Пифагор, да не тот. Теорема тирании

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото: GettyImages

У многих эллинов были известные тезки. Самый известный из Пифагоров, скажем, был философом. Но был еще Пифагор - скульптор, Пифагор - флотоводец, Пифагор - кулачный боец. Однако первым из Пифагоров, упоминания о котором дошли до нашего времени, был ... тиран. Точнее, тираном он стал, потому тираническую власти завоевал, а не получил по наследству.

В отличие от современных украинцв, древние греки не имели фамилий.

У них, конечно, были выдающиеся семьи и даже династии (известна, скажем, фраза Фемистокла, который заявил одному из своих противников, что оба они принадлежат к славным родам, вот только у Фемистокла его род ним начинается, а у противника - завершается), но в быту обычно обходилась одними именами, иногда только упоминая отца или место рождения. Впрочем, придумыванием новых имен греки также не увлекались и называли детей обычно или в честь какого-то родственника, или же именем, которое уже было на слуху.

На єту тему: Как нашли легендарную Трою. Шлиман, город Гомера и «клад Приама»

Неудивительно, что у многих эллинов были известные тезки. Самый известный из Пифагоров, скажем, был философом. Но был еще Пифагор - скульптор, Пифагор - флотоводец, Пифагор - кулачный боец. Однако первым из Пифагоров, упоминания о котором дошли до нашего времени, был ... тиран. Точнее, тираном он стал, потому тираническую власти завоевал, а не получил по наследству.

GettyImages

Пифагор жил в Эфесе, большом греческом городе на восточном побережье Эгейского моря. Теперь это Турция. Впрочем, и в древности эти края были только колонизированы греками, которые покорили или вытеснили местные племена телохранителей. Возглавлял переселенцев сын легендарного царя Кодра Андрокл. И с тех пор Эфесом правили цари - потомки Андрокла.

Правда, с каждым новым поколением число царских родственников росло и постепенно они превратились в замкнутую аристократическую прослойку - настолько замкнутую, что все ее представители принадлежали к одному роду - Басилидов (в буквальном переводе - "царевичей"). Эфес в этом смысле не был исключением. В Коринфе, скажем, все аристократы принадлежали к роду Бакхиадов, а в Митилене - Пенфилидов. И в обоих городах знать в конце концов почувствовала себя достаточно сильной, чтобы вообще отменить царскую власть или ограничить полномочия царя чисто жреческими функциями. Так же произошло и в Эфесе. Мы, правда, не знаем подробностей, но уже во второй половине 7 века Басилиды управляли городом "коллективно".

Скорее всего смене режима способствовала внешняя угроза. Ведь в середине этого столетия города Западной Анатолии, в том числе и Эфес, пережили нашествие кочевников - киммерийцев во главе с легендарным предводителем Дугдамме, которого греки  на свой лад называли Лигдамисом. Нападение было неожиданным, устоял только "верхний город" - акрополь, а предместья, расположенные в низине и не имевшие надежной защиты, были сожжены захватчиками. Разрушили нападающие и главное святилище эфесцев, храм богини-матери, которую анатолийцы называли Кибелой, а греки отождествляли с Артемидой.

GettyImages

Очевидно, именно тогда царей и лишили власти - или, как это бывало в других греческих городах, обладатель погиб в бою, а преемников у него "не оказалось". Бразды правления окончательно взяли на себя Басилиды. Пока упоминания о нападении были свежи, убедить горожан объединяться вокруг аристократии было не трудно, потому что только она обладала навыками управления общественными делами в мирное время и военного командования во время войны. Да и для противостояния подвижным киммерийцам нужна была прежде всего конница, а на примере других греческих городов мы знаем, что воевать верхом или на колесницах, в те времена могла себе позволить только знать.

Другое дело, что со временем ощущение угрозы отступило, а на первый план вышли все недостатки аристократического управления. В конце концов, так происходило не только в Эфесе, и не только в Древней Греции. Замкнутая олигархия, лишенная сдержек и противовесов, всегда пытается использовать власть только для собственного обогащения и самоутверждения. Издевательства над простым людом, естественно, вызывает недовольство, способное перерасти в настоящее сопротивление. И вряд ли нас должно удивлять, что в Эфесе события происходили именно по этому сценарию.

Вот в это время на сцене и появился Пифагор. О его происхождении мы почти ничего не знаем, но очевидно, что к Басилидам он не принадлежал. Источники не сообщают, занимал ли он какую-то общественную должность (тираны в других городах обычно, использовали их как трамплин для захвата власти), но если они молчат, то, скорее всего, и весомой должности у Пифагора не было. Тем "чище" был его опыт. Ведь речь идет о завладении властью одной лишь "хитростью" - то есть обещаниями лучшей жизни.

Очевидно, Басилиды действительно успели так надоесть эфесцам, что они с готовностью поддержали узурпатора. Который использовал стремление горожан к правде и справедливости для получения себе тиранической власти.

GettyImages

Став тираном, правда, Пифагор не спешил воплощать свои обещания в жизнь. Так, он сразу же начал отбирать имущество и даже жизнь у своих противникив-аристократов, но простонародью от этого "перераспределения" доставались крохи. Очевидно, Пифагору казалось, что народ вполне может довольствоваться местью знати за предыдущие годы бедности и лжи. Не безосновательно, между прочим. Поэтому рядовые эфесцы тирана долгое время поддерживали, не напоминая ему об обещаниях.

Грабить благородных и богатых Пифагору, похоже, понравилось. В конце концов, он почти не встречал сопротивления. Аристократы хорошо понимали, какую ненависть они вызывают у простонародья и готовы были скорее покинуть город, чем втягиваться в борьбу с популярным среди людей тираном. Повиноваться воле узурпатора отказывались только жрецы. Но Пифагор относился к ним пренебрежительно, не останавливаясь перед убийством жертвенных животных прямо в храмах. Правда, когда дочь одного из аристократов обратилась за защитой в святилище, тиран не решился вывести ее из храма силой. Только установил у него круглосуточную охрану - и в конце концов добился, чтобы несчастная покончила с собой.

С чем Пифагор справиться не смог, так это с эпидемией, которая вскоре неожиданно поразила Эфес. И хотя мы догадываемся, что это скорее стечение обстоятельств, древние греки воспринимали подобные несчастья однозначно - как проявление гнева богов. Оставалось найти виновного. Понятно, что среди эфесцы хватало завистников, которые искренне радовались казням и конфискации имущества аристократов - на этом, собственно, и держалась тирания. Но даже завистники за врачебной помощью привыкли обращаться к жрецам. А те, безусловно, пользовались случаем для агитации против тирана.

Очевидно Пифагор и сам понял, что его популярность начала таять. И чем больше становилось жертв эпидемии, тем быстрее. Если тирану хватало ума и интуиции воспользоваться народным недовольством для получения власти, то почувствовать смену настроений эфесцев он должен был одним из первых. Понятно, что обуздать эпидемию Пифагор не мог (собственно, вряд ли это могли сделать и жрецы, однако они всегда могли объяснить это тем, что боги мстят тирану, и пока он у власти - любые молитвы бессильны), но ему нужно было бы хотя бы остановить противовластную пропаганду.

GettyImages

Договориться с эфесскими жрецами напрямую Пифагору, правда, не удалось. Пришлось искать посредника, которым в конце концов стало Дельфийское святилище. Устами провидицы-пифии жрецы фактически продиктовали тирану условия капитуляции. Он должен был покаяться, восстановить в городе все традиционные религиозные службы, очистить алтари от скверны и отстроить храмы. Это не значит, что Пифагор перед тем храмы разрушал, никаких сведений об этом не сохранилось. Но, скажем, святилище Кибелы-Артемиды стояло руиной еще со времени киммерийского нашествия. И именно его в угоду жрецам взялся восстанавливать Пифагор.

Правда, денег для грандиозного строительства у тирана не было. Конфискованное ранее у знати и храмов он успел потратить, все, кого еще можно было ограбить, уже покинули Эфес, запускать руку в храмовые сокровищницы ради храмового же строительства, означало нарушить только что заключенные договоренности с жрецами. Оставался один выход - обратиться к богатому соседу, лидийскому царю Алиатту. Тот действительно согласился. Впрочем, финансовой помощью дело не ограничилось. В конце концов, Пифагор даже женил своего сына Меланта на дочери соседа.

Все это позволило тирану сохранить свою власть и даже передать ее по наследству (неудивительно, ведь лишить Меланта власти означало теперь еще и поссориться с его тестем, лидийским властителем). Впрочем, и жречество теперь чувствовало себя комфортно, а вскоре в Эфес начали возвращаться и вынужденные мигранты - аристократы. Об обещаниях правды и справедливости больше не вспоминали, наоборот - Пифагора славили за возвращение привычной и стабильной жизни. Еще и за лидийские деньги.

GettyImages

А дальние последствия сделки, которая казалась Пифагору чрезвычайно выгодной, стали понятны уже после смерти тирана и его свояка. Уже когда власть над Эфесом унаследовал внук Пифагора Пиндар (между прочим, тезка знаменитого поэта), сын Алиатта Крез решил, что пришло время эфесцам "вернуть долг". Он объявил им, что город находится на исконной лидийской земле, а потому должен признать над собой власть царя и согласиться платить ему дань. Возмущенные греки отказались - и тогда Крез пошел против них войной и взял Эфес в осаду.

На эту тему: Гитлер и Вирек. Репортаж из места зла

Сил для сопротивления у города, со времен Пифагора привыкшего зависеть от царской помощи, было немного. Уже вскоре враги разрушили одну из оборонительных башен. В отчаянии Пиндар даже призвал горожан связать Эфес веревкой с отстроенным на лидийские деньги храмом Артемиды, намекая на то, что они находятся под защитой богини. Но Крез был неумолим. В конце концов, эфесцы были вынуждены согласиться платить царю дань, а тот "милостиво" согласился сохранить нетронутым городские строения.

GettyImages

Собственно, Крезу не было никакой нужды отменять выгодную ему тиранию. И когда эфесцы с позором выгнали из города Пиндара, царь даже заставил их признать власть пиндарова сына. В конце концов, чтобы окончательно лишить горожан воли к сопротивлению, лидийский властитель приказал им переселиться на лишенную защиты равнину - и покорные эфесцы выполнили этот приказ. Возможно поэтому о Пифагоре и его потомках горожане в дальнейшем предпочитали вспоминать как можно реже. А если и делали это - непременно проклинали "жестокость тирании", установленной на самом деле при их полной поддержке.

Алексей Мустафин,  опубликовано в издании  ESPRESO.tv


На эту тему:

 

 

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:13
7 березня в Україні похолоднішає, ввечері у північній частині місцями мокрий сніг
19:25
Конгресвумен Марсі Каптур критикує переслідування активістів в Україні та тиск на антикорупційні установи
18:15
Зеленський і Дуда співчувають у зв'язку з жертвами ДТП українського автобуса в Польщі
17:23
У Зеленського намагались заблокувати розслідування Bellingcat про зрив спецоперації з "вагнерівцями"
16:20
МОЗ оновило поділ на карантинні зони: Київ - у «помаранчевій» зоні
15:30
Хроніка ООС на 6 березня: поранення зазнав один український військовий
14:20
Валютні резерви НБУ в лютому знизилися на 1% - до $28,5 млрд
13:37
Лікарю, який хотів 5 тисяч доларів за групу інвалідності, пом’якшили обвинувачення і він відбувся штрафом
12:33
У ВООЗ виступили проти запланованих ЄС паспортів вакцинації
11:31
Поки США вводять санкції проти Коломойського, Венедіктова його "відмазує"

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]