Первые жертвы спецоперации. Из кого и как власть фабрикует «организаторов беспорядков»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Из кого и как власть фабрикует «организаторов беспорядков»

 «А потом „Беркут“ с ними фотографировался, как охотники с животными. Ставили на них ноги, позировали...» Штурм Администрации Президента инкриминируют пяти ребятам, случайно оказавшихся не в то время и не в том месте... Им грозит от 5 до 8 лет тюрьмы.

На фото: Воскресенье. Вечер. Банковая... / Фото Рейтер

23-летний Николай Лазаревский, учится на архитектора-дизайнера. Юрий Болотов — экс-директор «Океана Эльзы», отец двоих детей. 32-летний Александр Остащенко — инженер, отец малышки. 31-летний Сергей Нужненко из Кировограда. Валерий Гарагуц — известный днепропетровский журналист и общественный деятель, основатель днепропетровской газеты «ЛИЦА». Между собой эти люди не знакомы.

Но есть кое-что, что их объединяет. Каждый из них 1 декабря пришел на Майдан, случайно попал на Банковскую — в эпицентр столкновения между «Беркутом» и радикально настроенными протестующими, — и сейчас все они находятся в больнице и под арестом. Им инкриминируют статью 294 Уголовного кодекса Украины, часть первую — «Массовые беспорядки».

Сегодня в Шевченковском райсуде (ул. Смирнова-Ласточкина, 10 ) состоялся суд, на котором определили меры для задержанных. Всего, по словам адвокатов задержанных, им хотели инкриминировать именно организацию массовых беспорядков. Но потом решили — что они все-таки участники. В Интернете есть видео, где четко видно, как «Беркут» беспощадно бьет Александра Остащенко, и видео, где бьют Николая Лазаревского, и они не оказывают сопротивления.

«Я хотела до него дотронуться, но его сразу от меня оттолкнули и повели»

Накануне суда мы приехали в Городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи, где в отделе токсикологии удерживают всю пятерку задержанных. В темных грязных коридорах нет даже стульев. Родственники и друзья пострадавших ходят по пустым коридорам, стоят, опершись на облезлые стены, или сидят на полу. Некоторые из них здесь уже целые сутки — не спали, не ели.

За это время ни одному из них не позволили увидеться или поговорить с задержанными родными. В коридоре тихо. У металлических дверей, ведущих в спецпалату, которую родственники успели окрестить «больничной тюрьмой», стоят двое милиционеров. Еще несколько — внутри, за дверью.

Видимо, караулят, чтобы жестоко избитые люди, с поломанными руками, разбитыми головами внезапно не убежали. Спрашивают, кто мы и почему пришли. Через несколько минут в коридор подтягивается еще один милиционер с резиновой дубинкой на поясе. За металлическими дверями работают следователи и адвокаты — много часов подряд.

У каждого, кто стоит в коридоре, своя история о том, как они искали своего мужа, парня, сына... Как обзванивали больницы и райотделы, всех знакомых и друзей, как просматривали десятки видео в Интернете в надежде увидеть, что произошло с ребятами и куда они исчезли, как возвращались на Банковую — искали, спрашивали, плакали. Связь с пострадавшими прервалась в 16.00. Позвонить родным они смогли только после 22.00. Все это время не знали, где они и что с ними.

Яна Степанова — невеста 23-летнего Николая Лазаревского, который был жестоко избит «Беркуом» в воскресенье 1 декабря на Банковой. Девушка плачет, рассказывая, что ему инкриминируют организацию массовых беспорядков, и показывает видео, на котором видно, как парня беспощадно бьют бойцы

Яна Степанова — невеста 23-летнего Николая Лазаревского, который был жестоко избит «Беркуом» в воскресенье 1 декабря на Банковой. Девушка плачет, рассказывая, что ему инкриминируют организацию массовых беспорядков, и показывает видео, на котором видно, как парня беспощадно бьют бойцы

«Саша мне позвонил в 22.11 уже из больницы, с чужого мобильного. Все это время с ним отсутствовала связь. Сказал буквально несколько слов, потому что не мог больше говорить. Я сразу нашла номер больницы, и мне подтвердили, что он действительно здесь. Затем Саша мне позвонил в 5.52 утра с телефона адвоката. До этого никто мне ничего не сообщал. Я чуть не сошла с ума. Меня к нему не пускают, звонить запрещено.

Я написала записку, но ее тоже вернули мне, потому что запрещено», — рассказывает Марина Остащенко, жена задержанного Александра Остащенко. Женщина смогла увидеть мужа только раз, и то случайно, — когда его вели на процедуры. Он был в наручниках и в окружении конвоя. Подойти к нему не позволили. У Саши сотрясение мозга, сломаны два пальца на руке, гематомы, повреждена грудная клетка... «Я хотела к нему прикоснуться, но его сразу от меня оттолкнули и повели», — говорит Марина.

Здесь же, рядом с Мариной, стоит Олег Карин — друг Саши, с которым они вместе были на Банковой. Однако Олегу удалось уйти от «Беркута», а вот Саше... «Мы встретились на Майдане и пошли на Банковую. Гулять. Людей было множество. Мы не принимали участия ни в чем, только смотрели.

Видели, как организованная группа людей с дубинками запасается камнями: одни выламывают его из брусчатки, другие подбегают и берут, а третьи бросают и призывают других людей делать так же. Мы стояли в стороне. Затем со стороны „Беркута“ полетели шумовые гранаты, взрывпакеты и пошел слезоточивый газ. Несколько раз мы с Сашей „поймали“ газ аж до слез. Там был скверик небольшой, и мы туда спрятались — из него все видно, но газ не доходит и мы на безопасном расстоянии. Мы не были в зоне опасности и не были на баррикадах.

Мы были где-то в метрах 80-100 от „Беркута“. Море было провокаторов в масках, они скапливались и поощряли людей нападать на „Беркут“ и милицию. Потом начались эти взрывы, и толпа поредела. И тут „Беркут“ начинает штурм, вся толпа начинает бежать, и я вижу, что Сашу оттесняют, он остается в скверике. В 16.52 он меня набирает и говорит, что стоит в скверике и смотрит в спину „Беркута“. „Нас не трогают“, — говорит он мне.

После того связь с Сашей исчез. Я ходил в этот скверик, но Саши там уже не было. Я пошел к помощнику Порошенко, сказал, что здесь человек пропал, дал все данные, они обещали помочь. Я пошел к „Беркуту“, вышел какой-то полковник и сказал: „У нас вообще нет гражданских лиц“. Я ходил туда-сюда, общался со всеми. Еще раз подходил к спецподразделению, спрашивал, не задерживали ли здесь гражданских. Пошел в Печерский райотдел на Московской, 30. Они ответили, что с Майдана у них никого вообще не было...», — рассказывает Олег.

Марина Остащенко — жена одного из задержанных и избитых бойцами парней — Александра Остащенок — рассказывает, что со времени, когда в последний раз говорила с мужем в воскресенье, не имела возможности поговорить с ним даже в суде. Не разрешили ей даже передать короткую записку мужу...

Марина Остащенко — жена одного из задержанных и избитых бойцами парней — Александра Остащенок — рассказывает, что со времени, когда в последний раз говорила с мужем в воскресенье, не имела возможности поговорить с ним даже в суде. Не разрешили ей даже передать короткую записку мужу...

Пострадавших доставили в больницу в 20.20 — так записано в регистратуре. К тому же они несколько часов пролежали вниз лицом на асфальте. «Интересно, что следователи хотели эту временную дистанцию сократить, но адвокаты зафиксировали все раньше», — добавляет Олег.

«Когда мы сюда пришли, перед нами закрыли дверь и ничего не сказали»

«Я пошла на работу, а Коля пошел на Майдан. Мы договорились встретиться после 16.00. Я позвонила ему еще раз, когда услышала, что на Банковой беспорядки. Он был там, сказал, что просто смотрит. Потом сказал, что они уже оттуда ушли, потому что начались какие-то жесткие беспорядки. Последний раз я с ним говорила в 16.25. После этого я вышла на Майдан, звонила ему все время, но он просто не брал трубку.

Я подумала, что, может, он потерял телефон. Тогда я начала обзванивать всех знакомых, но безрезультатно. Мама моя в это время обзванивала все райотделы, больницы, но информации не было. Колин брат с друзьями ходили еще вечером на Банковую искать его, ходили к „Беркуту“, но там ничего не знали. И где-то в 22 часов он позвонил и сказал, что в больнице».

«Мы сразу приехали сюда, — рассказывает Яна Степанова, невеста 23-летнего Николая Лазаревского, одного из избитых и задержанных на Банковой в воскресенье. — Когда мы сюда пришли, перед нами закрыли двери и ничего не сказали. Затем врач сообщил, что у Коли сотрясение мозга, может, поломаны ребра, но еще точно ничего не известно».

«А потом „Беркут“ с ними фотографировался, как охотники с животными. Ставили на них ноги, позировали...»

Позже в больницу приехали адвокаты, но их не пускали к потерпевшим, хотя еще с 20.20 там уже работали следователи. Еще до появления адвокатов люди в штатском взяли понятыми бездомных людей. «Мы записали на видео одного из этих понятых, где он за пять гривен рассказывает, что не знает, под чем подписался», — говорит Олег. Родственники рассказывают, что адвокатов начали пускали только в 4 часа утра.

Один из пострадавших

Один из пострадавших

«Нашего адвоката оттолкнули от двери. Начали закрывать двери, адвокат успел поставить ногу — и дверь закрыли вместе с ней, прищемили ее. Приехал депутат от ВО „Свобода“ Игорь Янкив, его тоже не пускали, и он полтора часа тоже стоял под дверью», — говорит Яна.

Все это время родственники пересматривали в Интернете видео. Наконец увидели то, на котором «Беркут» жестоко избивает их родных. «Мы случайно нашли в Интернете видео, где видно, как Сашку бьют, и даже видно лицо этого спецназовца. Потом нашли еще одно видео, где видно, как бежит „Беркут“, а Саша поднимает руки и стоит. Его сразу же повалили на землю. Есть даже видео, где спецназовец подходит, толкает ногой Сашу, проверяя, жив ли он еще...», — говорит Олег.

«Я увидела видео, на котором четко видно, как бьют Колю (плачет). Он не двигался, лежал на земле, пытался закрываться руками. Когда „Беркут“ начал наступать, все побежали, а он споткнулся и упал — и все. Его сразу связали, потащили, начали бить. Били ногами по лицу... А потом „Беркут“ с ними фотографировался, как охотники с животными (плачет). Ставили ноги на них, позировали. Они взяли у него кошелек — на видео это видно. Если бы там случайно не остался журналист, который снимал скрытой камерой, мы бы никогда не узнали, что так может быть вообще», — это говорит Яна Степанова.

Адвокаты подали уже ряд ходатайств, ведь зафиксировали немало нарушений. «Подали ходатайство о не содержании под стражей. Потому что содержание под стражей — это крайняя мера предосторожности. В этом случае — это ерунда. Мы подали ходатайство следователю Козлову Роману Александровичу о том, чтобы была немедленно проведена медицинская экспертиза на факт избиения, заявление о совершении преступления — избиения, и на кражу мобильного телефона и очков», — рассказывает адвокат Александра Остащенко Олег Перетятко.

О нарушении говорит и юрист-волонтер Вадим Духнич, приехавший сюда помогать адвокатам: «Я увидел адвокатов, которые пытались отстоять свое право присутствовать на следственных действиях, которые уже совершались. Потому что в течение трех часов за закрытыми дверями находились следователи, работники правоохранительных органов, патрульная служба. Еще надо сказать о понятых. С виду это были люди, поднятые с асфальта, пьяные, которые объяснили за пять гривен, что их заставили это сделать, и они не знают вообще, что здесь происходит...»

Сейчас к этому делу приковано внимание общественных организаций, правозащитников, активистов Евромайдана. Важно, чтобы виновных — тех, кто жестоко избил ребят, — наказали, а самих ребят не привлекли к уголовной ответственности за действия, которых они не совершали. Нельзя, чтобы в Украине стал возможным сценарий, по которому наказали активистов Болотной площади в России...

Фото предоставлены автором.

Мария Семенченко, опубликовано в газете «День»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com