жителей городка Лидице с парашютистами. Абсурдные обвинения местных жителей в содействии антропоидам не имели под собой никаких оснований. Однако оккупанты решили провести показательную операцию наказание чехословацкого народа.

В ночь с 9 на 10 июня городок окружили. Все 173 взрослые мужчины Лидице были расстреляны на месте, женщин отправили в концентрационные лагеря. 88 детей нацисты убили в газовых камерах.

Лидице стали переломным моментом как в Чехословакии, так и в мире. Грубость и беспочвенность нацистских убийств достигали апогея. Даже местные, которые предпочитали "сохранять нейтралитет" и каким-то образом сосуществовать с Рейхом, осознали безнадежность этого дела.

Меморіал містечка Лідіце

Мемориал городка Лидице. ИСТОЧНИК: LIDOVKY.CZ

По всему миру городки начали переименовываться в Лидице и начался сбор средств для восстановления разрушенного города. Даже западные политики, которые к вопросу восстановления Чехословакии после войны относились неоднозначно - после трагедии Лидице стали на сторону чехословацкого правительства в изгнании. Это преступление стало роковой ошибкой Рейха.

Шли недели. Ежедневно нацисты казнили десятки людей. Аресты и угрозы продолжались. Астрономические суммы вознаграждений пестрели на багровых плакатах по всей Чехословакии. Однако ничто не помогало. После покушения шла уже третья неделя, а всемогущее гестапо не имело никакого следа парашютистов. Антропоид будто сквозь землю провалился.  

Крипта

Православный храм Кирилла и Мефодия неподалеку от Карловой площади в центре города на улице Рессловой во время оккупации назывался именем святого Карла Боромейского. Сооружение было построено в первой половине 18 века, и принадлежало к одной из многих барочных жемчужин Праги. К церкови прилегали помещения священника и строения, выходившие на Карлову площадь - там нацисты организовали свой госпиталь.

Именно этот православный храм, а именно его подземная крипта служила убежищем для антропоидов и других парашютистов после покушения. С согласия главы чешской православной церкви Яна Сонневенда, местные священники Владимир Петржик, Вацлав Чикл, а также Карел Лоуда и Вацлав Орнест взяли на себя сверхопасную миссию - спрятать чехословацких агентов перед яростью нацистов.

Церква святого Карла Боромейського під час окупації

Церковь святого Карла Боромейского во время оккупации. ФОТО: GAMMA KEYSTONE

Уже 28 мая, на следующий после покушения, в храм прибыл парашютист Ярослав Шварц. Через день к нему присоединился Ян Кубиш, непосредственный исполнитель покушения. Затем последовали Йозеф Валчик из группы Silver A, Йозеф Бублик и Ян Грубый из группы Bioscop. На следующий день к товарищам присоединился Адольф Опалка, руководитель Out Distance. Последним в храме появился Йозеф Габчик, второй из пары Антропоид. Всего в крипте скрывались семь парашютистов.

Крипта была небольшим и холодным помещением, которое предназначалось для захоронения выдающихся священнослужителей. Обеспечение парашютистов всем необходимым было сложным делом, нужна было одежда, еда и врачебные услуги. Кроме священников, к этому делу вновь присоединилась целая группа людей из подполья, не испугавшихся господствовавшего террора.

Однако сами парашютисты ни находились непрерывно в подземелье - ночью молодые люди иногда выходили не только на поверхность храма, но и на улицу. Они узнавали новости и следили за развитием репрессий, которые следовали за покушением. В начале третьей недели пребывания в храме, Ян Кубиш даже встретился со своим младшим братом прямо в центре Праги.

Крипта храма, лето 1942 года. ИСТОЧНИК: VHU.CZ

Шли недели, но ничто не менялось. Парашютисты ожидали, когда ситуация хоть немного успокоится и планировали бежать в провинцию. Вечно сидеть в подземелье было невозможно.

Измена

Гестапо зашло в тупик. Несмотря на массовый террор и обещания астрономических вознаграждений, из сотен людей, которые так или иначе были связаны с операцией антропоидов, никто не вызвался и не сдал какую-либо информацию нацистам. В Берлине свирепствовал фюрер, однако все попытки гестаповцев отыскать следы парашютистов выглядели безнадежно.

В середине июня у гестапо возникла новая идея - объявить временную амнистию тем, кто прятал парашютистов. Нацисты изменили стратегию: кто предоставит информацию до 20.00 18 июня, будет амнистирован - ни источник, ни его семья не будут застрелены. Тем же, кто не подчинится, нацисты угрожали мгновенной расправой.

СМИ и городские громкоговорители продолжали нагнетать атмосферу: "Только 50 часов нас отделяет от всенародной катастрофы!", "Вопрос стоит о существовании чешского народа". Нацисты запустили слух, что в случае, если к установленному сроку не получат информации, они застрелят каждого десятого чеха. Наконец, психологическое давление и террор, которому подвергли целый народ, дал результат.

При этом, информация поступила из самого неожиданного места. Пока сотни обычных граждан, которые месяцами прятали и помогали диверсантам, молчали, измена пришла от одного из парашютистов - члена группы Out Distance Карела Чурды.

Карел Чурда перед чехословацьким судом.

Карел Чурда перед чехословацким судом

Сразу на следующий день после покушения на Гейдриха, Чурда поехал в городок Нове Глине, где скрывался у своей матери. Там он постепенно узнавал о репрессиях против рядовых граждан, а также узнал о задержании Олдржиха Пехала, командира еще одной группы чехословацких десантников Zinc.

Эта операция была неудачной - один из участников группы Арношт Микш застрелился во время преследования, второй - Вилиам Герик, сдался и начал сотрудничать с гестапо. Самого же руководителя группы лейтенанта Олдржиха Пехала гестапо сумело задержать.

Несколько дней лейтенанта грубо пытали, однако даже гестаповские методы не смогли выжать из парашютиста нужной нацистам информации. Гестапо не привыкло проигрывать, поэтому против Пехала был использован, пожалуй, самый жестокий метод пыток - 12 июня в его глазах расстреляли всю его семью.

Замученный лейтенант молчал. Олдржиха Пехала казнили в сентябре 1942 года в концентрационном лагере Маутхаузен.

Карел Чурда узнал об этой истории, и с ужасом представлял себя на месте Пехала. Наконец, Чурда психологически сломался. 13 июня он отправил анонимное письмо с информацией о группе Антропоид. Ответа не последовало. Поэтому уже через три дня Карел Чурда поехал в Прагу, аж в главное здание гестапо на нынешней улице Политических заключенных в центре города.

Ротный Чурда не знал точного местонахождения антропоидов, однако как один из парашютистов, был привлечен к законспирированной сети. Чурда сдал всех. Десятки имен и адресов семей, которые хотя бы косвенно были связаны с операцией антропоидов; всех, кто каким-либо образом помогали или хотя бы некоторое время прятали кого-то из парашютистов - в Праге, Пльзене или Пардубицах.

Главное, Чурда знал настоящие имена парашютистов. В тот же день прошли массовые аресты. В родном городке Яна Кубиша арестовали не только его семью, но и всех, кто был его однофамильцем. Утром следующего дня группы гестапо врывались в помещение всех семей, которые назвал Карел Чурда.

Зеленка-Гайский, ключевая фигура подпольной сети, успел принять капсулу с цианидом. Такая же участь постигла и Марию Моравцову, в чьей семье дольше прочих скрывались Ян Кубиш и Йозеф Габчик. Однако гестапо удалось схватить ее младшего сына.

Марія Моравцова з синами

Мария Моравцова с сыновьями. ИСТОЧНИК: DVOJKA.IROZHLAS.CZ

Семья Моравцев хорошо знала парашютистов, и знала, где именно они скрываются. Знал это и младший сын - Властимил Моравец. Допросы с привычными методами гестапо продолжались целый день. Существуют свидетельства, что юноша сломался только тогда, когда на стол перед ним положили отрезанную голову его матери. Теперь гестапо знало главное - храм святого Карла Боромейского. Там скрывается Антропоид.

Последний бой

На рассвете 18 июня 1942 года в центре Праги было людно. С набережной Влтавы в направлении улицы Рессловой шли отряды CC. Вскоре храм святого Карла Боромейского был взят в двойное кольцо. Всего в спецоперации принимали участие 757 эсэсовцев, 17 офицеров и около сотни гестаповцев.

На крышах и в окнах близлежащих домов располагались пулеметчики. Начало операции было запланировано на 4.15 утра. Незадолго до этого были арестованы священники храма, которые должны были служить живыми щитами для нацистов. В самой церкви, без сомнения, не могли не заметить движения извне.

В ту ночь трое парашютистов несли стражу на поверхности - Адольф Опалка, Ян Кубиш и Вацлав Бублик. Четверо других находились в крипте. С небольшой задержкой, в 4.25 первая группа CC ворвалась в церковь через смежное помещение священника. Трое защитников находились на эмпоре, открытой галерее наверху храма. Практически сразу началась перестрелка.

Aдольф Опалка

Aдольф Опалка. ИСТОЧНИК: KAMPOCESKU.CZ

Услышав звуки выстрелов в церкви, автоматчики извне открыли огонь по окнам храма, однако за несколько минут были вынуждены остановиться, ведь такие выстрелы представляли опасность для самых нацистов. Первая волна нападения на церковь была неудачной: использовав момент неожиданности, парашютисты умело отстреливались.

Между тем на улице произошла ссора между командиром Ваффен-СС Карлом фон Треунфельдом и шефом пражского гестапо Гансом-Ульрихом Гешке, которые никак не могли определиться, кто, собственно, руководит операцией.

Однако эти недоразумения в рядах противника не могли изменить безнадежного положения чехословацких парашютистов. Семеро смельчаков, без каких-либо альтернативных выходов, были окружены несколькими сотнями до зубов вооруженных нацистов. В то же время, легко сдаваться диверсанты не собирались.

После короткого смятения в церковь вернулась группа из десяти добровольцев СС. Сразу же началась стрельба. В галерею полетели гранаты, парашютисты сбрасывали собственные бомбы вниз - группа Антропоид была обеспечена разной взрывчаткой для проведения покушения, и теперь использовала бомбы, заготовленные для Гейдриха.

Неравный бой длился долгих два часа, однако его результат был заранее определен. Первым ранили Адольфа Опалку, который защищал вход на хоры. От взрыва гранаты ему раздробило ключицу. Осознав, что дальнейшее сопротивление невозможно, Адольф Опалка проглотил капсулу с ядом и приложил пистолет к виску.

После проникновения на хоры задача атакующих значительно упростилась. Теперь они зажимали Кубиша и Бублика прямо на галерее. В ход пошли гранаты, которыми засыпали парашютистов. Одна упала неподалеку от ротмистра Йозефа Бублика. Получив ранения, Бублик последовал примеру своего командира и выстрелил себе в висок.

Единственным, кто не совершил самоубийство, был именно Ян Кубиш - он был смертельно ранен последующим взрывом гранаты и потерял сознание. Кубиш, непосредственный исполнитель покушения на Гейдриха, умер через несколько часов в больнице, не приходя в сознание.

После завладения галереей и поверхностью храма, эсэсовцы могли спускаться в подземелье. От замученного священника нацисты узнали, что там находится еще четверо парашютистов. Приказ звучал однозначно - взять диверсантов живыми.

Это оказалось не таким простым делом. После того, как эсэсовцы нашли плиту, которая скрывала вход в подземелье, парашютисты открыли отчаянный огонь. Трижды (и с помощью священника) их призывали сдаться. Из подземелья звучало бескомпромиссное "Никогда! Чехи не сдаются!".

Проникнуть в крипту из-за перекрестного огня чехословаков было нереально. Однако нацисты видели и альтернативный выход - снаружи храма было плоское окошко, которое служило для проветривания крипты. Пулеметный огонь сосредоточили на нем, однако отверстие было слишком узким. Проникнуть через него внутрь было невозможно - защитники легко защищали окошко.

Тогда гестапо вызвало на место происшествия местных пожарных. На часах было 6.41 утра, бои в церкви продолжались уже третий час. На окошко крипты навели осветители, которые мгновенно были расстреляны парашютистами. Подземелье забрасывали дымовыми шашками, которые сразу же летели в обратном направлении.

Пожежники затоплюють крипту, в якій знаходяться парашутисти

Пожарные затапливают крипту, в которой находятся парашютисты. ИСТОЧНИК: DABPRAHA.ROZHLAS.CZ

Наконец, нападавшие решили просто затопить подземелье. С этой целью в окошко направили пожарные шланги и подали воду. В то же время, эсэсовцы искали другой вход в подземелье, который, наконец, нашелся. Плита, которая его загораживала, была в течение нескольких минут уничтожена с помощью взрывчатки.

Таким образом нацисты открыли еще один путь в крипту, который уже невозможно было защищать. Надежды не осталось. Около половины 11 часов утра, после почти шестичасового сопротивления, в крипте храма святого Карла Боромейского один за другим раздалось четыре выстрела. Йозеф Валчик, Ярослав Шварц, Йозеф Габчик и Ян Грубый последние пули в своих пистолетах оставили для себя.   

***

Чехословакия была освобождена от оккупации весной 1945 года. Мало кто из причастных к операции антропоидов дожил до этих дней. Все парашютисты погибли во время боя в церкви святого Карла Боромейского. Подполье было практически разгромлено благодаря показаниям Карела Чурды.

Сліди від кулеметних куль біля віконця крипти збережені до сьогодні

Следы от пулеметных пуль у окошка крипты сохранены до сих пор. ИСТОЧНИК: VHU.CZ

На эту тему: Восстание в Собиборе: последний участник умер в Израиле

Тех, кого не казнили сразу, обычно ожидали концентрационные лагеря и газовые камеры или повешение. Всех священнослужителей из храма святого Карла Боромейского расстреляли в сентябре 1942 года. В том же месяце оккупационная власть полностью запретила православную церковь.

Сам парашютист Карел Чурда активно сотрудничал с гестапо и в последующие годы принимал участие в провокациях против чехословацких патриотов, сдавая их впоследствии нацистским оккупантам. После освобождения Чехословакии Чурда был приговорен к смертной казни и казнен через повешение в пражской тюрьме Панкрац в 1947 году.

Еще в 1941-42 годах в чехословацком подполье существовали споры о целесообразности покушения. Ведь дальнейшие репрессии были неизбежны, хотя и мало кто мог себе представить масштаб нацистской жестокости. Однако чехословацкое руководство приняло именно такое решение, так же как и приняло ответственность за него.

Меморіал парашутистів в крипті храму Кирила та Мефодія

Мемориал парашютистов в крипте храма Кирилла и Мефодия. ИСТОЧНИК: VHU.CZ

Операция Антропоид и последовавшие репрессии окончательно легитимировали право Чехословакии на послевоенное восстановление. Страна, которая у многих западных политиков ассоциировалась едва ли не со слабодушием из-за событий 1938-1939 годов, после Антропоида стала символом неповиновения оккупантам, каким бы безнадежным эта неповиновение не казалось.

А Ян Кубиш и Йозеф Габчик стали национальными героями, там же, как и сотни тех граждан, которые им, несмотря на все риски, помогали в осуществлении операции Антропоид.

Радомир Мокрик, историк; Институт восточновропейских студий, Карлов университет (Прага, Чешская Республика);  опубликовано в издании  Історична правда

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

19:20
Дослідження в Іспанії показує, що епідемія COVID-19 не створила там колективного імунітету
18:26
Зеленський вручив державні нагороди артистам з порушеннями карантирнних вимог
17:35
Рада прийняла закон, який дає змогу через рік почати дерибан цінних земель
16:28
В КСУ почався суд над українською мовою по поданню українофобів
15:56
Нова міністр енергетики вірить в гороскопи, та підбирає кадри "за інтуїцією бо народжена під знаком Риб"
14:33
Хроніка ООС на 7 липня: поранення зазнав один український військовий
13:24
На фермах Финляндии все еще работает мало финнов – "Украинцы делают все в два раза быстрее"
12:20
Конфлікт інтересів у справі судді Вовка: у Вищій раді правосуддя кажуть, що «незалежні»
11:25
Як подорожувати за кордон під час пандемії - рекомендації МЗС
10:36
Загрози вторгнення РФ не спостерігається, але слід готуватися - Наєв

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com